Глава 48

Углубившись в размышление о величии Эйн Софа[1], благословен Он, .разумеющий [поймет, что], в соответствии с именем Своим, Он - Эйн Соф, Бесконечный, и нет ни конца, ни предела свету и жизнетворности, распространяющейся от Него, благословенного, простым желанием Его, и он [этот свет] абсолютным единством един с сутью и сущностью Его, благословенного, и если бы миры произошли от света Эйн Софа без сжатий, а только поступенным нисхождением, от ступени к ступени, по принципу происхождения следствия от причины, этот мир не был бы вовсе сотворен таким, каков он теперь, - конечным и ограниченным: "от земли до небосвода пятьсот лет пути"[2], а также и от небосвода до небосвода, а также и толщина каждого небосвода. Даже грядущий мир и верхний Ган Эден[3], место пребывания душ великих праведников, и сами души, и, разумеется, ангелы, - конечны и ограничены, ибо есть предел их постижению света Эйн Соф [- Всевышнего], благословен Он, светящего им, будучи облеченным в Хабад и т. д. И потому есть предел их наслаждению, когда они наслаждаются сиянием Шхины и блаженствуют в свете Всевышнего, - они не могут получить наслаждение и блаженство непосредственно от самой категории Эйн Софа, так, чтобы не потерять существования и не возвратиться к своему Источнику.

Подробности сжатий - как и что - здесь объяснять не место. Но в общем они - категория сокровения и утаения проистечения света и жизнетворности, дабы он не осветил и не был привлечен к нижним в состоянии явного раскрытия, дабы [мог он] облечься в них и сообщать им влияние и давать им жизнь, чтобы они из ничто становились существующими. [И им сообщается] лишь очень немного света и жизненной силы, дабы были они конечными и ограниченными, и это чрезвычайно малое отражение света, и они совершенно как небытие по отношению к бесконечному и беспредельному отражению [света]. Между ними совсем нет ни малейшего подобия и отношения, как нам известно о подобии в мире чисел, что число один имеет определенное значение по отношению к миллиону, ибо оно - одна миллионная его часть, но по отношению к совершенно бесконечному и бесчисленному числа не имеют никакого значения - [в этом случае] даже миллиард или триллион не имеют значения, даже того, какое имеет единица по отношению к миллиарду и триллиону, но они [по отношению к бесконечности] совершенно ничто.

Совершенно то же это малое отражение [света], облекающееся в верхних и нижних мирах, дабы сообщать им влияние [и] оживлять их, по отношению к сокровенному и скрытому свету, который бесконечен, и не облекается, и не сообщает влияние мирам явно и раскрыто для их оживления, но окружает их сверху и называется "Окружающий все миры". Не следует, да сохранит Всевышний, понимать пространственно это окружение и схватывание сверху, ибо в сфере духовного понятие "пространство" неприменимо. Выражение "окружает и охватывает сверху" нужно понимать как влияние явно нераскрытого. Явно раскрытое влияние в мирах называется облечением, так как оно облекается в них, а они облекают и постигают полученное ими влияние. Но влияние, на раскрывающееся явно, находящееся в состоянии сокровения и утаения и не постигаемое мирами, не называется облекающимся, но окружающим и охватывающим. И потому, так как все миры конечны и ограничены, ясно, что влияние света Эйн Софа не облекается и не раскрывается в них явно, а лишь категорией малого, очень и очень ограниченного отражения и то лишь для того, чтобы сообщить им жизнь как конечному и ограниченному. Но основной свет, без такого ограничения, называется окружающим и охватывающим, ибо влияние его не явно в них, так как они конечны и ограничены.

[Чтобы яснее себе это представить, возьмем] для сравнения эту материальную землю. Хотя "слава Его наполняет всю землю"[4], то есть свет Эйн Соф [- Всевышнего], благословен Он, как сказано: "Ведь небо и землю Я наполняю, слово Всевышнего"[5], все же явно влияние Его облекается в ней лишь как ничтожно малая жизненная сила, [та, которая оживляет] лишь неживое и растительное. А весь свет Эйн Соф [- Всевышнего], благословен Он, называется "окружающим ее [Землю]", хотя Он - непосредственно в ней, так как влияние Его в ней не раскрывается более. Он сообщает ей влияние лишь категорией сокровения и утаения. Всякое скрытое влияние называется "окружением сверху", ибо скрытый мир по своей ступени выше мира раскрытого.

И чтобы это было еще более доступно разуму, приведем сравнение. Человек рисует в своем уме нечто виденное или видимое. И вот, хотя вся внешняя и внутренняя природа этого предмета и глубины глубин его обрисованы полностью в его уме и мысли, так как он видел его целиком или видит сейчас, все же говорится, что ум его охватывает этот предмет целиком. И тот предмет окружен его умом и мыслью, но не в действительности окружен, а лишь в воображении мысли человека и ума его. Но Всевышний, о Котором сказано: "Мои мысли - не ваши мысли"[6], - Его мысль и знание, которым Он знает все творения, окружает каждое творение сверху и донизу, внутри и в глубинах его совершенно реальным образом.

Возьмем, к примеру, этот земной шар. Знание Его, благословенного, окружает всю толщу земного шара, и нутро его, и глубины его до самого низа, и все это - совершенно реальным образом. Ведь это Его знание есть жизненная сила всей толщи всего земного шара, которая вызвала его из небытия к существованию, и только чтобы он был таким, каков он, конечным и ограниченным, и чтобы [была в нем] столь малая жизненная сила, достаточная для неживого и растительного. [Достичь этого] возможно лишь в результате многих и сильных сжатий, уменьшивших свет и жизне-творность, облекшуюся в земном шаре, дабы сообщить ему жизнь и существование только в порядке конечного и ограниченного, неживого и растительного.

* Примечание.

Как писал Рамбам, благословенна его память, и согласились с ним мудрецы Кабалы, о чем говорится в книге "Пардес" раби Моше Кордоверо, благословенна его память, то же согласно Кабале раби Ицхака Лурии, благословенна его память, в соответствии с тайной сжатия и облечения светов в сосуды, как о том говорилось выше, в гл. 2.

Но знание Его, благословенного, едино с Его сутью и сущностью, ибо "Он - знание, и Он - знающий, и Он - знаемое[7]; и как бы знанием Самого Себя Он знает все творения; но не внешним для Него знанием, как знание человека, ибо все существует в силу истинности [существования] Его, благословенного. И этого человек не может постичь в совершенстве и т. д."[8].

И так как это знание - категория бесконечная, оно не называется облекающимся в земной шар, конечный и ограниченный, но окружающим и охватывающим, хотя это знание охватывает всю его толщу и нутро на самом деле и тем самым из небытия вызывает его к существованию, как о том говорится в другом месте.

Примечания

К главе сорок восьмой

[1] В этой главе автор хочет показать, что Всевышний из любви к нам ограничил Себя многими и сильными сжатиями, и человек должен преодолеть все трудности и ограничения из любви ко Всевышнему, "как в воде - лицо к лицу".

[2] Хагига, 13а.

[3] Ган Эден - рай, ступень, на которой праведники наслаждаются познанием Всевышнего, познанием тайн Торы. Место верхнего Ган Эдена - в мире Бриа, мире мысли.

[4] Йешаягу, 6:3.

[5] Ирмеягу, 23:24.

[6] Йешаягу, 55:8.

[7] Здесь автор упоминает все три аспекта: знание, знающий, знаемое, в то время как в предыдущих главах (2, 4, 23) говорилось только и знании и знающем. В этой главе говорится о творениях, а они - категория знаемо-го. Всевышний знает знанием Самого Себя. Так как в предыдущих главах шла речь о душах и Торе, автор упомянул там только первые две категории: знание и знающий.

[8] Рамбам, Мишнэ Тора, книга Мада, Законы основ Торы, 2:10; ср. Тания, часть 1, начало гл. 2.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру