Тазриа

Прежде,  чем говорить о нашей недельной главе, я расскажу вам историю, относящуюся  к трем идеям, упоминаемым в нашей недельной главе: добрым словам, злословию, и обрезанию.

Около  300 лет назад в Польше жил один очень мудрый еврей по имени реб Авроом.

Его  деловые  рекомендации  были настолько точными, что со временем он стал  главным  советником барона Полянского, одного из самых богатых и могущественных  людей  в  Польше  того  времени. Барон возложил на реб Авроома ведение всех, больших и маленьких, дел. Разумеется, для многих других  советников  барона  – неевреев, это было ударом. Особую злость возвышение  реб Авроома вызвало у некого полковника Стефана, ненависть которого  к  еврею  с  каждым днем увеличивалась, пока, наконец, он не решил его убить.

Реб Авроом был известен как человек, который никогда не лжет и никогда не  говорит  о  других дурного. На самом деле, это и были качества, за которые полюбил его барон. Они же чуть не стоили ему жизни.

План  Стефана был прост. Кто-либо проберется в комнату еврея и изменит записи  в  его личной бухгалтерской книге так, чтобы получилось, что у Авроома  гораздо  больше  денег,  чем  он говорит. Затем об этом будет доложено  барону.  Реб  Авроом  будет  заподозрен во лжи и растрате, а результатом  послужит  его  изгнание  из  дворца, а возможно – и нечто похуже.

Все  было  проделано точно по плану полковника. Записи в бухгалтерской книге  реб  Авроома  были  изменены.  Вместо  10000 в графе его личных сбережений  теперь  красовалась  сумма  в  100000 гилдеров. Книга была показаны барону. На следующий день барон пригласил нашего героя в свои апартаменты  и  поинтересовался  его  доходами.  Ответ,  данный  реб Авроомом,  давал большую почву для обвинений, чем злодей-полковник мог мечтать:

– Сумма которой я располагаю ныне – тысяча гилдеров, ваша светлость! – отчетливо  проговорил  Авроом.  – Как раз на прошлой неделе я проверял счета. Точнее, немного более тысячи гилдеров.

«Тысяча  гилдеров?! – про себя подумал барон. – Да он грабит меня, как слепого,  да  еще  впридачу  и лжет!» Сохраняя улыбку на лице и сделав вид,  что  слова  Авроома  ничего  для  него  не значат, барон перевел разговор на другую тему. Однако в сердце он уже приговорил бедного реб Аврома к смерти.

Днем позже полковник Стефан утешал барона и подсказал ему, как казнить неудачливого вора-советника.

–  Я  знаю,  что  барону  будет тяжело быть свидетелем смерти еврея, – подлый  полковник  по-прежнему  боялся, что барон переменит решение, и говорил  предельно  осторожно,  –  поэтому  я  составил план, который, надеюсь, понравится барону.

–  Я  лично назначу посланника. Отправлю его в какой-нибудь отдаленный город.  Туда  он  передаст  подписанное  бароном письмо, приказывающее подготовить  большой  костер,  куда  всякий,  кто  прибудет с письмом, гласящим:  «Получили  ли  вы приказ барона?» должен быть брошен. После этого  барон  выдаст Авроому подобное письмо в запечатанном конверте и прикажет  доставить в вышеупомянутый город. Таким образом мы искореним изменника  из  нашей  среды.  А  потом,  разумеется,  барон конфискует награбленное у семьи этого лживого еврея.

Барон  выслушал,  минуту  подумал  и,  в конце концов, неохотно кивнул головой  в знак согласия. Полковник пожал барону руку и быстро покинул комнату, чтобы привести в исполнение свой коварный план.

Спустя  два дня реб Авроом оседлал лошадь, захватил письмо и как можно быстрее  поскакал по направлению к маленькому городку, находившемуся в шести  часах  пути.  Он  горел желанием выполнить поручение барона, не ведая, что везет приказ о своей смерти.

Через  три  часа  стремительной  скачки  он заметил вдалеке на обочине какого-то  человека,  размахивающего  флагом,  а приблизившись, увидел старого еврея, делающего ему знак остановиться:

–  Вы еврей?! Еврей? – воскликнул старик, когда Авроом потянул уздечку лошади, чтобы остановиться.

– Да! – крикнул он в ответ. – Что вам надо?

–  О!  Слава  Б-гу!  –  воскликнул  старик, хватаясь за уздечку лошади Авроома.  –  Сам  Все-вышний  послал  Вас  нам!  Слава  Б-гу!! Сегодня обрезание  моего  внука,  а  у  нас  нет десяти евреев для миньяна. Вы десятый! Это просто чудо! Пожалуйста, не откажите мне! Вы будете у нас почетным гостем!

У  Авроома  была  страсть  к изучению Торы и еще больше – к исполнению заповедей,  но  ничего  не  могло  сравниться с его любовью к заповеди обрезания.

Он  не  только  знал  все  законы и тонкости этого сложного дела, но и посещал  каждый  брис,  о котором ему было известно, даже если не знал никого из присутствующих. Поэтому, получив подобное приглашение, он не мог отказать.

–  Я  ужасно  тороплюсь,  –  объяснил  Авроом,  поворачивая  лошадь  в направлении  ближайшей деревни. – Вы должны пообещать мне, что я смогу вас  покинуть  сразу  после  обрезания, не позже, чем через полчаса. Я имею спешное поручение от барона!

Но,  как  назло,  церемония  не  началась  вовремя,  а когда началась, продлилась  больше,  чем  предполагалось,  а  позже,  в честь заповеди обрезания,  разумеется,  была  устроена  большая  трапеза,  от которой Авроом не мог отказаться.

Летело  время. Множество «лехаимов», песен, танцев, слов Торы... Вдруг реб Авроом схватился за голову и закричал:

–  Ой! Я здесь уже много часов! Мне надо ехать, я ужасно опаздываю! О!

Что я наделал!

Он был готов тут же оседлать лошадь и тронуться в путь, но стемнело, и поступить  так  было  невозможно.  Авроому пришлось остаться в деревне ночевать.  На  следующее  утро,  еще  перед  молитвой,  он  должен был отправиться в заключительную часть своего путешествия.

Следующим  утром, когда солнце только поднималось над полями и лесами, коварный  полковник, специально проведший ночь в нескольких минутах от города, где должны были убить еврея, уже разрывался от любопытства. Он хотел  услышать  рассказ горожан, самому взглянуть на пепел, в который превратился Авроом. Только тогда его радость была бы полной.

Полковник  оседлал  лошадь,  помчался,  как  ветер, и скоро оказался в городе.

–  Ну,  что  было? Где еврей? Что-нибудь вчера произошло? – спросил он первых же встретившихся ему горожан. Однако никто не понимал, о чем он говорит.

–  Ну, вы, идиоты! – начал кричать полковник. – Вы что, не знаете, как выполнять  приказ?  Вы  не  выполнили  того, что приказал барон? Тупые свиньи! Вы получили приказ барона?

Десять  крепких  молодых  людей  стащили  его  с лошади, несколько раз стукнули  по  голове,  связали  ему  руки и ноги, заткнули рот кляпом, отнесли  к  огромному  костру  и,  крикнув  хором: «Готовьсь! Раз-два!  Три!!» – кинули его в огонь!

Часом  позже  в  город  прибыл  реб Авроом. Заметив людей, собравшихся вокруг костра, и приблизившись к ним, он выяснил, где находится мэр, и вручил ему письмо от барона.

Мэр вскрыл и прочитал письмо и смущенно посмотрел на реб Авроома:

– Но мы уже сожгли его! Что значит это письмо?

Авроому  не  потребовалось  много  времени, чтобы понять, что он чудом избежал смерти, а полковник каким-то образом угодил в свою смертельную ловушку сам.

Когда Авроом вернулся домой, барон в бурной радости обнял и расцеловал его.  Оказалось,  что через несколько часов после того, как реб Авроом был  послан доставить письмо, барон сам проверил все счета и обнаружил неуклюжую  подделку. Он был счастлив, увидев своего честного советника оставшимся в живых.

Любовь Авроома к заповеди брис мила спасла ему жизнь.

– Однако, одну вещь я хочу знать, – Спросил барон. – Почему ты сказал, что  твой  доход только одна тысяча гильдеров, когда твои записи четко указывают десять тысяч?»

Авроом потупился и ответил:

–  Когда  вы  спросили  о  доходах,  я  понял, что хотя у меня в сейфе находятся  десять  тысяч  гилдеров, я не могу назвать эти десять тысяч суммой  моих  сбережений.  Кто  знает,  подумал  я,  что будет с этими деньгами  завтра...  И, как видите, Вы сами их конфисковали не намного позже  нашего разговора. И только в одной из статей своих сбережений я был  уверен:  тех, которые я отдал на благотворительность днем раньше.  Этот  духовный  доход  –  вечен,  и никто никогда не сможет его у меня отобрать.

  * * *

Освобождение  – наступит благодаря изменениям, производимым нами в нас самих  и  в  мире,  а  особенно – благодаря пожертвованиям, которые мы даем, и добрым делами, которые мы совершаем.

  * * *

Главная  тема  нашей  недельной  главы  –  болезнь  «цораас». Но глава почему-то  начинается  с  законов,  связанных  с  рождением ребенка, и заповеди обрезания.

«Цораас»  –  очень  суровая  болезнь, болезнь нечистоты, не существует сегодня.  Симптомы  ее  появлялись не только на коже, но и на одежде и даже на стенах домов.

Между  перечисленными  выше  тремя  вещами:  обрезанием,  «цораас»  и рождением есть глубокая духовная связь.

Мидраш  и  Талмуд  объясняют,  что причиной возникновения язв «цораас» были  не физические причины, а «злой язык», т.е. использование органов речи несоответствующим образом.

Каббалистическая книга «Сейфер Ецира» объясняет, что язык и детородный орган на духовном уровне схожи. Оба они – инструменты, предназначенные для  связи.  Оба  используются для порождения новой отдельной сущности (язык  порождает  идею  в  разуме слушателя). У обоих есть возможность сделать  много хорошего, и наоборот. Также «Сейфер Ецира» говорит, что обоим:  и  детородному органу, и языку, – мы должны сделать обрезание, тем самым заключив союз с Б-гом.

Обрезание  языка  означает использование способности говорить для того именно,  для  чего  предназначил  эту способность Создатель. Обрезание полового  органа  имеет  ту  же  цель,  применительно  к  сексуальным побуждениям.

В этом – духовная связь обрезания и языка.

(Что  касается  третей  темы  –  рождения. Если правильно использовать первые  два,  –  родится  новое  существование,  называемое  «Кдуша» – святость.  (Это  одна из причин тому, что свадьба на иврите называется «Кидушин»).

  * * *

В  сказанном  выше  мы  можем  отметить  интересную  деталь:  союз  с Создателем,  брис  –  обрезание, осуществляется в результате ИЗМЕНЕНИЯ ПРИРОДЫ.  Б-г  творит евреев с крайней плотью и несдержанным языком, а затем  приказывает  им  изменить  это.  И ТОЛЬКО посредством подобного действия  можно  безгранично  и  глубоко  объединиться  с безграничным Создателем.

В этом суть Торы и того, почему мы так нуждаемся в МОШИАХЕ.

Мошиах  –  единственный,  кто  может  научить – и научит ВЕСЬ МИР, как сделать  это,  как  изменить  всю  природу  (а  особенно  человеческую природу) так, чтобы она соответствовала истине Торы.

Уже  почти  десять  лет  Любавический Ребе провозглашает тот факт, что Мошиах уже пришел, а истина эта начинает раскрываться.

  * * *

Полагаю, что иллюстрацией возможных подходов к необходимости изменения человеческой  природы является необъяснимая сила и популярность (упаси Б-г) гомосексуализма, наблюдаемая сегодня.

Крикливые  ораторы,  потворствующие  этому  запрещенному  Торой  типу связей,  кричат, что оно ЕСТЕСТВЕННО, заложено в человека данной Б-гом природой,  что есть люди, которые рождаются с подобными наклонностями.  Другими словами, что это хорошо, – потому что естественно!

Ребе  показывает  несостоятельность  этого  заявления. Ведь есть люди, обладающие  врожденной склонностью к совершению самоубийства. И хотя у них  нет  намерения  навредить  кому-либо  другому,  они  хотят  лишь реализовать данные им Б-гом природные наклонности, общество удерживает их  от  совершения  подобного  шага  и  даже  обеспечивает  лечением у психиатра.

Это общеизвестно: «естественное» – не обязательно означает «хорошее».

  * * *

ЧЕЛОВЕК РОЖДЕН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ПРИРОДУ, СОГЛАСНО ТОРЕ. И это истинный НОВЫЙ СОЮЗ, который Мошиах принесет евреям и от них всему миру.

Да увидим все мы раскрытие Мошиаха НАУ!

Рабби Тувия Болтон

Ешива Ор Тмимим

Кфар Хабад, Израиль.

Check out our Website: http://www.ohrtmimim.org

 

Составление: (с) «Ohr Tmimim» <http://www.ohrtmimim.org>

Перевод:  ©  2001,  Фрида  Френкель,  Захар  Френкель

<zfrenkel@robotek.ru>

Из материалов “Yeshiva on-Line”: <http://yeshiva.ru>

Рав Тувье Болтон.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .