Рабство и исход

 

I. РАБСТВО ЕГИПЕТСКОЕ

"Как виноград в пустыне, я нашел Израиля; как ягоду, впервые Созревшую средь листьев молодых Смоковницы, узрел отцов Я ваших".

(Гошеа 9, 10)

Рав Йудан говорил:

— Подобно тому, как со смоковницы снимается сначала по одной созревшей ягоде, потом по две, по три, и, наконец, приступают к сбору плодов целыми корзинами, так и на народном древе нашем, сначала созрело одно славное имя — Авраам, затем — Ицхак, Яаков, и, наконец: "расплодились сыны Израиля и размножились, и возросли, и окрепли чрезвычайно; и наполнилась ими та земля" (Берейшит Раба, 46).

Прошло сто тридцать лет от водворения израильтян в Гошене Египетском. И был сон фараону. Снилось ему, что сидит он на троне своем, и стоит перед ним некий старец, и у старца весы в руках. Вот опустил старец чаши весов, на одной поместил всех старейшин, вельмож и правителей египетских, на другую чашу поставил одного ягненка-сосуна. Поднял старец весы, — и вот, видит фараон: чаша с ягненком перевесила чашу со всеми старейшинами, вельможами и правителями египетскими.

Призвал фараон волхвов своих и сказал:

— Истолкуйте мне сон мой.

В то время при дворе фараона находился и Билам, сын Веоров, бежавший в Египет с островов Хиттимских.

— Государь! — сказал Билам. — Сон твой предвещает, что произойдет великое зло для Египта от народа израильского. В народе этом родится человек, который разорит Египет и освободит израильтян от власти твоей.

— Что же я должен сделать, — спросил фараон, — чтобы предупредить это?

— Спроси сначала других волхвов, а меня соблаговоли выслушать потом.

Отвечал один из волхвов, Регуил (Итро) Мадиамский:

— Да живет Государь! Да живет во веки Государь наш! Мой совет: отступись от израильтян и не пытайся вступить в борьбу с ними. Бог издревле избрал народ сей из всех народов земли. Когда предок твой фараон пожелал приблизиться к жене патриарха их Авраама, Бог Израилев поразил его и весь дом его жестокими карами. То же постигло и Авимелеха, царя Герарского. Праотца их Яакова Бог спас от Эйсава и от Лавана, покушавшихся убить его, и от всех царей Кенаанских, которые выходили против Яакова и сыновей его. Предок же твой фараон возвеличил израильтянина Йосефа, мудростью своей спасшего Египет во время семилетнего голода, и отца Йосефа с братьями его радушно принял и поселил их в стране своей. Поэтому, совет мой: перестань угнетать израильтян, и если не желаешь оставить их жить мирно в Египте, дай им спокойно уйти в землю Кенаанскую.

Разгневался фараон на Регуила за слова его и обратился к другому волхву, Иову Егуильскому.

— Великий Государь! — ответил Иов. — Ты один властен над всеми жителями страны своей; сделай так, как угодно в очах твоих. Заговорил тогда Билам.

— Государь! — сказал он. — Праотец израильтян Авраам вышел невредимым из печи калильной. Другой родоначальник их, Ицхак, был возложен на жертвенник для всесожжения, но жертвенный нож не коснулся его. Патриарх их, Яаков, долгие годы служил Лавану, и тяжесть трудов не умалила крепости сил его. Ни огнем, ни мечом, ни работами изнурительными не одолеть тебе народа этого. Есть одно средство, доныне еще не испытанное; средство это: стихия водная. И вот мой совет: всех детей, которые родятся отныне у израильтян, прикажи бросать в реку (Сефер гаЙашар).

"Если будет сын, то умерщвляйте его". Предание от раби Ханана:

— Что тогда делали кроткие, непорочные матери еврейские? В пещерах прятали они младенцев своих. Но египтяне отыскивали их и бросали в реку.

В это время Господь говорил ангелам:

— Сойдите на землю и взгляните — потомков возлюбленных моих Авраама, Ицхака и Яакова в воду бросают!

Встревоженные, отлетали ангелы от Господа и, входя по колено в воду, принимали младенцев на руки и укладывали их на утесах, а из утесов образовывались сосцы, питавшие младенцев материнским молоком.

Пояснение рав Авиры:

— Освобождением из рабства народ обязан заслугам праведниц израильских того времени. Когда женщины эти приходили за водой, Господь посылал к тому месту множество мелкой рыбы, и вода в кувшинах оказывалась пополам с рыбою. Отправляясь к мужьям, находящимся на работе, каждая приносила по два кувшина, один с вареной рыбой, другой с согретой водой, помогала мужу умыться, счищать с себя пыль, утолить голод и жажду и нежными ласками утешала его. Приближалось время родов; надо было уходить куда-нибудь подальше от зорких врагов. И они уходили в поля, в рощи, рожали — и спешили возвратиться к покинутым жилищам. И посылал Господь ангела-хранителя, который поил детей молоком, питал их елеем и медом, как родная мать, лелеял их.

Узнавали об этом египтяне, ходили искать детей, но никого не находили: земля расступалась и любовно принимала малюток в свои недра. Приходили египтяне с плугами, глубоко бороздили землю на тех местах, но детей и следа не было. А когда египтяне удалялись, малютки, точно стебли травы, вырастали из почвы. Впоследствии, уже взрослыми, они толпа за толпою приходили в свои жилища.

А в тот час, когда Господь открылся народу у Чермного моря, они же и были первыми, кто узрел величие Его, — и зазвучали хором голоса их:

— "Вот Бог мой!" (Шир гаШирим Раба, 8; Тана д'вей Элиягу; Сота, Н).

II. РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ МОИСЕЯ

Мириам, еще до появления на свет Моисея, предвидела пророческим даром и говорила отцу:

— Моя мать родит сына, который явится спасителем нашего народа. Родился Моисей — и весь дом наполнился сиянием.

— Пророчество твое, — сказал Амрам, целуя дочь, исполнилось. Когда же Моисея пришлось спустить в корзине в Нил, мать накинулась с угрозами на дочь, крича:

— Где же, дочка, пророчество твое?

И Мириам пошла к реке, притаилась и стала наблюдать издали, чем кончится ее пророчество.

Когда Моисей был взят дочерью фараона, Мириам, обратившись к ней, сказала:

— Не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из евреянок? Почему именно — из евреянок? Потому что ни у одной из кормилиц-египтянок младенец не брал груди. Ибо, сказал Господь:

— Устам, которым предстоит говорить Именем Моим, не подобает прикасаться к груди идолопоклонницы.

Полюбила Моисея дочь фараона, как мать — родного сына. Ни на шаг не отпускала она его из дворца, ласкала, лелеяла, красотою его налюбоваться не могла. И кто, бывало, не взглянет на него, не в силах оторвать глаз от лица его.

Привязался к ребенку и фараон, ласкал его, забавлял, а Моисей нередко снимал с головы фараона венец и надевал себе на голову.

Не по душе была эта забава волхвам, приближенным фараона. В ночь рождения Моисея египетские звездочеты наблюдали появление на небе новой звезды и предсказывали, что родившийся в ту ночь младенец явится избавителем израильского народа. Теперь, видя Моисея забавляющимся таким образом фараоновым венцом, волхвы обратились к повелителю Египта, говоря:

— Государь! Предостерегаем тебя от опасности, угрожающей тебе в лице этого ребенка: теперь он забавы ради надевает на себя венец твой. Однако как бы он не оказался тем именно, о котором мы пророчествовали, что он в будущем отнимет вместе с короною и царскую власть у тебя.

И начали уговаривать фараона убить Моисея.

Бывший среди них мадиамский жрец Итро сказал:

— По моему мнению, ребенок этот еще не сознает того, что делает. Мы можем это испытать: пусть поставят перед ним блюдо с золотом и раскаленными угольями. Если ребенок потянется к золоту, то это докажет, что он способен действовать сознательно, и в таком случае казните его, если же он протянет руку к угольям, тогда за что же убивать его?

Когда блюдо было принесено, Моисей протянул руку к золоту, но архангел Гавриэль оттолкнул руку Моисея — и он, схватив уголек, сунул его себе в рот и обжег язык. С тех пор Моисей и сделался косноязычным (Шмот Раба, 1).

III. МОИСЕЙ НА РАБОТЕ ЕГИПЕТСКОЙ

"Спустя много времени, когда Моисей вырос, он вышел однажды к братьям своим и увидел тяжкие работы их".

Видел Моисей эти изнурительные работы и говорил:

— Горе мне видеть вас, несчастные! Я готов душу мою положить за вас!

Нет работы более тяжкой, чем работа над глиной. И Моисей, не разгибая спины, помогал каждому. Не дорожа высоким придворным положением своим, он приходил облегчать работу братьям своим. И сказал Господь:

— За то, что ты, пренебрегая личными заботами, ходил соболезновать народу с любовью братской, Я оставлю все и на небе, и на земле и буду говорить с тобою.

По другому толкованию: Моисей, видя, что израильтян заставляют работать без всякого роздыха, обратился к фараону и сказал:

— Государь! Каждому рабовладельцу известно, что, если не дать рабу один день отдыха в неделю, раб не выдержит и умрет. И этим рабам твоим не выдержать долго, если ты не установишь для них отдыха по одному дню в неделю.

— Иди, — ответил фараон, — и сделай так, как ты говоришь.

Пошел Моисей и установил для израильтян празднование субботнего дня.

"И он убил египтянина и скрыл его в песке. И вышел он на другой день, и вот, два еврея ссорятся; и сказал он обидчику: "зачем ты бьешь ближнего твоего"? А тот сказал: "кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Не думаешь ли убить меня, как убил египтянина"? Моисей испугался и сказал: "сомнения нет, — дело это раскрыто!"

Размышляя над судьбою родного народа, Моисей спрашивал себя: "Чем так согрешил этот народ, что отдан в рабство египтянам?" Услыша же слова того израильтянина, Моисей сказал: "сомнения больше нет, дело это раскрыто — я теперь знаю, за что постигла израильтян тяжелая судьба их: соглядатайство развито среди них, — и достойны ли они быть избавленными от рабской доли своей?" (Шмот Раба, 1).

Восемнадцать лет было Моисею, когда он бежал от мести фараона в землю Ефиопскую и сорок семь лет прожил он в земле этой. Из Ефиопии Моисей отправился в Мадиам, к Иофору (Сефер гаЙашар).

IV. МОИСЕЙ У Итро

Итро был язычником и служил жрецом при капище. Незадолго до прихода Моисея, сознав ничтожество идолов, он порешил сложить с себя жреческий сан, удалиться от капища и обратиться к служению Истинному Богу. Созвал он жителей того города и, обратившись к ним, сказал:

— Я долгие годы служил у вас жрецом. Но я состарился, и вот, я прошу вас, изберите себе другого жреца вместо меня.

С этими словами он вынес и передал им все жреческие принадлежности, бывшие при нем.

Отказ от жреческого сана был неслыханным делом в те времена, и возмущенные поступком Итро сограждане объявили его отступником и предали строжайшему отлучению: никто не должен был исполнять для него никакой работы и вообще приходить с ним в малейшее общение. В числе других ушли от него и пастухи, пасшие его овец. Дочерям его, которых было семеро, пришлось самим ходить за стадами. Но пастухи отгоняли их от колодца и не давали наполнять корыта, чтобы напоить овец.

При одном из таких случаев появился Моисей, заступился за них, начерпал воды и напоил овец их.

На вопрос Итро (он же Реуэль): "Что вы так скоро пришли сегодня с пастбища?" — дочери его ответили:

— Какой-то египтянин защитил нас от пастухов и помог нам напоить овец наших.

Моисей был тогда в египетской одежде, и дочери Итро приняли его за египтянина.

Иными толкователями слова "Какой-то египтянин", пояснялись такой притчей:

"Одного человека ужалила змея. Побежал он к реке и бросился в воду, а в том месте увидел тонущего ребенка и спас его от смерти. Ребенок начал благодарить своего спасителя, но тот сказал: "Дитя, не я тебя спас, а спасла тебя змея. Ибо не укуси она меня, я бы не побежал к реке и не помог бы тебе выбраться из омута".

Так и Моисей — когда дочери Итро начали благодарить его — сказал:

— Благодарите не меня, а того египтянина, из-за которого я должен был бежать сюда (Шмот Раба, 1; Танхума).

V. КРОВАВАЯ ВАННА

"И стонали сыны израилевы от работы и вопияли".

Но ужаснее работы было другое:

Фараон, и без того близкий к смерти, заболел проказою, а волхвы посоветовали ему, как лучшее лечение, ванны из теплой детской крови, по две ванны в день. Для этой цели закалывали еврейских детей по два раза ежедневно — утром сто пятьдесят и сто пятьдесят вечером.

(Шмот Раба, 1)

VI. ПАСТЫРЬ БОЖЬЕГО СТАДА

"Моисей пас овец у Итро". Однажды убежал из стада козленок. Моисей побежал за ним и догнал его в ущелье, у источника, из которого козленок с жадностью пил.

— Бедняжка, — сказал Моисей, — тебя мучила жажда, а я об этом и не подумал. А как ты устал теперь!

Дав козленку напиться, он положил его себе на плечо и понес к стаду.

В это время раздался Голос:

— Тот, в ком столько любви и состраданья к стаду овечьему, достоин стать пастырем стада Божьего (Шмот Раба, 2).

VII. НЕСГОРАЕМЫЙ КУСТ

Однажды, когда Моисей провел стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хореву, он увидел: горит куст терновый, горит и не сгорает. И услышал Моисей голос Господа, звучащий из пламени:

— Если сердце твое этого не говорит тебе, то пусть скажет этот куст колючего терновника:

"Я, Господь, скорблю скорбью народа и соболезную горькой участи его. И как не силах пламя испепелить этот куст, так Египту не сокрушить Израиля".

На вопрос одного язычника: Для чего Бог явился Моисею из куста терновника, р. Иегошуа бен Корха сказал:

— Для того чтобы люди знали, что нет того места, на котором не почил бы дух Господен, не исключая и терновника.

И ради того еще Господь явился Моисею в кусте горящем и несгораемом, что Моисей носил в душе страх за судьбу народа, которому — думал он — предстоит неизбежная гибель в рабстве египетском. Господь, показав ему огонь пламенеющий и куст несгораемый, сказал:

— Подобно тому как пламя это не в силах испепелить куст, так не в силах египтяне истребить народ израильский (там же).

VIII. ПОСОХ МОИСЕЯ

Посох этот, предуготованный в сумерки шестого дня творения, был дан господом Адаму в раю, от Адама перешел к Ханоху, от Ханоха к Симу, потом переходил по наследству к Аврааму, к Ицхаку, к Яакову и, наконец, к Йосефу. После смерти Йосефа посох был взят фараоном к себе. Итро, бывший одним из волхвов египетских, смутно чувствуя чудесную силу этого посоха, выпросил его у фараона и посадил среди деревьев в своем саду. Однако невидимая рука не давала ему подойти близко к посоху. Когда явился Моисей, увидел посох и прочитал начертанные на нем письмена, он протянул руку и беспрепятственно взял его себе. Видя это, Итро понял, что Моисею суждено освободить народ израильский, и дал ему в жены дочь свою Ципору (Я. д. Ел.).

IX СТАРЕЙШИНЫ

К фараону пришли Моисей с Аароном.

Куда же девались старейшины израильские, которых Моисею ведено было Богом взять с собой к фараону?

Старейшины эти вначале отправились вместе с Моисеем, но по дороге стали отставать один за другим, пока не осталось никого из них, а пред фараоном предстали только двое — Моисей и Аарон. Вспомнил об этом Господь в тот час, когда Моисей был призван взойти на Синай. И старейшинам сказано было:

— Оставайтесь внизу, у подножия горы: тот, кто в страхе отступил перед фараоном, не достоин всходить на эту святую гору (Шем.-Р,, 5).

X. МОИСЕЙ И ААРОН У ФАРАОНА

Предание от р. Хии бар Аба:

В Тот день, когда Моисей и Аарон явились к фараону, у повелителя Египта был назначен прием властителей разных стран. Цари восточных и западных стран покорно возлагали на голову фараона свои короны. В это время фараону доложили о приходе каких-то двух старцев.

Во дворце было четыреста входов, у каждого входа содержались на страже хищные звери — львы, медведи и др., которые не давали переступить порога, прежде чем один из волхвов не произнесет заклинания. При приближении же Моисея и Аарона все эти звери, увидя в руке Моисея посох с начертанным на нем Шем-Гамфораш, покинули сторожевые места свои и последовали за обоими старцами, ласкаясь и лижа им ноги, пока те не достигли приемного зала. При появлении Моисея и Аарона все были ослеплены неземным видом их: могучие, как кедры ливанские, стояли эти два человека; ярким звездам подобны были очи их, как гроздья финиковой пальмы широко на груди раскинулись бороды; солнечным блеском лучились их лица, а посох Моисея казался выточенным из сапфира.

Гордо и пламенно зазвучали их голоса. Трепет благовония и восторга охватил всех. Цари с глубокими поклонами положили к ногам их свои короны. Первым пришел в себя фараон и начал пытливо вглядываться в их лица. Кто эти люди, — спрашивал он себя: если они цари, то почему не увенчивают меня, подобно другим, своими коронами? Если они послы, то почему не подают своих верительных посланий? Но эти люди даже не приветствуют меня в установленном порядке.

— Кто вы? — спросил фараон.

— Мы послы Господа нашего, благословенно имя Его.

— Зачем вы явились ко мне?

— Мы пришли возвестить тебе:" Освободи народ Мой", — так говорит Бог Израилев.

— Кто он такой, — гневно воскликнул фараон, — кто он, этот Бог, который не нашел нужным даже корону прислать мне, и почему я обязан исполнять повеления Его? Не знаю я этого Бога и народа вашего не отпущу на волю. Впрочем, — продолжал он, — погодите.

— Принести сюда, — приказал он, — "список богов".

И, взяв этот список, начал читать:

"Бог Моавитян. Бог Аммонитян. Бог Сидона" и т.д.

— Вот видите, а вашего Бога тут нет. По этому поводу раби Леви говорил:

— Припоминаю притчу про священника и его слугу. Отправился священник в далекий путь, а слуга его, человек невежественный и глупый, пришел искать его на кладбище. Ходит по кладбищу и кричит: "Не видали ли моего господина?" — "А кто господин твой?" — спрашивают его. — "Священник такой-то". — "Ну и глуп же ты! — смеются люди. — Священника ты ищешь на кладбище?!" Этими же словами могли бы ответить фараону и Моисей с Аароном: "Глупец! Место ли живому среди мертвых? Боги, имена которых ты сейчас называл, — истуканы бездушные, а наш Бог — Бог живой, и вечно царство Его".

— Скажите мне, по крайней мере, — продолжал фараон, — что он ваш Бог, юноша или старик? Сколько лет ему от роду? Много ли царств он завоевал, много ли городов покорил?

— Шилою и могуществом Господа нашего полна вселенная, — отвечали Моисей и Аарон, — Он был до сотворения мира, есть и будет вечно. Он же и тебя сотворил и дал тебе жизнь.

— "А какие он подвиги совершил?

— Подвиги! Он небеса распростер и основал землю, огонь пламенеющий высекает голос Его, горы расселивает, скалы дробит. Лук Его — огонь, пламя — стрелы Его. Факелом пылает копье Его. Щит Его — облака, молния — меч Его. Он создает холмы и горы, небо тучами покрывает, ниспосылает дожди и росы и злаки растит; творит жизнь в чреве материнском; низвергает царей и венчает царей...

— Ложь все это, — сказал фараон, — владыка мира — я. Я сотворил сам себя, и Нил создан мною. Не знаю я Бога вашего и слушаться его не желаю! (Шмот Раба,5; Танхума; Йалкут Шимони; Сефер гаЙашар).

XI. НА РАБОТЕ ЕГИПЕТСКОЙ

— Не давать им соломы! — приказал фараон. Приставники же понуждали выполнять их урочную работу каждый день, как и тогда, когда им давалась солома, и надзирателей из израильтян били. Покорно и терпеливо принимали эти люди от египетских приставников побои и притеснения за родной народ.

И вот, когда велено было избрать семьдесят человек в старейшины и судьи над Израилем, Господь, на вопрос Моисея: кого избрать, сказал:

— Те надзиратели, которые, жертвуя собою, принимали утеснения и муки за народ свой, вот кто достоин этого высокого и славного призвания (Танхума гаКадум).

Приходилось собирать соломинку к соломинке, а набрав необходимый запас соломы, приниматься за глину. Глину вместе с соломой месили ногами. Сквозь исколотую и растрескавшуюся кожу проступала кровь, и капли ее смешивались с глиною. Работала, помогая мужу, одна беременная женщина; от непосильного труда и натуги произошел выкидыш, и плод, в общей сутолоке, попал в глиняную массу и был затоптан ногами. Сошел с небес архангел Михаэль и вознес погибшего младенца к престолу Всевышнего. В ту ночь и был произнесен приговор над Египтом (Пиркей д'Раби Элиэзер.).

Народ роптал на Моисея и Аарона, говоря:

— Да видит и судит вас Господь за то, что вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки для гибели нашей!

И сложилась в народе притча:

"Утащил волк овцу. Догнал волка пастух и стал овцу отнимать. Между волком и пастухом овца растерзанной и осталась".

(Шмот Раба, 5)

XII. РОПОТ МОИСЕЯ

И обратился Моисей к Господу и сказал:

— Господи! Для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? С того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем твоим, он начал хуже обращаться с этим народом; избавить же — Ты не избавил народа Твоего.

Отвечал Господь:

— Скорблю о тех, которых нет более в живых. Много раз Я открывался праотцам твоим, и ни от кого из них Я не слышал малейшего ропота. Я говорил Аврааму: "Встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее: ибо Я тебе дал ее и потомству твоему навсегда". Когда же Аврааму понадобилось место для погребения Сары, он должен был купить для этого пещеру за четыреста серебряных сиклей. Но Авраам не возроптал на Меня за это. Я говорил Ицхаку:" Странствуй по сей земле и Я буду с тобою и благословлю тебя". А когда люди его копали в долине Герарской и нашли там родник питьевой воды, то пастухи герарские не давали пастухам Ицхака поить овец из этого родника. Но Ицхак не возроптал на Меня. Яакову говорил Я: "Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему". А когда он пожелал разбить шатер для себя, он место для этого должен был купить. И Яаков не возроптал на меня. И ни один из них не спрашивал об имени Моем. А ты? Вначале ты пожелал знать, как назвать Меня народу, говоря именем Моим, а ныне ты упрекаешь Меня, говоря: "Ты не избавил народа Твоего". Так знай же: ты увидишь поражение фараона, но не увидеть тебе поражения царей Кенаанских (Сангедрин, 110).

XIII. ЕГИПЕТСКИЕ КАРЫ

Поражение Нила, воды которого превращены были в кровь, было совершено через Аарона, а не через Моисея. Ибо Господь сказал Моисею:

— На лоне этих вод ты обрел спасение от угрожавшей тебе смерти, и не подобает, чтобы кара, имеющая постигнуть эту реку, была совершена твоей рукою (Шмот Раба, 9).

Первою карою было превращение нильских вод в кровь. Ибо сказал Господь: "Река эта обожествляется египтянами, и Всевышний, желая покарать народ, прежде всего поражает кумиры, которым этот народ служит".

И превратились в кровь все воды, какие были в пределах египетской земли, и даже вода в чашах для питья; и слюнные железы у египтян стали выделять кровь. И была кровь во всей земле египетской.

(Танхума гаКадум)

Кары, ниспосланные на египтян, следовали одна за другою в том порядке, как производятся боевые приемы на войне.

Военачальник, обложив город, прежде всего старается лишить жителей воды. Если после этого город не сдается, войска начинают производить оружием грохот и звон, сопровождаемые грозными боевыми кликами. Потом, в дело вступают лучники, обсыпая город градом стрел. За лучниками выступают отряды варварски жестоких бойцов[1]. Если и этого оказывается недостаточным, за дело принимается отряд истребителей; затем на город изливают легковоспламеняющуюся жидкость[2], после чего идет метание из пращей, общий штурм всеми боевыми силами. Взятых в плен заключают в темницы и, наконец, старших и более влиятельных предают казни.

То же происходило и в Египте:

Вода была превращена в кровь. Жабы оглушали своим кваканьем. Мошки впивались в тело, как стрелы. Нашествие хищных зверей.  Моровая язва истребила скот.

За моровою язвою — воспаление с нарывами.

Разразился град.

За градом — саранча.

Потом — тьма.

И наконец — поражение первенцев.

(Танхума)

Последняя из десяти кар, поражение первенцев, постигла не только живых первенцев египетских, но отразилась и на давно умерших: в эту ночь собаки разрыли их могилы и кости растаскали по всему Египту. Бывшие же в домах египтян изображения первенцев их арабесками на стенах оказались разбитыми в куски и рисунок их стертым.

Из всех египтян ни одной из кар не подверглась одна только Бифия, дочь фараона, извлекшая младенца Моисея из Нила (Сефер гаЙашар).

XIV. ГРОБ ЙОСЕФА

Как нашел Моисей место погребения Йосефа? От того поколения в живых осталась Серах, дочь Ашера. Пришел к ней Моисей и спросил:

— Не известно ли тебе что-либо о том, где погребен Йосеф? Серах поведала Моисею следующее:

— Египтяне сделали для Йосефа металлический гроб и опустили его на дно Нила, дабы призвать благословение на воды этой реки. И еще потому, что чародеи египетские говорили фараону:" Если ты желаешь, чтоб израильтяне никогда не ушли отсюда, сделай так, чтоб они не могли отыскать гроб Йосефа; ибо Йосеф заклял сынов израилевых вынести кости его отсюда и взять их с собою в Землю Обетованную. Таким образом, без его останков им невозможно будет уйти из Египта.

Пошел Моисей, стал на берегу Нила и громким голосом воззвал:

— Йосеф! Йосеф! Настало время, когда Господь избавляет народ свой от рабства, и наступил час для исполнения данной тебе народом клятаы. Воздай же должное Господу: ты задерживаешь Духа Святого, задерживаешь народ, задерживаешь Покровы Облачные Славы Господней. Если ты сам покажешься из воды — хорошо, если же нет — мы свободны будем от клятвы нашей.

Тотчас на воде показались пузырьки и легко, как тростник, всплыл со дна гроб Йосефа.

Все время странствования Израиля в пустыне гроб Йосефа и Ковчег Завета находились рядом. Прохожие, видя это, спрашивали о значении этих двух хранилищ. Им отвечали: "В одном — останки человека, в другом — Завет Господень".

— Но разве подобает находиться мертвецу рядом со святыней Господней.

— Тот, кто покоится в этом гробу, исполнял все, что написано в Завете этом (Сота, 13).

XV. ЧЕТЫРЕ ЗАСЛУГИ

За четыре заслуги перед Господом евреи были освобождены из рабства египетского: за то, что не изменяли своих имен, сохранили родной язык, не разоблачали священных тайн своих и не отменяли обрезания (Шох. -Т., 114).

XVI. ТРОЙНОЕ НАКАЗАНИЕ

Своим упорством фараон напоминает притчу про наказанного слугу:

— Некто послал слугу на базар купить рыбу. Купленная рыба оказалась тухлой. За это хозяин предложил слуге на выбор одно из трех наказаний: съесть рыбу, либо получить сто ударов, либо же заплатить сто мин[3].

— Съем рыбу, — выбрал слуга.

Принялся есть, но не успел окончить, как ему сделалось дурно.

— Нет, — заявил он, — лучше уж получить сто ударов. На шестидесятом ударе он почувствовал, что больше ему не выдержать.

— Остановитесь! — закричал он. — Плачу сто мин.

Оказалось — он и тухлой рыбы наелся, и бит был, и денег лишился.

Так и фараон: и карам подвергся, и освободил евреев, и Египет был разорен (По Танхума гаКадум).

XVII. РАБСТВО И СВОБОДА

Притча раби Леви:

— Некто имел участок земли, покрытый кучами мусора, и решил его продать. Купивший эту землю очистил ее от мусора и нашел на том месте родник превосходной воды. Насадил он виноград и гранатовые деревья, остальное место разбил на грядки под ароматические растения; посадки свои подвязал на тычинках; построил тут же башню и приставил к месту надежного сторожа. Прохожие не могли налюбоваться. Случилось побывать там прежнему владельцу. Видя, во что превратилась прежняя пустошь, он воскликнул: "Горе мне! Такое место я продал! Такой благодати я лишился!"

Народ израильский, находясь в Египте, представлял собою пустошь, покрытую мусором. Свобода превратила их в вертоград цветущий — и слава их прошла по всему миру, как живой укор прежнему их поработителю, фараону (Шмот Раба, 20).

XVIII. МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

Голубь, спасаясь от ястреба, залетел в расселину скалы и наткнулся на змею. Что делать голубю? Начал он бить крыльями и стонать из всех сил, дабы услышал хозяин голубятника и поспешил выручить его из беды.

Голубю этому подобны были израильтяне при бегстве их от фараона: впереди — бездна морская, позади — египтяне. Что было делать им? "И возопили сыны Израилевы к Господу". И избавил их Господь из рук египтян (Ш.-Гаш.Р.).

XIX. СТОЛП ОБЛАЧНЫЙ

"И вошел столп облачный в середину между станом египетским и станом сынов Израилевых и был облаком и мраком".

Облаком для Израиля и мраком для египтян.

Метали египтяне в израильтян стрелы и камни пращные — и облако, посланное Господом, принимало в себя стрелы и камни, подобно тому, как делает орел, когда птенцам его угрожает опасность. Не в когтях своих, как это делают прочие птицы, опасаясь хищников, выше их летающих, а на крыльях несет он орлят своих. Опасность угрожает орлу только со стороны человека. Пусть же, думает орел, стрела вонзится в меня, но не в птенцов моих (Мех.).

XX. СУД БОЖИЙ

В то время, когда вознамерился Господь потопить египтян в море, встал Уза, дух-покровитель Египта, и простерся перед Господом, говоря:

— Господи! Милосердием движимый, Ты мир сотворил. Зачем же Ты потопить желаешь детей моих?

Тотчас созвал Господь весь сонм небесный и сказал:

— Будьте судьями между Мною и Узою, покровителем Египта.

Начали духи-покровители различных народов говорить в защиту египтян. Видя это, мигнул архангел Михаэль архангелу Гавриэлю, тот одним взмахом крыльев порхнул в Египет и, вырвав кирпичную плиту вместе с налипшей на ней глиной и известью, в которых затоптан был труп младенца, предстал пред Господом, говоря:

— Праведный Судия! Вот как поступали с порабощенными детьми Твоими.

И провозгласил Господь суд Свой над Египтом.

Вознамерились в это время ангелы воспеть хвалу перед Господом. Но Всевышний остановил их, говоря:

— Творения рук Моих погибают, а вы хвалу поете предо Мною!

(Мидраш Авк.; Мегила, 10)

Из проповеди раби Иосии Галилейского.

— После перехода через Чермное море начал петь народ хвалу Господу. И что это было за дивное песнопение! Ребенок на коленях у матери, вытянув шею свою, и младенец, оторвав уста от материнской груди, созерцали Славу Господню и пели:

— Вот Господь мой, и я превознесу Его! (Сота, 30).

Колесницы, на которых выехал фараон в погоню за израильтянами, доспехи всадников и сбруя на лошадях были украшены дорогой отделкой и убраны жемчугом и алмазами. Во время отлива израильтяне толпами приходили на берег и собирали все это, не желая оторваться от богатой добычи. И много усилий стоило Моисею заставить народ двинуться дальше от берегов Чермного моря (Танхума гаКадум).



[1] В подлиннике:"барбарим" — варвары.

[2] В подлиннике: "нафт" — нефть.

[3] Мина — монета в 60 сиклей

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру