Границы творчества

Субббта «Экев»

17 ава 5762 года

26/7/2002

ГРАНИЦЫ ТВОРЧЕСТВА

Всевышний сотворил человека по образу и подобию и с тех пор человек видит в творчестве подражающем ремеслу Творца, свое главное предназначение и вершину самореализации.

Легенды о человеке, творящем человека, известны с глубокой древности Пигмалион и Галатея были в античном мире символом животворной силы любви.

Вспомним выкованных из золота служанок Гефеста у Гомера. В еврейских источниках первое явное и однозначное упоминание о сотворении человеком человека мы находим в трактате Сангедрин Вавилонского Талмуда. «Рава создал человека и послал его к раву Зейре. Тот говорил с человеком, но человек не ответил Тогда р Зейра сказал вернись в прах».

О более древних попытках создать искусственного человека мы узнаем из книг святого Шл"о и р. Авраама ибн-Эзры (они приписывают сотворение искусственных людей Аврааму и сыновьям Рахели и Леи).

Самым знаменитым нашим «биороботом» был, разумеется, Голем Магараля из Праги. О нем издавна ходили легенды в европейских общинах, но истинную славу глиняному великану принес роман Густава Майеринка. Вот уже почти век роман читают и зачитывают до дыр. Автору приписывают знания в каббале, хотя трудно поверить в то, что он вообще знал что-нибудь о еврействе (в романе Голем создан, «чтобы звонить в синагогальные колокола»).

В XIII веке в каббалистических текстах не только обсуждалась практическая возможность создания искусственного человека по определенным параметрам, но и были опубликованы практические инструкции по его сотворению.

Р Элиэзер из Вормса описывает процедуру с аптекарским педантизмом. А его тезка р Элиэзер из Хелма, говорят, создал такого слугу и пользовался его услугами. В XVIII веке его потомок великий раввин Явец (Яаков Эмден) с полной серьезностью рассуждает о том, можно ли искусственного человека пригласить, чтобы дополнить до десяти миньян молящихся.

В европейской культуре этот сюжет всплывает неоднократно Альберт Великий творит «железную деву», а Фома Аквинский ее возвращает в прах.

В литературе к этому образу обращались многие романтики. А фон Арним ("Изабелла Египетская"), Э.Т.А. Гофман ("Тайны"). В поэме Гете "Фауст" Вагнер создает гомункута — рукотворного человечка, мотивируя это тем, что "жребий человека так высок, что должен впредь иметь другой исток", при этом он добавляет, что сознательно ломает "природы тайную печать". В романе-антиутопии. О Хаксли "О дивный новый мир" до логического предела разворачиваются возможности и последствия искусственного производства людей по заданным параметрам запрещение материнства семьи, единобрачия, любви. Тема бунта искусственного создания против своего творца нашла воплощение в философском романе М Шелли "Франкенштейн, или Новый Прометей". Швейцарский студент, занимающийся оккультными науками, создает искусственного человека из человеческих останков. Он оживляет чудовище и гибнет впоследствии от его руки. В наших же книгах эта мысль об опасности экспериментов по созданию искусственной жизни имеет иную глубину и наполнение. И у нас есть легенды о творце голема, погибающем от руки своего творения. Но куда более важной идеей является мера несовершенства голема. «Человек» Равы не может говорить, «служанка» ибн-Эзры не понимает простейших приказов, Голем в безумии разносит половину гетто, которое он приставлен охранять. Все это иллюстрирует слова р. Берахьи «только грехи мешают человеку творить подобно Всевышнему. Таким образом, искусственный человек с неизбежностью оказывается человеком неполноценным в той степени, в которой его творец не свободен от человеческих слабостей. Истории о Големе в еврейской традиции служат аллегорическим утверждением идеи о всеобщем несовершенстве человеческого рода и о естественных границах общества. То, что могло бы показаться средневековой байкой, оказывается глубоким уроком.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .