Рецепт свободы

Суббота «Шемот»

22 тевета 5763 года

27/12/2002

РЕЦЕПТ СВОБОДЫ

Второй из пяти томов Торы, который мы начинаем изучать с этой недели, называется «Шемот» - «Имена»:

«И вот имена сынов Израиля, пришедших в Египет, с Яаковом, каждый с домом своим, пришли они. Реувен, Шимон, Леви и Йегу-да, Иссахар, Звулун и Биньямин, Дан и Нафтали, Гад и Ашер».

Тора несомненно связывает историю Исхода, освобождения из рабства с именами евреев. Почему?

Мидраш Раба и Ялкут Шимъони четырежды повторяют слова р. Гуны от имени бар-Капары: «За четыре заслуги были освобождены евреи из египетского рабства: они не изменили имен своих, не изменили своему языку, не разносили сплетни и не развратничали. Реувен и Шимон спустились в Египет, Реувен и Шимон вышли из Египта».

И, хотя ответ дан, вопрос остался в воздухе: какая связь между именами и исторической судьбой народа?

Джон Берримор, как-то беседуя с журналистами, сказал: «Пишите, ребята, обо мне все, что вам угодно, только пишите мое имя правильно». За пиарным цинизмом можно найти в этих словах и универсальную истину: человеку важно не только сохранить доброе имя, но и просто сохранить имя. И порой второе и сложнее, и важнее первого.

Человек, потерявший имя, теряет самого себя. Мидраш трогательно рассказывает о том, как Всевышний называет по имени каждого еврея, уходящего в Изгнание, чтобы тот не потерялся без следа среди народов.

Райкин был великим артистом и человеком редкой смелости (хотя, сегодня, в изменившейся России, его дерзкий юмор может показаться придворно-приторным). Райкин был и для нас, и для антисемитов, и для самого себя Аркадием Исааковичем. Тысячи его тезок превратились в Анатолиев Игнатьевичей. Кто знает, что требовало большего мужества: дерзить со сцены или носить паспорт с именем-клеймом.

Я не случайно вспомнил именно о нем: Аркадий — нееврейское имя, точно также, как Борис. Но русские евреи совершили с этими именами удивительную метаморфозу. Чувствуя свою слабость, они уже не могли (за редким исключением) называть детей настоящими еврейскими именами Мойше, Пинхас, Менахем.

Но и называть их Иванами, Степанами и даже Сергеями язык, все же, не поворачивался.

Был найден компромисс — нееврейские Аркадий, Альберт, Борис, еврейские издревле обрусевшие Семен, Михаил, Матвей,-и из них евреи построили ономастическое гетто. Да так успешно, что русские стали воспринимать эти имена как еврейские и перестали давать их своим детям.

Но героический компромисс наших дедов, приведших в советскую действительность целое поколение Аркадиев, остался компромиссом. И Аркадии назвали своих детей Игорями, Евгениями и Сергеями. Все еще не Иваны, но вскоре пришло и это.

Сегодня в России нет еврейских имен. Не только нет евреев, носящих еврейские имена, но и самих имен нету, никто их не помнит. И, если бы Россия была Египтом, а наше поколение — поколением Исхода, можно было бы заключить, что у российского еврейства нет будущего.

К счастью, наши мудрецы подчеркивают различие между Исходом из Египта, принесшем освобождение только пятой части народа, и грядущим освобождением, в котором никто не останется позади. Ни Аркадий Исаакович, ни Константин Аркадьевич, ни Иван Константинович.

Хотелось бы поблагодарить тех, кто подал мне идею написать об этом. В газете «Новости недели» перепечатали одну из наших статей, сопроводив ее подписью: Аркадий Фейгин. И не пришло журналисту в голову, что не могут раввина, редактора религиозного издания звать Аркадием, как не могут его звать, скажем, Иваном.

"Just spell my name right, boys!"


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .