182. Мост между востоком и западом

182. МОСТ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ

КОММЕРЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Кайраван играл важную роль в еврейской истории в то время, когда золотая эра гаоната начала клониться к закату и центр еврейской жизни переместился на Запад, в Испанию, Францию и Германию. Город Кайраван, служивший в то время мостом между Востоком и Западом, лежал на пересечении путей международной торговли вдоль берегов Северной Африки. Здесь караваны встречались на путях, ведущих в Дамаск, Багдад и другие столицы мусульманского мира.

Кайраван расположен в месте, которое занимает сейчас страна Тунис, в восьмидесяти милях к югу от теперешней столицы – города Тунис. Как показывает само название города, это было вначале местом привала для караванов. Город был построен в конце седьмого века известным у арабов победителем Запада Укба ибн Нафи в виде крепости против нападений племен диких бедуинов и против нашествия врагов из Египта на севере. Вскоре после этого многие евреи начали продвигаться к этому важному перекрестку главных тороговых путей. Вызвано это было тем, что правители этой провинции разослали письма в соседние страны, приглашая еврейских торговцев переселиться к ним. Они знали, что евреи – люди способные и отличные торговцы, сумевшие превратить города в большие центры международных деловых отношений. Вопреки случайным печальным недоразумениям при отдельных фанатичных мусульманских правителях, Кайраван быстро расцвел и стал местонахождением одной из наиболее важных еврейских общин, особенно между девятым и одиннадцатым столетиями, когда начался закат вавилонских общин. Члены этой общины разбогатели и щедро поддерживали большие академии Суры и Пумбадиты, а также другие учебные заведения.

ЦЕНТР ЕВРЕЙСКОЙ НАУКИ

Евреи Кайравана основали свою ешиву и привлекли много студентов от всего мирового еврейства. Ешива выпустила много выдающихся ученых, внесших своими трудами важный вклад в дело талмудических и в частности алахических изысканий средних веков. Вначеле академия была небольшой и малозначительной. Руководители академии не могли сравниться с руководителями знаменитых вавилонских школ. И мы действительно находим среди шеелот, религиозных и алахических вопросов, полученных гаоним в Вавилонии и сохранившихся в их респонсах, также много запросов, присланных учеными Кайравана.

Постепенно, однако, кайраванская ешива становилась все более и более важной и известной благодаря собственным своим выдающимся ученым. Знаменитые талмудисты Вавилонии искали здесь убежище или посещали Кайраван на их пути к новым растущим центрам Испании, а некоторые ученые Испании, отправлявшиеся на Восток, решали остаться в Кайраване. Одним из первых таких важных беженцев, которые явились в Кайраван с большим запасом знаний, был рабби Натронай бен Хавивай, потерпевший поражение в своей попытке стать Реш-Галута. Он остался в Кайраване и, как говорят, написал по памяти весь Талмуд, чтобы ознакомить ученых Северной Африки с новейшими материалами этого величайшего труда вавилонских академий. Копия этого Талмуда была послана также в испанские центры изучения Торы и явилась основой талмудических изысканий в этих центрах.

ЭЛДАД аДАНИ

К концу девятого века в Кайраване остановилась проездом одна из наиболее колоритных фигур евреев Средних веков. Этот путешественник произвел сенсацию рассказами о своем происхождении и сказочными повествованиями о евреях всего света. Этим гостем был Элдад аДани, первый из великих еврейских кругосветных путешественников, посетивший различные еврейские центры в далеких странах.

Элдад бен Махли считал себя потомком колена Дана, осевшего в Хавиле, позади рек Эфиопии. Он заявил, что его колено отправилось туда из Иеудеи во время откола царя Иерав'ама, чтобы не быть вовлеченным в гражданскую войну. Во времена Санхерива присоединились к колену Дана еще три колена – Нафтали, Гада и Ашера. По другую сторону реки живут Бней-Моше, потомки Моше–раббену. Их отделяет от других евреев непреодолимая река Самбатьон, по которой с огромной силой несутся камни и валуны. Он утверждал, что эти четыре колена имели у себя всю Библию, за исключением книг Эстер и Эйха (Плач Иеремии). Будучи оторванными от талмудического иудаизма, они не знают ни Мишны, ни Талмуда, а в части известных им законов они ссылаются на Иеошуа бин Нуна, который получил эти законы от Моше. Ряд законов и обрядов, о которых сообщил Элдад аДони, отличался от принятых евреями по Преданию. Жители Кайравана запросили гаона рав Цемаха из Суры относительно расхождений между ритуалом по словам Элдада и их собственным. Рав Цемах-гаон объяснил причину этих расхождений, но подчеркнул важность соблюдения традиций по Мишне и Талмуду.

В своем дневнике Элдад сообщает, что он встретил немало выдающихся ученых в академии Кайравана, включая получившего широкую известность знатока еврейской грамматики Иеуда ибн Курайша.

ЗНАМЕНИТЫЕ ЛЮДИ

Среди других знаменитых людей, живших в Кайраване в десятом веке, был врач и философ Ицхак Израели. Он родился в Египте и эмигрировал оттуда в Кайраван, где он стал придворным врачом многих халифов династии Фатимид. О нем пишут арабские медики, историки тех дней, в самых пылких выражениях. Его труды по лихорадкам и диетам получили очень высокую оценку и были известны в средневековой Европе в латинском переводе. Он переписывался с рав Саадьей-гаоном, который очень лестно отзывался о знаниях Израели в науке и Преданиях.

Один из учеников Израели, Дунаш ибн Тамин, был хорошо сведущ во всех науках, известных в те дни, а также в еврейской, в частности – в талмудической,, литературе. Он написал комментарий к книге Сефер Иецира (Книга Созидания) и учебник еврейской грамматики.

Изгнанный Реш-Галута Map Уква бежал из Вавилонии в Кайраван и остался здесь до самой своей смерти. Map Уква возглавил академию и получил звание духовного главы всей северо-африканской еврейской общины. Он многое сделал, чтобы наступила великая эра массового и глубокого изучения Талмуда в Кайраване, что сделала этот город столь знаменитым в истории евреев.

Вскоре после Map Уквы возглавил академию в Кайраване рабби Яаков бен Ниссим. Его переписка с рав Шерирой-гаоном имела результатом появление знаменитой Хроники – послания, в которой рав Шерира описывает происхождение и историю Мишны и Талмуда. Он тоже написал комментарий к книге Сефер Йецира.

КАЙРАВАН В ЗЕНИТЕ

Кайраван достиг своей вершины, когда туда прибыл рабби Хушиель бен Элханан. Этот великий ученый, уроженец Италии, прибыл в Кайраван в начале одиннадцатого века. Согласно знаменитой истории «О четырех пленных», рассказанной рабби Абраам ибн Даудом, рабби Хушиель был одним из четырех еврейских ученых, захваченных в плен пиратами и выкупленных еврейскими общинами. Однако из письма рабби Хушиеля к одному другу видно, что он прибыл в Кайраван по собственной инициативе, и его друзьям и обожателям удалось убедить его остаться здесь и возглавить местную академию после рабби Яакова бен Ниссима, который незадолго до этого умер. Рабби Хушиель был достаточно известным ученым, чтобы привлечь к себе студентов со всех уголков ученого мира. Так велико было впечатление, которое он произвел на людей своего поколения, что после его смерти был объявлен по нем всеобщий траур во всех еврейских общинах Испании.

Несмотря на собственное его величие, его все же затмили два его ученика, воздвигнувшие вечный монумент талмудической науке Кайравана. Это были соб" ственный его сын рабби Ханан'эл и сын его предшественника – рабби Ниссим. Рабби Ханан'эл хорошо известен каждому, хотя бы мельком взглянувшему на страницу Талмуда, где его комментарий помещен наряду с основными комментаторами. Он также известен как рабби Ханан'эл из Рима, потому что его отец происходил из Италии. Согласно свидетельству двух знаменитых Тосафистов – рабену Тама и рабби Ицхака, рабби Ханан'эл был истинно достойным преемником короны науки Торы, которую носил последний из гаоним – рав Ай-гаон. Однако он никогда не учился у рав Айа лично, а только переписывался с ним по всем вопросам, которые требовали разъяснения. После смерти своего отца рабби Ханан'эл и лучший его друг и сподвижник рабби Ниссим возглавили академию совместно. В то же время рабби Ханан'эл вел прибыльные дела, сделавшие его одним из самых богатых людей тех дней, в то время как рабби Ниссим остался бедняком.

Однако более важным, чем его материальное богатство является великое наследие науки, которое рабби Ханан'эл оставил всему еврейскому миру. Его комментарии к Талмуду Бавли исключительно важны, потому что в его распоряжении были некоторые древнейшие подлинные записи текста Талмуда; кроме того, он также запрашивал рав Ай-гаона относительно многих спорных мест, добиваясь уточнения их смысла, что имеет большое значение для будущих поколений. Точно так же важны его труды по Талмуду Иерушалми, который хотя и древнее Вавилонского Талмуда, все же не был так популярен, как Талмуд Бавли, и им несколько пренебрегли. Комментарии к Талмуду рабби Ханан'эла были использованы его учениками в их трудах по уточнению ал а хот. Риф (рабби Ицхак Алфаси) из Марокко, и рабби Натан бен Иехиель из> Италии, автор Аруха, широко пользовались его трудами. Другими работами рабби Ханан'эля, не потерявшими и сейчас свое значение, являются его комментарии к различным частям Талмуда, сборник Шеелот уТешувот, работы по законам в области ритуала и по гражданскому праву. Представляет также интерес его Седер атефила, молитвенник, подобный составленному рав Саадьей-гаоном и рав Амромом-гаоном. Среди помещенных в молитвеннике пизмоним (молитвенных поэм) имеется один пизмон с его инициалами под названием Хасадеха тагбир. Рабби Ханан'эл владел арабским и греческим языками в таком же совершенстве, как и ивритом, но все свои труды он писал на отличном иврите. Он также написал поэтическую элегию на смерть последнего гаона, его учителя рав Ай-гаона.

Его столь же знаменитый друг и партнер по руководству кайраванской академией рабби Ниссим известен больше всего своим трудом Мафтеах, систематическим изложением материала Талмуда, открывшим путь к более тщательной разработке алахот, которая была затем проделана в Испании, Франции и Германии. Составленный рабий Ниссимом сиддур был, к сожалению, утерян, и многие обычаи, обряды и молитвы, помещенные там, остались неизвестными нам. В числе знаков почета, оказанных кайраванской еврейской общиной рабби Ниссиму, было также почетное кресло, поставленное для него вблизи Арон-Кодеша у восточной стены большой синагоги. Во время чтения Торы его вызывали к Торе сразу же после коена и леви, при этом ему оказывали небывалый почет – вместо его восхождения на бима, свиток Торы подносили к нему для чтения.

ЗАКАТ И ИЗГНАНИЕ

После смерти этих двух великих светил талмудической науки в Северной Африке никто из них не оставил после себя сына, достойного стать их преемником, вследствие чего академия и община Кайравана распались под давлением фанатических мусульманских властей. Многие члены этой некогда большой и столь преуспевающей общины двинулись на север, в столицу Туниса, чтобы сделать ее крупным коммерческим центром вместо Кайравана. Знаменитый ученый и общественный деятель рабби Шемуэль аНагид в Испании заступился за угнетенных евреев Кайравана, и все же через несколько веков ничего не осталось от этой большой общины, и евреям не дозволялось даже проезжать через город без особого разрешения.

Члены некогда цветущей еврейской общины были из города изгнаны. Это случилось незадолго до того, как инквизиция начала изгонять евреев из соседних северных стран Испании и Португалии. И, как и там, здесь тоже имеются сейчас некоторые потомки марранов, тех евреев, которые не были достаточно сильны духом, чтобы уйти в изгнание, и они внешне приняли религию своих угнетателей, соблюдая тайно обряды еврейской религии. В Испании и Португалии марраны были с виду христианами, а в Кайраване их заставляли это делать мусульмане.

Со временем, потомки этих насильно обращенных евреев почти полностью ассимилировались, однако некоторые из них еще сохранили следы их некогда бывшей еврейской религии. В Кайраване имеются арабы, которые вместо соблюдения дня отдыха в пятницу, как делают другие их единоверцы, отдыхают по субботам. Они убирают свои жилища в пятницу, чтобы приготовиться к празднованию вечера и дня шаббат. Большинство их уже забыло происхождение этих обрядов и соблюдает их только как семейную традицию, не зная, что их предки были когда-то марранами, делавшими вид, что они мусульмане.

В окрестностях Кайравана можно еще и сейчас найти древние еврейские надгробные камни. Они свидетельствуют о великой эре еврейской науки, некогда процветавшей здесь, когда солнце евреев закатилось в Вавилонии, и до того, как оно вновь поднялось во всем своем блеске и сиянии в новом центре еврейской науки – в Испании.

Конец седьмой книги.

ПРОВЕРЬТЕ СВОИ ЗНАНИЯ

1. Между какими двумя периодами играл Кайраван важную роль в еврейской истории? (Стр. 194).

2. Какой исключительный подвиг совершил рабби Натронай? (Стр. 195).

3. Кто был Элдад аДани? Откуда он явился? Почему произвели его рассказы такую сенсацию? (Стр. 196).

4. Что такое Самбатьон? (Стр. 196).

5. При ком из великих людей Кайравана достиг этот город своего зенита? (Стр. 198).

6. Опишите кратко достижения рабби Ханан'эла и рабби Ниссима.

7. Какова причина прихода в упадок города Кайравана, который наконец перестал быть еврейским центром? (Стр. 201).

8. Почему продолжают некоторые арабы Кайравана соблюдать субботу вместо обычного для мусульман дня отдыха пятницы? (Стр. 202).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .