600

Суббота «Тазриа-Мецора»

29 нисана 5762 года

11/4/2002

ЗМЕИНЫЙ ЯЗЫК И ЗМЕИНАЯ КОЖА

Читая недельную главу, трудно отделаться от ощущения, что переводить слово цараат как «проказа» вряд ли верно, хотя именно так это слово обычно и переводят не только на русский, но и на такие богатые отличными переводами еврейских книг языки, как английский и французский.

Так о какой же болезни идет Речь?

Судя по описанным симптомам, да и по методам лечения - это отнюдь не lepra. Намек на особую природу этой таинственной болезни можно найти в ее еврейском названии, которое можно перевести по созвучию и как «злословие».

В древние времена, говорят комментаторы, грешивший злословием наказывался «проказой» и подлежал удалению за пределы стана.

Это объяснение не может не вызвать новый вопрос. Мы знаем, что в «Небесной канцелярии» Судья всего живого наказывает грешников так, что в самой форме наказания всегда скрыт намек на суть преступления.

Называется этот принцип мида ке-негед мида - «мера за меру».

Непонятно, почему наказанием за злословие выбрана «проказа». Не естественнее ли было бы наказание типа «типун тебе на язык»?

Разберемся, какой, собственно говоря, ущерб наносит сплетник и клеветник своим жертвам. Он вносит в общину, семью, общество раздоры и раскалывает их изнутри. Разрушительный эффект злословия состоит в разрыве межчеловеческих связей.

Следовательно, по принципу мида ке-негед мида, наказанием за злословие должно быть превращение болтуна в изгоя, его изоляция, исторжение из общества. Кажется, найден ответ на вопрос, поставленный в начале статьи. Но остается неясным, почему за распущенность языка человек должен быть наказан язвами на коже.

Кожа прокаженного подобна коже змеи, - говорят мудрецы. И действительно, в наших древних текстах змей не раз назван «прокаженным».

Змей, как мы помним, уговорил Хаву и Адама отведать от запретного плода с Древа познания добра и зла. Менее памятно многим, что все началось с хитрого и злого языка Змея, перевравшего слова Всевышнего. Связь между грехом Змея и злословием не ограничивается этим: клеветник не получает никакой пользы от своих слов, как змея не получает пользы, кусая.

Клеветник разрушает гармонию между мужем и женой, как это сделал библейский Змей. Клеветник приносит смерть в мир, как некогда сделал Змей. Недаром говорят мудрецы Талмуда: «Жизнь и смерть зависят от языка». Они говорят: «Злой язык поражает сразу троих: не только того, о ком идет речь, но и злословящего и слушающего злые слова».

Как же был наказан Змей? Если в начале говорится: «Змей же был хитрей всех зверей полевых», то после совершения греха сказано: «Проклят ты из всех животных и из всех зверей полевых». Написано: «На брюхе твоем ты будешь передвигаться, и прах будешь есть все дни жизни твоей» - отсюда можно заключить, что до греха Змей не ползал, а ходил в полный рост, и питался не прахом, а той же пищей, что и человек. Итак, злословие человека подобно злословию Змея, и обоим полагаются сходные наказания. Клеветник хочет выставить ближнего в отвратительном, отталкивающем свете, и вот он сам покрывается омерзительными язвами, люди начинают шарахаться от него. Он хотел отдалить ближнего от друзей и близких - и сам оказался в изоляции, в одиночестве.

С годами библейская проказа стала редкостью, а потом и вовсе исчезла.

Значит ли это, что мы праведнее наших предков и умеем обуздывать страсть к злословию?

К сожалению, нет.

Напротив, именно потому, что в наше время все (точнее, почти все) злословят, нет больше смысла и возможности «украшать» всех достойных того язвами.

Но вид нашей чистой, холеной кожи не должен успокаивать. Отнюдь нелишне всякий раз, открывая рот, вспомнить об отвратительных язвах проказы.

ТАЗРИА-МЕЦОРА

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И Б-г обратился к Моше с такими словами: «Скажи сынам Израиля: если женщина зачнет и родит сына, то нечиста она будет семь дней - как во дни отстранения ее по обычной болезни ее, будет она нечиста. А в день восьмой пусть обрежут крайнюю плоть его. И тридцать три дня должна она очищаться от крови своей, ни к чему священному не прикасаясь и в святилище не входя, пока не пройдут дни очищения ее. Если же она родит девочку, то нечиста будет две недели, как во время своего отстранения, и шестьдесят шесть дней должна она очищаться от крови своей. Когда же исполнятся дни очищения ее за сына или за дочь, пусть принесет она годовалого ягненка во всесожжение и молодого голубя и горлицу в грехоочистительную жертву ко входу в Шатер откровения, к когену. И он принесет это в жертву Б-гу, и искупит ее. И станет она чиста от кровотечения ее.

Это закон о родившей мальчика или девочку. Если же не в состоянии она принести в жертву ягненка, то пусть возьмет двух горлиц или двух молодых голубей, одного для всесожжения и одного для грехоочистительной жертвы, и искупит ее коген, и станет она чиста».

И говорил Б-г, обращаясь к Моше и Агарону, так: «Человек, на коже тела которого появится опухоль, или лишай, или пятно, и образуется на их месте язва, похожая на язву проказы, должен быть приведен к Агарону-когену или к одному из его сыновей, когенов. И осмотрит коген язву на коже тела, и если волосы на язве стали белыми и расположена язва глубже поверхности кожи тела - то это язва проказы. Коген, увидев это, признает такого человека нечистым. А если пятно белое на коже его, и оно не глубже поверхности кожи, и волосы на пятне не стали белыми - уединит коген человека с таким пятном на семь дней. И осмотрит его коген в седьмой день, и если пятно не изменило вид и не распространилась язва на коже - уединит коген такого человека на семь дней вторично. И осмотрит его коген в седьмой день вторично, и если язва потемнела и не распространилась на коже, то признает коген такого человека чистым. Это - лишай, и пусть омоет человек этот одежды свои - и будет чист. Если же распространится лишай на коже после того, как осмотрел его коген и признал человека чистым, то должен он вторично показаться когену. И если увидит коген, что распространился лишай на коже, то признает он такого человека нечистым. Это - проказа.

Если язва проказы будет на человеке, его надо привести к когену. И если увидит коген, что опухоль белая на коже, и волосы на ней стали белыми, или нарост живого мяса на опухоли, то это - проказа застарелая на коже его. И признает коген такого человека нечистым, и не станет уединять его, ибо тот нечист. Если же расцветет проказа на коже и покроет язва проказы всю кожу человека с головы до ног, и если увидит коген, что покрыла проказа все тело человека, то признает он язву чистой: если превратилась вся в белую, она чиста. Но как только покажется на теле живое мясо - человек нечист. И как увидит коген живое мясо, объявит человека нечистым: живое мясо нечисто - проказа это. Если же обратится живое мясо вновь в белое, то человек опять должен прийти к когену. И тот осмотрит его, и если окажется, что язва стала белой, пусть объявит ее чистой. И если у кого-либо на коже было воспаление и зажило, и появилась на месте воспаления белая опухоль или красновато-белое пятно, то это должно быть осмотрено когеном. И когда он увидит, что пятно это на вид ниже кожи и волосы на нем стали белыми, то объявит его нечистым, это язва проказы, расцветшая на воспалении. Если же осмотрит пятно коген, и нет на нем белых волос, и расположено оно вровень с кожей, и потемнело, то пусть уединит он этого человека на семь дней. И если пятно сильно распространится по коже, то коген признает его нечистым: это язва. Если же пятно не распространится по коже, не расширится, то это воспаление нарыва, и коген обявит его чистым. И если у кого-либо на коже тела будет ожог, а на зажившем ожоге появится пятно бело-красноватое или белое, и осмотрит его коген, и вот: волосы на пятне стали белыми, и находится оно на вид ниже кожи, то это - проказа, расцветшая на ожоге, и объявит коген этого человека нечистым: язва проказы у него.

И если увидит коген, что белых волос нет на пятне, и расположено оно вровень с кожей и потемнело, то пусть уединит он этого человека на семь дней. И осмотрит его на седьмой день: если пятно сильно распространилось по коже, то признает его нечистым: язва проказы это. Если же пятно осталось на месте, не распространилось по коже и потемнело, то это опухоль ожога, и объявит коген человека этого чистым, ибо это воспаление ожога. Если у мужчины или женщины будет язва на голове или на подбородке, и осмотрит коген язву, и если находится она ниже поверхности кожи и на ней тонкие желтые волосы, то признает коген язву нечистой, это струп, проказа на голове или на подбородке. Если же при осмотре язвы струпа окажется, что на вид находится она вровень с кожей, но черных волос на ней нет, то уединит коген такого человека с язвенным

Из бесед Любавичского Ребе

Недельная глава рассказывает о страшной и загадочной болезни-наказании - цараат (обычно этот термин переводят на русский как «проказа», однако это вряд ли можно считать удачным переводом). Но вот что интересно: Машиах, которого евреи ждут из поколения в поколение, величайший мудрец и пророк, тот, о ком сказано, что он от плеча своего??? будет выше всего народа, назван в Талмуде прокаженным! Более того, это сказано не мимоходом, но названо в качестве важного факта («имя ему - прокаженный»).

Этот странный текст, разумеется, не может быть с легкостью принят в его буквальном смысле, следует уяснить его внутренний мистический смысл.

Но прежде надо понять, что цараат не похожа ни на одну болезнь, нам известную. Во-первых, внутренние органы не претерпевают никаких изменений и функционируют нормально. Во-вторых, даже кожа, которая, казалось бы, поражена болезнью, изменяется только внешне. Никаких болевых или иных неприятных ощущений - только пятна на коже.

Итак, переходя к духовному, мистическому анализу этого феномена, отметим, что цараат проявляется исключительно внешне, не задевая внутренний мир человека.

Два тысячелетия нашего изгнания можно уподобить страшной болезни, которая охватила все тело - от мозга и сердца до кожи и ногтей. Единственным лекарством от этого недуга было изучение Торы и соблюдение заповедей. И лекарство это сломило и победило болезнь. Сегодня, накануне Избавления, тело почти исцелено. И, как это порой бывает после исцеления от долгой тяжелой болезни, остались лишь пятна на коже. Это уже почти косметический дефект, ведь даже болей они не вызывают. Это весьма напоминает описание цараат.

Довести лечение до конца должно поколение Машиаха. Он несет на себе болезнь поколения, и, пока народ не вполне исцелен, Машиах подобен больному цараат.

Его излечение зависит от нашего поколения. И прежде всего, от осознания нашего состояния. Ведь известно, что тот, кто не знает о своей болезни, не может излечиться.

Нам же важно не просто осознать «состояние здоровья» нашего поколения, но и двойственность этого состояния. С одной стороны, есть место для оптимизма: уже побеждены страшные внутренние недуги, осталось лишь вернуть коже здоровый вид. С другой стороны, пока все тело покрыто причудливыми пятнами цараат, трудно считать больного вполне излечившимся.

Это состояние лучше всего передается хасидским присловьем: все уже в праздничных мундирах, осталось начистить пуговицы.

КОГЕН - «ЧЕЛОВЕК ЛЮБВИ»

В недельной главе мы читаем о «живой воде», очищающей от нечистоты. Известно, что воды миквэ подобны водам потопа, который был не только наказанием - он повлек за собой очищение мира. Потоп длился 40 дней - в миквэ должно быть не менее 40 сеа (ок. 2 м3) воды. В различных частях Торы, в том числе, Торы Письменной, например, в книге пророка Иешаягу, потоп именуется мей-ноах - «воды успокоения» и «воды Ноаха». Водам потопа подобны и волнения человека, на плечи которого возложена ответственность за пропитание семьи. Эти заботы называются маим рабим - «великие воды». Впрочем, и эти «воды» очищают человека, приводят его к нохо де-руха - «успокоению духа». Какова связь между заботами о пропитании, потопом и миквэ! Омовение в миквэ есть битуль: уничтожение «эго». Рамбам называет это «погружением в воды чистого разума». Ми-квэ должна содержать не менее 40 сеа воды для того, чтобы тело было погружено в нее целиком. Слово твила - «погружение» - состоит из тех же букв, что и слово гa-битуль. Погружение в миквэ - это как бы полное исчезновение человека, оно приводит его к достижению высокой степени битуля, делает его «сосудом» для Б-жественного света. В этом же заключается скрытое предназначение житейских проблем, забот о пропитании. Они словно стирают человека в прах, приводя его в обезличенное состояние, уничтожая индивидуальность. Как это ни парадоксально, есть у этого процесса и положительная сторона: человек становится сосудом для Б-жественного влияния. И поскольку Вс-вышний, приводя на Землю потоп или вынуждая нас заботиться о поисках пропитания, не имеет намерения наказать Свои творения, а желает лишь, чтобы они очистились, понятно, что все неприятности, заботы и проблемы могут исчезнуть в одно мгновение. Если человек всей душой примет то, ради чего они посланы, постигнет внутреннее содержание этих проблем и придет к нохо де-руха - успокоению в материальной и духовной сферах. В главах «Тазриа» и «Мецора», рассказывающих про цараат, коген занимает центральное место. Именно он выносит решение, чисто или нечисто появившееся на коже человека пятно (язва), или, выражаясь словами Рамбама, «чистота и нечистота зав-сят от когена». Даже если коген не является знатоком законов, связанных с цара-ат и потому нуждается в помощи мудреца, который «просветит глаза его», -прокаженный не становится нечистым, пока коген не произнесет: «Ты нечист!» Из этих законов, определяющих чистоту и нечистоту больного цараат, можно сделать важный эсхатологический вывод.

На первый взгляд, вызывает удивление следующее: процесс очищения больного цараат явно связан именно с когеном, поскольку тот является олицетворением идеи чистоты (это находит свое выражение и в законе, запрещающем когену умышленно оскверняться). Понятно, какова связь когена с чистотой и очищением. Но почему и нечистота больного цараат зависит от когена? Ответ на это таков: про оскверненного болезнью цараат говорится: «Будет сидеть один за пределами стана». Когда речь идет о вынесении еврею подобного приговора (изгнание), нельзя положиться даже на величайшего из мудрецов, поскольку невозможно узнать, по-настоящему ли касается его сердца страдание этого еврея, до такой ли степени, чтобы он прочувствовал полноту своей ответственности прежде, чем вы несет подобны и приговор. Тора называет когена - иш хесед («человек любви»).

Тот, которого пронизывает любовь к каждому еврею, не станет торопиться вынести приговор и произнести: «Ты нечист!» Он попытается найти хоть какой-нибудь способ «очистить больного

ЯЗЫКИ И ШРИФТЫ ТАНАХА

Продолжение статьи р. Н.-З. Рапопорта

Большинство законоучителей и комментаторов Талмуда склонны принять последнее мнение (мнение раби Шимона бен Эльазара: еврейский шрифт никогда не менялся), исходя из следующего правила: раби Йосей и Раби были учениками раби Шимона бен Эльазара, а в случае спора между учениками и учителем отдается предпочтение мнению учителя (если нет каких-либо веских соображений считаться с мнением учеников). Но, несмотря на неприятие первых двух мнений как не полностью соответствующих истине, комментаторы Талмуда и исследователи иудаизма уделяют много внимания толкованию этих точек зрения.

Подытоживая мнения этих ученых, можно сделать такой вывод: большинство их сходятся на том, что речь не идет о шрифте скрижалей Завета и свитка Торы, записанного Моше и хранившегося рядом с ними. В наше время существуют два вида воспроизведения текста Пятикнижия:

а) свитки Торы, на которых этот текст записан с соблюдением подробнейших указаний традиции, требующей внимательнейшего отношения к самым мельчайшим его деталям. Свиток Торы, написанный согласно всем этим многочисленным правилам, - величайшая святыня у евреев. Его хранят в синагоге в особом шкафу и относятся к нему с особым почетом; б) печатные издания Пятикнижия, обычно снабженные комментариями, которыми пользуются для учебы, чтения и т.п. Эти книги не обладают столь высокой степенью святости, как свитки Торы. В древности у евреев были также свитки, хранившиеся как реликвии и служившие эталонами для написания новых, и те, полные или неполные, которые использовались для учебы и обучения. Возможно, их записывали другим шрифтом и даже на других языках.

Можно предположить, что на это были три причины:

1. Евреи, вышедшие из Египта, не были знакомы со шрифтом ашурит - он было новым и непривычным для них. Язык Торы тоже был для них совершенно непонятным. Многие из них лучше владели арамейским, чем ивритом.

2. В свиток Торы, написанный шрифтом ашурит по всем требованиям закона, запрещено что-либо добавлять, писать примечания, объяснения и т.п. Такой свиток крайне неудобен для учебы по нему.

3. Многие древние народы с развитой цивилизацией проводили строгую границу между святым и обыденным. Священные тексты записывали особым шрифтом, а также особым языком (пример - санскрит). Как говорит Талмуд: «То, что используют для сакральных целей, не используют для будничных» («Авода зара», 52а). Вполне возможно, что евреи, желая подчеркнуть святость свитка Торы, не использовали ашурит и святой язык для записи текстов меньшей степени святости. Некоторые комментаторы предполагают, что существовал запрет записывать книги для учебы шрифтом ашурит, а также переводить текст Торы на арамейский язык.

Приведенный выше спор касается именно книг, по которым изучали Тору и обучали других. Раби Йосей считает, что Эзра га-софер хотел, чтобы ашурит стал достоянием всех евреев.

Продолжение следует


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .