Глава 85

Коен кончает подобно Кораху. – Бишоф сходит с ума. – Князь становится сговорчивее.

Старый краковский раввин – гаон и цадик р. Ицхак не испугался князя и его приказа. Он спокойно, но решительно объяснил князю:

– Я охотно исполнил бы Ваш.приказ, но я обязан выполнить волю более высокой власти – Владыки мира. Тора запрещает коену жениться на разведенной, а я никогда не пойду против Торы, – венчать Зелигмана с разведенной. Услышав такие слова, крикнул гневно князь:

– А я настаиваю на выполнении моего приказа. Ты обязан подчиниться моей воле.

Прошло несколько дней. Краковский раввин, естественно, и не думал нарушать еврейский закон. Тогда послал князь вооруженных солдат к раввину с наказом доставить раввина на базарную площадь в центре города. По приказу князя должен был престарелый раввин на этой площади, под открытым небом, на глазах всех собравшихся, евреев и не-евреев, повенчать Шеломо (или Зигмунда) Зелигмана с разведенной Когда раввин под конвоем прибыл на базарную площадь, ждали его уже там Зелигман с невестой. Были там и богатые родственники разведенной и большая толпа евреев и неевреев, сбежавшихся смотреть на редкостное зрелище. Всех охватило любопытство; все хотели знать, чем же все это кончится, кто уступит, – князь или раввин.

Престарелый раввин посмотрел на жениха и невесту и с непоколебимой решимостью сказал:

– Я вас предупреждаю, что я не преступлю запрет Торы даже если бы мне это стоило жизни. Я вас венчать не буду, что бы со мною ни случилось.

Затем начал раввин жалостливо умолять их, чтобы они отказались от преступной мысли жениться.

– Если вы заявите, что вы жениться не намерены, – уговаривал раввин жениха и невесту, – тогда князь больше настаивать не будет на исполнении мною вашего требования. Все это несчастье – следствие вашего упорства.

Но Зелигман и разведенная остались при своем.

Видя, что у них он ничего не добьется, воскликнул громко раввин:

– Владыка мира! Они хотят заставить меня преступить Твой запрет. Прошу Тебя, освяти Твое имя, с тем, чтобы те, которые соблюдают заветы Твоей Торы и святят Твое имя в абсолютной и чистой вере в Тебя, Владыку мира, укреплялись в этой вере. Узри нас, Творец вселенной, со святой Твоей вышины, прояви Твою милость к тем, которые следуют путями Твоими, и накажи тех, которые «медными лбами» противостоят Тебе.

Закончив составленную им самим тут же молитву, попытался р. Ицхак еще раз добиться от жениха и невесты отказа от их злого умысла. Но те нахально отвергли это предложение престарелого раввина, выказывая ему при этом незаслуженное им пренебрежение.

Престарелый раввин начал тихо, но очень сосредоточенно шептать молитву:

– Отзовись, Б-же, отзовись? – разразился раввин плачем. Сделай это во славу Святого имени Твоего, Великого и Устрашающего!

Не успел раввин закончить свой душевный призыв к Всевышнему, как в воздухе раздался крик ужаса, вырвавшийся из груди жениха и невесты. Земля начала колебаться под их ногами. Земля разверзлась, и на них глянула страшная бездна. Не успели они отодвинуться от края бездны, как она в один миг поглотила их по горло. Огромная толпа, бывшая свидетелями этого страшного явления, остолбенела. Всех охватил неописуемый страх. Через несколько секунд жених и невеста оказались целиком проглоченными бездной. Разверзшаяся бездна вновь закрылась; все было стерто с лица земли, как будто ничего не произошло. Вооруженная стража смотрела на все это с ужасом. Солдаты думали, что могут чем-нибудь помочь. Они воткнули свои пики в землю, чтобы обозначить место, где злополучная подвенечная пара таинственно исчезла.

Вскоре слух об этом полном ужаса событии распространился по всему городу и поднялся большой шум. Стар и млад сбежались на базарную площадь. Известие о случившемся достигло также князя. Он был поражен. Теперь он вынужден был уже признать святую силу, силу престарелого раввина, не пожелавшего нарушить закон Торы. Князь послал за бишофом, желая услышать его мнение об этом. Князь хотел уже теперь помириться с раввином и просить у него прощение. Он боялся, как бы кара, постигшая греховную пару, не коснулась и его самого.

Когда посланец князя явился к бишофу, он нашел его в состоянии безумия. В таком состоянии он находился с самого того момента, как он узнал о случившемся с Зелигманом и его невестой на базарной площади. Посланец вернулся к князю с печальным известием о сумасшедшем бишофе. Тогда князь решил тут же поехать к краковскому раввину и попросить у него прощение за то, что он его оскорбил и так легкомысленно отнесся к еврейской вере и к Торе Моше. Так он и сделал и попросил у раввина указание, чем искупить свои грехи. На это ответил престарелый раввин, что по существу князю не за что просить прощение. Он его, раввина, ничем не оскорбил. Что касается его легкомысленного отношения к еврейской религии, то в этом нет вины князя. Он ведь был воспитан в совсем другой религии. У раввина была просьба к князю: поскольку коаним запрещается находиться там, где имеются могилы, то приказал бы князь оградить плотной каменной стеной место на базарной площади, где ушла живьем в землю греховная пара. Князь тут же обещал раввину сделать это и свое обещание сдержал. Была возведена стена вокруг того места, где Зелигман и разведенная были поглощены бездной.

Главой краковской еврейской общины был тогда богач и благотворитель р. Исраель Исерлиш. Его сыном был иллуй р. Моше, ставший в дальнейшем известен под именем Рамо.

Когда Маарал и Мааршал прибыли в Краков изучать Тору, был Рамо восемнадцатилетним юношей. Он был зятем гаона р. Шалом-Шахны из Люблина. Его отец, глава общины, построил для него особый бет-мидраш, где молодой иллуй занимался Торой и Аводой. Как сыну большого богача, не было Рамо недостатка ни в чем. Прибывшие в Краков молодые иллуи Маарал и Мааршал занимались совместно с Рамо около трех лет. Когда Мааршал оставил затем Краков, остался Маарал там еще два года и все это время продолжал заниматься с Рамо.

В 303 году (1543 г.) произошла в Богемии война. Властитель Праги воевал со своими соседями. Тогда Маарал вернулся в Прагу к своей семье и к своей невесте и тестю. Поскольку будущий тесть Маарала обеднел, открыла невеста Перл лавчонку и этим содержала себя и родителей. Прошло двенадцать лет с тех пор, как Маарал отправился впервые на чужбину изучать Тору. За это время Перл превратилась во взрослую женщину. Она доказала свою хозяйственную зрелость, став хлебодавцем для своих обедневших родителей. Одновременно она пополняла свои знаний и была в состоянии вести ученые беседы со своим женихом. Мааралу было тогда уже тридцать два года, а Перл была четырьмя годами моложе жениха. Было время им жениться.

После свадьбы осталась Перл той же кормилицей и для своего мужа; понятно, что они еле вводили концы с концами. Но это не беспокоило ни Маарала, ни его жену. Маарал продолжал и дальше свою учебу, а Перл вела свою лавчонку, усиленно занимаясь в свободное время.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .