Глава 131

Барух встречается с членами своей семьи. – Доверяет сестре дело сватовства. – Родословная будущего тестя. – Пинские ешиботы. – Тевель – простой, но набожный паренек.

Больше трех с половиной лет прошло, пока не был обнаружен Барух. Он появился вдруг в Витебске. Там он повидался со своей сестрой и ее мужем. Он разыскал также своего дядю р. Кадиша и тётю Фрейду. Они уже знали, что огородник р Авраам из-под Лиозны ищет Баруха, желая видеть Баруха мужем своей дочери Ривки. К великому удивлению Девора-Леи, заявил Барух, который держался все время отчужденно с нею, что он целиком полагается на нее и на тётю Фрейду. Пусть сами убедятся, насколько это сватотвство подходит ему. Теперь Девора-Лея почувствовала большую ответственность за будущую судьбу брата. Она должна была решить, подходящий ли это брак ее брата с Ривкой. Теперь она должна была заменить Баруху отца и мать. Вместе с тетей Фрейдой предприняла Девора-Лея путешествие в Лиозну, а оттуда заехала к р. Аврааму, жившему за городом, где он имел огороды, которые обеспечивали ему средства на жизнь. Девора-Лея хотела узнать поближе семью р. Авраама. Главное – познакомиться с Ривкой и проверить достойна ли она быть ее невесткой. Девора-Лея сразу же убедилась, что Ривка действительно подходящая пара для Баруха. Она была, правда, простой девушкой, весьма мало ученой, но зато с золотым сердцем, – и Б-гу, и людям. Р. Авраам относился к тем ученым людям, которые считали, что женщин не следует обучать Торе, что чем меньше они учены, тем лучше. Девора-Лее это было несколько чуждо. Ее мать была очень ученой женщиной, и именно у нее она научилась «черным точечкам». С тех пор, как она вышла замуж за иллуя из Чарея, она ежедневно учила свой урок. Ее муж учил с нею Гемара и поским. В течение нескольких лет Девора-Лея стала настоящей ученой. И все же она оценила в Ривке ее скромность. То, чего не хватало ей в знаниях, она в полной мере пополняла своими добрыми душевными качествами. Особенно понравилась Ривка Девора-Лее тем, что она ей призналась, что несмотря на отрицательное отношение к этому отца, она все же очень хотела бы уметь заглядывать в книгу и даже изучать Гемара. Девора-Лея обещала ей свою помощь в приобретении знаний в области еврейских наук и тут же начала заниматься с нею, готовя ее к тому, чтобы она в дальнейшем могла продолжать учебу сама, без посторонней помощи.

Девора-Лея, как и тётя Фрейда, дала свое согласие на это сватовство. Но она пожелала, чтобы помолвки состоялись в Витебске в ее доме. Для этой цели следовало р. Аврааму, его жене и дочери Ривке совершить путешествие в Витебск и там справлять торжественно традиционные помолвки. Р. Авраам и его семья согласились и на это.

Барух согласился с мнением сестры и тёти. Но он настоял, чтобы свадьба была сыграна не так скоро. Он хотел хотя бы еще один год иметь возможность странствовать и найти то, чего его сердце так жаждало – каков истинный путь служения Создателю. Поэтому он хотел, чтобы помолвка состоялась без задержки, сразу же, с тем, чтобы он мог поскорее оставить Витебск и вновь начать свои странствия по еврейским городам и местечкам.

Однако в то время, как жених исчез, осталась невеста Ривка у ее будущей золовки Девора-Леи и усердно занималась с нею, осуществляя свое затаенное желание тоже стать ученой. Поскольку Баруха не было здесь, не могло быть и речи о более близком знакомстве с ним. Но р. Авраам имел уже, по-видимому, должное представление о своем будущем зяте. Он целиком верил в его способности и праведность. Барух же, со своей стороны, еще очень мало знал своего будущего тестя, а также свою невесту. С другой стороны, муж Девора-Леи, иллуй из Чарея, имел возможность узнать от р. Авраама о его родословной и о том, что он сам представляет собою по существу. Р. Авраам открылся ему целиком.

Оказалось, что р. Авраам олицетворял собою человека, который объединил в себе Тору и труд. Будучи крупным ученым и цадиком, он хотел все же жить только собственным трудом и занялся огородничеством. Свою работу он любил; он чувствовал, что таким образом он буквально выполняет стих Библии: «В доте лица твоего есть будешь хлеб».

Р. Авраам происходил из почтенной семьи. Он был четвертым поколением от гаона р. Авраам-Хаима, автора книг «Торат хаим» и «Цон кадашим». Отцом р. Авраама был р. Нафтали-Ирц из семьи автора книги «Бехор шор», который в XIV в. перекочевал из Моравии в Польшу. Р. Нафтали-Ирц, ставший прямо из ешивы зятем большого богача в Полоцке, находился сорок лет на иждивении тестя и все время изучал Тору. Единственным его горем было то, что у него были одни только дочери, сына же Б-г ему не дал. Когда ему исполнилось 78 лет, он женился вторично и от этого брака у него родился сын, Авраам, который к тринадцати годам осиротел. По предсмертному указанию отца он с матерью перебрался жить в Бешенкович и там изучал Тору у друга отца р. Авраам-Зеева, большого ученого. Его мать, вдова, открыла лавку и этим жила. Поскольку она была еще молодой женщиной, она опять вышла замуж за рош-ешива. От этого брака у нее родились сын и дочь. Сын стал впоследствии знаменитым раввином, а дочь вышла замуж за гаона Арье-Лейба, который учился вместе с иллуем из Сельца, приобретшим впоследствии мировую известность под именем «Гаон из Вильны».

Однако, если благодаря мужу своей одноутробной сестры он имел, так сказать, связь с Виленским гаоном, он в то же время знал также о Баал-Шемах различных времен, ставших последовательно руководителями тогдашних нистарим, которые подготовили путь к хассидизму. Таким образом, мог р. Авраам многое рассказать о гаоним и цадиким прежних поколений и о современных ему гаоним и цадиким.

Рассказы р. Авраама, будущего тестя его шурина Баруха, очень заинтересовали р. Иосеф-Ицхака, иллуя из Чарея. Р. Авраам рассказал ему, например, о посещении Пинска тогдашним Баал-Шемом из Вирмайзы, основателем группы каббалистов и нистаров. Пинск был известен своими ешиботами. Особенно славились в тогдашнем Пинске три ешибота: ешива имени р. Тевеля и его жены Хава-Девойры, ешива р. Шим'она и ешива бабушки Голда-Леи. О ешиве имени р. Тевеля и его жены Хава-Девойры мог р. Авраам рассказывать весьма многое. Р. Тевель был очень интересной личностью. Он родился в Кобрине, что по ту сторону реки Двина, отделявшей этот город от Пинска. От своего отца р. Тевель унаследовал участок земли с пчелинными ульями. На этом участке земли росло много цветов, нектар которых пчелы привносили в вырабатываемый ими мёд. На этом участке у р. Тевеля было не менее 120 ульев, которые приносили ему огромный доход. Его мать умерла, когда он был еще ребенком. Отца он потерял будучи подростком лет семнадцати. Он был весьма простым, но очень набожным юношей. Трижды в день он сосредоточенно молился. К тому же он строго соблюдал правила об отчислении на благотворительность десятой части из своих доходов. Его наследство – весьма приличный участок земли, находилось на небольшом расстоянии от Кобрина. Когда у него было свободное время, он с большим воодушевлением читал Теилим, ибо помимо иври он ничего не знал. Значения слов он также почти не знал. Еще будучи совсем молодым парнишкой, он уже знал, как вести свои дела, ухаживать за ульями, получать мед и продавать его. Он знал также, что «здоровее» для дела, чтобы люди не знали как велики его доходы от пасеки, чтобы никто ему не завидовал и от зависти не напакостил бы ему. Зато от Владыки мира он свои доходы не «скрывал» и следил за тем, чтобы не менее десятой части доходов ушло на цедака. Одно его сильно огорчало: он не знал, на какой вид благотворительности ему следует отдавать отчисляемые им деньги. Он был не только молод и неопытен, он был к тому же невеждой. Кроме того, ему хотелось давать цедака скрытно от всех. Так как же быть?


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .