Бамидбар

Встреча  была  назначена  уже  месяц назад, и группа из пяти хабадских женщин  уже  почти двадцать минут ждала в приемной члена Кнессета Сары Дорон  возможности  представить  свой  тщательно  разработанный проект закона,  называемого  «Ми'у  Йегуди». Однако их ожидал сюрприз: миссис Дорон  вышла  из  своего  офиса,  оживленно объявила, что торопится на другую  встречу,  и  исчезла.  Потрясенным  женщинам оставалось только обратиться со своими претензиями к секретарше, что они с энтузиазмом и сделали.

Послушав  несколько  минут  их резкие комментарии, секретарша спокойно сказала:

– О, так вы хабадники? Верно? Я знаю Любавического Ребе – он Мошиах!

Женщины  были удивлены и рассержены. Эта женщина насмехается над ними!  Добавляя  к несправедливости оскорбление! Среди женщин, о которых идет речь, находилась тогда моя жена. Глядя в глаза секретарше, она вежливо спросила ее:

– Скажите, вы шутите? Если так, то это совсем несмешно!

–  Нет!  Конечно,  нет!  –  ответила  секретарша.  – Я, действительно, считаю, что он Мошиах. Я в этом уверена! Дайте я объясню.

У  женщин  совсем  не  было  настроения  слушать истории, но, с другой стороны, почему бы и нет? Они посмотрели друг на друга, пожали плечами и согласились.

Секретарша начала с извинений:

–  Я  знаю, что не выгляжу очень религиозной, – сказала она, одергивая подол  своего  короткого  платья,  –  но, поверьте мне, с тех пор, как произошла эта история, я ем только кошерное и даже соблюдаю Субботу.

–  Все  это  произошло  так.  Пять  лет  назад  я  гостила  у друзей в Калифорнии.  Довольно  поздним вечером я в одиночестве ехала на машине на  вечеринку. За окном красовался закат. В машине звучала музыка, и я находилась  в отличном расположении духа, как вдруг ощутила: что-то не так...

Взглянув  на  часы, я поняла в чем дело: было уже больше восьми часов!  Вечеринка намечалась в двадцати минутах езды от места, где я жила, а я ехала уже больше часа! Становилось темней и темней, и наконец все, что различалось в свете фар – была... пустыня!

–  Я  поняла,  что,  по  всей  видимости,  пропустила  нужный поворот, развернула  машину  и  поехала  обратно,  но  чем  дольше  я  пыталась исправить  свою  ошибку,  тем  меньше  понимала, куда надо ехать. Мало того, дорога была абсолютно пуста, мне не встречалось ни одной машины.

–  Сначала  я  не  очень беспокоилась, но еще через час езды в темноте окончательно  поняла,  что  не  знаю, куда дальше ехать, сбавила газ и начала нервничать. Так или иначе, мне казалось, что не все потеряно. – Я  всегда могу просигнализировать из машины о помощи, верно? Поэтому я остановилась  на краю дороги, включила в машине свет, чтобы люди могли меня видеть, и начала сигналить фарами встречным машинам.

Это не сработало. Во-первых, машин почти не было. Во-вторых, те редкие машины, которые все же были, не останавливались, а когда наконец рядом со  мной  остановился  большой  грузовик, из него вылезли два огромных мужчины,  смеясь  и выкрикивая что-то непристойное, я включила мотор и уехала оттуда как можно быстрее.

– Теперь я, действительно, была напугана. Я даже стала немного плакать и  громко  молить о помощи. Но это не помогло, а через несколько минут кончился  бензин,  и  я  остановилась  на краю дороги, одна посередине пустыни.

–  Примерно  через  полчаса  стало  холодать.  Не  знаю,  были  ли  вы когда-нибудь  ночью  в  пустыне,  но  там – как зимой; через некоторое время  без обогревателя я начала по-настоящему мерзнуть. Я была совсем одна.  С начала моей поездки прошло более восьми часов. Я разрыдалась, вовсе потеряв над собой контроль, в уверенности, что это конец.

– У меня не было одеяла, у сидений не было покрышек, – не было ничего, во  что  я  могла  бы  завернуться.  Я  свернулась  в  комочек и стала повторять: «Ой, мамочки! Пожалуйста!! Пожалуйста, пусть кто-нибудь мне поможет!»

Я  потеряла  счет  времени,  но,  должно быть, прошло около часа, пока вдруг  я  не  увидела  приближающуюся  машину! Как сумасшедшая я стала сигналить фарами и молиться, чтобы все кончилось хорошо.

Подъехавшая машина остановилась на приличном расстоянии от моей. Дверь машины  открылась.  Из нее вышли трое мужчин в черном. В руке у одного из них было ружье.

Они  находились  все  еще  достаточно  далеко. Мое сердце стучало, как барабан.  У  меня  все  еще был шанс! Я выскочила из машины, собираясь убегать,  но  все,  что  у  меня  получилось,  –  это  закричать: «ШМА ИСРОЭЛ!!!»

–  Человек  с ружьем громко откликнулся: «Шма Исроэль, аШем Элейкейну, аШем  эход!»  Повстречавшиеся  мне  мужчины  оказались калифорнийскими хабадниками, которые рано утром собирались ехать на какое-то собрание, но  из офиса Ребе получили по телефону срочное сообщение: отправляться немедленно.

–  Странно,  – подумали они, – начинать путешествие бессонной ночью, и приехать  за  восемь  часов до начала собрания. Однако Ребе никогда не ошибается. – И отправились в путь в указанный Ребе час.

–  Я  уверена,  что Ребе послал их спасти меня. Я имею в виду, что для всей  этой  истории  нет другого объяснения. Хозяева машины отлили мне бензина  из  своей канистры, проводили до дома и всячески успокаивали.  Они были чудесны.

–  Потом я стала думать: как Ребе узнал обо мне? Почему он позаботился обо  мне?  Я  не выполняла ни единой заповеди, я даже терпеть не могла тех,  кто  их  выполняет!  Поэтому я решила, что для этого нет другого объяснения,  кроме  того,  что  Ребе – Мошиах. Он почувствовал, что со мной случилось несчастье. А он должен заботиться обо всех.

–  После  этого  я написала Ребе благодарственное письмо, и он ответил мне,  попросив  укреплять  других евреев и саму себя и принять на себя соблюдение некоторых Заповедей. Так я и сделала.

Секретарша  глубоко  вздохнула,  оглядела  всех  женщин  и  широко улыбнулась:

Ах! – сказала она, – Спасибо, что выслушали мою историю!

Женщины  поняли, что услышанный ими рассказ и был истинной причиной их визита в Кнессет.

   * * *

Наша  недельная  глава называется «В пустыне» и является подготовкой к празднику Швуэс – празднику дарования Торы.

Мидраш  приводит несколько причин, почему Б-г дал евреям Тору именно в Пустыне.  Одна  из  них  заключается  в том, что Пустыня – территория, которая никому не принадлежит. Любой, кто захочет, может там жить. Это учит нас тому, что Тора свободна для всех, кто хочет ее изучать.

Другая  причина: Пустыня – сплошной песок. Это намекает на то, что для изучения Торы, нужно быть скромным, как земля.

Третья  причина:  несмотря  на  то,  что Пустыня – бесплодна, во время блужданий по ней Все-вышний обеспечивал евреев пищей, водой, одеждой и жильем.  Это  объясняет,  что  изучая Тору, необходимо верить, что Б-г даст нам средства к существованию.

Четвертая  причина:  как  идущий по пустыне должен остерегаться змей и скорпионов,  так  изучающие  Тору  должны  остерегаться  своих  дурных желаний и не быть слишком самоуверенными.

Однако все эти четыре причины, на самом деле, не так ясны.

Прежде  всего,  почему  Б-г  намекает,  что у Торы, как у пустыни, нет хозяина? – Тора принадлежит еврейскому народу!

Далее,  почему  Б-г сравнивает Тору с песком пустыни, в котором ничего не  растет? – Тору было бы более уместно сравнить с доброй плодородной землей.

По  поводу  третьей  причины:  почему для того, чтобы научиться вере в Б-га,  нужна  пустыня? Пустыня – не единственное место в мире где есть проблемы. Везде (к сожалению) есть бездомные и голодающие люди.

И  наконец, опасные звери, змеи и т.д. существуют и в других местах (к тому  же люди иногда более опасны, чем животные). Чтобы отучить нас от самоуверенности, пустыня тоже не требуется.

Другими  словами,  Все-вышний  мог дать Тору в Египте или в Израиле, и евреи вынесли бы все эти наставления из этого места.

Так  почему, все-таки, Тора была дана именно в Пустыне? – Ответ в том, что только в пустыне Б-г мог научить евреев ПРЕДАННОСТИ МЕЙШЕ.

Без  полной преданности Мейше евреи не смогли бы соблюдать Тору и ее  заповеди  всем  сердцем  (и,  как  подтверждение  этой  мысли, мы, действительно,  видим,  что в тот же момент, когда они поверили в уход Мейше,  евреи  создали Золотого Тельца и забыли о всех полученных ими наставлениях).

Пустыня – единственное место, где это – преданность Мейше-рабейну – могла быть достигнута.

В пустыне евреи были изолированы от всего мира и полностью зависели от Мейше  и  его  руководства.  Там  он  мог  учить и вдохновлять их непрерывно,  вносить  Тору  в каждый аспект их души, так как ТОЛЬКО он мог это сделать.

Причина,  почему  лишь  Мейше  мог  сделать  это  –  в  том,  что Мейше  являлся  (и является) особым даром Б-га еврейскому народу.  Он  –  «Райя  Меэймно»  –  «Верный  пастух»  еврейского  народа  и «Б-гочеловек»  (см. «Дворим», 33:1). Мейше так объединен с Б-гом, что  он, и ТОЛЬКО он, в точности знал, как вдохновить и усилить веру и стремление  к  Служению  в  любом  и каждом еврее, согласно его или ее индивидуальной природе.

На  самом деле, (говорит книга «Зеар») каждое поколение в обязательном порядке  обладает  лидером, подобным Мейше, а без такого человека евреи напоминают овец без пастуха.

  * * *

Рассмотрим  теперь  четыре  вышеупомянутых причины тому, что Тора была дана  в  пустыне, – в новом свете: почему только пустыня может научить нас связи С МЕЙШЕ?

Первое:  то,  что  у  пустыни  нет  хозяина,  учит нас, что Торой в ее сущности  никто не может овладеть. – Она принадлежит лишь Все-вышнему.  И  только Мейше мог научить нас этому, поскольку Тора Б-га пришла к  нам  через  него,  и АБСОЛЮТНО не изменилась, – она всегда остается Торой Б-га.

Второе:  у  бесплодия пустыни мы можем научиться подлинной скромности, которую  можно найти только у Мейше. Любавический ребе объясняет, что  Мейше был – самым скромным человеком в мире (см. «Бамидбар», 12:3),  потому  что  ощущал себя ничем, бесплодным, как песок, – а все его способности к лидерству, мудрости и привязанности – видел лишь как дар  Б-га.  Другие,  думал  Мейше,  смогли  бы  использовать  эти способности лучше.

Третье: «ман», который ели евреи в пустыне, родник Мирьям, из которого они  пили,  и  облака  славы, которые их защищали, – все это было дано еврейскому  народу  за  заслугу Мейше (см. «Таанис», 9:2). – Если доверять  «Мейше»  нашего  поколения, – Б-г защитит нас и поможет нам.

Наконец,  в пустыне Мейше многократно (на море, при историях с золотым тельцом,  с  Кейрахом,  разведчиками, маном и т.п.) показывал евреям , что  даже  праведники  не  должны  быть излишне уверены в себе, должны опасаться диких зверей внутри самих себя.

Таким  образом,  все:  Тора,  мы  сами,  весь мир, в целом, зависят от Мейше,  и все это (как это случилось с секретаршей в нашей истории) мы можем выучить из урока, который преподает нам пустыня.

 

Рабби Тувия Болтон

Ешива Ор Тмимим,

Кфар Хабад, Израиль

 

Have comments? Want to subscribe? -

Check out our Website: “http://www.ohrtmimim.org

& our TORAH website: “http://www.ohrtmimim.org/torah/

 

Составление: (с) «Ohr Tmimim» <http://www.ohrtmimim.org>

Перевод: © 2001, Фрида и Захар Френкель <zfrenkel@robotek.ru>

Из материалов «Yeshiva on-Line»: <http://yeshiva.ru>

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .