Глава 28

После тиранического правления Домициана и после неуверенного правления Нервы римляне восхваляли императора Траяна сверх всякой меры. При вступлении на трон он дал обещание не казнить ни одного римского сенатора и честно выполнял свое обещание. Когда все же возникала необходимость казнить преступника из среды сенаторов, император передавал его на суд Сената. Уже одно это обстоятельство завоевало любовь его прежних товарищей по сословию. Писатели того времени, благосклонно настроенные по отношению к императору, засыпали его бесчисленными похвалами и прославлениями. Сенат присвоил ему титул «Оптимус» -Лучший. И действительно, Траяну не чужды были некоторые добродетели, возвысившие его как властелина и завоевавшие ему любовь римлян. Передавая префекту преторианцев меч, символ власти, он сказал: «Используй его ради меня, если я поступаю хорошо, против меня, если я поступаю дурно». Траян прославился также многочисленными победоносными войнами. Он жаждал славы, стремился стать вторым Александром Македонским и очень любил, когда его так называли. Современники и последующие поколения присвоили ему это имя. Завоеванные провинции обязаны были давать деньги на постройку великолепных зданий, которые сооружались по приказу императора в Риме и других местах. Он велел воздвигнуть форум, превзошедший своими размерами и роскошью все подобные сооружения предшественников. Площадь была украшена многочисленными статуями, среди которых часто встречалась фигура Траяна, а украшением форума служили скульптурные группы из бронзы и мрамора, прославлявшие его подвиги. Балюстрады и выступы зданий сверкали позолотой. Издали были видны огромная статуя императора на коне и триумфальная арка, украшенная великолепными скульптурами. В центре форума возвышалась траянова колонна высотой в сто двадцать восемь футов, от подножья до вершины украшенная рельефными изображениями военных сцен, увенчанная колоссальной статуей победителя. К форуму примыкали две библиоге-ки – одна для греческих, другая для римских книг. На западной стороне находилась базилика великолепных архитектурных пропорций; богатые колоннады соединяли залы с покоями для посетителей. Кроме этого великолепного сооружения Траян велел построить целый ряд зданий: театры, гимназии, бани, залы и колоннады. Пристрастие Траяна к строительству пошло на пользу всей империи. Он велел построить порт в Анконе, а порт Цивита Векия еще и сегодня защищен молом, построенным по приказу императора. В Испании он велел перекинуть мост через реку Тагус возле Алкантары, а неподалеку от Майнца навести прочный мост через Рейн. И в наши дни, когда Дунай мелеет возле Тур Северита в Румынии, можно видеть опоры огромного моста, построенного во времена Траяна. По его приказу строились дороги, чтобы соединить провинции огромной империи и облегчить подвоз хлеба.

Писатели того времени превозносили справедливость, скромность и неутомимое трудолюбие императора. Они воспевали его величественную внешность, смелость на войне и общительность, доброжелательность к людям. Они старались, насколько это возможно, оправдать его ошибки. Но и им приходилось признавать, что он был крайне невоздержан в еде и питье, и эта невоздержанность привела к тяжелой болезни, от которой он страдал в конце жизни. К тому же он всю жизнь предавался отвратительному противоестественному пороку. Еврейские книги не сообщают ничего похвального о Траяне, поскольку его правление было для наших предков источником бесчисленных страданий.

Писатели того времени превозносили также Плотину, супругу императора, но именно она подстрекала Траяна к жестокостям по отношению к евреям. Сын и дочь Траяна умерли в ранней молодости. Когда у императора родился сын и вся Римская империя наполнилась весельем, у евреев был день поста и траура по разрушенному Иерусалиму, девятый день месяца Ав. Когда же умерла дочь Траяна, иудеи зажгли огни перед своими домами, потому что был праздник Ханука. Тогда Плотина сказала своему супругу: «Видишь, как ненавидят тебя евреи! Когда родился твой сын, они сидели на земле, плакали, скорбели и постились. Теперь, когда умерла твоя дочь, они освещают свои дома».

Ненависть Траяна к евреям была, несомненно, обусловлена также политическими мотивами. В его войне против Парфии многочисленные евреи, жившие на берегах Тигра и Евфрата, оказали ему решительное сопротивление. А когда император праздновал в Риме свои триумфы, евреи вновь подняли восстание на только что завоеванных территориях. Одновременно восстали евреи Египта, Кипра и Кирены, чтобы сбросить с себя жестокое римское иго. Тяжким бременем лежало это ярмо на евреях. Они были отданы на произвол отдельных наместников, их принуждали поклоняться изображениям римского императора. Многие из них отдали свою жизнь во славу имени Б-жьего, пролитая кровь взывала к отмщению и отравляла жизнь родственникам и друзьям погибших. К тому же честь женщин, девушек и юношей подвергалась опасности – их принуждали отдать себя в распоряжение римских легионеров для удовлетворения их естественных и противоестественных страстей. Но они предпочитали смерть нарушению священных заповедей Б-га. К этим ужасам присоединялись также огромные налоги и произвол римских чиновников. Это делало невыносимым римское иго. Если бы все евреи, рассеянные по империи, поднялись на борьбу, если бы другие угнетенные народы поддержали их, возникла бы надежда на то, что рухнет могучий колосс правящего миром Рима, и угнетенные народы вновь обретут независимость. Но мудрецы Израиля были глубоко убеждены в том, что любое восстание обречено на поражение, пока спасение не придет от Б-га, пока Он не пошлет долгожданного потомка Давида. Поэтому рабби Акива решил отправиться в путь, чтобы предостеречь братьев в отдаленных странах диаспоры от вооруженного мятежа.

По приказу императора военачальник Корнелий Палма, наместник Сирии, завоевал большую часть Аравии. В Аравии с давних времен проживало много евреев, поселившихся там еще до вавилонского пленения. Это многочисленное население стонало под гнетом Рима, страстно желая освободиться от ярма. Рабби Акива направился туда в первую очередь. Слава его дошла до самых отдаленных мест, всюду его встречали с величайшими почестями, и не только единоверцы. Даже цари приходили к нему просить совета. Ему удалось удержать евреев Аравии от восстания; в то время, как другие страны Востока восстали, Аравия оставалась покорной римской власти.

В своих путешествиях рабби Акива достиг Галлии, Северной Африки и Египта.

В Египте жило много евреев. После смерти Гедальи бен Ахикам туда бежали те, кого Невухаднецар оставил в Иерусалиме после разрушения священного Храма. Во время царствования Птоломеев Иудея оставалась египетской провинцией более столетия. Отношения между странами были хорошими, и поэтому еврейская колония в Египте значительно увеличилась. В этой стране евреи даже построили храм и приносили жертвы, что, разумеется, не соответствовало закону, но свидетельствовало о многочисленности и независимости еврейского населения в Египте. Столицей государства была в то время Александрия, основанная некогда Александром Великим и названная его именем. Здесь проживало много богатых, знатных и образованных евреев. Александриец Филон, умерший незадолго до того времени, о котором мы ведем наш рассказ, считается одним из наиболее выдающихся философов неоплатонической школы. Однажды единоверцы послали его в Рим просить императора Калигулу, чтобы он освободил евреев от обязанности оказывать божественные почести изображениям императора. И Калигула удовлетворил эту просьбу, правда, не отказав себе в удовольствии высмеять глупых евреев, не желавших признать его божественную сущность. Но и трибуны Кассий и Корнелий, вскоре убившие этого изверга, тоже, по всей вероятности, не верили в это.

Создается впечатление, что иудейство александрийских евреев состояло главным образом в отрицании идолопоклонства. Но большая синагога в Александрии еще свидетельствовала о благочестивости и щедрости ее строителей. Она была построена в виде базилики. Великолепные колонны поддерживали крышу, просторное помещение вмещало много тысяч молящихся. Впереди стояли семьдесят золотых кресел для старейшин общины. Синагога была так велика, что голос кантора не везде был слышен. Поэтому на возвышении стоял синагогальный служитель с флагом, которым он давал знать об окончании благословения, и тогда со всех сторон раздавалось многотысячное «Амэн». Молящиеся собирались по гильдиям. Стояли плотники, кузнецы, ювелиры, ткачи, столяры и другие ремесленники. Если в Александрию приезжал чужестранец, ему достаточно было посетить синагогу, чтобы найти там своих товарищей по ремеслу, найти поддержку.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру