Введение


 

Сколь совершенными мы ни были бы, какими бы счастливыми, богатыми или талантливыми, в какой-то момент у нас возникает потребность обрести более глубокий смысл жизни. И никогда еще такая потребность не ощущалась так остро, как в наши дни. Мы ищем смысл жизни в молитвенных домах и в собственных сердцах, в произведениях самых разных философов, психологов, духовных учителей.

В чем отличие этой книги? «К жизни, полной смысла» – это практическая подборка положений из учения рабби Менахема-Мендла Шнеерсона, признанного лидера и учителя, известного всему миру «Ребе». Хотя Ребе был еврейским лидером, его учение несло в себе универсальную идею, призывая всех людей в мире вести добродетельную продуктивную жизнь, к единству. Кончина Ребе 12 июня 1994 года вызвала глубокую скорбь не только у сотен тысяч хасидов, последователей Любавичского Движения, которое он возглавлял с 1950 года, но и у глав государств, религиозных общин, журналистов и миллионов людей, признававших его высокую духовность, самозабвенное руководство, его приверженность задачам просвещения и совершенствования общества.

В последние годы жизни Ребе освещавшие его деятельность средства массовой информации сосредоточили свое внимание на вопросе, был ли он Мошиахом. При этом часто упускался из виду тот факт, что Ребе был блестящим и добросердечным лидером и учителем, а это привело к беспрецедентным масштабам его влияния, легендарной преданности ему всех его последователей.

Эта книга представляет собой попытку изложить учение Ребе перед широкой аудиторией. Содержащиеся в ней материалы касаются самого Ребе, но это отнюдь не его биография, затрагивают теологические вопросы, но это не богословский труд. Ребе был известным ученым, авторитетом как в светских, так и в духовных вопросах, но эта книга не является научным исследованием. Автор ставил перед собой задачу открыть современным читателям, от весьма благочестивых до самых далеких от религии, целиком поглощенных материальными интересами, новую перспективу, позицию для осмысления каждого важного аспекта жизни, будь то повседневные заботы или проблемы, касающиеся души человека. Прежде всего книга имеет своей целью решить практическую задачу – наметить вехи, ориентируясь на которые можно наполнить жизнь большим смыслом.

Хотя подход Ребе и его руководство были подлинно революционными, его учение вряд ли можно назвать новаторским. По сути дела, сила его состоит в том, что оно представляет собой развитие многовековой традиции Торы. Тора (само это слово означает «наставление») включает в себя не только Библию, но и коллективные письменное и устное учения (и их толкования), которые передавались в виде неразрывной цепи от учителя к ученику со времен Моше. На каждый вопрос, выдвигаемый современной жизнью, Ребе находил ответ в Торе, той самой Торе, которая была дана Моше на горе Синай, той самой Торе, неколебимые истины которой являлись основой человечества с момента его сотворения.

Ребе применял эти универсальные истины к ситуациям, порожденным реальной жизнью, от радостного чуда рождения человека до тяжкого горя, связанного с его смертью, от научно-технической революции до самого определения того, что есть Б-г. (Слово «Б-г» в книге написано через черточку без буквы «о» в соответствии со стилем Ребе, на основании традиции, в соответствии с которой, когда мы пишем о Б-ге, следует испытывать чувство благоговейного трепета, чувства, что Б-г превыше каких-либо человеческих слов.)

С учетом всеобъемлющего характера учения Ребе в книгу включен и тот материал, который, возможно, уже знаком некоторым читателям, в частности тем, кто сведущ в богословии и изучал Тору. Несомненно, излагая свои постулаты, Ребе исходит из учения своих предшественников, но вскрывает при этом новый смысл, далеко выходящий за наши первоначальные представления о той или иной идее. Одним из его талантов была способность излагать информацию, идеи прошлых эпох в наиболее применимой форме. Он обнаруживал скрытую общность и истинность во всех областях знаний, во всех аспектах жизни. Величайшей данью трудам Ребе было бы сказать ему: «Из вашего учения я не узнал ничего нового, ведь я всегда подсознательно чувствовал, что это так!» Это указывает на самую глубокую истину, истину, звучащую изнутри, а не навязываемую извне.

Данная книга составлена по материалам, взятым из самых разнообразных источников. Ребе было написано очень много – сотни эссе на разные темы и свыше 200 тысяч писем людям различной судьбы, разных профессий и религиозных убеждений. Он выступал перед группами людей и встречался с тысячами отдельных лиц, которые искали у него совета и наставлений по самым разным вопросам, от личных до политических. Он был учредителем многих благотворительных и просветительских организаций и часто выступал перед их членами. Его многосторонняя деятельность, его повседневные взаимоотношения с людьми, даже, на первый взгляд, самыми простыми, таят в себе бесчисленное количество уроков. Однако основным способом, который Ребе использовал, излагая свое учение, и главным источником материала для написания этой книги послужили его фарбренген, «собрания».

Такие собрания проводились несколько раз в месяц в центральной любавичской синагоге на Истерн Парквей, 770, в районе Краун Хайте Бруклина в Нью-Йорке. На них стекались тысячи людей, последователей Ребе и гостей со всего света. Ребе обычно садился на возвышение в передней части зала. Там же, на возвышении, сидели его пожилые последователи и высокопоставленные лица, прибывшие на фарбренген. Согласно традиции хасидизма несколько часов посвящалось пению и

провозглашению тостов Лехаим, которые чередовались с серьезными выступлениями Ребе по широкому кругу вопросов, от личных до общественных и чисто теологических.

Нередко Ребе открывал фарбренген с обсуждения того, как сегодняшний день соотносится с главой Торы, который положено читать на этой неделе, или с приближающимся праздником. Он объяснял значение актуальных тем дня, различных аспектов, в совокупности придававших данному фарбрешен уникальный смысл. Ребе мог посвятить несколько часов обсуждению спорного вопроса в Талмуде (антологии Еврейского Закона и устных поучений, включая Мишну и Гемору, составленной в период со II по V столетие н.э., содержащей комментарии к Торе и анализ ее положений). Прежде всего он исследовал этот вопрос с помощью «обычных» инструментов талмудистской логики, затем переходил к объяснению его внутреннего, духовного измерения. То же самое он делал и с классическими комментариями Раши к Пятикнижию, с каким-нибудь высказыванием из «Поучений Отцов», юридическим аспектом из Кодекса законов Маймонида или мистической аллегорией из Зогара. Порой во время фарбрешен Ребе анализировал то или иное историческое событие или даже текущие события.

Стиль Ребе был неподражаем. Он цитировал стих из Пятикнижия или отрывок из Талмуда, затем задавал вопросы и контрвопросы с целью выявить множество пластов одной истины, черпая аргументы из разных областей знаний, от буквального и юридического смысла до метафоричного, от талмудистского и мистического до хасидской традиции толкования Торы, обязательно затрагивая и философские, и психологические выводы, вытекающие из обсуждаемого вопроса.

Но какой бы ни была тема беседы, Ребе всегда заканчивал ее одним и тем же: как это приложимо к нашей повседневной жизни? Он постоянно подчеркивал, что благочестивые слова ничего не стоят, если они не приводят к добрым поступкам, если их результатом не становится хотя бы одно действие, направленное на помощь ближнему, хотя бы одна монета на благотворительность. Мысль должна подкрепляться делом.

По хасидской традиции после каждого фарбренген небольшая группа людей оставалась, чтобы проанализировать и записать выступление Ребе. Это не всегда было легко сделать, так как фарбренген часто проводились в субботу или в другой святой для евреев день, когда закон запрещает писать или пользоваться электронными записывающими устройствами. Поэтому приходилось запоминать то, что было сказано Ребе, становиться «устными писцами». Позднее они записывали, что запомнили, и давали свои записи Ребе, чтобы он просмотрел их, прежде чем они будут опубликованы и разосланы по всему миру. На протяжении сорока с лишним лет записи фарбренген распространялись на идише – на нем проводились беседы, и затем переводились на иврит, английский и другие языки.

Любой из участников фарбренген может засвидетельствовать, что собрания являлись событиями, имеющими поразительное интеллектуальное, духовное и эмоциональное воздействие. Выросший в хасидской семье, в районе Краун Хайте, я имел счастье с раннего детства присутствовать на таких фарбренген. В 1977 году я удостоился попасть в число «устных писцов», а в 1980 году меня назначили главным редактором комитета, публиковавшего записи выступлений Ребе. Таким образом, мне удалось лучше понять учение Ребе, и ближе узнать его самого, постоянно общаясь с ним, уточняя некоторые места в его выступлениях, включать его примечания и отредактированные им варианты в тексты, подлежащие опубликованию.

Ни одна книга, ни один человек не может надеяться воздать должное человеку масштаба Ребе и учению, которое он излагал с такой силой. Книга «К жизни, полной смысла»– всего лишь скромная попытка передать что-то из потрясающего по своей глубине и объему написанного Ребе и его устных выступлений, особенно указывающих, как человеку жить подлинно осмысленной жизнью.

При составлении книги возникло несколько серьезных проблем. Пришлось столкнуться с большим числом интеллектуальных величин, идиом, представлялось трудным обобщить материал в форме отдельных глав. Особую трудность вызвало изложение его идей и концепций, которые в оригинале звучали на идише или иврите, на английском языке. Встретились трудности и чисто переводческого характера, лингвистические, идеологические.

Кроме того, идеи Ребе воспринимались людьми по-разному. Если бы опросили сотню участников того или иного фарбренген, не исключено, что было бы получено сто вариантов сказанного Ребе. Какого-нибудь обескураженного учителя выступление Ребе, возможно, вдохновило бы на дальнейшую упорную работу с детьми. Мужчина или женщина, на которых обрушилось тяжелое горе, быть может, почерпнули бы в словах Ребе утешение и успокоение. Еще кто-то, вероятно, нашел бы новые силы для дальнейшего совершенствования своей духовной жизни. Кому-то общение с Ребе могло открыть новое мышление.

Самым трудным оказалось запечатлеть личность Ребе, свойственные ему удивительное сочетание теплоты и силы, простоты изложения и глубины мысли, величайшей доступности и замечательного интеллекта. Нелегкой представлялась и попытка вмесить в один том, как в капсулу, учение целой жизни, основанное на традиционной еврейской мысли, насчитывающей свыше трех тысячелетий.

Хотя учение Ребе адресовано всему человечеству, нельзя забывать, что прежде всего он являлся еврейским лидером. Им были предприняты неимоверные усилия, чтобы пробудить в каждом еврее приверженность иудаизму, укрепить узы, связывающие его со своей верой. Наставления Ребе касались главным образом способов выполнения евреями мщвойс, заповедей Торы. В центре его учения лежит в основном одна предпосылка: Б-г, создавая вселенную, имел в виду, что человечество будет постоянно ее совершенствовать. И Б-г дал нам инструкцию по тому, как выполнить эту задачу. Эта инструкция – Тора. Как постоянно напоминал нам Ребе, соблюдение законов Торы не является чем-то таким, что можно выполнять, а можно и не выполнять по собственному усмотрению. Оставаясь абсолютно преданным еврейской традиции и закону, он излагал универсальные истины Торы образом, доступным людям всех рас и всех верований. Особый упор Ребе делал на обязанности соблюдать Десять Законов Ноя – морально-этический кодекс, который был дан всему человечеству на горе Синай. Учитывая универсальный характер этого кодекса и то обстоятельство, что такие слова, как «Тора» или «мицвойс», могут быть непонятны некоторым читателям, в данной книге мы использовали их лишь тогда, когда это было необходимо для целостности той или иной концепции, хотя они и составляют неотъемлемую часть и моральный императив учения Ребе.

Какими бы разными мы ни были, какими непохожими ни были бы наше прошлое и наша судьба, Тора адресована каждому из нас и всем нам вместе. В ней говорится, что человек создан по образу Б-га, и это налагает на нас обязанность всю свою жизнь соотносить с данным фактом. Мы должны жить в гармонии Друг с другом и совершенствовать этот мир с помощью добродетели, любви и доброты, превращая его в дом для Б-га. Каждому человеку и каждому народу уготована своя особая роль и свои особые мицвот, с помощью которых может быть выполнена эта универсальная задача.

Как подлинный лидер своего времени Ребе учил нас приподнимать завесу с современной жизни, чтобы обнаруживать суть любого спорного вопроса и соответственно его решать. Эта книга представляет собой попытку показать, что учение Ребе сейчас более актуально, чем когда-либо, показать, как оно может радикально изменить наш образ мыслей и наше поведение, перенося нас на более высокий уровень сознательности и понимания окружающего, показать, как Ребе готовил нас к тому, чтобы мы вошли в новое время, рассматривая все происходящее с новой перспективы, открывая новые горизонты во всех науках – политических, социальных и естественных.

Если дело обстоит именно так, уместно спросить, почему сравнительно мало людей полностью восприняли наставления Ребе? Ответ совершенно простой. Отчасти это можно объяснить тем, что до сих пор мудрость Ребе была недоступна широкой публике. Кроме того, современному миру, возможно, было и не с руки прислушиваться к тому, что говорит ему древний раввин в старомодной хасидской одежде. Да, вполне вероятно, он – великий знаток Талмуда, но может ли он учить нас чему-то такому, что имело бы отношение к современной жизни? Не утратил ли он контакта с современностью, не отстал ли от современного общества, от ситуации всеобщих духовных экспериментов?

Книга «К жизни, полной смысла» убеждает, что Ребе – не только блестящий теолог, но и несравненный исследователь внутреннего состояния человека. Подобно тому как учение Ребе помогало распутать загадки вокруг того или иного вопроса духовной жизни, эта книга, мы надеемся, поможет снять некоторый покров тайны или неизвестности с Ребе и даст нам ясное представление о нем. Возможно, вы уже имеете какое-то представление о его философии, а может быть, лишь мельком видели его фотографию где-то в газете. В любом случае эта книга позволит вам почувствовать себя как бы одним из участников фарбренген, оценить глубокую проницательность Ребе, ощутить излучаемое им тепло.

Учение Ребе представляет собой кульминацию мысли 90 с лишним поколений знаний Торы, начиная с Моше. Это также кульминация хасидской традиции, насчитывающей 9 поколений, с 1734 года, когда это движение было основано Баал-Шем-Товом, преемниками которого стали рабби Довбер из Межерича и рабби Шнеур-Залман из Ляд. Именно рабби Шнеур-Залман создал ту ветвь хасидизма, которая получила название Хабад Хасидус, а позднее Любавичской.

Если говорить коротко, Хабад Хасидус – это исследование эзотерического и духовного аспекта Торы, которое в сочетании с еврейским законом и традицией усиливает взаимодействие тела и души, помогает ощутить Б-га таким же реальным и необходимым нам, как воздух, которым мы дышим, и пища, которую мы едим.

Внутренний, мистический уровень всегда был частью нашей традиции, но в предыдущих поколениях изучением его занималось только несколько ученых. Хасидизм возвестил новую эру, в которой этот мистический подход стал более доступен тем, кто желал приобщиться к нему и быть вдохновленным им с целью дальнейшего распространения этого учения, что помогло бы сделать Б-га реальностью в жизни людей и принесло бы избавление всему человечеству. Каждое поколение руководителей движения Хабад-Любавич, в ряду которых Ребе стал седьмым, способствовало расширению границ хасидизма.

Одной из важнейших заслуг Ребе было то, что он изложил Тору и хасидизм языком и современным, и не имеющим временного измерения. Данная книга составлена из мыслей Ребе в области иудаизма и хасидизма, что было центральным в его подходе. Но особый акцент в ней сделан на универсальных элементах его учения: человек должен посвятить свою жизнь Б-гу.

Когда я только планировал эту книгу, моим намерением, намерением преданного ученика Ребе, было дать как можно более достоверный портрет учителя, как можно точнее отразить его мудрость, вернее изложить его подход к жизни. Я хотел написать книгу о Ребе. Однако со временем стало ясно, что первая книга о Ребе, издаваемая большим тиражом, не должна быть интеллектуальной биографией. Мне казалось, что гораздо важнее дать понятие о практическом приложении его учения к жизни. Ведь если бы потребовалось свести мысли Ребе к одному постулату, он провозгласил бы, что человечеству необходимо научиться жить более осмысленной жизнью как в области умственной деятельности, так и в сфере реальных поступков, что и приведет к реальному личному и общему избавлению.

Очевидно, что книга «К жизни, полной смысла» не должна восприниматься как изучение наследия Ребе. Никакое печатное издание не смогло бы, по-видимому, охватить аутентичность его наставлений в их первоначальной форме. Эта книга призвана служить введением к его учению, дать общее представление о Ребе, подвести итог его идей, отказавшись от попытки ввести дискуссию в чисто академические рамки, опуская многочисленные цитаты и ссылки, столь характерные для работ Ребе. А главное, эта книга – отнюдь не размышление по поводу огромного вклада Ребе, прекрасного знатока Торы, во все области еврейской мысли и в подход к изучению Торы. Идеи Ребе изложены в упрощенной форме, сфокусированной на той или иной теме, а не на разъяснении отдельного стиха или отрывка из Торы или Талмуда.

Хотя книга основана на совокупности вклада многих отдельных ученых, ее изложение следует рассматривать как адаптированное, просматриваемое через линзу моего исследовательского опыта, моего знания личности Ребе, за что я и принимаю на себя полную ответственность.

Убежден, что по мере того как среди современных мыслителей ширится признание роли Ребе, подлинный объем его вклада станет очевиднее. Надеюсь, что эта книга будет способствовать усилению интереса к личности Ребе, вдохновит многих на изучение его идей и побудит их написать о них лучше, чем это сумел сделать я. Ничто не доставит мне большей радости, чем видеть, что моя книга стала как бы введением к богатым источникам новой информации, которые в совокупности способны преобразить нашу жизнь.

Должен признаться, что принимался за эту книгу с большим страхом, поскольку в этой области у меня не было предшественников. Я также задавался вопросом, как отнесся бы Ребе к книге такого характера. Он нередко говорил о необходимости сделать так, чтобы духовная мудрость Торы стала доступна каждому, но у меня не было ясности, как лучше это осуществить. Известно, что на протяжении многих поколений эта мудрость передавалась непосредственно от учителя к ученику в виде устной традиции. В связи с ее Б-жественной природой, многими сложностями и тонкостями особое внимание всегда уделялось тому, чтобы в процессе передачи этой мудрости ее суть не снизила своего уровня.

Благодаря появлению хасидизма Тора стала доступной широким массам, стал более доступным и ее эзотерический уровень, и это породило опасения, что суть учения может оказаться разбавленной или приниженной. На эти опасения рабби Шнеур-Залман ответил следующей историей:

«У великого царя заболел единственный ребенок, да так тяжело, что врачи отчаялись его спасти.

Наконец появился врач, который заявил, что сможет вылечить царское дитя, но для этого придется взять самый драгоценный камень из короны отца, измельчить его, смешать с водой и дать выпить ребенку. Правда, врач не исключал и неблагоприятного исхода. Было ясно, что изъятие лучшей драгоценности навсегда изуродует корону, тем не менее царь без колебаний дал свое согласие. К чему ему все его богатства, если умрет его дорогой ребенок? То же самое относится и к эзотерическому учению Торы – коронной драгоценности Б-га. Пусть даже кое-что будет утрачено, но если хоть одна капля знания дойдет до сердца какого-нибудь человека и спасет его душу, жертва не окажется напрасной!»

Все предыдущие попытки способствовать распространению хасидского учения осуществлялись в контролируемых границах. Эта книга, как я полагаю, – другое дело, поскольку ее станут читать разные люди и каждый будет толковать ее по-своему. Сам Ребе часто цитировал любавичское изречение: «Мысль принадлежит только тебе, слово принадлежит другим, что уж говорить о печатном слове – оно вечно!»

Окончательно утвердил меня в намерении написать эту книгу призыв Ребе готовиться к избавлению. Он подчеркивал, что до сих пор материальная вселенная совершенствовалась, теперь же настало время сделать Б-га реальностью нашей жизни. Ребе понимал, что люди повсюду сейчас склонны принять эру, когда «земля наполнится знанием Б-га, как воды наполняют море» (Ишайя, 11:9). А что может больше способствовать достижению этой цели, чем идеи Ребе, изложенные в виде книги?

Впервые я стал обдумывать свой проект несколько лет назад, однако тогда все мое время было посвящено записи высгуплений Ребе и публикации его трудов. В феврале 1992 года Ребе в результате перенесенного им инсульта лишился речи. Более сорока лет он служил людям источником знания и вдохновения, но в этот мрачный день музыка его слов внезапно перестала звучать. Характер же Ребе был таков, что он не оставил нас неподготовленными.

За 8 недель до этого он выступил с рассказом (это было необычайно и встревожило нас) о своем тесте, рабби Йосефе Ицхоке Шнеерсоне, предыдущем Любавичском Ребе. В 1942 году также после инсульта он потерял способность разговаривать. Врач спросил его тогда, почему Б-г допустил, чтобы он, великий учитель и руководитель, утратил свою самую важную для него способность? В 1992 году Ребе напомнил нам о Моше, который, как известно, был косноязычен и заикался. Б-г сказал Моше: «Кто дал уста человеку... Не Я ли, Б-г? Итак, иди, и Я буду повелевать твоими устами и укажу тебе, что говорить» (Шмойс, 4:11-12). «Подобно тому как Б-г сделал Аарона устами Моше, – объяснял Ребе, – мы под руководством моего тестя должны быть тем рупором, который оглашает его слова и учение всем вокруг».

Менее двух месяцев спустя Ребе самого поразил инсульт. Вскоре мне стало ясно, что он совершенно недвусмысленно готовил нас к тому, чему суждено произойти, и, еще важнее, к тому, что нам следует делать.

В день, когда Ребе исполнилось 92 года, я приступил к работе над этой книгой. Набросал общий план того, что предполагал включить в нее. Через три неполных месяца, в воскресенье 12 июня 1994 года душа Ребе вознеслась к Всевышнему.

Я молю Б-га и надеюсь на то, чтобы моя книга стала подлинным воплощением мудрости Ребе, неотфильтрованной, свободной от чуждых интерпретаций или комментариев. Возлагаю также надежды на то, что слова Ребе, хотя сам он уже не беседует с нами в буквальном смысле слова, будут по-прежнему отзываться в сердцах людей во всем мире.

С Б-жьей помощью, с некоторой неуверенностью, но с большой радостью и удовлетворением, приглашаю вас в путь, который приведет вас к жизни, полной смысла.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Чтобы эта книга стала реальностью, необходимо было не только прекрасно знать учение Ребе, но и суметь изложить его языком, доступным современному читателю. Такая задача вряд ли оказалась бы по плечу какому-то одному человеку.

Материал, который был положен в основу книги, составлялся при консультациях со многими уважаемыми раввинами и учеными, особенно с теми, кто записывал и редактировал выступления Ребе, кто посвятил всю свою жизнь разъяснению его наставлений. Таких людей слишком много, чтобы назвать их всех, но нельзя не упомянуть тех, кому я обязан больше других, – учителей и коллег, общими усилиями решавших нелегкую задачу воссоздания на бумаге содержания фарбренген нашего Ребе.

Это прежде всего раввин Йоэль Кан, который с тех пор как Ребе в 1950 году возглавил Любавичское Движение, руководил группой «устных писцов» и отработал метод записи бесед Ребе. Это раввины Лейб Альтейн, Нахман Шапиро, Довид Фельдман, Шолом Харитонов, Довид Олидорт, Аарон-Лейб Раскин, Йосеф-Ицхок Якобсон. Выражаю свою признательность сотрудникам «Ваад ле Афоцос Сихос» (Комитета по распространению выступлений Ребе) во главе с раввинами Залманом Ханиным и Шоломом Якобсоном, вестника «Сихос на английском языке» во главе с раввином Ионой Авцоном и главным редактором Элиегу Таугером. Благодарю их за предоставленные в мое распоряжение материалы. Конечно же, выражаю искреннюю признательность секретариату Ребе, покойным раввинам Хаиму-Мордехаю Ходокову и Нисану Минделю, а также раввинам Иегуде-Лейбу Гронеру, Иегуде Кринскому, Биньёмину Клайну и Шолому-Мендлу Симпсону.

Считаю необходимым назвать тех, кто помог мне изыскать средства, с помощью которых стало возможным сделать этот материал доступным для широкой аудитории.

Особую признательность я выражаю Стивену Дубнеру, молодому журналисту – без его самоотверженного труда и разностороннего таланта книга не была бы написана. Хотелось бы горячо поблагодарить Клэр Вахтель, моего редактора в издательстве «Уильям Морроу», чье терпение и одобрение помогли нам пролагать курс в океане работы. Я благодарю Лиз-Перль Мак-Кенна, Вилла Швальбе и всех сотрудников указанного издательства, с таким энтузиазмом способствовавших реализации проекта. Особая благодарность моему литературному агенту Ричарду Пайну, чей профессионализм был столь необходим в процессе написания и издания книги, чья постоянная поддержка являлась ее двигателем.

За добрые советы и консультации хочу поблагодарить Гирша Гольдберга, Эшли Лазаруса, Цви Альмога, Михаэла Альмога, Норберта Лемперта, Барбару Гамзу. За редактирование черновых набросков рукописи и за бесценные комментарии я благодарю Ирмиягу Брановера, Нафтоли Левенталя, Симху Готлиба, Молли Черноцки; отдельно благодарю Наоми Перльман и Роя Пинчота за их бесценный вклад в этот труд.

Следует отметить огромную работу тысяч эмиссаров Ребе, продолжающих его дело во всем мире. Это и есть физически функционирующий «голос» Ребе, его «руки» и «ноги». Они распространяют его учение и претворяют в жизнь указания учителя; они едут во все концы земли; оказывают материальную помощь всем, кто в ней нуждается, и дают им тот источник, из которого они могут утолить свою духовную жажду, потребность в духовном руководстве. Благодарю всех посланцев Ребе за их вдохновенную помощь и особенно благодарю раввинов Авроома Шемтова, Шолома-Бера Липскера и Эли Коэна.

Еще хочу выразить признательность тому, кто поручил мне эту задачу, «Ваад Анохос а-Тмимим» – Комитету по изданию выступлений Ребе, сотрудникам этого комитета Хаиму Абрахамсу, Боруху Якобсону, Менахему Шагалову, Зееву Каданеру и Рохел-Хане Шильдер. Сердечно благодарю Янки Таубера, редактора «Уикли ревью», еженедельника, созданного для изложения учения Ребе, и спонсора комитета «Ваад Анохос а-Тмимим» Берла Вайса, семью Намдар, Лейба и Носи Симпсонов, Рохел и Сару Вайнкран.

Деньги, вырученные от реализации этой книги, будут переданы комитету «Ваад Анохос а-Тмимим» на организацию специального фонда для издания других произведений Ребе и увековечения его учения, чтобы оно стало более доступным широкой аудитории. Мы надеемся, что из огромного резервуара материалов нам еще предстоит знакомить многочисленных читателей с мудростью Ребе.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру