Глава 2. Нарушение этой заповеди повреждает миры БИА

Мы рассмотрим запрет "и перед слепым не клади препятствия" на трех уровнях, стремясь к исправлению царства вообще, и в особенности – не-исправленного строя, господствующего сегодня в стране. Каждый из этих уровней, представляющий собой несколько отличное объяснение в заповеди "перед слепым…", повреждает один из трех нижних миров – асия-йецира-брия.

Дурной совет повреждает "мир действия"

Простой смысл запрета "перед слепым…" означает, как уже упоминалось, запрет давать дурной совет. Основной пример, приводимый мудрецами Талмуда в качестве примера дурного совета, это совет продать землю, чтобы купить осла – совет променять  вечное имущество на имущество временное и преходящее (когда часто интерес советника – самому приобрести эту землю, прямо или косвенно). В общем, можно видеть сегодня со всей ясностью этот дурное совет в системе "промывания мозгов", советующей нам согласиться с принципом "территории за мир". Этот негативный принцип, призывающий променять вечные и прочные ценности на пустые обещания, неустойчивые и не имеющие никакого отношения к реальности.  Променять "вечное наследие вечного народа" на преходящие обязательства сменяющих друг друга руководителей врага, и променять реальные мощь и безопасность Израиля на опасную зависимость от "доброй воли" наших врагов.

Дурной совет повреждает мир действия. Мир действия – это единственный из миров, имеющий двойное существование – физическое и духовное. Дурной совет в делах этого мира повреждает физический мир действия, а дурной совет в духовных делах повреждает духовный мир действия. Вред в мире действия, это, прежде всего, практические дурные последствия. Кроме того, также искривление и искажение, создающиеся в "правилах игры" вследствие ошибочного поведения – повреждают мир действия.

Так, принятие принципа типа "территории за мир" приносит вред не только в области угрозы, создаваемой на территориях, переданных врагу, не дай Б-г, но также усиливает врага в его желании победить нас, ибо враг понимает, что можно давить на нас и добиваться от нас уступок, и создает худшие и опасные начальные условия для любого нашего столкновения с врагом в будущем – не только на поле боя, но также и за столом переговоров.

Мир действия соответствует также силам "мутба[1]" в душе – силам, действующим в реальности. Всякий дурной совет – в области реальной действительности  (и тогда это "реалистичный" совет, претендующий на то, чтобы  быть "умным" а не "справедливым") или в области принципов (и тогда это "духовный" дурной совет, претендующий на то, чтобы представить "честные правила игры" для реальной деятельности) – вредит привычному поведению на практике. Совет "территории за мир" (не важно, или это приходит как "практический" совет, или это приходит в облачении духовно-морального совета) приводит к тому, что службы безопасности и другие военные профессионалы вынуждены вносить чуждые соображения в свою деятельность, и фактически губить свои врожденные способности делать максимум для безопасности народа Израиля. С другой стороны, это укрепляет вредные привычки наших врагов, их дурную природу, их аппетит и их наглость в отношении нас.

Помощь в совершении греха – повреждает мир йецира

Наши мудрецы учат нас, что также содействие в совершении греха включается в запрет "перед слепым не клади препятствия".  Помощь преступникам, как правило – это не желание творить зло или вредить – человек не желает принести зла, и его содействие происходит из других причин. Иногда у него есть заинтересованность (когда ему это оплачивается тем или иным образом, за оказываемую им помошь), иногда это содействие вызвано чувством неудобства или некоего обязательства, а иногда он просто самоустраняется от того факта, что его участие творит, косвенно, зло. Однако, хотя здесь  нет никакого дурного намерения, тем не менее, вред причиняемый таким содействием, очень тяжел, как для самого преступника, так и для всех, кто пострадает от его действий.

В сегодняшней реальности, любое содействие преступлению, затеваемому правителсьтвом – находится в аспекте "перед слепым не ставь препятствия". Так, например, ограбление еврейских домов и изгнание и из их поселений: тот, кто исполняет преступные приказы – первый круг вины – совершает преступление (ибо "нет посланника для совершения преступления"), и то, что он приводит к греху другого – это вторично относительно запрета, который он сам нарушает. Однако, также участники всех остальных кругов вины – вплоть до тех, кто находится в шестом круге, те, кто осуществляет структурную и техническую поддержку изгнанию, и даже те, кто помогает еще более косвенным образом (например, исполняя позитивные военные задания, жизненно необходимые для безопасности, что позволяет освободить других солдат для совершения преступления итнаткут) – также являются "помощниками в совершении преступления". Любое государственно-общественное действие основано на самых широких кругах деятельнсоти, и когда система обращается к совершению преступления – любое участие в поддержке и функционировании этой системы есть по сути, соучастие также и в его грязных делах, и преступление "перед слепым…" (иногда также сам соучастник слеп относительно подлинного смысла своих действий, и ему следует раскрыть свои глаза – см. гл. 3 данной статьи).

Помощь в совершении преступления повреждает мир йецира – мир эмоций. Готовность помочь в совершении преступления, успокаивая себя тем, что он сам не несет прямой и активной ответственности за совершаемое зло – выражает притупление чувства солидарности с другим евреем и ответственности за него. Жалость – это внутреннее содержание качества "тиферет", выражающего цельность "красы Израиля", когда весь народ действует как цельное живое тело, составленное из всех оттенков и способностей, которые заключены в нем. Готовность помочь другому в преступлении выражает глубинное отсутствие солидарности с ним, отвержение ответственности за общую судьбу, и замыкание на собственных личных проблемах и собственной судьбе (очень часто желание помочь преступлению вытекает из возможности, предоставляемой человеку реализовать свои способности и свой творческий потенциал, и тогда почет и внутреннее удовлетворение, получаемые им за это, ослепляют его глаза, и он не видит, для какого зла используются его силы).

Особенно это относится к государственному, общественному преступлению, относительно которого человек должен ощущать еще большую отвественность, и его помощь, исходя из ментальности "маленького человека" уничтожает и искореняет чувство взаимной ответственности. Когда преступление связано также с нанесением физического и духовного вреда другим евреям – подобно преступлению изгнания евреев с их мест жительства – то место исчезающих здоровых и добрых еврейских эмоций занимают жестокие чувства тупости, гнева и ненависти. Это эмоциональное искажение еще более усиливается, когда движущей силой, легитимизирующей помочь в совершении преступления, является чувство государственной ответственности и солидарности.

Есть такие, кто легитимизируют участие в совершении любого зла и запрета, исходя из мысли, что отказ в помощи преступлению приведет к распаду системы, представляющимся ему как самая большая опасность и угроза, подобная "угрозе жизни", отталкивающей всю Тору. (Это искажение столь велико, что иногда изобретают "общественные законы", по которым угроза жизни обществу отталкивает даже те грехи, о которых сказано "будет убит но не нарушит", не дай Б-г). Это абсолютное искажение чувства взаимной ответственности, когда место полного еврейского участия в "красе Израиля", опирающегося на букете добрых и здоровых эмоций в отношении каждого еврея, занимает искаженное соучастие в "союзе преступников", когда акцент делается на сохранение внешней структуры, что наносит непоправимый урон живому сердцу Израиля, которое должно биться в любой структуре совместной еврейской деятельности.

Отсутствие протеста – повреждает мир Брия

Еще более тонкая реальность запрета "перед слепым не ставь препятствия" существует у того, кто, не дай Б-г, не участвует сам в преступлении, и не помогает его совершению (прямо или косвенно), но он знает, что идет речь о преступлении, и он не протестует против него. Великие люди и главы поколения, те, кто способны протестовать и не протестуют, наказываются за грех поколения – поскольку сам "не-протест" – есть по сути, "дурной совет", и постановление препятствия перед слепыми, "зрение" которых зависит от "глаз общества" и "глав сынов Израиля".

Когда те, кто ответстсвенны за то, чтобы голос Торы звучал со всей силой, не исполняют как положено своей миссии, то у общества складывается впечатление, что здесь нет никакого запрета, "молчание равно согласию". На первый взгляд, как возможно, чтобы главы поколения – раввины и мудрецы, способные различить грех и хранящие свои души от участия в нем – не встают, чтобы протестовать против совершения запретов и преступлений? "Ибо взятка ослепляет глаза мудрецов и искажает слова справедливые" – тот, кто связан по самой своей сути с существующей общественной системой – не способен найти в себе силы чтобы встать и протестовать как нужно, и даже когда он протестует – его слова еле слышны, двусмысленны и полны полу-правды.

Такой "дурной совет", основа которого – отсутствие протеста со стороны тех, кто отвечает за это, повреждает мир брия (также мир йецира и также мир брия – это чисто духовные миры, и поэтому речь идет лишь о духовных "дурных советах", как понятно). Если предыдушие ступени греха "перед слепым…" повреждали существующую реальность или эмоциональную сферу, то отсутствие протеста со стороны глав поколения увечит еврейскую голову – повреждая мозг, находящийся в мире брия (и как известно от рабби Айзика из Гомеля, что "мойхин" – мозг – связаны с "махаа" – "протест").

Когда голос протеста не слышен – еврейская голова прекращает нормально функционировать. Если бы прозвучал голос протеста – то даже если бы практически вели бы себя иначе – если дурное начало побеждает в области эмоций, и "органы действия завершают" грех – по крайней мере, было бы известно, что речь идет о грехе, и нужно делать тшуву.

Однако, когда глас Торы полон сомнения, еле слышен и заглушаем – то начинают развиваться теории, оправдывающие грех – погружаются в преступление и выстраивают искаженный понятийный аппарат, оправдывающий его (когда преступление начинается уже с религиозного общества и его партий, когда молчание раввинов молчаливо легитимизирует их деятельность, когда их соображения лежат в узкой области между почетом и имиджем, и между просто экономической взяткой).

Как понятно, что хотя, на первый взгляд, речь идет об очень тонком вреде – в действительности это есть самый опасный вред – исправленный разум в конечном счете исправит эмоции и действие, но искаженный разум питает искаженные эмоции и негативные действия (когда меч висит на шее людей Торы, которые не возгласили голос протеста и не сохранили голову народа над "кипящими водами" греха).



[1] Сфирот хохма, бина, даат называются в философской литературе также "мускаль" ("разум"); сфирот хесед, гвура, тиферет называются "мургаш" ("эмоции"); сфирот нецах, hод, йесод называются "мутба" ("инстинкт")

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру