Ахарей - Кдойшим

На этой неделе мы читаем две главы, объединенные в одну, в которых содержатся семьдесят шесть заповедей. Некоторые из них отрицательные (т.е. запрещающие), например, двадцать два вида запретных взаимоотношений между мужчиной и женщиной (Арайот), а некоторые очень из них положительные (предписывающие), такие как: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».

Но какими бы полярными они ни были, эти главы затрагивают суть иудаизма:

Воздержание от Арайот – неотъемлемая часть «святости» (Раши Ваикро 19:1) а братская любовь – сущность всей Торы (там же 19:18).

Баал Шем Тов объясняет это так: Еврейский народ – как один человек (Шмойс 4:22). «Один человек с одним сердцем» (Раши на Шмойс 19:2). Запретные союзы разрушают это целое, а правильная любовь укрепляет его.

Только благодаря правильной любви можно стать здоровым единым целым; действующим избранным народом, приносящим благословение и смысл в этот мир.

В теории все это выглядит довольно красиво, но насколько такая любовь возможна? «Любить всех людей, как себя самих» - кажется нелепым ожидать этого.

Чтобы объяснить это, я расскажу следующую историю.

Рабби Мендель Футерфас был хасидом Хабада. Его отправили в Сибирь за его еврейскую деятельность.

Более пяти лет он ужасно страдал и постоянно был на грани смерти. Но позже он сказал, что это были лучшие годы его жизни.

Однажды он сказал мне: «У Рава Зусия из Аниполи есть высказывание: «У любого вора можно получить семь уроков служения Б-гу» (упорная работа, положительное отношение, и т.д.)». Да, очевидно, что Рав Зусия никогда не сидел в Сибири», - продолжил он, прищурившись, «потому что если бы он там побывал, он бы знал, что у вора можно узнать ТЫСЯЧИ вещей».

Например, вместе с Равом Менделем в лагере отбывал срок старый казак за свою преданность царю. Несмотря на то, что казаки обычно были ярыми антисемитами, они были друзьями по несчастью. Однажды, длинной, холодной зимней сибирской ночью, когда они сидели в бараке, (охранники боялись выпускать их на работу в темноте), он раскрыл душу перед Равом Менделем и начал вспоминать о … своем коне.

Когда он говорил, его глаза стали влажными от слез, а голос стал чувственным.

«Эээх!!! Казачий конь!!! Нет в мире ничего, что бы сравнилось с конем казака!!!!! Стоимость обычного коня в России составляла месячный заработок – пять рублей. Цена рабочей лошади доходила до десяти. А казачий конь стоил пятьсот, шестьсот рублей!!

Видите, что казачий конь отличался от других лошадей, несравненно отличался!

У казачьего коня другое сердце.

Кроме того, что он готов сделать что угодно для своего хозяина; например, прыгнуть в огонь, перепрыгнуть через деревья и даже дома. Что бы ни приказал ему хозяин. Но он был и сильнее, быстрее, смелее, чем что-либо живое.

Но самое главное, что у него было другое сердце.

«Я объясню», - продолжил казак, замолчав, и глубоко вдохнув дым сигареты.

«Ты знаешь, как ловили казацкую лошадь? Ну, тогда я расскажу тебе историю!»

Он откинулся на стуле и выдохнул так, что дым пошел у него изо рта и ноздрей.

«Казаки в этом  очень хорошо разбирались. У них была специальная группа, которая на лошадях бродила по горам и полям и искала стадо диких лошадей.

Это было очень важно, ибо казак без лошади - это все равно, что казак без ног, как калека, понимаешь?

Затем, если удача им улыбалась, и они находили большое стадо, например, из тысячи, двух тысяч лошадей. Тогда они нагоняли его и гнали к ближайшей реке. Как я уже сказал, это были профессионалы, и порой они ехали несколько дней, пока, наконец, доезжали до места. А затем они начинали кричать и стрелять в воздух из своих ружей, загоняя стадо в воду, в самое глубокое место в реке. Ты знаешь, лошади умеют плавать, так что они, преодолевая течение, должны были переплыть на другой берег. В обратном случае, они могли умереть.

А на другом берегу их уже ожидала другая группа  казаков. Все было спланировано с самого начала, а они стояли, и наблюдали за тем, что делали лошади.

Всегда было три вида лошадей; большинство из них составляли настоящие лошади, которые переплывали на другой берег, и бежали прочь, спасая свои жизни. Были и лошади постарше, которые не могли переплыть через реку, и, к сожалению, погибали. Также были и молодые, которые были достаточно выносливыми, чтобы не устать, но у них не было сил пересечь реку, поэтому, они просто барахтались посередине реки».

Его голос стал немного серьезнее, и он сел выпрямился.

«Но иногда…не всегда, а иногда, попадался четвертый вид лошадей; их было всего одна или две, которые были сумасшедшие, в своем роде.

Они переплывали на другой берег, но, вместо того, чтобы бежать, они поворачивались, смотрели на реку, проверяя, есть ли лошади, которым нужна помощь, и прыгали НАЗАД, чтобы спасти их».

Теперь в его глазах появились слезы, он наклонился вперед, вытянув руки, будто хватаясь за прошлое.

«Они подплывали к жеребцам, хватали зубами их за гривы и начинали тянуть. Они просто не могли видеть, как погибают их собратья.

Этих особых лошадей казаки помечали краской и целыми днями гонялись за ними, пока не ловили. Затем уходили долгие месяцы работы на то, чтобы приручить их. Но главным в них было сердце.

Это было КАЗАЦКОЕ сердце!!!»

Рав Мендель сказал, что он сразу же уловил смысл.

Казацкая лошадь – это хасид.

Хасид должен быть «сумасшедшим» и рисковать всем для своего собрата; он не может видеть, как его брат тонет. Он не может просто жить для себя; изучать Тору и переплыть реку жизни и попасть на небеса.

У хасида другое сердце. И это секрет «братской любви», которой старался учить Баал Шем Тов.

Но чтобы разъяснить Арайот, потребуется другая история:

В одном ресторане сидел человек, жадно поедая рыбу руками. Его сосед по столу попытался успокоить его, но тот все продолжал набивать рот рыбой, бормоча:

«Не могу!!! Просто я люблю рыбу, я очень ее люблю!»

Наконец, когда его соседу это надоело, он закричал: «Мой друг, ты лжешь!!»

«Я лгу?» – произнес изумленный обжора, остановившись на минуту и вытирая рот горстью салфеток. – С чего ты это взял? Ты думаешь, я не люблю рыбу??»

«Конечно же, не любишь!» - ответил тот.  – «Если бы ты любил рыбу, ты бы позволил рыбе есть ТЕБЯ! А ты любишь себя, поэтому ты ешь рыбу».

На  самом деле, Арайот -  выражение лживой любви, я делаю, что хочу.

Любить по-настоящему – значит помогать другому человеку и делать то, что хочет Творец.

Это есть истинный смысл всех аллюзий на отношения между мужчиной и женщиной, которые есть в Шир Гаширим (Песня Песен), и далее, в книге Зогар. 

Эта любовь будет существовать в дни правления Мошиаха, когда мир наполнится настоящей любовью; любовью к Б-гу, любовью к Торе и Братской любовью.

Мошиах Сейчас!


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .