Лех леха

«Потомству твоему отдам Я эту землю»

 

В отличие от первых двух глав Пятикнижия, описывающих целые эпохи в истории человечества, в третьей главе «Лех леха» рассказывается о сравнительно небольшом двадцатичетырехлетнем периоде жизни нашего праотца Авраама.

В начале главы 75-летний Авраам по велению Вс-вышнего покидает Месопотамию и переселяется вместе со своей женой и племянником. Потом в Святую землю. Заканчивается глава «Лех леха» рассказом о том, как Авраам, будучи 99-летним стариком, исполнил заповедь об обрезании.

Прибыв в Святую землю, Авраам вначале поселился в местности, в которой несколько позже был построен город Шхем. Там он впервые узнал от Вс-вышнего, что земля эта будет принадлежать его потомкам. Затем Авраам перекочевал к югу, постепенно приближаясь к Негеву. В стране разразился голод, из-за которого Аврааму и его семье пришлось временно покинуть Святую землю и переселиться в Египет, славившийся тогда своим изобилием. Там произошел неприятный инцидент, закончившийся, впрочем, благополучно.

Египетские вельможи, восхищенные красотой жены Авраама, рассказали о ней фараону, и тот распорядился, чтобы ее привели во дворец. Аврааму пришлось бы плохо, если бы египтяне знали, кем он приходится прекрасной Сарай. Однако, зная обычаи Египта и предвидя такой исход событий, Авраам представился как брат Сарай, надеясь, что, избежав немедленной расправы, он сможет каким-то образом спасти жену от притязаний египетского властителя.

Спасение пришло свыше: Б-г поразил фараона и его домочадцев страшными болезнями. Поняв, что Авраам – святой человек, фараон немедленно вернул ему жену. Однако, зная нравы своих подданных, он попросил Авраама как можно быстрее покинуть Египет.

Вернувшись в Святую землю, Авраам поселился в той же местности, что и прежде: между городами Бет-Эль и Ай. Вскоре оказалось, что для обильных стад Авраама и Лота в этой местности не хватает корма. Лот переселился в долину Иордана и раскидал свои шатры в окрестностях города Сдома, известного цинизмом и жестокостью своих жителей.

После ухода Лота Авраам вторично услышал от Вс-вышнего, что Святая земля будет навеки отдана его потомкам. Затем Авраам перекочевал к Хеврону.

Далее в главе рассказывается о войне, которую при тогдашней численности населения земного шара можно назвать мировой. В ней участвовали девять мини-государств, в том числе и Сдом. В этой войне Бера, правитель Сдома, и его союзники потерпели поражение. Их города были разграблены победителями, а жители – угнаны в рабство. Среди пленных был и племянник Авраама Лот.

«И пришел беглец, и известил Авраама-иври. И услышал Авраам, что сродник его пленен, и вооружил воспитанников своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал до Дана. И разделился против них ночью, сам и рабы его, и бил их, и преследовал их до Ховы, что влево от Дамаска. И возвратил все имущество, а также Лота, сродника своего, и имущество его возвратил, а также женщин и народ».

В вышеприведенном отрывке мы впервые встречаем слово «иври», которым звали Авраама, а впоследствии стали называть его потомков. Что обозначает это слово, от которого произошло русское «еврей», английское «гибру» и т. д.? Обратимся к традиционным комментариям Писания. Известный комментатор ТАНАХа, р. Овадья Сфорно приводит мнение, что беглец, упомянутый в тексте, не знал, что Авраам состоит в родстве с плененным Лотом. И все же он решил сообщить Аврааму, что Лот взят в плен, зная, что Авраам, как и Лот, – «иври», то есть разделяет идеи Эвера, правнука Сима и дальнего предка Авраама, который проповедовал веру в единого Б-га. Таким образом, по Сфорно «иври» – это название не представителя определенной этнической группы, а приверженца идеологии, названной так по имени одного из своих глашатаев.

Другого мнения по поводу этимологии слова «иври» придерживается РАШИ. РАШИ приводит Мидраш, утверждающий, что Авраам был прозван кнаанейцами (тогдашними жителями Святой земли) «иври», что можно перевести как «потусторонний», потому что пришел в Кнаан из-за реки Евфрата.

Оба толкования имени «иври» вполне оправданны и по отношению к потомкам Авраама, унаследовавшим от него это имя. Ведь в отличие от других больших и малых наций, сформировавшихся и существующих благодаря общности по крови, языку, культуре или территории, евреи стали народом, приняв у синайской горы Б-жественное учение, основные принципы которого задолго до этого проповедовал Эвер. И лишь это учение сохраняло и сохраняет евреев как народ, несмотря на то, что они говорят на разных языках, живут в разных странах, нередко приобщаясь и принимая активное участие в создании культуры народов, среди которых они живут. Не перечесть русских, немецких, французских и других писателей, художников, ученых с мировым именем и типичными или нетипичными еврейскими фамилиями. Но всех их объединяет принадлежность к общине, ревниво, нередко подсознательно хранящей в своем быту и в своем сердце Учение и Закон, данные ей более трех тысяч лет назад в Синайской пустыне.

Что касается второго толкования слова «иври» («еврей»), в смысле «потусторонний», то, как видно из высказываний о евреях представителей других народов, как наших врагов, так и доброжелателей, именно так воспринимает евреев все остальное человечество.

Кроме имени еврейского народа, «иври», в главе также впервые упоминается город, к которому обращает свой взор еврей, куда бы ни забросила его судьба, – город, любовь и верность которому евреи сохранили, несмотря на множество веков разлуки, как сыновья сохраняют свою верность матери. И город сохранил верность своим сыновьям, всегда оставаясь для народов городом еврейских царей и еврейских пророков, еврейских ученых и еврейских мучеников.

Когда Авраам вернулся с победой, освободив своего племянника из плена, – говорится в нашей главе, – навстречу ему вышел с хлебом и вином Малки-Цедек, царь города Шалема. По мнению комментаторов, так в то время назывался Иерусалим. Ибн-Эзра подкрепляет эту точку зрения стихом из псалмов Давида, в котором под Шалемом, несомненно, подразумевается Иерусалим.

«Ведом Б-г в Иудее, и в Израиле величественно Имя Его. И будет в Шалеме шатер Его и в Сионе – его обиталище» (Псалмы 76).

Вся нынешняя глава посвящена жизнеописанию первого из еврейских праотцев – Авраама. Из Мидраша мы знаем, что в сорок лет (по другой версии – в три года) Авраам, живший тогда в месопотамском городе Уре, самостоятельно пришел к выводу, что существует некая бесплотная сила, стоящая над всеми природными стихиями и управляющая ими. За это открытие он чуть было не поплатился жизнью. Власти приговорили его к сожжению в известковой печи за отрицание государственной религии. Но огонь не сжег его.

***

Пылающая известковая печь была первым испытанием Авраама. А всего он успешно прошел десять испытаний. Этим он проложил нам, его потомкам, дорогу – отдавать даже жизнь за веру.

Второе испытание: «Иди себе из своей страны, и из своей родины, и из дома отца, в страну, которую тебе укажу...» Нелегко и в наше время переезжать, когда все укладывается на машины и летим самолетом. А как было тяжело тогда, более 3700 лет назад, когда все грузилось на ослов и надо было ехать под палящим солнцем... Тяжело оставить страну, где долго жил, тем более родную страну, тем более где семья остается.

Мидраш объясняет причину переездов Авраама следующим сравнением. Авраам – это бочка с духами. Если бочка стоит где-то на складе, никто не имеет от нее пользы. Если же ее положить на телегу и катать по дорогам, то все прохожие почувствуют запах духов. Угодно было Б-гу, чтобы Авраам проезжал побольше мест и знакомился с большим числом людей. Они учились от него делать добро другим и вере в единого Б-га.

«Лех леха» – иди себе, разъезжай. Вся история нашего народа богата странствованием из страны в страну. В конце концов Авраам приезжает в Эрец-Исраэль. «И сказал Б-г Аврааму: Подними свои глаза и смотри... на север, и на юг, и на восток, и на запад. Ибо всю эту страну... тебе отдам и твоим детям навечно... Встань и пройди по стране, в длину и ширину, ибо тебе Я ее отдам» («Берейшит» 13, 14-17).

«Тебе отдам и твоим детям навечно» – следовательно, народ еврейский вечен и земля отдана ему навечно; что если за грехи мы изгнаны, то есть гарантия, что Б-г нас вернет в свою страну. И мы после почти двух тысяч лет изгнания возвращаемся.

В конце недельной главы мы читаем: «И был Авраам девяносто девяти лет, и явился Б-г Аврааму и сказал ему: Я Б-г Всемогущий, ходи предо Мною и будь непорочен... вот Мой союз с тобой, и будешь отцом множества народов. И не будет больше называться твое имя Аврам, а будет твое имя Авраам, ибо отцом множества народов Я тебя сделаю... И дам тебе и потомству твоему после тебя... всю землю Кнаан, во владение вечное и буду им Б-гом».

О каком потомстве Авраама идет речь? Поясняется дальше: «И сказал Б-г: А вот Сарра твоя жена родит тебе сына, и ты назовешь его именем Ицхак, и установлю союз Мой с ним...»

Далее указывается: «...Мой завет соблюдай, ты и потомство твое... обрезан да будет у вас всякий мужчина... и будет завет Мой на вашем теле заветом вечным».

Следует отметить, что потомки Авраама, не евреи, арабы тоже делают обрезание, хотя долгое время были язычниками. Они это делают в память своего происхождения от Авраама, но несколько иначе, чем евреи.

В древней кабалистической книге «Зогар» содержится абсолютно точно исполнившееся предсказание будущего страны Израиля после изгнания из нее евреев.

«Стал рабби Хия вздыхать и плакать, дойдя до слов «а Сарай, жена Аврама, не рожала ему (детей)».

– Несчастно то время, несчастен тот день, когда Агарь родила Ишмаэля, (от которого ведут свой род арабы)!

– Почему? – спросил его рабби Йоси. – Ведь Сарра потом родила, да еще какого сына!

– ...Я оплакиваю годы бездетности Сарры, – ответил рабби Хия. – Ибо Сарра, видя, что у нее не появляются дети, предложила Аврааму свою служанку Агарь в наложницы, и та родила ему Ишмаэля. Авраам просил Б-га за Ишмаэля, и Вс-вышний ответил ему: «...Я услышал тебя; вот, Я благословил его, и распложу его, и многократно умножу; двенадцать князей произведет он на свет, и сделаю Я его великим народом. А союз Свой заключу с Ицхаком, которого родит тебе Сарра...» В этом-то и причина моих слез! Как поступил Вс-вышний с детьми Ишмаэля? Он отдалил их от истинной святости, однако отдал им святые места Эрец-Исраэль на хранение, пока страна будет пустовать. Дети Эдома (еврейская традиция считает потомками Эдома европейские народы) будут неоднократно пытаться отнять ее у ишмаэлитов, но успеха они не добьются. Будут кровопролитные войны, земля будет переходить из рук в руки, но дети Эдома не получат ее. Святая земля будет принадлежать детям Ишмаэля до тех пор, пока не исчерпается для них милость Б-жья в заслугу за то, что они делают обрезание. А пока не наступит это время, они будут препятствовать евреям вернуться в свою страну. Потому-то я и плачу, ибо предвижу зло, которое причинят они детям Израиля» («Зогар», гл. «Шемот», 32 а).

Другими словами, рабби Хия плакал, видя убитых и раненных руками детей Ишмаэля в последнее время.

Любопытно, что экономисты и социологи прошлого века (Нордау и др.) считали наоборот, что главное – получить согласие европейских народов на заселение Палестины евреями («чартер»), а с арабами будут наилучшие отношения: они получат от нас культуру, процветание экономики, и они близки нам по религии и происхождению.

Рабби Шнеур-Залман из Ляд в своей книге «Шулхан арух» пишет, что после совершения «брит-мила» дарованная еврею Б-жественная душа начинает озарять его тело своим присутствием. И может быть, поэтому обрезание, как и омовение в ритуальном бассейне, микве, является необходимым условием гиюра, перехода человека в еврейство.

В Мидраше («Танхума», гл. «Мишпатим», 5) приводится в этой связи следующий рассказ: Акилас, сын сестры императора Адриана, хотел принять гиюр, но боялся своего дяди. Поэтому он заявил императору, что намерен заняться коммерцией и просит его советов в этом, новом для него деле. Адриан ответил: «Если тебе попадется товар, который никем не ценится, валяется на земле, – займись им, ибо впоследствии он поднимется в цене и принесет тебе большие прибыли».

Акилас поехал в Эрец-Исраэль и занялся изучением Торы. Там он встретился с талмудическими учеными: р. Элиэзером и р. Йегошуа. Он задавал им возникшие у него вопросы, и они отвечали ему.

Когда Акилас вернулся к императору, тот заметил, что племянник сильно изменился в лице. На беспокойный вопрос Адриана Акилас ответил, что все время своего отсутствия он изучал Тору и даже совершил обрезание.

«Кто натолкнул тебя на этот шаг?» – воскликнул Адриан. «Ты», – услышал он в ответ.

«Когда я спросил тебя, каким товаром мне заняться, ты ответил: самым презираемым, ибо впоследствии он повысится в цене и принесет тебе богатство. Я объездил все страны и не нашел народа более презираемого, чем тот, что населяет Эрец-Исраэль. Вот я и решил присоединиться к народу, ибо впоследствии он, безусловно, возвысится».

Не удовлетворившись таким объяснением, Адриан поинтересовался истинной причиной, побудившей его племянника перейти в иудейство.

«Я хотел изучать Тору», – ответил Акилас.

«Но ведь ты мог изучать Тору, не совершая обрезания», – сердито воскликнул император.

В ответ Акилас сказал: «Ты награждаешь солдата по случаю победы над неприятелем, лишь если он самоотверженно служил тебе с оружием в руках, не щадя своей крови. Так Тора дается человеку лишь после исполнения им заповеди «брит-мила».

Различным было отношение народов к еврейской традиции обрезания. Если африканские племена сами практиковали подобные ритуалы, то в античном мире, как явствует из сочинений Страбона, Тацита, Ювенала и других, он считался варварским и неоднократно был запрещен различными правителями, якобы из соображений гуманности. В наше время подобную точку зрения можно встретить разве только в странах Восточной Европы, потому что на Западе заботливые родители сплошь и рядом подвергают своих новорожденных сыновей этой операции в целях гигиены и профилактики целого ряда заболеваний.

Что касается евреев, то для них эта процедура – прежде всего – введение нового сына Израиля в союз праотца Авраама и акт его приобщения к нашему народу. По ее завершении все провозглашают «Мазал тов!», поздравляют счастливых родителей и желают: «Как вошел он в союз, так пусть войдет он к Торе, женитьбе и добрым делам».

Евреям города Хмельника сильно досаждал один доносчик. Многих сделал он несчастными своими клеветническими доносами. Поэтому, когда хасиды городка собирались в Люблин к своему Рабби, прозванному Ясновидящим, они решили подать ему записку с просьбой избавить их от этого негодяя.

Когда Рабби прочел эту записку, в которой было указано имя этого человека и его матери, он возмутился: «Что хотите вы от этого человека? Ведь его лицо сияет, как лицо священника, приносящего жертву в Храме».

Хасиды были ошеломлены. Они начали убеждать его, что этот человек – предатель и злодей. Рабби еще раз внимательно прочел записку, в которой было записано имя человека, и... повторил то, что сказал при первом чтении.

Перед тем как отправиться в обратный путь, хасиды решили подать Рабби еще одну записку об этом доносчике. На сей раз, лишь только Рабби прочел имя злодея, он гневно произнес: «По закону предателя карают смертью...»

Все это выглядело очень странно.

А когда хасиды вернулись в свой городок, они узнали, что в тот день, когда они в первый раз подали записку Рабби, тот самый злодей совершал обрезание своему сыну. А в Талмуде сказано, что еврей, который совершает обрезание своему ребенку, подобен священнику, совершающему жертвоприношение.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .