Глава 01

Иерусалим был разрушен, священный Храм сожжен. Невыразимые бедствия обрушились на Иудею; земля была покрыта кровью убитых и замученных; тысячи самых достойных и благородных были проданы в рабство или должны были бороться на арене с дикими зверями, чтобы кровожадные римские волки могли наслаждаться этой ужасающей игрой. Отчаяние охватило спасшихся. Казалось, что Иудея погибнет под окровавленной ногой римского победителя. Но все же зерно вечности, сохранения и развития уже было посажено, внешне невзрачное и малое, оно было сильным и жизнеспособным.

Рабби Иоханан бен Заккай, великий учитель Израиля, предвидел гибель священного города, но его призывы к миру и покорности оказались безуспешными. Фанатично настроенные жители города предпочли гибель и разрушение рабскому ярму римлян. Тогда рабби Иоханан велел распространить слух о своей смерти. Его ученики Элиэзер и Иеошуа положили рабби в гроб и с наступлением сумерек понесли его к воротам города. «Это труп, – сказали они стражникам, – мы хотим похоронить его за городом». И их выпустили беспрепятственно.

Рабби Иоханан отправился в лагерь римлян и попросил отвести его к военачальнику Веспасиану. «Приветствую тебя, римский император!» – воскликнул он, увидев военачальника. «Если императору станет известно о твоих словах, – сказал Веспасиан, – он прикажет казнить тебя и меня». «Но я говорю, – возразил рабби, – что Веспасиан уже римский император. Не за горами тот час, когда ты овладеешь Иерусалимом и Святыней нашего Б-га. Это может произойти лишь по воле Всемогущего, как предвещал пророк Иешаяу».

И вот, когда они еще беседовали, вбежали запыленные гонцы и закричали: «Да здравствует наш император Веспасиан! Император мертв, народ и сенат избрали своим императором прославленного военачальника Веспасиана!»

Новый император был очень милостив к рабби и обещал ему исполнение любого его желания. Рабби Иоханан бен Заккай попросил разрешения основать академию в городе Явне, чтобы там беспрепятственно учиться и обучать Торе. Эта скромная просьба была удовлетворена, и рабби Иоханан отправился со своими учениками в Явне, начиная свою работу учителя, когда вокруг бушевала война. И вот сидел он, как некогда первосвященник Эли, ожидая дальнейших событий; его тревожила судьба Святыни Господа. А когда пришла ужасная весть о том, что Иерусалим захвачен и разрушен, а Храм сожжен, учитель и его ученики разорвали свои одежды и, рыдая, опустились на землю. Так плакали и сетовали они долго, пока учитель не собрался с духом и не принялся утешать своих учеников.

– Наш долг, – сказал он, – сохранить будущее Израиля. И даже ecjin мы лишились всего, с нами осталось наше сокровище, Учение нашего Б-га. В нем источник жизни и залог грядущих лучших времен. Не позволим же печали и боли сломить силу нашего духа! Будем жить нашей жизнью и сохраним для наших детей наследие отцов!

Так учитель со своими учениками начал неприметную работу духа и разума, ставшую для Израиля незыблемой крепостью, в которой рассеянное и преследуемое стадо овец нашло безопасность и защиту от преследовавших их волков.

Хотя Иерусалим и Храм были разрушены, на Палестине еще не лежало проклятие, когда земля становится бесплодной и необъятные, некогда плодородные поля превращаются в пустыню. «Местность удивительной красоты тянется вдоль озера Кинерет, – говорил Йосеф. – Благодаря мягкому климату, плодородная земля покрыта там богатой растительностью, и каждое растение щедро дарит свои плоды человеку, который обрабатывает эту землю. Там зеленеет множество ореховых деревьев, которые любят прохладу; там есть и пальмы, растущие в жарком климате, а рядом смоковницы и оливковые деревья, которым подходит более мягкий климат. Это можно назвать соперничеством природы, она едва ли не силой собрала в одном месте растения, которые, казалось бы, не могут ужиться друг с другом; нечто вроде удивительного спора времен года, когда все они одновременно пытаются овладеть этой местностью. Вопреки всем ожиданиям, эта земля не только дает всевозможные плоды, но к тому же сохраняет их долго. По меньшей мере лучшие из растений, виноградные лозы и смоковницы, плодоносят беспрерывно десять месяцев в году. А другие плоды сменяют друг друга в течение года».

В этой плодоносной местности был расположен прекрасный дом богатого Калбы Савуа, окруженный полями и виноградниками, финиковыми пальмами и оливковыми деревьями. Хозяин дома и всех этих земель владел также многочисленными стадами, и слуги перегоняли их с пастбища на пастбище до берега Иордана. У Калбы Савуа был также дом в Иерусалиме. Когда Веспасиан начал осаду города, он был одним из троих людей, на долгие годы обеспечивших осажденный город богатыми запасами. Но фанатики сожгли склады, чтобы поднять жителей города на бой не на жизнь, а на смерть.

Калба Савуа оплакивал судьбу священного города. Благодаря большой сумме денег ему удалось избежать доли изгнанника, он отправился в свои владения, где наблюдал за тем, как обрабатываются его поля и виноградники. Была у него единственная дочь, наследница его большого состояния. Рахель, как и первая носительница этого имени, славилась своей красотой; но прекраснее ее чудесного лица и стана была ее душа, и дороже всех богатств отца было доброе сердце, бившееся в ее груди.

Как раз в то время Калба Савуа искал работника, который бы следил за его стадами и пастухами. Богач не мог один справиться со всем: следить за работниками, наводить порядок, предотвращать воровство и обман. У него не было сына, помощника в делах, поэтому он был вынужден нанять чужого человека, чтобы тот положил конец укоренившемуся воровству. К нему уже приходило несколько человек, но ни одному из них не удалось завоевать его доверия. Однажды к нему пришел молодой человек с рекомендательным письмом от соседа Урканоса.

Прочитав письмо, Калба Савуа обратился к смиренно стоявшему перед ним человеку:

– В этом письме с похвалой отзываются о твоей старательности, верности и честности. Но еще лучше рекомендует тебя твоя внешность, говорящая о силе и ловкости. Как зовут тебя?

– Меня называют Акивой, – ответил молодой человек, -отца звали Йосефом, деда – Иеошуа. Мы из знатного языческого рода. Убитый Яэлью Сисра, военачальник Явина, царя Хацора, был родоначальником нашей семьи. Мой дед прибыл вместе с царицей Еленой в Иерусалим и принял иудейство. Мои родители погибли в разрушенном Иерусалиме, все их имущество было уничтожено. Поэтому мне приходится зарабатывать свой хлеб на службе у других.

– Ты говоришь хорошо, – похвалил его хозяин. – Какую плату ты требуешь?

В этот момент в комнату вошла Рахель.

– Рахель, дитя мое, – спросил у нее отец, – что ты хотела?

При этих словах хозяина Акива повернулся к вошедшей. Он был поражен красотой девушки и сказал про себя: «О, если бы я мог ответить, как некогда отец Яаков: я буду служить тебе семь лет за твою дочь Рахель!»

Рахель тоже доброжелательно взглянула на незнакомца, но тотчас повернулась к отцу и сказала:

– Я хотела сказать тебе, отец, что приехал гость, которого мы ждали, Папус, сын Иеуды.

– Проведи его в комнату, дочь моя, и позаботься, чтобы его хорошо обслужили. Прикажи также, чтобы в честь гостя приготовили богатый обед. Передай ему от меня привет и попроси прощения за то, что я не могу принять его немедленно. Немного позже я приду к нему в комнату, чтобы приветствовать его там. Рахель вышла.

– Это сын моего друга юности, – пояснил Калба Савуа, -он будет супругом моей дочери, если они понравятся друг другу. А теперь, Акива, назови же условия, при которых ты готов служить мне.

– Зачем мне, о господин, – возразил Акива, – ставить тебе условия? Ты оценишь мою службу по моим заслугам. Я доверяю тебе, ты не заплатишь мне слишком мало.

– Ты нравишься мне, – ответил Калба Савуа. – Я назначаю тебя надсмотрщиком над всеми моими стадами и пастухами. Ты должен заботиться о том, чтобы пастухи выбирали хорошие пастбища, чтобы они не воровали, не обманывали меня, чтобы вовремя стригли овец и доставляли шерсть в мои кладовые. Ты должен заниматься продажей скота и отбирать животных для моего стола. Знаком ли ты с еврейскими законами?

– Нет, господин. Об истории нашего народа я знаю лишь то, что слышал из рассказов других. От меня никогда не требовали, чтобы я занялся изучением Б-жественного Учения. Да и зачем? Все великие мудрецы не смогли спасти от гибели священный город!

– Не говори так! Мудрецы не виновны в гибели священного города... Будь ты образованным человеком, я сделал бы тебя резником. Но я вынужден отказаться от моего намерения. Следуй за мной, я представлю тебя моим слугам.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру