624

Ницовим-Вайейлех

22 элула 5762 года

30/8/2002

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ЧЕЛОВЕК!

Новый год? Нет, мы называем этот день иначе. Рош га-Шана - «Голова года»

Странное это название - ну какая у года может быть голова? И думать он не умеет, и замкнут в цикл - с любого дня начни отсчет - к нему же и вернешься.

Год даже на старинный символ вечности (змея кольцом, хвост в пасти) не похож, скорее на кольцо «без начала и конца».

Так что, не календарная круговерть лежит в основе осеннего праздника Просто мы, люди, в этот день отмечаем день рождения Общий для всех, день рождения того самого Человека (а по-еврейски - Адама), от которого все мы произошпи, такие разные и порой непримиримые братья.

Наши постоянные читатели, разумеется, не заподозрят нас в симпатии к арабским убийцам, российским погромщикам или американским неонацистам. Но от родни не скроешься все они, нелюбимые и неуважаемые - братья по крови величайшим праведникам и нам с вами.

Это не какая-то заумная идея о всеобщем братстве - и рад бы от такой родни избавиться, да библейский рассказ об общих (пра)родителях мешает.

Вообще-то, мудрецы наши не просто верили (как верим и мы) в рассказ о сотворении Человека (с большой буквы - потому что он был один и таково его имя), но и считали, что этот факт многому может и должен научить.

«Учили мудрецы наши (Почему человек) был создан единственным? Для того сотворен человек единственным, чтобы научить тебя, что всякий, кто погубил жизнь одного еврея, - свидетельствует о нем Писание, как будто погубил он весь мир, а всякий, кто спас одну жизнь, - как будто спас весь мир.

И чтобы никто из людей не говорил: "отец мой выше твоего отца".

И чтобы не говорили еретики: "множество владык на небе". И чтобы поведать величие Всевышнего - ибо человек, когда чеканит монеты одним чеканом, все они похожи одна на другую, но Всевышний, хотя и чеканит каждого чеканом первого человека, и ни один не похож на другого. И потому каждый обязан говорить ради меня сотворен мир» (Сангедрин 37а)

Сама же история творения в ее мельчайших подробностях - отличный материал для размышления накануне дня рождения.

Например, Всевышний говорит «сделаем человека». Какой фурор! С кем это Он собирается вместе творить?! Не языческое ли наследие - едко вопрошают критики Да нет, все куда проще и глубже Творец обращается к Адаму, а значит, к каждому из нас - если ты захочешь быть человеком, мы вместе - ты и Я - сделаем из тебя человека.

А еще не безынтересно полюбопытствовать, какая именно работа по саду (Эденскому) была поручена Адаму. Мидраш рассказывает, что Адам увидел в саду интересную картину: растения пробились сквозь поверхность почвы, но не растут. Мичурин на его месте забегал бы по саду с лопатой и прививочным ножиком. Но на то первый человек и был Адамом, чтобы думать, а не бегать. Задумался он и понял, что им нужна не просто вода - скажем, из лейки, а вода небесная – дождь. А дождь - это благословение, а не просто метеорологический феномен. Вот тут то и была произнесена первая молитва, молитва о дожде. Со взгляда на невысокие деревца в Эдене начался молитвенный монолог человечества, а по сути великий и диалог творения со Творцом.

А еще было велено Адаму охранять сад. От кого же? Воров не было, погода была тихая, звери тоже не шалили.

Да, интуиция вас не подвела, да и почти шесть тысячелетий опыта не могли не подсказать правильный ответ. Человек должен охранять сотворенный не им мир от самого себя. От решительных своих рук, от революционных идей, от короткомыслия и быстроделания.

Все то, что сказано о начале творения относится и к нам, ныне живущим.

Замените в рассказе «сад» на «душу» свою и готовьтесь к дню рождения просите дождя, не изводите посаженное и проросшее, берите в соавторы самого Творца - и делайте из себя человека, адама, Адама - венец творения.

НИЦАВИМ-ВАЕЛЕХ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И сказал Моше:

- Сто двадцать лет мне сегодня, не могу более выходить и входить, ибо Господь сказал мне. "Не перейдешь через этот Йарден". Господь ваш идет перед вами. Он истребит эти народы перед вами, и вы овладеете ими. Йегошуа пойдет перед вами, как говорил Господь. И даст Господь пред вами те народы, и вы поступите с ними по заповеди, которую я заповедал вам. Крепитесь и мужайтесь, не страшитесь и не трепещите пред ними, ибо Господь идет с вами. Он не оставит вас и не покинет.

И призвал Моше Йегошуа, и сказал ему на глазах у всего Израиля:

- Крепись и мужайся! Ибо ты вступишь с этим народом на землю, о которой клялся Господь их отцам дать им, и ты введешь их в нее. Господь идет пред тобою, Он будет с тобой, не оставит тебя и не покинет тебя; не страшись и не бойся.

И записал Моше эту Тору, и передал его когэнам, сынам Леви, несущим ковчег завета Господня, и всем старейшинам Израиля. И заповедал им Моше так:

- По прошествии семи лет, в назначенную пору года отпущения, в праздник Кущей, Когда придет весь Израиль предстать пред Господом на месте, которое Он изберет, читай эту Тору при всем Израиле во услышание им. Собери народ, мужчин и женщин, и малых детей, и пришельцев, которые во вратах твоих, чтобы они слушали и чтобы они изучали и боялись Господа, и соблюдали все слова этой Торы. И их дети, которые не знали, пусть слушают и учатся бояться Господа во все дни на земле за Йарденом, которая станет вашей.

И сказал Господь Моше:

- Вот приблизились дни твои к смерти; призови Йегошуа и станьте в шатре собрания, и Я дам ему повеление.

И пошел Моше и Йегошуа, и стали они в шатре собрания. И явил Себя Господь в шатре в столпе облачном, и стал столп облачный при входе в шатер. И сказал Господь Моше:

- Вот ты ложишься рядом с твоими отцами, и встанет этот народ и будет блудить за идолами племен, в среду которых он входит, и он оставит Меня и нарушит Мой завет, который Я заключил с ним. И воспылает Мой гнев на него в тот день, и Я покину их и сокрою лицо Мое от них, и будет он на погибель, и постигнут его злоключения многие и беды, и скажет он в тот день: "Не потому ли, что нет Б-га в среде моей, постигли меня эти бедствия?" Я же сокрою лицо Мое в тот день за все то зло, какое он делал, обратившись к божествам чужим. И ныне запишите себе эту песнь, и научи ей сынов Исраэля, вложи ее в их уста, чтобы Мне была эта песнь свидетельством против сынов Исраэля. Когда приведу его на землю, о которой Я клялся его отцам, текущую молоком и медом, и будет он есть и насытится, и отучнеет, и обратится к божествам чужим,- и будут они служить им и гневить Меня, - и нарушит он Мой завет. И будет: когда постигнут его многие злоключения и беды, то отзовется песнь эта пред ними свидетельством, ибо она не забудется устами потомства его.

Ибо знаю его побуждение, то, что он делает ныне, прежде чем Я привел его на землю, о которой Я клялся.

И записал Моше эту песнь в тот день, и научил ей сынов Исраэля.

И дал Он наказ Йегошуа, сыну Нуна, и сказал:

"Крепись и мужайся! Ибо ты приведешь сынов Исраэля на землю, о которой Я клялся им, и Я буду с тобой".

И было: когда завершил Моше писать слова Учения этого в книгу до конца, повелел Моше левитам, носителям ковчега завета Господня, так:

- Возьмите эту книгу Торы и положите ее при ковчеге завета Господа, и будет там против вас свидетельством. Ибо я знаю строптивость вашу и жестоковыйность. Вот ныне, пока я живу с вами, непокорны были вы с Господом, и тем более после смерти моей.

Соберите ко мне всех.старейшин ваших колен и ваших смотрителей, и буду говорить во услышание им эти речи, и призову в свидетели против них небо и землю.

Ибо знаю: после смерти моей вы растлитесь и отступите от пути, какой я заповедал вам, и постигнет вас злоключение в последствии дней, когда делать будете злое в глазах Господа, гневя Его делами рук ваших.

И говорил Моше во услышание всему собранию Израиля слова песни этой до конца.

Хасидское слово

"Видящий" из Люблина рассказывал такую притчу о шофаре: "Деревенский парнишка оказался как-то в городе. Все было ему там в новинку, а особенно поразил его воображение пожарный рог. В деревне пожар всегда вызывал переполох и неразбериху, да и ведра с водой приносили, обычно, слишком поздно. То ли дело в городе: дежурный на каланче увидит дымок - быстро вынимает из-за пояса рог, трубит, что есть сил - и дело сделано. Пожарные тут как тут, вода в достатке - и пожар побежден. Купил парнишка и себе такой рог. Приехал в деревню, собрал соседей, друзей и говорит:

- Сейчас я вам городскую новинку покажу.

Поджег дом и давай трубить. Соседи всполошились: кто за водой побежал, кто за багром. А парнишка их останавливает

- Ничего не надо. Знай - труби. И трубит, трубит изо всех сил. Так и сгорела вся его деревня".

Беседа Ребе

«Вы стоите сегодня все пред Б-гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши и надсмотрщики ваши, каждый человек в Израиле... от дровосека твоего до черпающего воду для тебя». В самом этом высказывании уже содержится противоречие. Стих начинается обращением к Израилю как к общности всех евреев: «Вы стоите сегодня все...» - без приведения каких-либо различий между ними. Но следом подробно перечисляются все группы евреев сообразно их положению. Зачем это нужно, если слова «вы... все» уже включают всех и каждого? С одной стороны, между евреями должно быть единство, но в то же время каждый вносит в это единство собственный вклад, у каждого - своя миссия. Но, если должно существовать между евреями различие, причем столь значительное, что на одном полюсе оказываются «главы колен ваших», а на другом - «черпающие для вас воду», как между ними может быть истинное единство? Сам стих предлагает ответ на это: «Вы стоите сегодня все пред Б-гом, Всесильным вашим». Он - основа их существования, и все евреи суть одно. Это можно понять на простом примере. Когда люди образуют внутри сообщества группу, объединенную какими-то интересами - экономическими, интеллектуальными, какими-либо другими, они сообща пользуются деньгами и идеями друг друга, сообща трудятся ради достижения какой-то цели, отводя для этого определенное время. Вне рамок данного сообщества они полностью сохраняют свою индивидуальность, собственный неповторимый мир. Общность Израиля - иного рода. Ибо это общность «пред Б-гом, Всесильным вашим», и ее цель «вступить тебе в союз с Б-гом, Всесильным твоим, и принять строгое заклятие Его» (29:11). Этот союз охватывает всего человека целиком («вы все» в значении «всей вашей сутью», то есть всем вашим бытием), не только его труды или мысли, но всего его полностью - со всем, что он есть и что может дать. И это сообщество - сообщество в вечности, вечное, как Тора. Именно в этом истинное единение. Более того, только усилиями каждого отдельного еврея, направленными на то, чтобы внести свою особенную лепту в этот союз завета, живет вся община. Единство Израиля создается не тем, что каждый еврей уподобляется другому, но тем, что он следует исполнению велений «Б-га, Всесильного вашего». Израиль перед Б-гом единое целое тогда и только тогда, когда каждый еврей выполняет миссию, порученную лишь ему одному.

Не случайно перечислены различные группы евреев, от «главы» до «стоп» общины: порой «стопы» берут на себя роль «главы». Или, разворачивая эту метафору, при том, что именно голова - вместилище разума, управляет всем телом, именно стопы наше тело несут (включая и голову). А потому, когда речь идет о духовности, «черпающие воду» могут порой служить образцом для "глав колен ваших". Как же тогда «черпающий воду» - простой еврей с его простым исполнением заповедей, его нерассуждающей верой может быть образцом для интеллектуальных вождей общины?

Намерение неполно без поступка. И все же помыслы и намерения немаловажны. И когда еврей не может действовать, как он того желает, даже ценою величайшего самопожертвования, он испытывает глубочайшую скорбь и чувство утраты. И что еще важнее, его духовная жизнь достигает таких глубин совершенства, которых, будь обстоятельства благоприятнее, он не смог бы достичь. Когда же милостью Б-гa такой еврей получает возможность свободно исполнять все религиозные установления, он исполняет заповеди с небывалой ревностью и тщанием. Именно так «черпающий воду» становится образцом для «главы», для всех евреев, и те, кто избежал «железного горнила» горя, может извлечь из такого примера урок и вдохновение.

Но не следует забывать: когда нечто представляется нам невозможным, в этом куда больше нашего желания таким образом это представлять, нежели реального положения вещей. Чтобы понять истинную природу сложившейся ситуации, следует обратиться к кому-то еще - кто выше самообмана и не поддастся искушению дать именно тот ответ, который вопрошающему желанней, к тому, кто выше всяких обстоятельств, и взгляд его будет взглядом Торы, ибо она есть «Торас эмес», истинная Тора, а истина не терпит компромиссов.

Десять дней трепета, или Десять дней тшувы (раскаяния, возвращения к Б-гу), - то время в году, когда еврей возвращается к своему сущностному «Я», когда маски самообмана сорваны.

И это сущностное «Я» - суть истинная часть Б-га Всевышнего (Тания, ч. I, гл. 2) - обретает выражение во всевозможных мелочах его жизни, в мыслях и деяниях.

ЗАКОНЫ И ОБЫЧАИ

Рош аШана

Предлагаем вниманию читателей подборку законов Рош-га-Шана из «Кицур Шулхан Арух» (перевод р. И. Векслера)

Начиная с вечерней молитвы Рош-га-Шана и до конца Йом-Кипура в заключительной части кадиша и шмонэ-эсрэ вместо осз шалом ("устанавливающий мир") говорят осэ га-шалом.

В течение Грозных дней в "Шмонэ-эсрэ" изменяют окончание двух благословений: в 3-м вместо га-Эль гa-Кадош ("Б-г святой") говорят гa-Мелех га-Кадош ("Царь святой"), а в 11-м вместо мелех огев цдака у-мишпат ("Царь, любящий правосудие и справедливость") говорят га-мелех га-мишпат ("Царь правосудия").

Принято делать небольшие добавления к 1-му благословению - зохрейну ("Вспомни о нас"), ко 2-му - ми хамоха ("Кто подобен Тебе"), к 18-му - у-хтов ("И запиши") и к 19-му - у-ве-сефер ("И в книге").

Принято, что при повторении "Шмонэ-эсрэ" хазан делает паузу перед добавлениями в 18-м и 19-м благословениях ("у-хтов" и "у-ве-сефер"), все присутствующие в синагоге хором прочитывают их, а хазан повторяет за ними.

В конце "Маарива", перед тем, как хазан прочитает "Полный кадиш", все молящиеся не торопясь, сосредоточенно читают 24-ю главу книги Теги-лим ("Ле-Давид мизмор").

После "Маарива" принято приветствовать друг друга. Мужчине говорят: «Лешака това тикатев ве-техатем» ("На добрый год да будешь ты записан, и запись эта да будет скреплена печатью!"), а женщине: «Лешана това ти-катеви ветехатеми».

Если Рош-Гашана совпадает с субботой, то "Шалом алейхем", "Эшет ха-иль", "Мизмор ле Давид" и "Аткину" перед "Кидушем" произносят шепотом, а субботние гимны не поют вообще. Во время первой трапезы

Рош-Гашана соблюдают ряд обычаев, цель которых - начать новый год с добрых примет.

После благословения "Выращивающий хлеб из земли" первый ломоть хлеба обмакивают не в соль, как обычно, а в мед (и так делают во время всех трапез Рош-Гашана). Съев ломоть хлеба, берут дольку сладкого яблока, окунают ее в мед, произносят благословение " Творящий плод дерева", а затем говорят: "Да будет воля Твоя, чтобы новый год был добрым - и сладким!".

Так поступают даже тогда, когда на столе есть фрукты, которыми славится Страна Израиля и над которыми должны произносить благословение раньше, чем над яблоком, например, финики,гранаты и т. п.

Если в качестве десерта после трапезы намереваются есть другие фрукты, то, произнося благословение над яблоком в меду перед началом трапезы, надо иметь в виду именно это яблоко, чтобы потом можно было произнести благословение над десертом.

Кроме того, во время трапезы едят голову барана или овцы - в память о ягненке, принесенном в жертву вместо Ицхака (см. Брейшит, 22:13), или голову рыбы) - чтобы в наступающем году "быть головой, а не хвостом"; гранат - "чтобы заслуг наших стало много, словно зернышек в гранате"; блюда из моркови, свеклы и других овощей, названия которых на идише, на иврите и на арамейском языке напоминают о добрых приметах; рыбу - чтобы нам "множиться на земле, точно рыбы в море" (ср. Брейшит, 48:16). Благословение произносят только над яблоком в меду, во всех остальных случаях никаких пожеланий не высказывают.

Чтобы не создавать дурных примет в Рош-Гашана, в первой трапезе праздника не едят кислого (поэтому при приготовлении праздничных блюд не употребляют уксус) и горького. Не едят орехи, так как гиматрия слова эгоз ("орех") та же, что и слова хет ("грех").

В Рош-Гашана Всевышний судит весь мир и определяет судьбу каждого человека на следующий год. Как говорит Мишна (Рош-Гашана, 1:2), в этот день все без исключения люди проходят пред Творцом, словно овцы перед пастухом, когда тот пересчитывает свое стадо. Поступки каждого человека тщательно анализируются, и ему выносится соответствующий приговор. Поэтому Рош-Гашана - это не праздник в обычном смысле этого слова. Вкусные трапезы, праздничная сервировка стола и нарядные одежды выражают не радость, а надежду на милосердие Всевышнего, Который любит и жалеет Своих детей и желает их оправдания на суде. Вместе с тем Рош-га-Шана отличается особой атмосферой серьезности и некоторой тревоги. Поэтому в дни праздника не следует развлекаться или гулять, не рекомендуется спать днем и даже ночью желательно спать меньше обычного. Рекомендуется воздерживаться от супружеской близости в обе ночи. Надо как можно больше времени уделить молитве, изучению Торы и чтению Тегилим.

В Рош-га-Шшана не курят. Тот, кто курит в остальные праздники, должен воздержаться от эгого даже у себя дома, когда его никто не видит.

Новый плод, над которым произнесли "Шегехеяну", съедают сразу после "Кидуша", перед омовением рук для трапезы.

До трубления в шофар не едят и не пьют (если это не повредит здоровью). Но если Рош-га-Шана совпадает с субботой, то перед "Шахарит" разрешается перекусить.

Во время трубления в шофар принято стоять. Перед трублением в шофар тот, кому оказана эта честь, произносит два благословения: "Повелевший нам слушать звук шофара" и "Шегехеяну". Эти благословения он произносит за всех, кто его слышит, а присутствующие отвечают на них "амен", и это засчитывается им, словно они произнесли благословения сами. Поэтому тот, кто слушает эти благословения, не должен после упоминания имени Всевышнего отвечать "Благословен Он, и благословенно имя Его".

Согласно обычаю, около трубящего в шофар стоит другой человек и молча указывает ему по сидуру или по махзору, какой вид трубления должен прозвучать.

Между произнесением благословений и окончанием трубления во время повторения хазаном "Мусафа" запрещено говорить что-либо, не относящееся к молитве или к трублению в шофар.

Если первый день Рош-га-Шана - суббота, когда в шофар не трубят, то во второй день нет необходимости надевать новую одежду, чтобы можно было произнести "Шегехеяну".

Во время чтения молитвы "Мусаф" в шофар трубят три раза - после каждого из трех срединных благословений ("Малхийот", "Зихронот" и "Шофарот"). Поэтому, закончив каждое из них, следует остановиться и ждать трубления, внимательно прослушать его и только тогда начинать следующее благословение. Хазан или трубящий в шофар после каждого благословения негромко стучит рукой в знак того, что сейчас прозвучит шофар. Тот, кто не успел к этому моменту закончить благословение, должен прервать чтение, прослушать трубление и лишь потом продолжать молитву.

Во время повторения хазаном "Мусафа" в шофар трубят снова, после того, как хазан заканчивает благословения "Малхийот", "Зихронот" и "Шофарот". Когда хазан читает "Кадиш шалем" после "Мусафа", перед словом титкабелъ трубят десять раз. После окончания всей молитвы и прочтения Тегилим принято трубить еще раз полную последовательность из 30 трублений - на случай, если кто-либо из молящихся до этого слушал шофар невнимательно.

Это последнее трубление не является обязанностью, поэтому если о нем забыли, заповедь все равно считается исполненной. Таким образом, в течение "Мусафа" звучат 100 трублений.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .