Матот - Масэй

 

 

Две главы, которые мы читаем на этой неделе, всегда выпадают на «Три недели траура» по Святому Храму.

Баал Шем Тов учил, что из всего, что мы видим или слышим (особенно если это находится в Торе) мы можем извлечь урок «служения» Б-гу. 

Какой урок можно извлечь из того, что главы «Племена» (Матот), «Путешествия» (Масэй) и три недели траура совпадают?

Я хочу объяснить это, рассказав историю, услышанную мною от старого русского хасида по имени Рав Нехемия почти пятнадцать лет назад в Кфар Хабаде.

Вообще это был очень молчаливый человек. Но когда однажды я помог ему построить его Сукко, он был так мне благодарен, что рассказал эту историю:

«Я родился в религиозной семье, но, как и многие другие молодые люди в России в то время я был вспыльчивым, нетерпеливым и желал свободы. До наступления Первой Мировой войны я стал солдатом царской армии. Там я доблестно служил танковым командиром, и даже заслужил несколько наград за храбрость. Когда я отслужил в армии, то считался в высшей степени преданным гражданином. Но после революции все перевернулось с ног на голову.

Вскоре после этого я получил повестку в «народный» суд. Наивно полагая, что все мои заслуги как командира и медали подтвердят мою невиновность, я уверенно вошел в зал суда лишь для того, чтобы быть грубо представленным «Новому порядку».

По окончании десятиминутного заседания я был осужден на пятнадцать лет «исправительных трудовых работ в Сибири» за «Преданность старому режиму»!

В полном смятении меня отправили из здания суда прямо в тюрьму, там я оставался несколько недель, пока не был переведен в трудовой лагерь.

Затем пришли неожиданно «хорошие» новости. Правительству нужны были добровольцы на ледокол, который должен был пробивать себе дорогу в какую-то неизвестную местность в Сибири, где царила вечная мерзлота, чтобы построить там трудовой лагерь.

Нам пообещали, что еда там будет значительно лучше (целая буханка хлеба каждый день), рабочий день короче, и как дополнительный стимул, каждый год, проведенный там, будет равняться трем годам моего приговора. Я сразу же ухватился за это предложение и записался в команду.

Их планы были смелыми, хорошо продуманными и оптимистичными. Мы действительно хорошо работали. Но, не смотря на все это, дело с грохотом провалилось. Через пять лет большинство людей из команды умерло от болезней или простуды, проект собирались закрыть, а те немногие, что остались в живых, вернулись домой.

Сам не знаю, как, но я оказался в числе тех, кому посчастливилось выжить, и в придачу к этой удаче, по возвращении из Сибири меня освободили.

Я должен был быть доволен… но что-то беспокоило меня; я не мог принять тот факт, что из всей моей работы абсолютно НИЧЕГО не вышло.

Наверное, я должен был забыть обо всем, но эта мысль не выходила у меня из головы. Я постоянно думал: - «Должна быть какая-то тому причина, здесь кроется какая-то загадка». Я был в этом уверен! Но я не мог сообразить, что это было. Поначалу я держал это в себе, но потом это превратилось в наваждение.

В любом разговоре я рассказывал свою историю и спрашивал ответа. Но ни у кого не было ответа. На самом деле, большинство людей даже не понимало, о чем я говорю.

Но однажды поздним вечером в четверг, я шел по какой-то безлюдной улице и услышал пение. Оно доносилось из Шула (синагоги), и я вошел. За столом, на котором стояла бутылка водки, сидели десять хасидов разного возраста, с закрытыми глазами, поглощенные пением. Затем они остановились, со словами «Лехаим» подняли рюмки с водкой, сделали по глотку, и один из них заговорил:

«Когда-то жил старый, богатый польский барон, у которого была эксцентричная идея. Он хотел, чтобы для него изготовили памятник с его изображением из определенного редкого вида полудрагоценного мрамора, который можно найти лишь на Дальнем Востоке, и чтобы этот памятник установили на его могильной плите после его смерти.

Он нашел человека, которому доверял, еврейского торговца драгоценными камнями, и дал ему на выполнение задания очень большую сумму денег. Он должен был отправиться в Индию, купить большой кусок этого камня, а затем привезти его в Польшу, где барон нанял бы скульптора, который изготовил бы для него скульптуру.

Этот еврей был хасидом Святого Ребе Исроэля из Рузина, поэтому сначала он отправился к своему Ребе, а тот тепло благословил и вдохновил его на путешествие. Лишь затем, уверенный в успехе, торговец отправился  в Индию.

Спустя месяц он приехал в Индию, купил камень, погрузил его на корабль и отправился в обратный путь.

Однажды ночью в середине своего путешествия, он спал в своей каюте, когда его разбудил шум. Он попытался выбраться из постели, но комната так накренилась, что койка почти перевернулась. Ему все же удалось встать, открыть дверь каюты и взобраться по скользким ступенькам на палубу. Не было никакого сомнения в том,  что корабль тонул!

На борту он не увидел ни людей, ни спасательных шлюпок. Он сделал вывод, что все покинули корабль. Поэтому он схватил спасательный круг и прыгнул за борт в черное, теплое, зловещее море. Через несколько минут он увидел, пустую лодку и забрался в нее. Несколько раз он пытался звать, а когда ответа не последовало, он свернулся в клубок на полу лодки и заснул.

Через день или два, он заметил вдалеке остров. Он подплыл туда и выбрался из лодки. Он был спасен! Что случилось с остальными пассажирами, он так никогда и не узнал.

На острове он провел три года. К счастью, перед тем как выбраться из каюты, он захватил с собой тефиллин и маленькую книжку псалмов, так что ему было чем заняться. Затем однажды, он увидел издалека корабль. Он подал им знак, и через несколько часов ему послали шлюпку и забрали с острова.

Месяц спустя он был снова в Польше, но там его ждал необычный сюрприз. Он отправился в замок барона, чтобы рассказать уму обо всем, что случилось, но барона нигде не было! Его замок был продан, затем перепродан, и никто не знал, где он находится.

Не было ни денег, ни мрамора, ни статуи, ни барона, ничего. Как будто все это было плодом его воображения!

Поэтому он снова отправился к своему Ребе, чтобы попросить у него объяснения;

«На том острове были искры святости, которые ты должен был зажечь»,- ответил Ребе. Ни один еврей еще не произносил благословения и не выполнял заповеди на том острове, а ты целых три года зажигал и освящал эти искры».

«Я никогда раньше не слышал такого объяснения», - произнес Рав Нихемия. – «Но я почувствовал, что было именно то, что я искал, и я спросил у хасидов объяснения.

Сначала они пригласили меня сесть вместе с ними, выпить рюмку водки и произнести «Лехаим».

Затем они достали толстую книгу, которая называлась «Ликутей Тора». В ней была масса удивительных очерков Рабби Шнеур Залмана из Лиады. Они открыли ее (на разделе, который мы изучаем на этой неделе, Масэй) и начали объяснять:

Почему евреи должны были страдать 210 лет в Египте и совершить 42 странствия по пустыне? Для того чтобы зажечь «искры» или «ницуцим», которые были скрыты там.

Этот процесс называется «Бирур» очищение, и впервые его совершил первый еврей Авраам пятьсот лет назад.

Вот, например когда мы собираем пазл; каждый кусочек сам по себе – лишь бессмысленный «фрагмент», а если правильно поместить его, то он «возвышается» и становится частью «большой картины».

Так и все в мире – деньги, которые мы зарабатываем, одежда, которую носим, даже наша пища и воздух. Каждый из этих элементов взятый по отдельности -  лишь бессмысленная частица.

Но если их использовать, как велит Тора, их «искры» (или их истинное назначение) очищаются, открывается правда, Каждый из этих элементов, на самом деле грань ЕдиноБ-жия. Это лишь ничтожная часть бесконечно «Большой» картины.

Поэтому существуют разные типы евреев (Племена), которые разбросаны по всей земле (Странствия), и на это потребовалось очень много времени (2000 лет ссылки).

«Я получил долгожданный ответ», - закончил Рав Нихемия. – «В Сибирь я попал затем, чтобы зажигать «искры»! Конечно, я до конца не разобрался во всем, но решил остаться с хасидами и узнать больше».

Вот история о том, как рав Нихемия стал хасидом.

Но она также является ответом на вопрос, мы который стоит перед нами.

Классифицировать все творение можно, разделив его на три категории:

Мир (Физическое)

Время (Временное)

Душа (Духовное)

Здесь, в нашей главе, мы имеем все три; «Странствия» - ибо искры разбросаны по всему миру. «Племена» – у каждого своя душа, своя задача в процессе зажигания искр. «Время» – три недели являются отметкой начала нашей долгой ссылки длиною в 2000 лет, и убеждают нас в том, что ВСЕ искры будут очищены.

Конечно же, Мошках – тот, кто наконец, объединит мир, души, дела, искры.

Только он объяснит нам причину всех наших страданий, беспорядка и разочарований во время 2000-летней ссылки.

Любавичский Ребе много раз убеждал нас в том, что «Мошиах уже здесь, нам лишь нужно захотеть, и тогда наши глаза раскроются, и мы увидим

Мошиаха Сейчас!


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .