Глава 96

Басня о немом. – Р. Эрш-Лейб-меламед объясняет сложный вопрос в Талмуде. – Честь и бесчестье. – Яаков Керпил преуспевает.

На окраине местечка Чарей находилась маленькая молельня, которую звали «Молельной Файва-Залмана». Ее построил одни из обывателей Чарея по имени Файва-Залман, который был бездетным, В эту молельню забрался этот странник р. Эрш-Лейб и, как меламед для маленьких детей, начал учить с безграмотными людьми местечка. Он начал с ними с азбуки, потому что большинство из них не знало ни одной буквы. И вот, в этих простых евреев как бы вдохнули новую душу. Они стали более обнадеженными и бодрыми. Они не чувствовали себя больше заброшенными и отторгнутыми, будто они – упаси Б-же! – стояли вне еврейского лагеря и не принадлежали к еврейскому народу...

Пять лет провел р. Эрш-Лейб в Чарее. Все это время он не переставал обучать этих обездоленных евреев. За эти пять лет он обучил многих из них чтению, а научившихся читать – значению слов молитв. Над бывшими неучами повеял совсем другой дух. Не довольствуясь этим, учил и воспитывал их р. Эрш-Лейб вести себя подобающе и развивать у себя хорошие душевные качества. Он всегда указывал на то, как это важно евреям быть честными в торговле; евреи должны быть людьми добрыми и хорошо относиться друг к другу. Он не выпускал из виду также и женщин, обучая и их хорошему поведению, не ругаться, не сердиться и не пререкаться. За все время нахождения р. Эрш-Лейба в Чарее и обучения им неграмотных евреев, он ни от кого ни одной копейки не взял и ничем ни на волос не воспользовался. Никогда не сидел он за чужим обеденным столом как в будние дни, так и по субботам и праздникам. Когда вокруг него не было его учеников, он сам изучал Тору с большим прилежанием. Он проживал на собственные средства, которыми он, по-видимому, был обеспечен.

По местечку давно уже пронесся слух, что этот незнакомец, р. Эрш-Лейб, находится в молельне Файва-Залмана и учит с простыми людьми Чарея, как обыкновенный меламед, и без всякой платы. Раввин местечка р. Шемуель-Акива слышал об этом и смотрел на это как на великое Б-жеское дело.

Однажды появился раввин в этой молельне в то время, как р. Эрш-Лейб вел занятия с дюжиной евреев, – некоторые из них были уже с седыми бородами, – сидевших за открытыми сиддурами и слушавших его пояснения о значении слов молитвы. Когда раввин вошел, в молельню, все встали. Раввин подошел к р. Эрш-Яейбу, подал ему руку и выразил ему свою большую признательность за это прекрасное дело. Он был всем увиденным так растроган, что поцеловал руку р. Эрш-Лейба, что произвело на всех огромное впечатление. Раввин произнес краткое слово о великом деянии р. Эрш-Лейба и при этом рассказал следующую басню:

В одном государстве был царь, великий мудрец и вдобавок добросердечный человек. Другого такого царя во всем мире не сыскать было. Он очень любил своих подданных и всегда заботился об их нуждах. Для того, чтобы каждый его подданный имел всегда свободный доступ к нему со своими просьбами, царь установил время их приема – каждый день утром, днем и вечером. В столице царя была улица, где жили одни только немые люди, которые не могли являться к царю со своими устными просьбами, и это их очень удручало. И вот нашелся врач, который очень сочувствовал этим несчастным немым, и он взялся вернуть всем речь. Своей большой ученостью попытался врач произвести это чудо – излечить немых, и Всевышний помог ему в этом. Однажды появились эти бывшие немые перед царем и к его немалому удивлению заговорили с ним, как и все здоровые люди, и изложили ему все свои просьбы, которые они вынуждены были всю жизнь держать про себя и высказывать их только непонятными знаками. Царь исполнил все их желания, а затем призвал к себе этого искусного врача, одарил его ценными подарками и наградил знаками отличия.

Затем раввин обратился к р. Эрш-Лейбу и его ученикам и сказал:

– Мои дорогие братья! Вы все годы были немыми. Вы не умели читать и не знали значения слов молитв. Вы служили Всевышнему втихомолку с болью в сердцах. И вот явлися великий врач, р. Эрш-Лейб, и взялся открыть вам глаза и вернуть вам речь, вдохнуть в вас новую жизнь. И Всевышний помог ему. Вы можете теперь быть такими же евреями, как и все. Да благословит вас Всевышний и исполнит все ваши желания и желания всего Израиля. Аминь.

Несмотря на оказанное раввином р. Эрш-Лейбу такое почтение и внимание, нашлись все же в Чарее некоторые талмудисты, которые были против содеянного р. Эрш-Лейбом и не простившие ему этого. Они всегда держались вдали от невежд, на которых они смотрели всегда сверху вниз. А тут вдруг явился чужой еврей и поднял этих неграмотных евреев на новую ступень развития, разрушив тем самым ту преграду, которая держала этих евреев на приличном расстоянии от грамотеев. Неприязнь талмудистов к р. Эрш-Лейбу стала еще более резкой и превратилась в настоящую вражду вследствие следующего события:

Паруш р. Элияу-Шемуель бился над решением сложного талмудического вопроса. Он обсуждал этот вопрос с другими знатоками Талмуда в местечке. Четыре дня они «торчали» на этой научной задаче и не смогли с нее сдвинуться. Вдруг явился этот самый р. Эрш-Лейб и внес ясность в этот вопрос, объяснив его весьма простым, понятным образом так, что все противоречия сами собой разрешились. Это вызвало среди талмудистов враждебную зависть к ученому р. Эрш-Лейбу, и они начали выискивать в нем недостатки. Но таковых на виду не оказалось, – р. Эрш-Лейб был человеком высоких моральных качеств. Не нашлось ничего другого, чем бы унизить его, как только прозвищем «Рыжий Эршл» (он был блондином).

Однако в то время, как ученые люди Чарея пытались унизить р. Эрш-Лейба, росло его достоинство в глазах р. Яакова Керпила, того деревенского еврея, который привел его, р. Эрш-Лейба, в местечко и был первым его учеником. Яаков Керпил все время учился у р. Эрш-Лейба и стал хорошо грамотным человеком. Оказалось, что этот бывший ам-аарец обладает большими способностями, которые он и проявил в учебе. Теперь не приходилось ему больше в пути из деревни в деревню и за обедом мысленно произносить только слова Шема и Шемона-эсрэ, – весь запас его тогдашних знаний. Он вынужден был тогда продумывать слова шемона-эсрэ будней, а затем субботней, утренней и полуденной молитв и т. д. Теперь он знал уже наизусть все пять частей Хумаша, весь Теилим и «Пиркей Авот»; он знал также значение и смысл всего этого, так что он мог без всяких затруднений продумывать содержание этих слов, когда только ему заблагорассудится.

Со временем улучшилось также материальное положение Яакова Керпила. Свою удачу в жизни приписали Яаков и его жена р. Эрш-Лейбе, по совету которого они отчисляли десятую часть своих заработков на цедака. Р. Эрш-Лейб все время убеждал своих учеников отчислять десятину на цедака. Он объяснял, что это приносит счастье. И оно так и было. Яакову Керпилу везло во всем, во всех его делах, и это еще больше укрепило его привязанность к р. Эрш-Лейбу. Он теперь выполнял все, чему учил его р. Эрш-Лейб.

Одно только огорчало Яакова Керпила, – то, что у него не было детей. Но он за это не сетовал на Владыку мира и не жаловался р. Эрш-Лейбу. Вместо этого он старался искать утешение в заботе о детях своей сестры – вдовы. У него был также больной брат, семья которого терпела нужду, и он заботился об этом брате и его семье; его сыновей он посылал на свой счет в ешиву. На содержание семей сестры и брата Яаков Керпил тратил почти все свои доходы.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .