Суккот. Беседа 5

Беседа 5

Различие между возлиянием вина, которое является обязанностью жертвенника, и возлиянием воды, которое есть обязанность дня

18. Заповедь возлияния воды на жертвенник, совершенная ночью, постфактум считается исполненной потому, что возлияние воды связано не с жертвоприношением, а с определенным временем. Этим оно отличается от возлияния вина, которое должно было совершаться именно во время жертвоприношения и потому - только днем (в светлое время суток); возлияние же воды следовало исполнить в данные сутки (т. е. и ночью).

На самом деле непонятно другое: почему вообще есть различие между возлиянием вина и возлиянием воды? Необходимость совершать и то, и другое выводят из множественного числа слова «возлияние»[1] - так почему же возлияние вина неразрывно связано с жертвоприношением и должно совершаться именно днем, а возлияние воды - связано с сутками и может быть совершено также ночью?

19. Дело в том, что Тора уподобляется человеку, как сказано: «Вот Тора - человек»[2]. Человек состоит из тела и души, которая находится во всех частях тела и придает им жизненную силу. Точно так же и у Торы есть тело и душа. Тело Торы - это ее открытая часть: Галаха, Талмуд, а душа Торы - Кабала, внутренний, скрытый аспект ее содержания. Во всех частях «открытой Торы» - в каждом законе, в каждой проблеме, обсуждающейся в Гмаре, - присутствует Кабала, дающая жизнь телу Торы. В некоторых частях «открытой Торы» внутренний аспект полностью скрыт, в других (и достаточно многочисленных) душа Торы проявляется очень явно - до такой степени, что даже их простое понимание можно достичь, лишь рассматривая внутренний их аспект. Ответ на заданный выше вопрос мы получим, лишь обратившись к внутреннему аспекту этой проблемы.

20. Чем отличается вино от воды? Поскольку вино обладает вкусом, каждый раз перед тем, как пить вино, надо произносить благословение. Вода не имеет вкуса, и если не пьют ее для утоления жажды (и тогда она кажется вкусной), произносить благословение не нужно[3].

Категории вина и воды различают как в жизни тела, так и в жизни души. Служение Всевышнему, согласующееся со здравым смыслом, называется «вином», а служение, основанное на кабалат олъ, - «водой» (потому что человек не чувствует вкуса такого служения, как он не чувствует вкуса воды). И все же служение, основанное на кабалат олъ, от которого человек не получает никакого удовольствия, имеет свое преимущество. Человеку, страдающему от жажды, вода кажется очень вкусной. Точно так же, задумавшись о смысле спуска души в тело - как она падает «с высокой крыши в глубокую яму», - человек начинает понимать, что, каким бы «великим мудрецом» он ни был, это не идет ни в какое сравнение с тем положением, которое его душа занимала перед тем, как сойти в материальный мир. «Дай Б-г, - желает он себе, - чтобы мой уход из этого мира был хотя бы отдаленно похож на мой приход в этот мир»[4]. У него возникает сильная жажда Б-жественного, а та, в свою очередь, порождает «битуль» и кабалат олъ. И тогда из-за этой жажды кабалат олъ приобретает для него вкус и вызывает величайший энтузиазм.

Вот в этом и состоит внутренний смысл закона, согласно которому пьющий воду, чтобы утолить жажду, должен произнести благословение «По слову Которого возникло всё». Когда испытывают жажду к Б-жественному, беспрекословно приняв на себя высшую власть Творца, то во «всем» - в каждой вещи, в каждом явлении этого физического мира - ощущают, что оно возникло по слову Всевышнего. Именно это имел в виду Алтер Ребе, сказавший однажды, что он видит не материю, а Б-жественную энергию - силу Того, Кто сотворил мир и поддерживает его существование. И такого ощущения можно достигнуть даже в эпоху изгнания!

Радость, которую человек ощущает, служа Всевышнему лишь потому, что принял на себя кабалат олъ, большая, чем радость от понимания и постижения. Потому что радость от понимания и постижения по определению ограничена: она соответствует образу понимания и постижения. Радость же, которую рождает кабалат оль, - безгранична. Теперь мы понимаем, почему праздничное веселье достигало своей кульминации именно в момент возлияния воды на жертвенник - до такой степени, что «тот, кто не видел веселья черпания воды, не видел веселья за всю свою жизнь».

21. Теперь мы понимаем также, почему возлияние вина связано с совершением жертвоприношения, а возлияние воды - с определенным временем.

Жертвоприношение - это часть служения человека Всевышнему, так как именно человек приносит жертву. Поэтому законы о жертвоприношениях включают массу частных аспектов и уровней - вплоть до того, что женщин освобождают от обязанности жертвовать половину шекеля[5] (на эти деньги покупали животных для общественных жертвоприношений).

Время же не зависит от человека, праздничный день приходит Свыше: он свят и существует сам по себе. (Правда, определение начала нового месяца зависит от решения земного бейт-дина, но как только бейт-дин установил и освятил новомесячье, когда приходит пятнадцатый день месяца тишрей, праздник Сукот наступает сам по себе.)

Поэтому вино, символ умственного постижения, связано с жертвоприношением, а вода, символ кабалат оль,- со временем. Служение согласно разуму и здравому смыслу соответствует уровню постижения данного человека и потому содержит массу частных аспектов - так же, как законы о жертвоприношениях включают массу частных аспектов и уровней. Служение же, основанное на кабалат олъ, не зависит от особенностей данного человека, от его уровня, положения и состояния, ибо, исполняя такое служение, человек не считается с собственными способностями: понимает он или нет, чувствует или не чувствует. Он вообще не считается с собой, он лишь принимает на себя иго Небес. В этом пункте нет различий между людьми, все они абсолютно равны по отношению к празднику: он наступает с заходом солнца, независимо от их положения и состояния.

22. Сказанное выше объясняет также, почему возлияние вина должно было производиться именно днем, а возлияние воды можно было совершать и ночью. Служение согласно разуму и здравому смыслу возможно только тогда, когда человеку все ясно; когда он понимает и чувствует, он может служить Всевышнему, руководствуясь своим умом. Служение же, основанное на кабалат олъ, возможно и «ночью», когда темно. Даже тогда, когда человек не понимает и не чувствует, он, не считаясь ни с чем, принимает на себя иго Небес.

23. Отсюда следует, что возлияние воды должно предшествовать возлиянию вина. Ведь обязанность возлияния воды возникает немедленно с наступлением первой ночи праздника Сукот, а возлияние вина начинается лишь назавтра утром.

В духовном плане это означает, что одного лишь принятия ига Небес недостаточно. Человек должен стараться также и разумом понять, что нужно служить Всевышнему. Потому что нет ничего лучше, чем разум, а в Торе сказано: «Весь тук - для Б-га»[6], всё самое лучшее надо отдавать Всевышнему[7]. Следовательно, человек должен поставить на службу Всевышнему и свой разум.

Это отнюдь не означает, однако, что исполнение заповедей должно диктоваться разумом. Нет, основа служения - это именно кабалат оль, и только если есть кабалат оль, возможно постижение. Ведь йецер гара и йецер тов ведут между собой непрерывную войну, и без помощи Всевышнего йецер тов «никогда бы не победил»[8]. Постоянно приходится обращаться ко Всевышнему за помощью, а приблизиться к Нему можно именно при помощи кабалат оль.

Так было при даровании Торы. Прежде всего сыны Израиля сказали: Наасэ венишма - будем исполнять, а уж потом постараемся понять. Это и есть кабалат оль. Ведь в тот момент они вообще не знали, о чем идет речь, а значит, не могли ощутить никакого вкуса, не могли увидеть никакого смысла в Торе и заповедях. Они приняли Тору только потому, что приняли на себя кабалат оль.

То же верно и относительно служения Всевышнему каждого отдельного еврея. В Талмуде обсуждается вопрос, почему раздел «Слушай, Израиль» в молитве «Шма» читают прежде, чем раздел «И вот, если послушаетесь». Вывод таков: сначала необходимо принять на себя «иго Небес», а уже потом - «иго заповедей»[9]. Сказано очень точно: именно оль, «иго» - потому что исполняющий то, что принял на себя, делает это без всякого вкуса, подобно «быку, на которого надели иго», а «если нет на нем ига, святость не спускается на него»[10]. В последнем случае человек не будет в состоянии исполнять даже такое служение, которое доступно его постижению.

Теперь нам становится понятен ответ, который дал Рава, один из величайших мудрецов Талмуда, некоему вольнодумцу, упрекнувшему Израиль в том, что тот с такой поспешностью согласился принять Тору: «Народ, у которого рот - впереди ушей»[11]. На это заявление вольнодумца Рава ответил цитатой из Мишлей: «Бесхитростность честных ведет их, а фальшь вероломных их разорит»[12] и объяснил ее смысл. Бесхитростность евреев, сначала сказавших «Будем исполнять», а лишь потом - «Будем слушать», то есть постараемся понять, «ведет их» - в конце концов сделает Тору доступной их постижению, в то время как «фальшь вероломных» - тех, кто изменяет Б-гу, желая следовать лишь своему разуму, - «их разорит», то есть в конце концов лишит их даже того, что они уже поняли.

Кабалат олъ - основа служения Всевышнему. Как уже было сказано раньше, разум тоже надо подчинить Б-жест-венному, потому что понимание и постижение приходят к человеку лишь тогда, когда он принял на себя «иго Небес». Поэтому служение, основанное на кабалат олъ, предшествует служению, в основе которого лежит разум. Поэтому, согласно закону Торы, сначала производят возлияние воды: с того момента, когда «день стал святым», а лишь затем можно - и нужно! - приступить к служению согласно разуму, то есть к возлиянию вина.

24. В своем комментарии к Мишне Рамбам объясняет, почему из воды нельзя создать эйрув: эйрувом должно служить нечто питательное, вода же не питает человека, она лишь способствует тому, чтобы питательные вещества разносились по всему организму[13].

Таков же эффект кабалат олъ, символом которого является вода. «Иго Небес» не содержит в себе никакого вкуса и не является чем-то «питательным», но благодаря ему человек достигает настоящего постижения.

25. И таков же эффект веселья, основой которого является «иго Небес»: оно еще больше увеличивает веселье при достижении постижения. Поэтому веселье шло в течение всего праздника Сукот, в том числе и во время возлияния вина, как свидетельствует Гмара, приводя слова современника: «Мы не чувствовали вкуса сна»[14].

Между спящим человеком и животным нет никакого различия. Служение, основанное на кабалат оль, прогоняет «сон» во время возлияния вина, во все время праздника Сукот и, благодаря этому, во все семь дней недели в течение всего года[15]. Ни в какое время и никоим образом не должно быть «сна», но должно быть служение Б-гу, Всесильному твоему, в веселье и с энтузиазмом, когда есть изобилие во всем.



[1] Бемидбар, 29:31.

[2] Бемидбар, 19:14.

[3] См. Брахот, 44а.

[4] Бава медиа, 107а.

[5] См. Иерусалимский Талмуд, Шкалим, 1:3.

[6] Ваикра, 3:16.

[7] См. Беседы Любавичского Ребе, книга Бемидбар, глава Корах, пп. 1, 2.

[8] Кидушин, 30б.

[9] См. Брахот, 13а.

[10] Зогар, ч. 3, стр. 108а. См. Тания, ч. 1, гл. 41.

[11] Шабат, 88б. Имеется в виду ответ сынов Израиля: Наасэ ве-нишма.

[12] Мишлей, 11:3.

[13] См. Эйрувин, 3:1.

[14] Сукот, 53а.

[15] См. выше, п. 16.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .