Глава 25

В описанных выше событиях рабби Иеошуа бен Ханаьья во всем поддерживал раббана Гамлиэля. Но вскоре после этого суждено было возникнуть раздорам между двумя великими учителями, при этом наси недооценил величие и значение своего товарища. В стаде рабби Цадока родился первенец. Раньше такое животное приносили в жертву в священном Храме, но теперь его нельзя было использовать, его следовало кормить до смерти или до того времени, когда животное получит какое-либо телесное повреждение. В подобных случаях некоторые пытались искусственно нанести телесное повреждение, ставя препятствия на пути животного, чтобы оно, споткнувшись, сломало ногу, или натравляли на него собаку. В связи с этим мудрецы постановили, что возникшие таким образом повреждения не могут служить поводом для того, чтобы зарезать животное, и коаним не должны верить на слово тому, кто утверждает, что повреждение нанесено неумышленно.

Первенец из стада рабби Цадока ел ячмень и поранил губы. Рабби Цадок предполагал, что предписание мудрецов касается лишь тех, кого можно заподозрить в желании обойти закон, что оно распространяется лишь на ам-аарец, но не на талмидей-хахамим. Он обратился к рабби Иеошуа, который одобрил эту точку зрения. Затем он обратился с тем же вопросом к раббану Гамлиэлю. Но тот сказал, что такое различие не должно иметь места. Когда же рабби Цадок сослался на мнение рабби Иеошуа, раббан Гамлиэль велел ему повторить вопрос перед собравшимися в учебном доме. Наси при всех ответил так, как решил раньше, а рабби Иеошуа не решился возразить ему. Но раббан Гамлиэль потребовал от него объяснений, и когда рабби Иеошуа признал, что ранее высказал противоположное мнение, он приказал ему встать и стоя слушать объяснения, подобно одному из учеников. Так сидел раббан Гамлиэль, излагая свое мнение по этому вопросу, в то время как рабби Иеошуа вынужден был стоять, пока собравшиеся не стали возмущаться жестоким поступком наси. Выступление было прервано.

Вскоре после этого рабби Иеошуа вновь был вынужден склониться перед авторитетом наси.

За единицу исчисления времени в еврейском календаре принят период обращения Луны вокруг Земли. Луне требуется 29 дней, 12 часов и 73/1080 доли часа для того, чтобы совершить оборот вокруг Земли. Этот промежуток времени является месяцем. Но в древние времена вычисление само по себе не было определяющим. Нужно было еще увидеть на небе молодой месяц. Тот, кто видел его, должен был сообщить об этом князю, а князь провозглашал благословение новомесячия. Костры, зажженные в горах, сообщали об этом жителям страны. Впоследствии пришлось отказаться от такого знака, потому что садукеи стремились ввести народ в заблуждение, зажигая в горах костры в неположенное время. Садукеи были сектой, которая отвергала традицию и признавала только слово Священного Писания. Они учили, что согласно 15 и 16 стихам 23 главы книги Левит праздник Шавуот может приходиться только на первый день недели. Поскольку они не могли добиться всеобщего признания своих лжеучений, они пытались внести путаницу в летоисчисление, прибегая к услугам лжесвидетелей. Так однажды предстали перед наси свидетели. Когда один из них дал показания, вышел вперед другой и сказал: «Я поднялся на вершину горы и видел месяц, стоявший между двумя скалами: его голова походила на голову теленка, его уши – на уши козла, рога напоминали рога оленя, а хвост его лежал между ногами. Я взглянул на него, испугался и пал навзничь. Если вы не верите мне, взгляните на эти 200 монет, которые я получил за мое сообщение». По всей вероятности, этот человек предложил свои услуги садукеям, чтобы ни у кого другого не возникло желания с помощью ложного показания вводить в заблуждение мудрецов.

Перед раббаном Гамлиэлем и его судебной палатой предстали два свидетеля, которые сообщили, что днем видели молодой месяц. Когда же наступила ночь, месяца никто не увидел, хотя небо было чистым. Поэтому мудрецы, а среди них и рабби Иеошуа бен Хананья, решили, что сообщение свидетелей было ложным. Несмотря на это раббан Гамлиэль принял свидетельское показание, потому что оно совпадало с его рассчетами. Вскоре после этого стало известно, что рабби Иеошуа намерен отмечать праздники в соответствии со своим собственным вычислением, которое не совпадает с указаниями наси. Раббан Гамлиэль не мог согласиться с этим. Подобные разногласия могли вызвать беспорядки в Израиле Он велел передать рабби Иеошуа: «Я приказываю тебе явиться ко мне с твоим посохом и твоими деньгами в день, на который по твоим рассчетам приходится Йом Кипур».

Рабби Иеошуа был крайне опечален этим. Таким застал своего бывшего учителя рабби Акива.

– Рабби, – спросил он, – чем ты так опечален?

– Акива, – ответил рабби Иеошуа, – лучше для меня быть весь год прикованным тяжелой болезнью к постели, чем подчиниться этому приказу наси.

– Позволь мне, – попросил Акива, – напомнить тебе то, чему ты учил меня.

– Говори, – позволил рабби Иеошуа. И рабби Акива сказал:

– В Священном Писании в определении праздников стоит слово «отам», «их». Трижды это слово написано без вав, так что его можно прочесть «атем», «вы». В этом содержится намек: вы, т. е. мужи, стоящие во главе Израиля, должны определять день новолуния, даже если вы ошибаетесь, даже если вы преднамеренно определяете его иначе, даже если вы введены в заблуждение лжесвидетелями. Во всех этих случаях истинным будет лишь тот день новолуния, который определите вы.

И сказал рабби Иеошуа:

– Ты утешил меня, Акива, ты утешил меня.

Все же рабби Иеошуа посетил еще своего старого друга рабби Досу, чтобы узнать также и его мнение. И рабби Доса сказал:

– Друг мой, тебе следует подчиниться авторитету раббана Гамлиэля. Священное Писание не называет имен семидесяти старейшин, помогавших Моше, чтобы предотвратить в дальнейшем нежелательные сравнения, чтобы люди не сказали: «Учителя нашего времени не похожи на мудрецов прошлого». А поскольку не известны имена семидесяти старейшин, то учителя нашего времени могут быть равными или даже превосходить их. И еще находим мы в Священном Писании, что три величайших мужа нашей истории – Моше, Аарон и Шмуэль сравниваются с мужами намного менее значительными – с Гидеоном, Шимшоном и Ифтахом, чтобы показать нам, что Гидеон пользовался в свое время таким же авторитетом, как Моше, Шимшон – как Аарон, а Ифтах – как Шмуэль. И еще сказано: «И придешь ты к судье, который будет в те дни». Разве может человек найти судью, живущего не в его время? Этими словами Священное Писание учит нас, что судьи Израиля должны пользоваться таким же уважением, как некогда наш учитель Моше, им должны повиноваться так, как некогда повиновались ему.

Рабби Иеошуа решил подчиниться приказу наси. Он взял свой пояс с деньгами, взял посох в руку и отправился в назначенный день в Явне к раббану Гамлиэлю. Увидев его,

наси поднялся, вышел ему навстречу, обнял, поцеловал его и сказал:

– Приветствую тебя, учитель мой и ученик: учитель мой по познаниям, мой ученик, ибо ты подчиняешься моим словам. Благо поколению, в котором великие внимают малым!

Поступок рабби Иеошуа заслуживает еще большего признания, если учесть, что астрономия – та наука, в которой ему не было равных среди современников. Он обладал такими выдающимися познаниями, которые вызывают восхищение и сегодня, когда эта наука добилась огромных успехов благодаря усовершенствованию оптических инструментов. Раббану Гамлиэлю также было известно об обширных познаниях рабби Иеошуа в области астрономии, как это видно из следующего рассказа наших мудрецов.

Однажды раббан Гамлиэль и рабби Иеошуа отправились в морское путешествие. Раббан Гамлиэль взял с собой хлеб, рабби Иеошуа взял хлеб и муку. Через некоторое время запасы раббана Гамлиэля кончились, и ему пришлось воспользоваться запасами друга.

– Мой хлеб заплесневел, – сказал он, – и его нельзя есть. Мне приходится просить тебя дать мне немного муки, которую ты взял с собой.

– С удовольствием, – ответил рабби Иеошуа, – можешь считать своим все, что есть у меня.

– Как знал ты, – спросил у него раббан Гамлиэль, – что наше путешествие затянется?

– Каждые семьдесят лет, – ответил рабби Иеошуа, – восходит звезда, которая сбивает с пути моряков. А поскольку теперь пришло время появления этой звезды, я опасался, что она покажется как раз во время нашего плаванья, и я взял с собой такие припасы, которые меньше портятся. Случилось так, как я предполагал.

Когда раббан Гамлиэль стал превозносить мудрость своего друга, тот сказал:

– На родине есть два ученых человека: рабби Эльазар Хисма и рабби Иоханан бен Гудгада, большие знатоки естествознания, но у них нет ни хлеба, чтобы насытиться, ни платья, чтобы одеться.

Когда плаванье благополучно завершилось, раббан Гамлиэль хотел предоставить этим ученым определенные посты, чтобы избавить их от нищеты. Но они не приняли его предложение. Тогда раббан Гамлиэль сказал им:

– То, что я поручаю вам, – не власть и не почет, а тяжесть и обуза, и чем выше положение человека, тем сильнее его зависимость и рабство.

Одним из выдающихся астрономов нового времени был Эдмунд Хели. Славу принес ему расчет регулярного появления через значительные промежутки времени определенной кометы, которую назвали его именем. Ученый Раппопорт, бывший главный раввин Праги, доказал, что комета Хели – это звезда, чье регулярное возвращение рассчитал рабби Иеошуа за 1600 лет до знаменитого астронома.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру