Глава 55

Халуца из Кракова, вышедшая замуж за «испанского святого». – Ее сон и связанное с ним решение Бет-Дина. – Война против Баал-Шема из Вирмайзы.

Теперь стал Барух более основательно доискиваться ясности во всем этом. Ему хотелось больше знать о хассидизме, а также побольше – о противниках хассидизма, особенно же о р. Элияу-Баал-Шеме из Вирмайзы, основателе движения нистаров.

И Барух обнаружил поразительные вещи. Гаоны р. Аврам-Зеев из Бешенковича и р. Симха-Зелиг из Витебска были самыми яростными противниками как хассидизма, так и нистаров. Неприязнь к нистарим перешла к ним по наследству. У них был наказ р. Нахума, Паруша из Залкова, который в свою очередь имел наказ р. Шамай-Зунделя из Праги, сына цадика р. Пинхас-Зелига из Шпейера, преследовать нистаров. Р. Пинхас-Зелиг был личным противником р. Элияу-Баал-Шема.

Но кто же был этот р. Элияу-Баал-Шем? Барух был поражен, когда он подробно ознакомился с материалами о нем.

В 5261 или 5265 году (1501 или 1505 г.) прибыл в Краков испанский еврей по имени р. Иосеф-Юзпа. Он был крупным талмудистом и большим цадиком. Ему было тогда уже около пятидесяти лет. Весь Краков вскоре дознался, что этот испанский еврей является парушом; что он никогда не был женат и что он буквально не выходит за пределы «четырех локтей» алахи, сторонясь людей.

Так прошло около тридцати лет. В Кракове очень уважали этого цадика, и все думали, что так он уже проживет свой век. Оказалось, что это не так. В Кракове случилось нечто очень поразительное.

В те времена в Кракове пользовался известностью некий р. Леви, богатый купец, имевший дела с помещичьими усадьбами. Он был большим благотворителем. Его дом был всегда открыт для всех. У р. Леви был сын р. Иосеф, которого отец женил на дочери золотых дел мастера р. Авраама, известного своей большой Б-гобоязненностью.

После свадьбы начал р. Иосеф помогать своему отцу в его делах, и вскоре он стал «головой» всех его торговых дел. Р. Иосеф был не только хорошим коммерсантом, но и вообще большим умницей. Он знал несколько языков и был сведущ в делах мировой политики. Поэтому помещики и шляхтичи, с кем он и его отец имели дела, всегда охотно его принимали у себя. Они любили с ним беседовать о политике и других вопросах мирового значения. Когда человек знает языки, перед ним открыты все двери.

Увидав, каким почетом пользуется р. Иосеф в высших сферах, евреи начали прибегать к его помощи в качестве ходатая в различных случаях. И общество в целом, и частные лица всегда добивались при его посредстве различных услуг, а р. Иосеф никогда никому не отказывал в своей помощи.

Между тем разрослись торговые дела р. Иосефа. Ему часто приходилось надолго отлучаться из дому. Особенно много торговых дел у него было в Праге. Однажды, когда р. Иосеф со слугой были в пути, возвращаясь домой, напали на них разбойники и убили. Когда известие об этом дошло до Кракова, весь город был в трауре.

Р. Иосеф оставил вдову, у которой от него не было детей. Поэтому, согласно еврейскому закону, ей нужно было получить халицу от брата покойного мужа. В Кракове был старинный обычай совершать процедуру халицы очень церемонно. По окончании процедуры поднимался Бет-Дин и выражал от имени всех присутствующих пожелание получившей халицу вдове выйти вскоре вторично замуж и родить детей. Затем шамеш объявлял, что если среди присутствующих имеется претендент на руку вдовы, пусть подойдет к Бет-Дин у, чтобы получить его благословение.

В данном случае никто сразу не отозвался на приглашение шамеша жениться на вдове р. Иосефа. Но по прошествии почти полгода явился к Бет-Дину престарелый цадик р. Иосеф-Юзпа, или, как его звали в Кракове, «испанский святой», и заявил, что он готов жениться на получившей халицу вдове, если она согласится выйти за него замуж. При этом он добавил, что вообще-то он решил прожить свою жизнь неженатым. Но по причине, которую он открыть не может, он решил на склоне лет жениться.

Бет-Дин послал за вдовой. Когда она явилась перед Бет-Дином, еще не зная, зачем ее вызвали, она разрыдалась.

– Что Вы плачете? – спросили ее.

Она объяснила, что у нее на душе не спокойно. Есть у нее тайна, но она не уверена, что ее можно открыть Бет-Дину.

Бет-Дин пожелал, конечно, знать, о чем тут речь. Она на это сказала, что речь идет о сне, в котором ее покойный отец вот уже в пятый или шестой раз является к ней и требует от нее выполнить нечто...; она не решается открыть Бет-Дину, что именно, и не знает следует ли ей слушаться в этом отца или нет.

После краткого совещания, вынес Бет-Дин решение, чтобы вдова открыла свою тайну. Тогда вдова, обливаясь слезами, рассказала, что первый раз отец явился ей во сне одетый по-праздничному. Он положил свои руки на ее голову и благословил ее.

– А теперь поздравляю тебя традиционным «мазел-тов»,

– сказал он ей, – потому что решено, чтобы ты стала женой «испанского святого» р. Иосеф-Юзпы.

Проснувшись, – продолжала вдова, – я вся дрожала, но я приняла это за обычный, ничего не значащий сон. Не прошло и недели, как ее отец вновь явился ей во сне и опять наказал ей выйти замуж за цадика. И на этот раз она не приняла это всерьез Прошло еще некоторое время, и опять снится ей отец. На этот раз он говорил уже более строго. Он категорически приказал, чтобы она просила кого-нибудь переговорить об этом с р. Иосеф-Юзпой. При этом сказал ей отец, что таково решение Верховного судилища.

– Если ты выполнишь мой наказ, – продолжал отец, – ты будешь благословлена сыном от цадика, если же не выполнишь, – ты плохо кончишь.

Судьи с удивлением переглянулись. Они посовещались между собой и затем рассказали вдове о «случайном» приходе к ним самого р. Иосеф-Юзпы с предложением жениться на ней.

Теперь вдова уже сама убедилась, что это предначертание Небес, и она согласилась стать женой престарелого цадика. В Кракове было заведено, что свадьбу бездетной вдовы, совершившей процедуру халица, справляло общество. Так что и эту свадьбу праздновал город и на нее явилось все население города от мала до велика. Перед венцом все коаним города, одетые в талит и китель стали в два ряда, согласно обычаю, и пропуская между собою жениха и невесту, следующих к венцу, благословляли их поднятием рук вверх, как при молитвенном благословении.

Свадебный пир был также приготовлен в синагогальном дворе, куда каждый являлся со своей собственной едой.

Все в Кракове чувствовали, что это не обычное происшествие; что в этой свадьбе скрыты какие-то особые тайны.

После свадьбы р. Иосеф-Юзпы и вдовы начала краковская община больше внимания уделять нуждам этой супружеской пары. Пока р. Иосеф-Юзпа жил один, он довольствовался весьма малым; ему почти ничего не нужно было. Спал он в синагоге, а ел – хлеб с водой. Теперь ему нужно было подходящее жилье, а жене – приличное хозяйство.

На второй год женитьбы стал р. Иосеф-Юзпа отцом сына, названного Элияу, по имени пророка Элияу. Едва ребенку исполнилось два года, отец начал его обучать Торе. Р. Иосеф-Юзпа не хотел полагаться на меламедов.

Когда мальчику исполнилось семь лет, он начал сопровождать отца в полночь «справлять хацот». Р. Иосеф-Юзпа наказал ему ни с кем не разговаривать ни о чем, даже о Торе. Он забирал мальчика к себе в особую комнату и там в уединении обучал его Торе.

За две недели до совершеннолетия Элияу, его бар-мицвы, позвал р. Иосеф-Юзпа к себе жену и объявил ей, что он знает, что пришло его время вернуть Творцу свою душу, и он просит ее не справлять по нем траура.

– Ты, жена моя, еще в цвете твоих лет, – сказал старик. – Если тебе представится подходящая пара, не отказывайся и выходи замуж вновь. Что касается нашего сына Элияу, то он вскоре, сразу же после бар-мицвы, решит уйти из дома. Не отговаривай его от этого. Ты должна знать, что Элияу явился в этот мир для большой святой задачи. Его цель на этом свете – общественное благо. Он открывает собою ряд поколений, которые будут играть видную роль в еврействе вплоть до самого машиаха. С ним все время занимался сам пророк Элияу. Поэтому он хорошо подготовлен к выполнению возложенной на него великой миссии, для которой он явился в этот «нижний мир».

При этом рассказал старик своей жене, что как только ее первый муж был убит, сообщили ему, р. Иосиф-Юзпе, свыше, что Верховное судилище решило, чтобы он женился на его вдове, которая родит ему сына с очень возвышенной душой, чтобы принести миру избавление.

Затем позвал к себе р. Иосеф-Юзпа руководителей краковской еврейской общины, поблагодарил их за милость, оказанную ему, его жене и сыну, и просил их опекать жену и сына также и после его кончины. Он всех благословил и вскоре после этого отдал Б-гу душу.

Элияу читал кадиш и учил, что полагается, за упокой души отца. Когда Элияу появился впервые перед народом со своими молитвами и ученостью, было сразу видно, что хотя он еще очень молод, велика его праведность, а ученость – безгранична.

Между тем наступил день бар-мицвы Элияу, в которой приняли участие все жители города. Через несколько недель он сообщил матери свое решение оставить Краков и уйти куда-нибудь. Предупрежденная об этом заранее мать не возражала и дала сыну свое благословение.

Куда подался Элияу, что он делал в течение сорока лет, от 5312 года, когда он ушел из Кракова, и до 5350 года (1550–1590 гг..), когда он вдруг появился в Вирмайзе, что в Германии, никто не знает. Но, когда узнали о его появлении в Вирмайзе, он был уже известен под именем Элияу-Баал-Шем.

В Вирмайзу он прибыл с женой. Узнали тогда также, что у него сын и две дочери; все они семейные и живут где-то далеко.

Р. Элияу-Баал-Шем сразу же приобрел известность как лекарь, как помогающий от бесплодия и как чудотворец. Его дом был всегда открыт для всех. Кому что понадобится, – является к р. Элияу-Баал-Шему. Он содержал на свой счет ешиву. Целые полчища евреев являлись к нему из окружности и издалека.

Приходили к нему главным образом бедные люди чуть ли не со всех концов света. Они просиживали у него неделями, а то и месяцами. Так прожил р. Элияу в Вирмайзе десять лет, и его известность росла с каждым годом. На сотни миль кругом говорили о его чудесах.

В то время приобрел известность также р. Пинхас-Зелиг из Шпейера, как великий гаон и цадик. Он был добросердечным и дружелюбным человеком, к тому же – очень скромным и терпеливым, и вместе с тем он обладал сильной, несгибаемой волей. Когда до него дошли слухи о чудесах, совершаемых р. Элияу-Баал-Шемом, он выбрал трех лучших своих учеников и послал их в Вирмайзу дознаться, что именно представляет собою этот р. Элияу-Баал-Шем и насколько верно то, что о нем рассказывают.

Р. Элияу-Баал-Шем принял посланцев очень дружелюбно. Они пробыли у него дома десять дней, в течение которых он беседовал с ними по вопросам Торы и учил с ними Зоар, открыв им великие тайны каббалы. Учеников р. Пинхас-Зелига вполне удовлетворили ученость и праведность р. Элияу.

Они присмотрелись также к тому, как он принимает различных больных, явившихся к нему отовсюду, и как они все излечиваются. Лекарства, которые он давал больным, состояли из обыкновенного печения с медом или маслом; давал он больным гвоздику с медом, мед, вино из кишмиша или пиво. Посланцы шпейерского гаона диву дались, видя собственными глазами, как больные, которые едва на ногах держались, полностью выздоравливали через день-другой, приняв лекарства р. Элияу-Баал-Шема.

Многим больным р. Элияу не давал никаких лекарств. Вместо этого он впускал их в отдельную комнату и читал им мораль, призывая покаяться. Больные рыдали и каялись от всего сердца в своих недобрых делах. Через пару дней выздоравливали и они.

Посланцы вернулись к р. Пинхас-Зелигу и передали ему обо всем виденном и слышанном ими у р. Элияу-Баал-Шема в Вирмайзе. Они были о нем очень высокого мнения; у них не было и тени сомнения в том, что он именно тот, за кого он себя выдает, и что все, что о нем рассказывают, – верно. Между прочим они передали также то, что они слышали от р. Элияу о каббале и его объяснения 3оара, который он почитал за очень святую книгу, в которой заключены все тайны Торы.

Это очень взволновало шпейерского гаон а. Р. Пинхас-Зелиг давно уже боролся против каббалы вообще и против 3оара в частности. С самого того дня, как был напечатан Зоар в Италии и получен в Германии местными раввинами, выступил молодой еще тогда р. Пинхас-Зелиг против этой книги.

Впервые Зоар был напечатан в 5318 году (1558 г.), в Мантуе и Кремоне, Италия. Известные гаоним Италии в то время – р. Азриель Требиту, рош-ешива в Асколи-Пичено, и гаон р. Иосеф Италинг, рош-ешива в Кремоне, прислали отпечатанный экземпляр книги Зоар знаменитому гаону и каббалисту р. Элиезеру, раввину г. Франкфурта-на-Майне. Через этого гаона познакомились с этой книгой великие талмудисты тогдашней Германии и полностью одобрили ее.

Что касается р. Пинхас-Зелига, то несмотря на его моло-•дость в то время, он все же выступил против Зоара и каббалы, а также против их сторонников, как было упомянуто выше. Эта война продолжалась тридцать лет.

Теперь узнал р. Пинхас-Зелиг от своих же посланцев, что р. Элияу-Баал-Шем тоже каббалист и к тому же, как и все каббалисты, считает Зоар самим источником каббалистических тайн. Это его очень взволновало, и он созвал Бет-Дин, чтобы решить, как поступить с Баал-Шемом из Вирмайзы. На это совещание были приглашены известные га о ним. Р. Пинхас-Зелиг взбудоражил собравшихся своей речью, в которой он указал, что как бы велик в Торе ни был р. Элияу-Баал-Шем, он идет опасным путем, придерживаясь каббалистического учения и объясняя по-своему содержание 3оара.

После длительных прений было решено выбрать новых посланцев в составе крупнейших ученых того времени, которые должны отправиться в Вирмайзу, чтобы предложить р. Элияу отказаться от избранного им пути. Он должен прекратить пользование «именами» при лечении больных и бездетных; он должен вообще прекратить свои занятия каббалой и комментированием книги Зоар. Предупреждение должно носить очень серьезный характер: если он не изменит своего пути поведения, от него потребуют оставить Германию,


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .