Суккот. Беседа 1

Беседа 1

Причина, почему праздник называется в честь суки а не в честь четырех видов растений

1. Кроме заповеди сидеть в суке (шалаше) с праздником Сукот связано много других заповедей. Тем не менее, название праздника отражает именно заповедь о суке, а не, например, заповедь об арбаа миним (четырех видах растений) или о чем-то другом.

Согласно одному из объяснений у заповеди сидеть в суке есть определенное преимущество перед заповедью об арбаа миним. Заповедь о суке относится ко всем дням праздника без исключения: с первой минуты наступления ночи первого дня праздника до последней минуты его последнего дня. Что же касается заповеди об арбаа миним, то даже в свое время в Храме ее исполняли только утром первого дня праздника. Кроме того, заповедь о суке требует большой подготовки еще до начала праздника. Нужно построить шалаш, соблюдая все предписания Галахи и обычая: минимум три стены или, согласно нашему обычаю[1], все четыре стены, и именно заново, не используя части уже готового строения, но негодного для суки. Ясно, что, в принципе, сука должна быть готова заранее: в праздник строить ее уже поздно. Так что исполнение заповеди о суке начинается с ее постройки перед праздником[2]. В отличие от этого, все действия, нужные для исполнения заповеди об арбаа миним, возможно совершить в дни праздника.

Есть еще одно различие. Заповедь об арбаа миним исполняют один раз в день: произведя предписанные движения с четырьмя видами растений, весь тот день не обязаны больше исполнять эту заповедь. Заповедь же о суке не имеет никаких ограничений: Галаха предписывает «как бы жить» в суке[3], то есть делать в ней всё, что обычно делают в своем доме. Естественно поэтому, что в течение праздника Сукот нельзя сказать: я, мол, уже исполнил заповедь о суке: обязанность находиться в суке остается в силе всё время праздника.

2. У заповеди о суке есть еще одно преимущество перед остальными заповедями праздника (в том числе и перед заповедью об арбаа миним) и даже перед всеми остальными заповедями Торы. Все прочие заповеди имеют частный характер: они связаны с какими-то частными моментами жизни человека. Эту заповедь он исполняет этой частью своего тела, в исполнении другой принимает участие другая часть тела, но ни одна из этих заповедей не охватывает всю жизнь человека в целом. Другое дело сука, в которой он «как бы живет», она охватывает всю его жизнь в течение праздника. Еврей, в сущности, делает в точности то же самое, что и неделю назад, но, делая это в суке, он тем самым исполняет теперь заповедь Торы.

Более того. Известно изречение мудрецов наших: «Тот, у кого нет дома, - не человек»[4]. Это значит, что человеку, у которого нет дома, не хватает чего-то очень важного, от чего зависит его совершенство как человека. Если же у него есть дом, пусть даже он не находится в нем в данный момент, он - человек. Следовательно, в течение семи дней праздника Сукот, когда заповедь предписывает ему «сидеть в суке, как бы живя в ней», его дом - сука, и именно она придает ему совершенство как человеку. Значит, превратив свою суку в постоянное (на время праздника) место жительства, он, даже находясь за ее пределами, все равно связан с заповедью о суке.

3. Месяц тишрей содержит в себе весь будущий год[5]. Следовательно, все заповеди, связанные с этим месяцем, содержат в себе указания в служении Всевышнему на весь будущий год. Какое же указание дает нам заповедь о суке?

От еврея требуется, чтобы он познавал Всевышнего «на всех твоих путях»[6]: все, что он делает, должно быть связано со Всевышним. Он должен служить Ему не только, когда сидит и учит Тору или молится, но даже когда занимается самыми простыми повседневными делами. Он должен и эти простые повседневные дела связывать со Всевышним.

А силы для этого он получает от заповеди о суке. Даже когда он спит в суке, он в это время исполняет заповедь Всевышнего. Даже находясь за пределами суки, он связан с этой заповедью. Это и дает ему силы в течение всего следующего года постоянно, во всем, что он делает, быть связанным с Б-жественным.

4. Гмара называет заповедь о суке «легкой заповедью»[7].
Это учит нас, что если еврей твердо решает: будь что будет, но я - раб Царя над царями царей, то ему легко сделать так, чтобы все его материальные нужды полностью соответствовали Торе. И тогда он превращает этот, самый низкий из миров, в обитель Всевышнего. А когда все свои дела он превращает в форму, способную воспринимать Б-жественное, в каждом из них пребывает Всевышний, и, значит, оно тоже становится обителью Всевышнего. И тогда Всевышний посылает из руки Своей, «наполненной благами и щедро раскрытой»[8], всё, что требуется этому еврею для изобилия во всех трех линиях: семейной жизни, здоровье и заработках.



[1] Шулхан арух гарав, Орах хаим, 630:5 (примечание).

[2] См. комм. Раши к Макот, 8а.

[3] Сука, 286; Шулхан арух гарав, Орах хаим, 639:1.

[4] Йевамот, 63а, Тосафот «Шеэйн...».

[5] См. Ваикра раба, 29:8.

[6] Мишлей, 3:6. См. Шулхан арух гарав, Орах хаим, 231.

[7] См. Авода зара, За.

[8] Слова из благословения после еды.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .