594

ДВОЙНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

Песах – праздник не только важный, но и сложный. Готовятся евреи к нему задолго: женщины скребут и парят, мужчины мацу пекут и, как водится, законы вспоминают. Странное дело, но факт. Даже старые бойцы еврейского фронта, зубры талмудических лесов, корифеи пасхальных седеров ухитряются за год подзабыть многосложные законы праздника.

Потому и установили мудрецы («Псахим», 6а) правило: «Разбирают законы праздника (Песаха) за тридцать дней до него».

Вот и мы, начиная с этого номера, будем готовиться к празднику. Третья и четвертая страницы будут посвящены галахе и разбору седера, а на этой странице мы попытаемся поэтапно изложить основные идеи праздника Песах.

Первое впечатление от знакомства с праздником ставит обычно начинающих перед вопросом: какое отношение имеет освобождение из рабства к технологии изготовления теста?! Ведь главный «практический» аспект праздника связан с уничтожением квасного теста и продуктов из него и заповедью о маце. С другой стороны, весь духовный смысл праздника сосредоточен в идее освобождения из рабства. Есть ли связь между двумя ведущими идеями?

Прежде всего, отметим, что само слово «свобода» многозначно и при самом общем анализе обнаруживает в себе два аспекта: физический (свобода тела от насилия, принудительного труда, ограничений в передвижении) и духовный (свобода мысли, чувства, слова, самореализации).

Что же объединяет два эти аспекта? В чем состоит обобщенная суть свободы? В приоритете внутреннего над внешним. Не за меня решают, а я решаю.

Вот только кто таков этот «я»? Разве в душе звучит один голос, разве не разрывают ее в разные стороны противоположные желания? Вот и получается, что в переводе на язык еврейских традиционных терминов истинное «я» – это доброе побуждение, божественная душа, а животное, злое начало – это псевдо-«я», порабощающее нас. Важно отметить, что называя побуждение дурным (йецер гa-pa), мудрецы отнюдь не отрицают его конструктивную роль в мире: «Если бы не йецер гa-pa, человек не строил бы дом, не женился бы на женщине, не имел бы детей».

Но если человек полностью вверит свою жизнь этому началу в душе, он будет всецело занят накоплением, созиданием, стяжанием. А что же с душой?! Нет, это не свобода. Итак, нельзя без йецер гa-pa, но его надо держать в узде, «в черном теле».

А теперь вернемся к вопросу, с которого начали. В традиционной еврейской символике хамец как раз и соответствует йeцepy гa-pa (часто хамец отождествляется также с гордыней: посмотрите, как всходит тесто, как вздувается оно, как расползается во все стороны).

Уничтожение, удаление из дома хамеца символизирует очищение, освобождение души человека от йецер гa-pa. Весь год мы едим хлеб, но на неделю он становится табу. Мы живем, созидая, трудясь, растим детей, но иногда душу следует освободить от оков повседневных забот.

Песах является первым в череде праздников года (ведь нисан – первый месяц). Мы начинаем год с полного освобождения божественной души, персонального исхода из рабства.

Все сказанное о свободе можно отнести не только к отдельному человеку, но и к народу в целом. Народ нуждается в физической свободе – независимости от воли других народов, от оккупации или притеснений. Но в еще большей мере народу нужна духовная свобода: право оставаться самим собой, не подстраиваться под универсальные духовные моды и стандарты.

В эти дни народ Израиля на Святой Земле чувствует, что не только его физическая свобода, но и само существование поставлены под вопрос. И так велик соблазн сказать: не время сейчас о духовном, надо стрелять. Стрелять-то, несомненно, надо. Да вот только не будет у народа физической свободы, если отложит он духовную «на потом». Чтобы у народа было «потом», он должен сохранять верность своим корням, своему «я». Для нас это означает оставаться евреями. А со свободой духа придет и свобода физическая.

Недельная глава

КИ ТИСА

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И говорил Б-г, обращаясь к Моше, так: «Когда будешь исчислять сынов Израиля, пусть каждый из них принесет искупительный дар, половину священного шекеля, за душу свою, и не будет им вреда от подсчета. Каждый исчисляемый от двадцати лет и старше принесет приношение Б-гу: богатый не больше и бедный не меньше половины шекеля. И это серебро сынов Израиля отдай на устройство Шатра откровения.

Возьми себе из лучших благовоний: чистой мирры пятьсот шекелей, ароматной корицы дважды по двести пятьдесят шекелей, ароматного тростника двести пятьдесят шекелей, и двести пятьдесят шекелей кассии, и гин оливкового масла. И сделай из всего этого масло для священного помазания. И помажь им Шатер откровения, и Ковчег свидетельства, и стол со всеми принадлежностями его, и Менору со всеми ее принадлежностями, и жертвенник для воскурения благовоний, и жертвенник для жертв всесожжения со всеми принадлежностями его, и умывальник, и его основание. И освяти их, и все, что к ним прикоснется, освятится. И Агарона, и сыновей его помажь, и освяти их для служения Мне. Возьми себе благовоний по своему выбору, а также бальзам, и шхелет, и хельбену, и чистую ароматную смолу. И сделай из них смесь для воскурения. И по рецепту этой смеси иной такой же для другого использования не делайте – святыней будет она для тебя.

Скажи сынам Израиля так: только субботы Мои соблюдайте, ибо это - знак завета между Мной и вами на все поколения ваши, чтобы знали вы, что Я – Б-г, освящающий вас».

И дал Он Моше на горе Синай две скрижали свидетельства, две каменные плиты, исписанные перстом Всевышнего.

И увидел народ, что все еще нет Моше, а уже пора ему спуститься с горы, и окружил народ Агарона, требуя: «Встань, сделай нам божество, которое пойдет перед нами! Потому что этот человек, Моше, который вывел нас из страны египетской, пропал и не знаем мы, что сталось с ним». И сказал им Агарон: «Снимите золотые кольца с ушей ваших жен, сыновей и дочерей и принесите мне». И снял весь народ золотые кольца, и отдали их Агарону; и сделал он из них литого тельца. И воскликнули они: «Вот божество твое, Израиль, которое вывело тебя из страны египетской!» И увидел Агарон, и построил жертвенник перед ним, и объявил Агарон: «Завтра – празднество Б-гу!» И встали они назавтра пораньше, и принесли жертвы; и уселся народ есть и пить, и поднялись забавляться.

И говорил Б-г, обращаясь к Моше: «Иди вниз, ибо растлился твой народ. Быстро сошли они с пути, который Я заповедал вам: сделали себе литого тельца, и пали ниц перед ним, и принесли ему жертвы. А теперь оставь Меня, и уничтожу Я их, а от тебя произведу великий народ!»

И стал Моше умолять Б-га: «Зачем гневаться Тебе на народ Твой, который вывел Ты из страны египетской мощью великой и дланью могучей? Чтобы египтяне говорили: Он их вывел, чтобы убить в горах и стереть их с лица земли?! Не гневайся больше и передумай – не губи народ Свой! Вспомни Аврага-ма, Ицхака и Яакова, рабов твоих, которым Ты поклялся: умножу потомство ваше, сделав его многочисленным, подобно звездам небесным, и всю ту страну, о которой Я говорил, что отдам ее вашим потомкам, и будут они владеть ею вечно».

И передумал Б-г, решив не делать то зло, которым угрожал народу Своему.

И повернулся Моше, и стал спускаться с горы, и две скрижали свидетельства – в руке его, скрижали, исписанные с обеих сторон. А скрижали те были творением Всевышнего, и письмена на них – письмена Всевышнего. И было так: когда Моше приблизился к стану и увидел тельца и пляски вокруг него, воспылал гнев Моше, и бросил он скрижали, которые нес в руках, и разбил их о подножье горы. И взял он тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и растер его в прах, и рассеял прах по воде, и заставил сынов Израиля пить эту воду. И сказал Моше Агарону: «Чем так провинился перед тобой народ этот, что ты ввел его в страшный грех?!» И ответил Агарон: «Ты же знаешь этот народ: он погряз во зле. Они потребовали от меня: дай нам божество, которое пойдет перед нами, потому что Моше пропал и не знаем мы, что сталось с ним». И встал Моше в воротах стана, и крикнул: «Кто за Б-га – ко мне!» И собрались вокруг него все левиим. И он обратился к ним: «Так сказал Б-г Израиля: пусть каждый из вас пройдет весь стан и пусть каждый убьет брата своего, и друга своего, и близкого своего!» И сделали левиим, как повелел Моше, и пали в тот день из народа около трех тысяч человек. И сказал Моше: «Сегодня посвятились вы для служения Б-гу, потому что каждый из вас показал свою готовность убить собственного сына и собственного брата по приказу Его; заслужили вы сегодня благословение!» И вернулся Моше к Б-гу, и сказал: «Совершил этот народ страшный грех, простишь ли их? И если нет – то прошу Тебя: сотри и меня из книги Твоей, которую Ты написал!» И сказал Б-г: «Того, кто согрешил, сотру Я из книги Моей. А теперь иди, веди этот народ».

Из бесед Любавичского Ребе

«Когда будешь исчислять сынов Израиля, пусть каждый из них принесет... половину священного шекеля за душу свою, и не будет им вреда от подсчета».

Мидраш («Бемидбар раба», 12:3) говорит, что, услышав эти слова, «Моше в изумлении отпрянул». Это и понятно: как монетка может искупить грех поклонения идолу?! Это, кстати, один из трех случаев, о которых мидраш говорит: «Моше в изумлении отпрянул». Два других – в момент дарования заповеди о строительстве Святилища (как можно построить «дом» для Того, Кого и вселенная не вместит?!) и заповеди о жертвоприношениях (чтобы выразить Всевышнему благодарность, было бы мало принести Ему в жертву всех животных на земле!). Всевышний успокаивает Моше: то, чего Я от вас требую, – по вашим силам, а не по Моим.

Почему же заповедь о половине шекеля так удивила Моше? Может быть, он не верил, что материальное приношение может искупить грех? Нет, он уже знал об искупительной жертве. Дело вот в чем: искупительная жертва приносится добровольно, как и все приношения в Святилище. Потому, думал Моше, она и может искупать грехи. А вот полшекеля евреи были обязаны принести, хотят они того или не хотят. Как же принудительное приношение может очистить душу от накипи греха? – удивился Моше.

Мидраш продолжает: «Извлек Всевышний огненную монету из-под Престола Своего, показал ее Моше и сказал: «Вот такую [монету] пусть принесут». Эти слова звучат как ответ на недоуменный немой вопрос Моше. Но каким образом история с огненной монетой может изменить отношение Моше к «принудительной» жертве?

Всевышний говорит Моше: ты прав – если бы ты их просто заставил принести монеты в полшекеля, это не смогло бы повлиять на их души. Но монеты, которые они принесут, будут не простыми, а огненными, то есть приношение будет исходить от божественной искры в душе каждого из них.

Становится понятным также лишняя, на первый взгляд, деталь: «Извлек Всевышний огненную монету из-под Престола Своего». Ведь «Зогар» говорит, что именно под Престолом Всевышнего – источник всех душ.

Все это имеет вполне практическое, повседневное значение. Часто приходится слышать: «Ну что толку в том, что ты заставил или уговорил такого-то надеть тфилин или дать милостыню? Надо сначала все объяснить, шаг за шагом привести человека к пониманию важности заповеди, чтобы он исполнил ее сознательно».

Нет, урок «огненной монеты» таков: даже если внешне кажется, что еврей исполняет заповедь нехотя, только потому, что не может сказать «нет», она все равно резонирует с сокровенной сущностью его души, исходит от огня Всевышнего, горящего в его сердце.

Законы Пейсах

Что такое хамец? Буквально это слово означает «квашеное, кислое тесто». Любая пища, приготовленная из теста, которое хотя бы в минимальной степени подверглось процессу брожения, – хамец. Отсюда следует, что по букве закона Торы хамец может быть изготовлен только из пяти видов злаков.

Другая мука, например, гороховая или кукурузная, это не хамец, так как в ней процесс дрожжевого брожения невозможен.

Галаха устанавливает, что через восемнадцать минут после того, как мука (из одного из пяти видов злаков) вступила в контакт с водой, в ней начинается брожение. Поэтому при изготовлении мацы тесто замешивают очень быстро и выпекают раньше, чем истечет этот срок.

Зерно тех же пяти злаков, смоченное водой и пролежавшее без дальнейшей обработки восемнадцать минут, также считается хамецем.

Тора говорит: «И оберегайте мацу [от брожения]» («Шмот», 12:17). И хотя речь здесь идет о тесте с момента его замешивания, издревле существует обычай оберегать зерно от соприкосновения с водой с момента, когда его везут на мельницу для помола. А те, кто стремится исполнять заповеди Торы как можно точнее, оберегают зерно от соприкосновения с водой еще с момента жатвы.

Маца, приготовленная из такого зерна, называется маца шмура («тщательно оберегаемая»). Желательно, чтобы по крайней мере во время седера все были обеспечены такой мацой.

Покупая мацу на Песах, надо проверить, имеет ли она гехшер (сертификат кашерности) авторитетного раввина.

Осторожно! Недостаточно прочесть слово «маца» на коробке, чтобы быть уверенным в кашерности. Более того, поскольку многие любят мацу и едят ее круглый год, на некоторых коробках мацы вы найдете такую надпись: «кашер хамец», то есть: кашерно для употребления в любое время, кроме Песаха.

Приготовления к Песаху начинаются уже за несколько недель до праздника. Дом тщательно очищают от хамеца, так как галаха запрещает оставлять на Песах продукты, в которых содержится даже ничтожная примесь хамеца.

Поскольку запрет распространяется даже на самые мелкие крупицы хамеца (но не меньше тех, что видны невооруженным глазом), всю посуду, в которой готовили хамец в течение года, тщательно чистят и складывают в укромное место, чтобы предотвратить ее случайное использование во время праздника.

Лучше всего сложить посуду в кладовую, которую не будут использовать в Песах, и запереть ее, или в шкаф и также запереть его. Есть также обычай продавать такую посуду вместе с хамецем нееврею.

Лучше всего завести отдельный полный комплект посуды специально для Песаха, которым не пользуются в течение всего остального года. Если же такой посуды нет, то перед Песахом все кухонные принадлежности и посуду кашеруют (об этом – см. ниже).

Ашкеназы не употребляют в пищу во время Песаха рис, просо, кукурузу, гречку, бобы, чечевицу, горох, горчицу и т.п. (на иврите - китнийот).

Существует старинный иерусалимский обычай во время Песаха не употреблять в пищу арахис.

Сушеные фрукты (изюм, инжир и пр.) также не едят в Песах. Исключение составляют фрукты и специи, за сушением которых наблюдал авторитетный раввин.

Там, где невозможно достать соль и сахар с гехшером на Песах, соль для праздника перебирают, чтобы очистить ее от крошек хамеца.

 Сахар, если на нем нет гехшера, принято переваривать и процеживать через ткань.

Есть обычай, согласно которому в Песах не едят редьку и чеснок.

Если посуду использовали в течение всего года для приготовления пищи, в которую входит хамец (и собираются ее использовать в Песах), ее кашеруют.

Не всякая посуда, в принципе, поддается кашерованию. К видам посуды, не поддающейся кашерованию, относятся следующие: глиняная, керамическая и фарфоровая посуда, металлическая эмалированная или глазированная посуда, деревянная крашеная или покрытая лаком посуда и кухонные принадлежности, изготовленные из материалов, которые портятся под влиянием высокой температуры: предметы из кости, посуда из склеенных между собой частей (даже если сам предмет целый и к нему приклеена только ручка), сосуды, в которых длительное время хранили крепкие алкогольные напитки, изготовленные из хамеца, кухонные принадлежности, которые трудно хорошо очистить (сита, терки, сосуды с узким горлышком). Общий принцип кашерования посуды состоит в том, что способ кашерования соответствует способу использования посуды.

Например, шампур, используемый для приготовления пищи над открытым огнем, неэмалированные противни для выпечки пирогов кашеруют на открытом огне, а кастрюли, в которых варят пищу, - в крутом кипятке.

В принципе, ложки и вилки, используемые для уже поданной на тарелки и несколько остывшей пищи, достаточно облить горячей водой. Тем не менее, их принято кашеровать в крутом кипятке.

Посуду, которая соприкасалась только с холодным хамецем, согласно вышеуказанному принципу, достаточно лишь хорошо вымыть.

Но и ее тоже принято кашеровать в крутом кипятке.

Сковороду кашеруют в крутом кипятке, но если в ней запекали или жарили хамец в небольшом количестве масла или вовсе всухую, ее надо прокалить на открытом огне.

Тефлоновую сковороду, на которой можно жарить без масла, не кашеруют.

Запрещается кашеровать предмет, которым пользовались менее чем за двадцать четыре часа до кашерования.

Подготовка кухни: кухонную раковину (керамическую, фарфоровую или металлическую, покрытую эмалью) откашеровать невозможно. Ее следует тщательно вымыть и вставить в нее временную металлическую или пластиковую раковину (в Израиле их продают перед Песахом в магазинах сети «Тамбур»).

Раковину из нержавеющей стали или другого, металла без покрытия можно откашеровать, поливая ее кипящей водой и тут же проводя по ее поверхности раскаленным камнем или куском железа (до этого в течение двадцати четырех часов пользоваться ею нельзя).

Можно откашеровать ее и иным способом: тщательно вымыть, вытереть насухо и провести по всей ее поверхности огнем газовой горелки.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .