Глава 11

Император отправился со своими войсками к Рейну, где хеты осаждали крепость Могунтиак. Когда германцы узнали о приближении римского войска во главе с императором, они выступили навстречу римлянам. Тогда Домициан приказал бросать в них пригоршни земли из ларца Нахума. Ужас охватил германцев, они бежали с поля боя. Римляне преследовали их и взяли многих из них в плен. Тогда хеты направили послов к императору и обещали покориться ему. Был заключен выгодный для римлян договор, и важные последствия удачного военного похода проявились в спокойствии, воцарившемся в этих местах, а также в проримских настроениях населения прилегавших районов, что несколько лет спустя позволило Риму навсегда включить их в состав империи.

Исполненный радостью одержанной победы, император спешил в Рим. Сенат выслал ему навстречу депутацию и велел сообщить, что считает его достойным триумфа. Поэтому Домициан оставался за стенами города до тех пор, пока приготовления к торжеству не были завершены. Затем во главе своих войск император вошел в город через Врата победы и прошел по главным улицам к Капитолию, где он принес жертву Юпитеру от имени народа.

Домициан был в высшей степени польщен почестями, которых он удостоился. Народ встретил его аплодисментами. Солдаты, получившие прибавку к жалованью, сопровождали его вступление в город радостными криками, размахивая своим наводящим ужас оружием. Поэты пели хвалебные песни. Сенат присвоил ему титул «Германикус» и назвал этим именем месяц сентябрь. Счастливый император велел привести к себе евреев. Он поблагодарил их за преподнесенный ему драгоценный подарок и щедро одарил их. Нахум и его спутники собрались в обратный путь. Акива попрощался со своими добрыми друзьями, Клеменсом и Домициллой.

– Ты покидаешь нас, – сказала Домицилла, – но зерно, которое ты заронил в наши души, взойдет Мой супруг и я, мы прониклись убеждением, что Б-г Израиля – Б-г единый, и нет Б-га кроме Него.

– Тот из язычников, кто приходит к такому убеждению, – сказал Акива, – подобен нашему отцу Аврааму. Он также жил в мире язычников. Его отец, мать, братья и сестры и все жившие тогда люди были идолопоклонниками.

– Как же пришел Авраам к познанию единого Б-га? – спросил Клеменс.

– Царь Нимрод, – ответил Акива, – при дворе которого жил Терах, отец Авраама, хотел убить Авраама, как только тот родился. Поэтому отец и мать долгие годы прятали его в пещере. Когда Авраам вышел из пещеры, он, к своему удивлению, увидел явления, кажущиеся нам обычными. Он спрашивал о возникновении солнца, луны, звезд, земли, гор, рек, деревьев, зверей и людей. Он не мог понять , как деревянные и каменные идолы могли создать этот прекрасный, совершенный мир У них есть рот, сказал он себе, но они немы, у них есть глаза, но они слепы, у них есть уши, но они глухи, у них есть нос, но они не чувствуют запахов, они не могут хватать своими руками и не могут ходить на своих ногах, их глотки не издают ни звука.

Благодаря долгим и упорным размышлениям Авраам пришел, наконец, к признанию единого, всемогущего, невидимого Б-га. И Б-г открылся ему и научил его высшей мудрости. Тогда Авраам разбил идолов своего отца, а когда Нимрод приказал схватить его и бросить в раскаленную печь для обжига известняка, всемогущий Б-г спас Авраама и велел ему идти к берегу Иордана. Здесь возвестил Авраам имя Господа и воспитал в духе служения Б-гу своего сына Ицха-ка, которого Господь подарил ему в старости. Сын Ицхака, Яаков, стал отцом нашего народа, его потомкам дал Всемогущий страну, обещанную Аврааму.

– И мы тоже постараемся, – сказал Клеменс, – упорно размышлять над теми великими вещами, которым ты учил нас. Моя супруга и я, мы не удовлетворены учением о многочисленных богах нашего народа. У Домициана нет детей. Домицилия и я по крови самые близкие ему люди, быть может, он назначит своим наследником меня или одного из моих сыновей. Если я или мой сын наденем императорскую мантию, ты услышишь обо мне, Акива!

Нахум со своими спутниками отправился в Иудею. По дороге на родину они встретили хозяев, которые ограбили их. Те, к своему величайшему удивлению, узнали, что земля, которой они наполнили ларец, обладала удивительными качествами. Хозяин и его жена нагрузили повозку этой землей и отвезли ее в Рим. В это время вспыхнул бунт в низовьях Дуная. Император поручил Корнелию Фускусу, префекту претории, подавить бунт. Привезенная земля должна была помочь ему одержать победу. Войска повстанцев отступили из долин и заманили Фускуса за Дунай. Затем, получив значительное преимущество, они нанесли римлянам удар. Несмотря на то, что римляне осыпали врагов землей, они потерпели поражение. Фускус пал в бою; тела тысяч римских воинов покрыли поле битвы, трофеями победителей стали орлы легионов. Когда эта весть дошла до Рима, император приказал схватить людей, доставивших ему якобы волшебную землю. Они умерли под пытками и понесли, таким образом, заслуженное наказание.

На родине Акиву ожидала радостная встреча с женой и детьми. Подарков императора, часть которых он получил, хватило, чтобы на долгое время удовлетворить потребности его семьи. Итак, Акива надеялся, что вновь сможет безраздельно посвятить себя священному Б-жественному Учению. Но придя к своему любимому учителю, он нашел его в ужа-, сном состоянии. Нахум ослеп на оба глаза, руки и ноги его были парализованы, все тело покрыто язвами. Увидев это, Акива зарыдал.

– Рабби, – воскликнул он, – что случилось с тобой?

– 'Я сам, – ответил Нахум, – навлек на себя эту беду. Я собрался проведать тестя и отправился к нему, взяв с собой трех ослов, груженых едой, напитками и драгоценностями.

Когда я подъехал к дому тестя, дорогу мне преградил нищий и попросил: «Дай мне поесть, рабби, не то я умру с голоду!» – «Подожди, – ответил я ему, – пока я сниму поклажу с ослов». – Я еще занимался этим, когда несчастный умер. Тогда я воскликнул: «О, горе, я виновен в смерти этого человека!» Я упал на его тело и произнес: «Мои глаза, не пожелавшие видеть тебя, пусть ослепнут; мои ноги, не торопившиеся прийти тебе на помощь, пусть онемеют; мои руки, не давшие тебе вовремя пищи, пусть одеревенеют, – а мое тело пусть покроется язвами!»

– О горе! – воскликнул Акива. – Мне довелось увидеть тебя в такой беде!

– Хорошо, – ответил Нахум, – что я наказан за мое преступление в этом мире.

И хотя Нахум был тяжело болен, он не прекращал занятий со своими учениками. Однажды, когда суровой зимой выпало много снега, легкий домик, в котором жил Нахум, не мог выдержать тяжелых пластов снега и грозил обрушиться под ними. Ученики торопились вынести из дома постель больного учителя. Но Нахум попросил: «Дети мои, вынесите раньше вещи, ибо я знаю, пока я нахожусь в этом доме, он не обрушится». Так и случилось. Освободив весь дом, ученики вынесли кровать больного учителя. Едва лишь они покинули дом, как стены рухнули.

Нахум болел недолго. Вскоре после происшествия с домом весь Израиль оплакивал смерть великого учителя.

Акива решил отправиться в Явне, где в то время жили великие учителя Израиля. Во главе академии стоял раббан Гамлиэль, наси (князь). Он был потомком Иллеля, и в его семье уже больше столетия передавался от отца к сыну титул «наси». За Иллелем следовал его сын Шим'он, за ним его сын Гамлиэль, затем раббан Шим'он бен Гамлиэль, погибший во время войны с Веспасианом. Его сын, Гамлиэль, был тогда слишком молод, чтобы стать князем Б-жественного Учения, поэтому его место занял рабби Иоханан бен Заккай. После его смерти главой был избран раббан Гамлиэль. Его поддерживали великие учителя – рабби Элиэзер бен Урканос и рабби Иеошуа бен Хананья. Кроме них в Явне было много великих мужей, из которых мы назовем только рабби Тарфона и рабби Иоханана бен Нури.

Это было место, где священный источник Б-жественного Учения бил мощной струей. Здесь Акива мог утолить свою жажду знаний.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру