Шимон бен Шатах

 

ВОЗРОЖДЕНИЕ ТОРЫ

Весь мир оставался пораженным совершенной Яннаем[1] казнью законоучителей, пока не явился р. Шимон бен Шатах, возвративший Торе ее исконное величие (Кидушин, 66).

КТО КАЗНОЙ, КТО МИЛОСТЬЮ ГОСПОДНЕЙ

Во времена Шимона бен Шатаха явилось триста назареев для совершения девятисот жертвоприношений[2]. Найдя законным полутораста из них дать отпущение без жертвоприношения, р. Шимон обратился к царю Яннаю и сказал:

— Триста назареев пришли для совершения девятисот жертвоприношений, но у них не на что купить жертвенных животных. Государь, дай ты половину стоимости, и я дам половину, и тогда они совершат жертвоприношения.

Царь Яннай дал половину стоимости, и жертвоприношения совершились. Донесли Яннаю на р. Шимона:

— Да будет ведомо тебе, что все жертвенные животные были куплены на деньги, данные тобою. Шимон же не потратил ничего. Разгневался царь Яннай, а р. Шимон, узнав о том, устрашился и бежал.

Через некоторое время был пир у царя Янная, и бывшие на том пиру персидские вельможи стали спрашивать:

— Государь, помнится нам, бывал здесь некий старец, который поучал нас божественной мудрости.

Сказал Яннай своей жене, — она же сестра р. Шимона:

— Пошли за ним и приведи его сюда.

— Поклянись, — ответила царица, — что не сделаешь ему никакого зла и (в знак этого) пошли ему свой перстень.

Царь поклялся и послал перстень. Р. Шимон явился.

— Зачем ты бежал? — спросил царь.

— Слышал я, что государь мой, царь, в гневе на меня, и, боясь, чтоб ты не велел казнить меня, я поступил, применив к себе слова Писания: "Укройся лишь на мгновение, пока гнев не пройдет".

— А зачем ты надсмеялся надо мной?

— Упаси Бог, не надсмеялся я над тобою. Ты оказал назареям помощь деньгами, я — властью Закона. Кто казною, кто милостью Божией.

— Отчего же ты не предупредил меня об этом?

— Если бы я предупредил тебя, ты, пожалуй, не дал бы ничего. Посадил его Яннай между собою и царицей и сказал:

— Видишь, какой почет я тебе оказываю.

— Не ты, — ответил р. Шимон, — а Тора возвеличивает меня, ибо сказано у сына Сирахова: "Лелей ее, и она вознесет тебя и посадит среди вельмож" (Берейшит Раба, 91.; Брахот, 48).

ЦАРЬ ПРЕД СУДОМ

Один из царских рабов совершил убийство.

— Привлеките его к суду, — приказал р. Шимон. Доложили Яннаю:

— Твой раб человека убил.

Поставил царь убийцу на суд. Послали судьи сказать царю:

— Явись и ты, — этого требует закон.

Когда царь явился, поставили кресло для него рядом с креслом р. Шимона, и царь сел. Видя это, р. Шимон сказал:

— Царь Яннай! Встань и выслушай показания против тебя[3], ибо сказано: "Пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба".

— Я сделаю, — возразил царь, — не так, как говоришь ты, а как товарищи твои скажут.

Обратился р. Шимон к сидящим справа, те уставились глазами в землю; обратился налево — и те уставились глазами в землю.

— Вы размышляете еще, — воскликнул р. Шимон, — как поступить? Пусть же Ведающий помыслы воздаст вам!

В ту же минуту явился архангел Гавриэль и поверг судей на землю, грозя умертвить их.

Затрепетал царь.

— Встань! — повторил Яннаю р. Шимон. — Не перед нами стоишь ты, но перед Тем, по слову Которого сотворена вселенная.

Тотчас же встал с места царь Яннай (Сангедрин, 19; Танхума Гакадум, Шофтим).

НАХОДКА

Р. Шимон вел торговлю льном. Чтоб облегчить ему труд по перевозке товара, ученики купили для него у одного измаилтянина осла. На шее у животного оказалась драгоценная жемчужина. Приходят ученики к р. Шимону и говорят:

— Отныне, учитель, тебе трудиться больше не придется.

— Почему? — спрашивает р. Шимон.

— Мы для тебя купили осла у одного измаилтянина и на животном оказалась драгоценная жемчужина.

— А знал об этом продавец?

— Нет.

— Идите и отдайте ему жемчужину. И сказал о р. Шимоне тот измаилтянин:

— Благословен Господь. Бог Шимона бен Шетах!

— А вы, — обратился р. Шимон к ученикам, — варваром считали Шимона бен Шетаха? Услышать слова: "благословен Господь, Бог иудеев" — для меня дороже всех сокровищ мира.

(Иерушалми, Бава Меция, 2; Дварим Раба, 3)

В ПЕЩЕРЕ КОЛДУНИЙ

Когда Шимон бен Шетах был избран в "Насси"[4], пришли к нему и сказали:

— В пещере близ Ашкелона скрываются восемьдесят колдуний.

В один ненастный день собрал р. Шимон восемьдесят юношей, рослых и сильных, и велел им следовать за собою. Каждому из них он дал по новому кувшину со свернутым в нем чистым плащом. Юноши поставили кувшины опрокинутыми себе на головы, и р. Шимон сказал:

— Когда я крикну по-птичьему, накиньте на себя плащи; крикну вторично — бегите все в пещеру и, схватив каждый по колдунье, поднимите их вверх, ибо таково свойство колдуна: отделишь его от земли — он ничего сделать не может.

Пошел р. Шимон и, став у входа в пещеру, стал звать, выкрикивая:

— Ойим, Ойим!..[5] Отоприте! Один из ваших я.

— А каким образом, — спрашивают колдуньи р. Шимона (также успевшего закутаться в сухой плащ), — ты в дождь сухим остался?

— Я между каплями пробирался, — объяснил р. Шимон.

— А чего ради пришел ты?

— Поучиться и вас поучить. Покажите-ка каждая свое искусство. И вот, поколдовала одна — и серебро в хлеб превратилось. Поколдовала другая — из железа мясо выковалось.

—  Третья — расплавленная медь бульоном закипела. Четвертая — растопленное золото вином заструилось.

— Видишь, — говорят колдуньи, — какой мы тебе пир устроили. А ты что умеешь сделать?

— Вот что: чирикну раз и другой — и явятся восемьдесят женихов, одетых в совершенно сухие плащи, — и будете вы пировать и веселиться с ними.

Чирикнул р. Шимон раз — надели юноши плащи; чирикнул вторично — все сразу появились в пещере.

— Выбирай каждый свою суженую! — крикнул р. Шимон. Схватили юноши колдуний, вынесли их из пещеры и всех повесили (Иерушалми Хагига; Сангедрин, 6; Раши).

ВО СЛАВУ СУДА И ЗАКОНА

Вступились родственники казненных колдуний, и двое из них оговорили сына р. Шимона в преступлении, караемом смертной казнью.

Когда приговоренный был выведен на место казни, он воскликнул:

— Если есть на мне вина в деле этом, пусть казнь послужит мне возмездием. Если же невинен я, пусть смертью своей искуплю все свои прегрешения, а кровь моя падет на головы ложных доносчиков!

Услыша эти слова, доносчики раскаялись и заявили:

— Мы свидетельствовали ложно.

Вознамерился р. Шимон тут же освободить сына, но тот сказал:

— Отец! Если желаешь, чтобы через тебя пришло спасение[6], то оставь меня подобно "порогу на попрание"[7] (там же).



[1]  Царь из дома Хасмонеев

[2] Назарей приносил три очистительные жертвы

[3] Как против владельца, ответственного за преступления своих рабов

[4] Князь. Патриарх

[5] Пароль у колдунов.

[6] Т.е. поднят был бы престиж суда и закона. Дело в том, что, по действовавшим тогда правилам, отказ свидетеля после произнесения судебного приговора от данного им показания не являлся поводом к отмене назначенного подсудимому наказания.

[7] Т.е. предоставь меня своей судьбе, дабы не стали говорить, что законоучители лицеприятствуют своим близким на суде.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру