Глава 43

Среди прибывших находился также рабби Эльазар Амодаи. Жена Хизкияу из Бейт-Лехема была его сестрой,

– Воистину, – сказал он, увидев Менахема, – ты пропавший сын моей сестры. Ты похож на моего покойного зятя Хизкияу, как только может сын походить на своего отца.

Наконец, вернулся рабби Акива. Вокруг него собрались мудрецы. Это была важная, значительная минута. Если бы мудрецы отказались признать называвшего себя Мессией, возникла бы опасность братоубийственной войны, ибо вокруг Шим'она собрались тысячи людей, готовых провозгласить его своим царем, сражаться за него, за него умереть.

Не менее тяжкую ответственность взяли бы на себя мудрецы, приветствуя юношу как долгожданного и желанного Мессию. Ведь такое признание означало борьбу не на жизнь, а на смерть с могучим повелителем мира – Римом.

Прежде всего следовало выяснить обстоятельства. Реувен предстал перед мудрецами и рассказал об удивительных событиях, свидетелем которых он был. Затем пришел Л ев и и рассказал о том, как он нашел ребенка, о детстве мальчика, о его блестящих способностях, о его неутомимом усердии, о его удивительной физической силе, о честолюбивых планах и снах. Рабби Эльазар подтвердил происхождение юноши и свое близкое родство с ним.

Рабби Акива был очень взволнован этими сообщениями, и почти все великие мудрецы Израиля подумали, что близко исполнение прекраснейших надежд, самого страстного желания. Но не все придерживались этого мнения. Рабби Носи бен Кисма предостерегал:

– Как можем мы восстать против великой, могучей империи! Б-г допустил, чтобы римляне разрушили Его священный Дом, и после этого мы можем подняться на борьбу с ними?

Рабби Носи бен Кисма, один из наиболее уважаемых учителей Израиля, был в большом почете у римлян. Они предлагали рабби высокий государственный пост, от которого он отказался, чтобы безраздельно посвятить всю свою жизнь изучению Торы. Его мнение было решающим для многих, и его голос имел большой вес. К нему присоединился рабби Иоханан бен Торта.

– Еще не время, – сказал он, – ожидать Спасителя. Наш век не готов для этого. Трава вырастет на твоей могиле, Акива, а сын Давида еще не придет.

В этот миг открылась дверь, и вошел человек из Козива. Его появление ошеломило присутствовавших. Царственная внешность, высокий рост, благородное лицо, – все это тотчас завоевало сердца.

– Это царь Мессия, – воскликнул рабби Акива восторженно.

Он поднялся со своего места и подошел к юноше со словами:

– Восходит звезда от Яакова, поднимается скипетр от Израиля. Эдом будет подвластен врагам своим, Израиль же явит силу.

Юноша бросился к рабби Акиве, обнял и поцеловал его. И все собравшиеся закричали, повторяя слова рабби Акивы: «Взошла звезда от Яакова!»

Этот возглас подхватили стоявшие снаружи.

С тех пор Менахема называли бар Кохба (сын звезды), присоединяясь к словам рабби Акивы: «Взошла звезда от Яакова».

После того как Мессия был признан рабби Акивой и мудрецами, со всех сторон устремились в Израиль еврейские воины. Но не каждого принимал бар Кохба в свое войско. Лишь тот, кто доказывал свое мужество, стойкость и готовность пожертвовать собой, удостаивался чести вступить воином Всевышнего в войско Мессии.

Когда весть о восстании дошла до Кейсарии, Тинию Руфу,

который так жестоко, по-зверски обращался с евреями, пришлось бежать. К тому времени он уже расстался с Руфиной.

Однажды в лагерь бар Кохбы, где находился рабби Акива, прибыла знатная римлянка с большой свитой.

– Отведите меня к великому учителю Израиля, – обратилась она к стражникам.

Ее желание было выполнено. Войдя в шатер, она бросилась к ногам рабби и обняла его колени.

– Не отталкивай меня, великий, благородный, мудрый муж! Позволь мне быть простой служанкой, которой ты позволяешь мыть твои ноги.

– Поднимись, Руфина, – сказал рабби Акива, – ты жена другого.

– Я уже не жена Руфа. Когда я сообщила ему о моем решении принять иудейство, он разгневался и расторг наш брак. Став свободной, я поспешила выполнить мое решение, рабби Иеуда бен Баба совершил обряд. А теперь я пришла к тебе, достойный муж. О, не отталкивай меня, позволь мне остаться.

И она осталась, став супругой рабби Акивы. Большие богатства, которые она принесла ему, были использованы на благо Израиля.

Тем временем бар Кохба добился поразительных успехов. Ничто не могло устоять перед ударами победоносного войска евреев. Римляне были изгнаны из всех крепостей Иудеи, Галилея также была освобождена.

Своей резиденцией бар Кохба избрал Бейтар. Бывший большим городом до падения Иерусалима, он еще больше вырос и окреп после разрушения центра еврейского царства.

Получив первые известия о восстании, Адриан надеялся усмирить бунтовщиков без большой затраты сил. Но когда римляне потерпели еще одно поражение, он послал в Иудею своего лучшего военачальника и многочисленное войско с приказом подавить восстание.

Бар Кохба проводил смотр войск Израиля перед стенами Бейтара. Эти войска состояли из двухсот тысяч тяжело вооруженных пеших воинов, тридцати тысяч лучников, легко вооруженных воинов и двадцати тысяч всадников. Барак, человек необычайно высокого роста, нес священное знамя, на котором были вышиты золотом слова: «Взошла звезда от Яакова».

Бар Кохба восседал на троне, рядом с ним сидел рабби Акива. Войска проходили церемониальным строем, воины опускали свои штандарты и копья, проходя мимо мужественного вождя.

В Шаронской долине стоял готовый к бою враг. Навстречу ему двигались войска евреев, чтобы разбить свой лагерь. Можно было без труда различить огни на противоположной стороне, норою оттуда доносились звуки музыки, полной пророческих намеков. Едва ли четверть мили разделяла огромные скопления войск. Быть может, от завтрашнего дня зависела судьба столетий.

Со второй ночной стражей бар Кохба поднялся с постели. Стоя перед шатром, он с восторгом смотрел на могучее войско, готовое к победоносному бою ради него.

– О, – сказал он, – какое величественное видение! И я, я собрал вокруг себя это могучее войско! По всей равнине, сколько видит глаз, раскинулись белые шатры. Все эти воины готовы сражаться ради меня.

Наступил день. Бар Кохба приказал трубить, поднимать войска на бой. С неотразимой силой обрушил он центральный отряд своих войск на центр римлян, вызвав замешательство и смятение. Римляне отступили, их военачальник был сражен рукой бар Кохбы. Но положение на левом фланге было иным. Один из римских военачальников, занимавший выгодную позицию, не только отразил наступление, но также нарушил боевые порядки войск евреев и разобщил их силы. Страстное желание Сульпиция уничтожить врага помешало ему обнаружить поражение римского центра. Если бы он, разбив левое крыло, ударил в тыл войск противника, евреи потерпели бы поражение. Теперь же, заметив оплошность Сульпиция, бар Кохба воспользовался его опрометчивостью и неосмотрительностью. Он прекратил преследование римлян и поспешил на помощь левому флангу своих войск. Своею рукой сразил он Сульпиция, легионы были обращены в бегство.

Тридцать тысяч трупов римских воинов покрыли поле битвы. Оставшиеся в живых бежали. Многие из бежавших были убиты преследовавшими их евреями или взяты в плен. Победа была полной и окончательной. Войско бар Кохбы понесло лишь незначительные потери.

На поле боя обнял рабби Акива военачальника-победителя.

– Благословен будь всемогущий Б-г Израиля, – сказал он, – сегодня исполнилось то, что Он предвещал через Своего пророка Хагая: «Потрясу Я небо и землю, и ниспровергну престолы, и истреблю силу царств языческих».

Страх и тревога охватили императора Адриана, когда он узнал о поражении своего войска и гибели военачальников. Мятеж евреев мог подорвать устои римской империи. Все угнетенные и порабощенные народы жаждали свободы и независимости. Если бы евреи завоевали свободу, пришел бы конец римскому господству над колониями, восстали бы германцы, испанцы, египтяне и сирийцы, греки и африканцы. Поэтому император решил обратиться к своему лучшему военачальнику, Юлию Северу, который находился вдали от родины, усмиряя свободолюбивых британцев. Время до прибытия Севера бар Кохба использовал для укрепления своего царства и для подготовки к обороне отвоеванных у римлян крепостей. Среди них особенно выделялись города Кабул, Сихин и Магдала. В Царских горах был расположен многолюдный город Тур Шим'он, здесь по пятницам раздавали бедным триста корзин хлеба. Этот город был хорошо укреплен. Находившихся в нем воинов возглавлял назначенный бар Кохбой военачальник.

Благодаря успехам бар Кохбы возросло доверие к нему как к посланнику Б-га, и никто не предполагал, что независимость Иудеи может оказаться под угрозой. Но Юлий Север с многочисленным римским войском уже приближался к границам Палестины.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру