138. История Пурима

138. ИСТОРИЯ ПУРИМА

АХАШВЕРОШ, АМАН, МОРДЕХАЙ И ЭСТЕР

Вернемся теперь в Персию, ради весьма важного события, разыгравшегося там и отмечаемого евреями ежегодно праздником Пурим.

Вы помните, конечно, что после того, как Кореш обнародовал свой знаменитый указ, многие евреи вернулись в страну своих предков; в предыдущей главе мы проследили за их успехами и неудачами. Но многие евреи остались и проживали в различных областях огромной персидской империи. В Шушане (в Сузах), новой персидской столице, жило значительное число евреев, главой которых был Мордехай, весьма богобоязненный и ученый муж. Мордехай был взят в плен вместе с царем Иеудеи Иехоньей во время так называемого «Первого пленения»[1], одиннадцать лет до разрушения Бет-Амикдаша.

В царствование одного из преемников Кореша, известного в Книге Эстер под именем Ахашверош, имела место история Пурима.

Ахашверош не был законным наследником персидского престола. Однако своим богатством и мощью ему удалось произвести хорошее впечатление на народ и установить свое владычество над всеми землями Персии. Он провел много успешных войн, вследствие которых он стал царствовать над огромной империей, состоявшей из ста двадцати семи провинций и простиравшейся от Индии до Эфиопии.

Ахашверош был женат на Вашти, дочери последнего персидского царя Белшацара и внучки Невухаднецара.

Итак, Ахашверош управлял своим царством железной рукой, никогда не останавливаясь перед казнью того, кого он подозревал в измене. Хитрые враги Иеудеи – шомрониты и аммониты, беспрестанно ведшие кампанию за отмену указа персидского царя Кореша, по которому евреям разрешалось вновь отстроить Бет-Амикдаш, воспользовались представившимся им случаем, и как мы видели раньше, преуспели в своих преступных замыслах.

Приостановив строительство Дома Б-жьего в Иерушалаиме, царь Ахашверош несколько забеспокоился. Ибо предсказанные еврейскими пророками семьдесят лет изгнания подходили к концу. Ахашверош боялся, что восстановление еврейского государства и отстройка Храма в Иерушалаиме может потрясти основы его империи. Поэтому он с тревогой ожидал конца этих семидесяти лет.

По расчету Ахашвероша, семьдесят лет еврейского изгнания должны были закончиться в третьем году его царствования. Когда это время пришло и ничего неприятного для него не случилось, он торжествовал, считая, что в этой части еврейские пророки ошиблись.

Таким образом случилось, что на третьем году своего царствования Ахашверош устроил грандиозный пир, который должен был длиться целых сто восемьдесят дней. Он пригласил на этот пир всех принцев, всю знать и высокопоставленных чиновников. На этом пиру были широко показаны все богатства персидского двора. В конце великолепного бала Ахашверош устроил специальный семидневный банкет для всего населения Шушана. На этом банкете, цель которого была завоевание расположения масс, простому люду были предоставлены почетные места и малейшее их желание было тут же исполнено.

Евреи были также в числе приглашенных на царский пир. Однако Мордехай убеждал евреев не посещать дворец, чтобы не соблазняться трефной пищей и вином. К сожалению, многие евреи не могли устоять против соблазна и не посчитались с мнением и предупреждением Мордехая. К своему ужасу они на пиру узнали некоторые святые сосуды Бет-Амикдаша, украшавшие царский стол в числе прочей столовой посуды. И все же они проглотили свою обиду за поруганную честь своего Святилища и остались веселиться вместе с остальными гостями.

Это вызвало Б-жий гнев, и Б-г решил, что непослушный народ должен в полной мере пострадать от преследований Амана, пока не вернется к Б-гу от всего сердца, искренне, и будет спасен.

В то время как царь Ахашверош принимал своих гостей, царица Вашти устроила бал для женщин в своих апартаментах.

На седьмой день банкета царь, язык которого развязался от выпитого вина, начал хвастать своим богатством, своей огромной империей и, наконец, своей царицей, которая, по его словам, не имеет себе равных по красоте и очарованию. Чтобы доказать насколько его хвастливые слова верны, царь послал за Вашти – пусть, мол, сама явится гостям во всей своей красе! Вашти это страшно обидело и она с негодованием отказалась выполнить сумасбродное повеление царя.

Царь Ахашверош был разъярен. Он попросил своих мудрецов осудить Вашти за неповиновение. Никому не известный до того времени мелкий чиновник по имени Мемухан, который в дальнейшем стал известен под именем Аман, был единственным советником, осмелившимся высказать свое мнение. Он посоветовал царю отстранить Вашти от царства и выбрать себе более достойную царицу на ее место, с тем, чтобы другие жены не посмели по примеру Вашти выказывать неповиновение своим мужьям и обращаться с ними непочтительно. Царь одобрил этот совет, и Вашти была тут же казнена.

После этого начали по всему царству искать достойную жену для царя. Со всех концов огромной империи начали доставлять в царский дворец самых красивых девушек, чтобы царь выбрал себе из них царицу вместо Вашти.

Мордехай, упомянутый выше, имел очаровательную и добросердечную двоюродную сестру по имени Эстер, или Адасса. Она была круглой сиротой и воспитывалась у Мордехая как родная дочь. Когда во дворец были взяты самые красивые девушки для соревнования, Эстер оказалась в их числе. Однако по совету Мордехая она скрыла свое еврейское происхождение до поры до времени, когда ей можно будет открыть свою тайну.

Ахашверош был очарован привлекательностью и красотой Эстер и избрал ее своей царицей. Эстер окружила себя преданными еврейскими слугами, которые снабжали ее кошерной пищей и не выдавали ее тайну.

По рекомендации царицы Мордехай стал царским советником и часто посещал царский дворец. Вскоре после этого Мордехай вскрыл покушение на жизнь царя, которое замыслили два царских камергера. О заговоре Мордехай донес Эстер, а царица доложила об этом царю от имени Мордехая. Преступление подтвердилось, и заговорщики были повешены. Согласно обычаю, все это было надлежащим образом занесено в царскую летопись.

АМАН

 Среди придворных Ахашвероша особым любимцем царя стал Аман, который был потомком Амалейка, заклятого врага Исраеля. Он был одним из богатейших людей своего времени, поскольку он присвоил себе нечестным путем сокровища царей Иеудеи. Ахашверош, учитывая большие богатства Амана, назначил его Премьер-министром. Был издан царский указ, чтобы все царские слуги падали ниц перед Аманом. Мордехай заявил, что он преклоняется только перед Б-гом, и решительно отказался выполнить этот Царский указ, несмотря на сделанные ему повторные предупреждения. Тщеславный Аман пришел от этого в ярость, и когда он узнал, что Мордехай еврей, он решил отомстить не только ему, но и всей его нации. Явившись к царю, Аман обратился к нему со следующими словами:

«Есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов всех народов, и законов царя они не выполняют; и царю не следует так оставлять их. Если царю благоугодно, то пусть будет предписано истребить их; и десять тысяч талантов серебра я отвешу в руки приставников, чтобы внести в казну царскую». Ахашверош снял с пальца перстень-печатку и вручил его Аману, сказав: «Отдаю тебе это серебро и народ; поступи с ним, как тебе угодно».

Наделенный безграничной властью, Аман созвал царских писцов и приказал им приготовить два царских указа на имя всех царских правителей и сатрапов во всех ста двадцати семи провинциях империи.

Первый указ представлял собою приказание всем сатрапам каждой провинции вооружить народ ко дню тринадцатого Адара. В этот день все до одного граждане должны подняться и вырезать известную группу пагубного народа. Кто именно имелся здесь в виду, разъяснял второй, запечатанный указ, открывать который запрещалось ранее указанного дня.

В этом запечатанном указе было ясно написано на всех языках народов империи, что персидский народ должен убить, погубить и истребить всех евреев, малого и старого, детей и женщин, в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, и достояние их разграбить.

МОРДЕХАЙ

Хитрый Аман предпринял все возможные предосторожности, чтобы держать свой дьявольский план в тайне, так чтобы евреи были захвачены врасплох и не смогли предотвратить свою гибель. Однако Мордехай узнал в пророческом видении о нависшей угрозе. Он разорвал свои одежды, оделся в траур и с громкими стенаниями бросился бежать по улицам Шушана, встревожив всех евреев. По всему городу распространилась эта жуткая новость, и все евреи были охвачены великой, потрясающей печалью. «В каждой области, куда только доходило послание царя и указ его, был большой тр|аур у евреев, и пост, и плач, и вопль; вретище и пепел служили постелью для многих». Евреев охватило чувство искреннего покаяния, и по всей персидской империи были слышны их молитвы.

Одетый во вретище и с посыпанной пеплом головой явился Мордехай перед воротами царского дворца. Дальше идти он не мог, потому что никому не разрешалось входить в ворота дворца не будучи празднично одетым. Но преданные царице слуги поспешили рассказать ей о великом отчаянии Мордехая. Эстер была в полном неведении о нависшей над ее братьями угрозе гибели. Желая услышать из уст самого Мордехая о причине его горя, Эстер послала Мордехаю смену одежды и просила его придти к ней и рассказать что случилось. Но Мордехай отказался снять с себя вретище. Вместо этого он все подробности передал ей через преданного слугу ее Атаха и послал ей копию царского указа, обнародованного в Шушане. Мордехай просил ее обратиться к царю за помощью. Совершенно ясно, говорил Мордехай, что ты, Эстер, стала царицей только для того, чтобы послужить своему народу в такое роковое время. Пришло время открыть царю свою еврейскую национальность и умолять его смилостивиться над евреями, относительно которых надменный Аман ввел царя в заблуждение.

При этом известии Эстер была охвачена ужасом. Ее горе было особенно велико, потому что никому не разрешалось под страхом смерти явиться к персидскому монарху без приглашения, а она уже давно была лишена благосклонности царя – прошло уже тридцать дней с тех пор, как она была последний раз приглашена к царю. Может ли она быть уверена, что царь будет рад видеть ее и протянет ей свой золотой скипетр в знак своего благоволения? Если он этого не сделает в момент ее появления перед ним, она немедленно будет казнена, а что даст ее бесполезная смерть? Все это Эстер сообщила Мордехаю, и его ответ не замедлил вернуться к ней со строгим предупреждением:

«Не думай, что ты одна спасешься в доме царском из всех евреев. Если ты промолчишь в это время, то помощь и избавление придет для евреев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?».

ЭСТЕР

 Отбросив всякие сомнения и страхи Эстер решилась выполнить свою опасную миссию. Она сознавала, что шансы на успех весьма не велики, ибо даже если ее жизнь будет пощажена царем, и ее просьба уважена, указы за собственной печатью царя должны оставаться неизменными. Даже сам царь не может их отменить. И все же Мордехай был прав, другого выхода не было. Она не должна оставлять свой народ без помощи в роковой для него час.

У Эстер была только одна просьба к Мордехаю: «Пойди, собери всех евреев, находящихся в Шушане, и поститесь ради меня, и не ешьте и не пейте три дня, ни днем, ни ночью, и я с служанками моими буду так же поститься. И потом пойду к царю, хотя это против закона, и если погибнуть, погибну».

Пост этот, известный как «Пост Эстер»[2], был соблюден всеми евреями. Эстер молилась Б-гу даровать успех ее усилиям спасти народ. На третий день Эстер, одетая в царские одежды, появилась во внутреннем дворе царского дворца. Ахашверош сидел на своем величественном троне лицом ко входу и видел ее появление. Он протянул ей свой золотой скипетр и, удивившись неожиданному ее визиту, любезно спросил: «Что тебе, царица Эстер, и какая просьба твоя? Даже до полуцарства будет дано тебе».

Эстер нашла неразумным тут же просить царя за евреев. Поэтому она попросила царя явиться вместе с Аманом сегодня к ней на приготовленный ею пир. Ее просьба была уважена, и в этот же день царь и Аман были у царицы в гостях.

У Эстер было много причин пригласить на пир не одного только царя, а также и Амана. Основной причиной было ее нежелание, чтобы евреи полагались только на нее. Евреи должны были постоянно помнить, что истинное их спасение придет от Б-ra, и что только Он один может им помочь. Когда они узнают, что в этот бедственный час царица устроила банкет, и больше того – пригласила на банкет злейшего их врага, они усомнятся в ее верности их делу и обратятся к Б-гу с еще большим рвением. Эстер хотела также не допустить, чтобы у Амана закралось подозрение и боязнь, что она замышляет что либо против него. Наконец, Эстер имела в виду попытаться вызвать подозрение и гнев царя против его Премьер-министра, изменника, и этим добиться немедленного его падения.

На банкете Ахашверош вновь просил царицу изложить свою просьбу, но Эстер ограничилась повторным приглашением царя и Амана на второй пир, который она устроит для них завтра.

Аман был счастлив, и с гордостью и радостью вышел он из дворца, направляясь к себе домой. Проходя через царские ворота, он увидел сидящего там Мордехая, не пошевельнувшего пальцем при его приближении. Аман пришел в ярость, но он сдержался при мысли, что его месть обеспечена и близка.

Придя к себе домой, Аман рассказал своей жене Зереш, своим детям и друзьям, какую особую честь оказала ему сегодня царица, и что он приглашен к ней также и на завтра. «Но, закончил он, все это не имеет для меня цены доколе я вижу еврея Мордехая, сидящим у ворот царских».

Тогда его жена и друзья сказали ему: «Пусть приготовят дерево вышиною в пятьдесят локтей, и утром скажи царю, чтобы повесить Мордехая на нем, и тогда весело иди на пир с царем». Совет понравился Аману, и он, не теряя времени, тут же воздвиг эту виселицу.

ПОЧЕТ МОРДЕХАЮ

В эту же ночь царь был неспокоен и не мог уснуть. В его сердце закралось большое подозрение: почему Эстер приглашает на пир также Амана? Не замышляют ли они оба что либо против него? Но тогда, конечно, нашелся бы хотя бы один преданный ему слуга во дворце, который предупредил бы его о грозящей ему опасности. Не иначе, он пропустил как-то вознаградить по заслугам такого преданного осведомителя. Так думал Ахашверош, беспокойно ерзая на своем ложе. Наконец он велел своему камергеру читать ему последнюю летопись своего царства. И тут оказалась запись, повествующая о том, как Мордехай спас жизнь царя при раскрытии заговора двух камергеров, которые были за это казнены.

«Какая дана почесть и отличие Мордехаю за это?», спросил царь. «Ничего не сделано ему», был ответ.

Как раз в этот момент явился Аман во дворец; не терпелось ему скорее получить разрешение царя на казнь Мордехая. Аман был тут же введен к царю, который приветствовал его словами: «Что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестию?».

Сердце Амана забилось радостно; он был уверен, что это его самого царь желает почитать. И он без колебания ответил:

«Человека, которого царь хочет почитать, пусть оденут в царские одежды, а на голову возложат ему царскую корону; и он должен верхом на собственном царском коне проезжать по улицам города, а один из высших сановников должен бежать впереди его и кричать: «Так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почетом!».

Тогда царь сказал Аману: «Тотчас же возьми одеяние и коня, как ты сказал, и сделай это еврею Мордехаю, сидящему у царских ворот; ничего не опусти из всего, что ты говорил».

Аману ничего другого не осталось делать, как выполнить приказ царя. Когда эта церемония, такая унизительная и болезненная для его самолюбия, была закончена, Аман вернулся домой в ужасном настроении, полный отчаяния и горечи. Он рассказал своей жене и друзьям как ему страшно не повезло и что ему пришлось сейчас пережить, на что они ему сказали: «Если из семени иеудеев Мордехай, то раз ты начал падать перед ним, ты его уже не одолеешь, а наверно падешь перед ним». Они верно предсказали ему его судьбу, ибо они убедились, что Б-г внял молитвам евреев. Пока они так беседовали, явились царские слуги и поторопили Амана явиться на пир царицы Эстер.

ПАДЕНИЕ АМАНА

Вновь сидели царь и Аман за столом царицы, и Ахашверош в третий раз предложил Эстер изложить свою просьбу. Эстер чувствовала, что почести, которых Мордехай удостоился в этот день, были благоприятным небесным предзнаменованием, и набравшись храбрости она сказала дрожащим от волнения голосом:

«О, Ваше Величество! Да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей! Ибо проданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель. Если бы мы проданы были в рабы и рабыни, я молчала бы, хотя враг не вознаградил бы ущерба царя!».

Потрясенный и разгневанный при одной мысли, что собственная его любимая жена не была в его же дворце вне опасности, Ахашверош вспыхнул: «Кто это такой, и где тот, который отважился в сердце своем сделать гак?» И Эстер, указывая осуждающе на Амана, ответила: «Враг и неприятель – этот злобный Аман!». Охваченный яростью, Ахашверош выбежал в сад, а жалкий Аман, трясясь от страха, упал на колени перед царицей. В таком положении нашел его Ахашверош, вернувшийся вскоре в залу пиршества. В этот момент, Харвона, один из камердинеров царя, рассказал царю, что Аман воздвиг в своем доме виселицу для верного Мордехая. «Повесьте Амана на ней», приказал царь. Амана увели и повесили на той самой виселице, которую он приготовил для Мордехая.

П У Р И М

 Сейчас только Ахашверош в первый раз узнал, что Эстер является двоюродной сестрой Мордехая и что оба они потомки царского дома царя Шаула. Ахашверош сразу же послал за человеком, спасшим ему жизнь, переселил его во дворец Амана и отдал ему царский перстень-печатку, снятый с руки Амана.

Затем Эстер вновь явилась перед Ахашверошом, лала ниц перед ним и умоляла его отменить ужасный указ, разосланный Аманом от имени царя. Поскольку указы, на которых поставлена царская печать, не могут быть отменены, оставалось делать только одно – издать новый царский указ, повелевающий евреям защищаться. Новый указ был немедленно заготовлен и срочно разослан во все части империи при помощи специальных царских курьеров.

Когда наступил день тринадцатого Адара, день, в который евреи должны были быть убиты и истреблены Аманом и его преступными соучастниками, евреи собрались повсюду, чтобы противостоять своим врагам. Они яростно защищались и убили семьдесят пять тысяч человек врагов своих. В Шушане был назначен особым указом еще один день для сведения счетов с врагами. За два дня было казнено и убито в Шушане восемьсот человек, в том числе десять сыновей Амана.

Мордехай стал ближайшим другом и советником царя. Он был одет в величественные одеяния соответственно его высокому посту и он служил царю и собственному своему народу скромно и преданно.

С тех пор четырнадцатый день Адара празднуется как день радости и счастья, известный под названием «Праздник Пурим», в память о великом чуде спасения нашего народа*. Взаимная посылка друг другу подарков и благотворительность, помощь бедным в этот день, составляют часть ежегодного празднования этого дня Пурима, что означает «жребий», в память о жребии, который бросил Аман, чтобы установить день, наиболее подходящий для истребления евреев. Одновременно евреи обязались соблюдать на вечные времена «Пост Эстер» в тринадцатый день Адара в память о посте и молитвах евреев в те дни и чтобы, подобно их предкам, посвятить этот день покаяанию и служению Б-гу.

События Пурима рассказаны Мордехаем и Эстер вКнигеЭстер, составляющей часть Библии и читаемой в синагогах каждый год в вечер накануне праздника Пурим и на следующий день утром.

* Евреи, проживающие в городах, окруженных стенами, как Шушан, празднуют праздник Пурим в пятнадцатый день Адара. Этот день называется «Шушан Пурим».

ПРОВЕРЬТЕ СВОИ ЗНАНИЯ

1. Какой указ обнародовал Кореш? (Стр. 34).

2. Кто был Зерубавел? (Стр. 35).

3. Вернулись ли все евреи из Вавилонии (Персии) в Иерушалаим? (Стр. 35).

4. Как звали первосвященника, который вместе с Зерубавелом вел изгнанников обратно в Иерушалаим? (Стр. 35).

5. Кто были шомрониты? Помогали ли они отстраивать Бет-Амикдаш? (Стр. стр. 36–37).

6. Опишите события, приведшие к празднику ПУРИМ {Стр. стр. 37-^14).

7. Что такое ПОСТ ЭСТЕР и когда его соблюдают? (Стр. 45).

8. Когда празднуют ПУРИМ? (Стр. 51).

10. В какой книге Библии рассказана история ПУРИМА? (Стр. 51).



[1] См. «Наш нагод», т. II, гл. 131, стр. стр. 280–281.

[2] Этот пост соблюдается до сих пор ежегодно в день 13 Адара, т.е., накануне Пурима.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру