Шмини Ацерет. Беседа 3

Беседа 3

Завершение Торы – "на глазах всего Израиля"

4. Слова, которыми заканчивают чтение Торы в Симхат-Тора, - это «...на глазах у всего Израиля»[1]. В них содержится намек на то единство, которое составляет суть служения Всевышнему в Симхат-Тора (как сказано выше), - когда все евреи соединяются воедино. Все евреи становятся единым целым, а каждый из них - частью этого целого или, еще глубже, частью единой сущности. А поскольку в каждой части отражается все целое, то, естественно, в каждой части как бы содержится все целое, как говорил Баал-Шем-Тов: «Когда ты ухватываешь лишь краешек сущности, ты ухватываешь ее всю»[2].

На этой основе мы достигаем более глубокого понимания, что такое заповедь любить ближнего своего «как самого себя»[3]. Любовь к самому себе не имеет причины и не поддается объяснениям, ибо это - любовь по сути своей, любовь как таковая. Точно так же любовь одного еврея к другому должна быть любовью по сути своей.

На первый взгляд, непонятно: разве такое возможно? Тот, другой - это ведь не «я», мы с ним два совершенно разных человека! Но в свете сказанного выше понятно, что любовь, о которой говорит Тора, это не любовь к «другому», это любовь к себе самому. Поскольку мы с ним являемся частицами единой сущности, в каждой из которых - одна и та же единая сущность, то, естественно, «он» -это же «я»!

Теперь мы понимаем также слова Баал-Шем-Това о том, что агават Исраэль подразумевает любовь даже к еврею, которого никогда не видел и о котором никогда не слышал[4]. На первый взгляд, непонятно: разве можно любить то, о чем ничего не знаешь? Но в свете сказанного выше это становится понятным: ведь все евреи - одна единая сущность!

5. Теперь мы лучше поймем слова мудрецов наших о том, что агават Исраэль - это основа всей Торы[5]. Алтер Ребе подробно разъясняет[6], что основа и цель Торы - дать еврею возможность «поднять и возвысить душу намного выше тела», и что выражается это в агават Исраэль. Если еврей рассматривает и ощущает себя как нечто, существующее отдельно, для себя, то у него никогда не возникнет любовь к другому еврею как к самому себе. Чтобы полюбить другого еврея как самого себя, ему надо выйти из собственной реальности, поняв, что настоящая реальность - это не он как таковой, что он - лишь частица единой еврейской сущности. Только тогда у него будет истинная агават Исраэль.

К этому сводится содержание рассказа Ребе, моего тестя, об одном великом еврее, у которого однажды тяжело болел ребенок, и потому он очень сильно плакал. Позже этот еврей анализировал свое поведение и жаловался, что поскольку о другом еврейском ребенке он так не плакал бы, это доказывает, что его служение Всевышнему еще находится на очень низком уровне, что он лишь в самом начале служения! Потому что, - говорил он, - если бы он служил Всевышнему по-настоящему, то Тора и заповеди проявили бы в нем самую сущность его души: тот уровень, на котором все евреи составляют одно целое.

6. В свете вышесказанного мы поймем также, что означают слова: «И объединятся все вместе, чтобы исполнять волю Твою от всего сердца»[7]. Их простой смысл заключается в том, что «объединиться все вместе» евреи могут лишь тогда, когда они это делают, «чтобы исполнять волю Твою». Если же цель этого объединения иная - пусть даже, в принципе, разрешенная Торой, - это объединение не настоящее, не «все вместе».

И причин тому три. Во-первых, те, кто объединяются, по сути своей - разные люди, объединившиеся в силу каких-то определенных душевных склонностей для достижения определенной цели. Но в аспекте их других духовных сил и тем более их сущности они не имеют никакого отношения друг к другу. Во-вторых, даже в той частности, которая для всех является общей, они не связаны друг с другом по-настоящему. Ведь поскольку они отличаются друг от друга в самом общем плане, то, естественно, в рамках их общего интереса один действует, исходя из собственной реальности и собственных ощущений, а другой - исходя из собственной реальности и собственных ощущений. Лишь чисто внешне, с точки зрения образа действий, представляется, будто все они делают одно и то же. (Это, между прочим, и есть буквальный смысл выражения «спор Кораха и всех его сообщников»[8]: как между Корахом и «его сообщниками», так и между ними самими непрерывно шли споры. Хотя в самом общем плане всех их объединял общий замысел, единства между ними не было, так как каждый выдвигал на первый план свою собственную реальность.) В-третьих, даже это чисто внешнее единство их образа действий весьма неустойчиво. Поскольку каждый из членов объединения остается при своих интересах и своей реальности, которые он ставит выше мнения общества, то в ту минуту, когда их единство придет в противоречие с представлениями каждого из них, они разъединятся, и их объединению даже в самом внешнем плане придет конец.

Мы воочию видели множество случаев, когда объединения, казавшиеся очень крепкими, так и не могли достигнуть внутреннего согласия и потому распадались, не оставляя после себя даже следа. Поэтому тем, кто собирается объединиться ради какой-то собственной цели, разрешенной, в принципе, Торой, можно посоветовать следующее. Чтобы их объединение держалось, они должны, кроме своих интересов, поставить себе в качестве основы своего объединения какую-то цель, связанную с Торой и заповедями. В этом случае их объединение станет прочным и долговременным также и в плане их собственных интересов.

7. Сказанное выше объясняет также смысл сравнения еврейского народа с «овечкой, которая остается невредимой в окружении семидесяти волков»[9]. Ведь совершенно непонятно, как может овечка оставаться невредимой, находясь среди семидесяти волков! Дело, однако, в том, что каждый из «семидесяти волков» - это нечто отдельное, существующее самостоятельно и лишь собственной силой, а евреи - все вместе, и потому их суммарная сила очень велика.

И точно так же обстоит дело внутри самого еврейского народа. В той его части, которая не следует Торе, не только нет большинства, но там даже два человека не становятся рядом: каждый является чем-то отдельным, действующим, исходя из собственной реальности и собственных ощущений. Совершенно иначе у соблюдающих Тору и заповеди: даже один-единственный «воин в поле» имеет на своей стороне всех евреев начиная со времени дарования Торы - силу огромнейшего воинства, ведущего войну за Тору.



[1] Дварим, 34:12.

[2] См. Ребе Рашаб, сборник маамаров Гемшех самех-вав.

[3] Ваикра, 19:18.

[4] Гайом йом, 15 кислева.

[5] См. Шабат,31а.

[6] См. Тания, ч. 1, гл. 32.

[7] Слова из молитвы «Амида» в Рош-Гашана и Йом-Кипур.

[8] Авот, 5:17.

[9] Танхума, Толдот, 5.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .