Глава 33

Мы уже рассказывали о том, как близкий родственник императора по имени Аквила, согласно греческому произношению – Акилос, согласно арамейскому произношению -Онкелос, просил совета у рабби Элиэзера и у рабби Иеошуа.

Аквила был племянником императора Адриана. Его отец, по имени Калоникос или Калонимос, владел богатыми имениями на острове Понтус. Еще в раннем детстве Аквила начал изучать еврейский язык с педагогом-евреем, купленным на невольничьем рынке в Александрии после победы Тита в Иудейской войне. Позднее, сопровождая своего дядю, ставшего префектом Сирии, Аквила воспользовался случаем и стал искать знакомства с мудрецами, чтобы под их руководством изучать Б-жественное Учение.

– Дядя, – обратился он однажды к префекту Антиохии, – позволь мне путешествовать по стране и завязать здесь деловые связи.

– Тебе нужны деньги? – спросил Адриан. – Я достаточно богат, чтобы дать тебе столько, сколько ты пожелаешь.

Адриан был женат на Сабине, племяннице императора Траяна. Но брак был неудачным и бездетным. Низменные страсти, которым предавался Адриан, вызывали презрение у его супруги, а неприветливый, злой и апатичный характер Сабины побуждал его жить вдали от жены, избегать ее. Тем больше был привязан Адриан к своему племяннику. Адриана связывало с императором Траяном кровное родство -он женился на единственной племяннице императора. К тому же он пользовался таким расположением императрицы Плотины, что писатели того времени рассказывали об их безнравственной связи. Он рано стал льстить себя надеждой на то, что Траян усыновит его и назначит своим наследником. В этом случае императорский пурпур в будущем должен был принадлежать Аквиле, ближайшему родственнику Адриана. Поэтому не было ничего удивительного в том, что префект был готов отдать часть своих богатств любимому племяннику.

– Спасибо, дядя, – ответил Аквила, – спасибо за твое великодушное предложение. Не обладание манит меня, скорее борьба за обладание составляет мою истинную радость. Ты, мудрейший из людей, мог бы дать мне совет, как мне успешно вести торговлю.

– Я дам тебе совет, – ответил польщенный Адриан. – Если тебе попадется товар, ценный сам по себе, но такой, которым пренебрегают из-за неблагоприятного стечения обстоятельств, – покупай его. Он достанется тебе по дешевке, и тебе нужно будет лишь дождаться момента, когда цены на него вновь поднимутся. Таким образом ты добьешься блестящих успехов.

– Это прекрасный совет, – ответил Аквила, – совет человека, принадлежащего к первым во всех науках и искусствах своего времени: в живописи ты равен Поликлету, в ваянии – Евфронору, ты второй Эвклид в математике, второй Гиппократ в медицине, один из лучших учеников Аристотеля в философии и Демосфена в риторике.

Адриан улыбался. Щедрые похвалы, расточаемые племянником, не казались ему незаслуженными.

И вот Аквила отправился в Явне, как мы уже упоминали об этом. Вначале его оттолкнул рабби Элиэзер, но рабби Иеошуа ободрил и привлек его к себе. Раббан Гамлиэль и рабби Акива тоже были для него добрыми и любящими учителями. Аквила принял иудейство и сделал себе обрезание. Он занимался день и ночь и переводил на греческий язык Священное Писание. Убедившись в благородных намерениях молодого прозелита, рабби Элиэзер тоже приблизил его к себе и делился с ним своими богатыми знаниями. Завершив перевод Священного Писания, Аквила прочел его учителям, и они, с похвалой отозвавшись об этом труде, обратились к стиху Танаха: 'Ты прекраснейший из сынов человеческих; благодать излита на устах твоих, благословил тебя Б-г навеки».

Из этого перевода Танаха, сделанного Аквилой, сохранилось лишь несколько отрывков. Они включены в изданную Монфуко “Hexapla”. Рабби Азарья де Росси также сообщает нам некоторые сведения о переводе в своем труде «Меор Эйнаим, Имрей Бина». Из сохранившихся отрывков мы видим, что Аквила стремился дать дословный перевод Священного Писания, найти для каждого слова соответствующее слово в греческом языке. Хотя этот метод является очень точным, он порою вводит в заблуждение и приводит к насилию над языком перевода. Поэтому Аквила решил выполнить еще один перевод, перевод на язык, который в те времена был разговорным языком евреев. Теперь он стремился передать смысл, а не отдельные слова текста, учитывая при этом традиционное толкование своих учителей. Это и был ставший столь важным для евреев перевод, известный под названием «Таргум Онкелос». Он сохранился полностью, и придерживающийся традиции еврей читает его каждую неделю наряду со священным текстом, завершая чтение в конце года.

Из-за напряженной работы изменилась внешность Аквилы, лицо его побледнело, щеки ввалились.

Получив весть о том, что дядя стал императором, Аквила поспешил в Антиохию, чтобы принести ему присягу на верность и свои поздравления.

– Аквила, – воскликнул Адриан, увидев племянника, -как плохо ты выглядишь! Твое лицо бледно, твои щеки ввалились, спина согнулась. Ты, как видно, не добился успеха в делах!

– Напротив, дорогой дядя, – возразил ему Аквила, – я очень преуспел.

– Какие же товары ты закупил?

– Самые драгоценные из существующих, они дороже всех богатств мира.

– Какую же цену ты дал за них?

– Лишь кусочек крайней плоти.

– Ты говоришь загадками.

– Я стал евреем и подвергся обрезанию.

– Несчастный, как решился ты на это! Ты, мой ближайший родственник по крови, должен был спросить моего совета, прежде чем сделать столь важный шаг!

– Я спрашивал тебя, мой дядя, и ты сам дал мне этот совет.

– Как, я? Обычно память не изменяет мне, но такого я не припоминаю.

– Ты, мой дядя, дал мне совет покупать такие товары, которыми пренебрегают из-за неблагоприятного стечения обстоятельств, но цены на них вновь должны подняться с течением времени. Я изучил все религии и суть всех наций и не нашел народа, который был бы столь низким и презренным в глазах других народов. Но все изменится, как предсказал пророк Иешаяу от имени единого и всемогущего Б-га: «Так говорит Господь, Искупитель Израиля, Святой его, презираемому всеми, отверженному, рабу властелинов: цари увидят и встанут, князья поклонятся ради Господа, Который верен, ради Святого Израилева, Который избрал тебя».

У императора служил вольноотпущенник Александр, который был в милости у своего господина. Он присутствовал при этом разговоре.

– Могущественный император, – сказал Александр, – столь дерзкие слова караются смертью. Неужели ты, властелин мира, склонишься перед евреями!

Император разгневался и с такой силой ударил слугу по лицу, что тот пошатнулся и едва не упал.

– Ты хочешь толкнуть меня на убийство племянника, – сказал он гневно. – Аквила не сказал ничего дурного. Даже простой легионер может высоко подняться благодаря милоста богов. Но нет надобности кланятся ему, пока он всего лишь простой легионер. Евреи еще малый и презираемый народ. Но это не исключает того, что они могут подняться по лестнице счастья.

Слуга не мог вынести оскорбления, нанесенного ему императором. Он вышел из покоя и покончил с собой.

Между тем император обратился к Аквиле:

– Объясни мне причины твоего перехода в иудейство.

– Я хотел, – ответил Аквила, – постичь Учение, которое открыл евреям всемогущий Б-г. Оно дороже всех богатств мира.

– Ты мог бы изучать его, не переходя в их веру, не подвергаясь обрезанию.

– Нет, мой дядя, это невозможно. В Священном Писании сказано: «Он возвещает слово Свое Яакову, уставы Свои и законы Свои – Израилю». Лишь тот, кто присоединяется к народу Яакова, соединяется с Израилем, может постичь слово Б-жье, в особенности устное Учение. Постороннему это недоступно. Лишь тот, кто учится, чтобы обучать, чтобы соблюдать и выполнять, сможет проникнуть в глубокий смысл священного Учения. Для остальных оно остается тайной. Разве ты, мой император, наградишь воина, не поднявшего оружия в битве за тебя? Обрезание – ворота, через которые можно войти во дворец Б-жественного Учения.

– В чем же величие этого учения?

– Ты, могущественный цезарь, не только властелин мира, ты проник во все науки. Ты не только правишь народами и странами, но к тому же властвуешь своим могучим умом над великой, безграничной сферой наук. Тебе не чуждо стремление греческих мудрецов найти истину. Пифагор, Гераклит, Сократ искали истину; Платон и Аристотель воздвигли величественный дворец знания, – все они не открыли истину. Но маленькому еврейскому ребенку, начинающему изучать Тору, эта истина открывается. Он узнает, что есть единый всемогущий Б-г, сотворивший небо, солнце, месяц и звезды, создавший землю и всех ее обитателей, установивший границу морю, чтобы оно не затопило сушу. Б-г господствует, правит вселенной, и ничего не происходит в мире без Его святой воли, ни на небе, ни на земле.

– Ты заинтересовал меня, Аквила. Приведи ко мне одного из мудрецов Израиля, чтобы я ближе познакомился с этим удивительным учением и узнал мнение мудрецов по вопросам, которые долгие годы занимают меня.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру