История раби Йегуды гаНаси

ПОДМЕНА МЛАДЕНЦА

Раби Йегуда-ганаси родился в тот самый день, когда умер раби Акива. Впоследствии, когда раби Йегуда был уже великим раввином, в народе говорили:

— После захода солнца приходит восход Б-г. взял от нас раби Акиву и дал нам раби Йегуду.

Отец раби Йегуды раби Шимон бен Гамлиэль был праправнуком Гилеля.

В те времена еще существовал запрет римского императора на соблюдение законов Торы. Запрещено было также делать обрезание еврейским младенцам. Нарушившего запрет императора ожидала смертная казнь, не щадили и новорожденного. Несмотря на это, отец Йегуды сделал сыну обрезание как и положено на восьмой день. Это стало известно римскому губернатору и он приказал принести ребенка в суд, как доказательство преступления отца. Родители Йегуды пребывали в тяжелом горе, которое заставило их обратиться за помощью к соседям-римлянам.

Их соседка-римлянка тоже была матерью и у нее был новорожденный сын Антоний. Они надеялись, что она, как мать, поймет их и не откажется им помочь. Они попросили ее дать им своего сына, чтобы показать на суде. Убедившись, что ребенок необрезан, судья отпустит их домой.

Римлянка согласилась и жизнь Йегуды была спасена.

- Да вознаградит тебя Б-г, - сказала мать Йегуды, возвращая римлянке сына. — Пусть сын твой вырастет великим и праведным человеком.

Обе матери тогда и не подозревали, что их дети станут известными людьми. Сын еврейки стал впоследствии одним из величайших раввинов, а сын римлянки — римским императором Антонием, добрым и мудрым правителем.

ВО ИМЯ ТОРЫ

Император, учредивший законы против еврейской религии, умер. Новый император отменил эти законы. Йегуде было тогда три года.

Евреи вновь открыли академию и созвали новый Сан-гедрин в городе Уша в Галилее. Во главе Сангедрина встал раби Шимон — отец Йегуды. Их дом всегда был полон; среди посетителей были известные раввины, судьи и учители. Они обсуждали разные вопросы, касающиеся еврейских законов. Приходили и важные римские чиновники советоваться с раби Шимоном по разным государственным делам. Йегуда хорошо знал греческий язык, поэтому он понимал все, о чем говорили в их доме. Способный мальчик все запоминал и в дальнейшем это не раз служило ему службу. Один из учителей Йегуды был ученик раби Акивы, который в свое время втайне от римлян занимался Торой со своим учителем. Часто учитель Йегуды прерывал занятия, чтобы рассказать очередную историю о тех страшных днях, когда им приходилось скрываться от римских преследователей, чтобы учить Тору. На сей раз учитель посвятил его в историю о самоотверженности и героизме раби Йегуды бен Бавы.

Йегуда бен Бава жил в городе Уше, в том же городе, где жил маленький Йегуда. После смерти раби Акивы он продолжил занятия с учениками раби Акивы. Один из множества указов римского императора запрещал назначать новых раввинов. Тот, кто назначит раввина, будет казнен вместе с ним, а город, где это произойдет, будет разрушен. Но раби Йегуда бен Бава не боялся римских законов. Он созвал своих учеников и сказал им:

— Дети мои, многих учителей закона убили, погиб и раби Акива. Я уже стар, мне восемьдесят лет и я скоро последую за ними. Пришло время вам занять наши места. Я должен посвятить вас в раввины, чтобы вы могли продолжать наше святое дело.

Он выбрал пятерых лучших учеников, и они договорились встретиться в пещере, далеко за городом. Там раби Йегуда бен Бава поспешно провел церемонию посвящения в раввины и они были уже готовы разойтись. В это время прибежал их дозорный и сообщил, что в их направлении движется отряд римских солдат. Было ясно, что римляне проведали об их убежище.

- Бегите, дети мои! - сказал им раби Йегуда бен Бава. — Вы обязаны спастись, ибо без вас некому будет обучать евреев Торе.

- Ты должен бежать вместе с нами, - потребовали ученики.

Но раби Йегуда бен Бава отказался:

- Я отвлеку внимание римлян, пока вы не скроетесь. Я встану на их пути и когда они заметят меня, побегу в противоположную сторону. А теперь, во имя Торы, бегите и да благословит вас Б-г!

Ученики повиновались его приказу. Когда римляне обнаружили, что их провели, они в ярости выпустили в раби Йегуду бен Баву триста стрел.

"Что было бы, если бы ученикам раби Йегуды бен Бавы не удалось скрыться? — подумал Йегуда. — Ведь они единственные знали все законы Торы, которые перешли от раби Акивы к раби Йегуде бен Баве. Если бы они погибли, эти законы были бы забыты". И Йегуда решил, что пока еще есть знатоки, помнящие эти законы, нужно записать их. Тогда они сохранятся, даже если вновь наступят подобные страшные времена.

"ГАНАСИ"

Будучи еще очень молодым человеком, Йегуда решил, что он должен учиться у учеников раби Акивы. И вот однажды он оседлал своего осла и отправился в путь. Он переходил из одной академии в другую, от одного учителя к другому. Каждый учитель обогащал его знания чем-то новым. Когда он убеждался, что выучил все, что можно, у одного их них, он отправлялся к другому.

Вскоре он знал всю Тору и все законы: те, которые были записаны, и те которые переходили из уст в уста.

Теперь, когда он вернулся в Ушу, он мог занять достойное место среди мудрецов, заседавших в Сангедрине.

В Сангедрине был такой порядок заседаний: пожилые, убеленные сединами мудрецы сидели на скамьях, а молодые, менее опытные члены собрания располагались внизу у их ног. Йегуда находился обычно внизу, среди молодых. Когда же разбирались важные и сложные вопросы, Йегуда разрешал их часто быстрее и лучше, чем мудрецы, расположившиеся на скамьях. Как-то один из них сказал:

— Знания этого юноши настолько глубоки и обстоятельны, что он достоин занять место среди мудрецов на скамьях.

Все согласились с ним, но когда велели принести скамью для Йегуды, его отец остановил их:

- Йегуда слишком молод, ему еще многому надо учиться. Придет время, когда он удостоится этой чести и сядет в ряду мудрецов.

И Йегуда остался среди учеников.

Шли годы, Йегуда женился, у него уже было трое детей. Он продолжал учиться и обучать. Тяжело переживал Йегуда смерть отца, раби Шимона бен Гамлиэля. В том же году на страну обрушилось и другое несчастье - тучи саранчи пожрали весь урожай на полях и народу грозил голод.

Место отца занял Йегуда, его стали называть "ганаси", что означает "возвышенный". Он встал во главе Сангедрина.

Позднее раби Йегуда-ганаси переехал из Уши в город Бейт-Шеарим. Там на горе Кармель раби Йегуда-ганаси основал академию, которая прославилась на многие века.

С этого времени раби Йегуду-ганаси стали называть просто Раби — Учитель. И по сей день, во время изучения Мишны и Талмуда, когда учитель ссылается на р.Йегуду-ганаси, он говорит просто Раби и все понимают, кого он имеет в виду.

УРОК, ПРЕПОДАННЫЙ УЧЕНИКОМ

Раби Йегуда-ганаси был наделен всеми достоинствами, которые только могут быть даны человеку: доброта к людям, любовь ко Всевышнему, знание Торы, знатное происхождение, богатство, почет и высокое положение. Его хорошо знали в Эрец-Исраэль и за ее пределами - в Вавилоне, Египте, Риме. Его мудростью пользовались как евреи, так и неевреи. Император Антоний, тот самый, благодаря матери которого жизнь Йегуды была спасена, был его другом. Он не раз советовался с раби Йегудой о важных государственных делах. И многие другие римляне высоко чтили раби Йегуду. Раби Йегуда-ганаси был владельцем огромного состояния. Многое досталось ему от деда и отца — поля, виноградники, обширные оливковые рощи, тучные стада. Благодаря своим способностям и уму, он сумел умножить свое состояние во много раз.

При всем этом Раби жил скромно и просто. На свои средства он содержал академию, помогал мудрецам и бедным ученикам. В тот год, когда саранча сгубила урожай и в стране наступил голод, Раби распорядился безвозмездно раздавать зерно беднякам, чтобы голод не препятствовал им учить Тору.

Слуги Раби отказывали в помощи простолюдинам, не занимавшимся Торой. Как-то раз пришел к Раби молодой человек и попросил его:

— Учитель, помоги мне, я голоден, дай мне хлеба.

— Изучаешь ли ты Тору, сын мой?

Юноша ничего не ответил и Раби решил, что он из простолюдинов.

— Как ты думаешь, должен ли я кормить тебя, если ты не хочешь изучать то, что важнее всего для еврея? — спросил Раби.

Юноша сказал:

— Ведь не отказался бы ты накормить голодного пса? Так накорми же и меня.

И Раби велел слугам накормить юношу. Когда юноша ушел, сын Раби сказал:

— Отец, это был один из твоих учеников.

— Почему же он не признался мне в этом?

— Потому что он не считает, что ему положена награда за изучение Торы.

Раби благодарно принял урок от собственного ученика и с тех пор никого, кто нуждался в пище, ни о чем не спрашивали. Хранилища Раби были доступны для всех голодных.

ТРУДОВОЙ ДЕНЬ РАБИ

Работать так тяжело, как Раби, не приходилось ни одному поденщику. Утром не успевал Раби принять ванну, как начинали приходить посетители — римские чиновники, гонцы с письмами, на которые нужно было ответить, юноши, изучающие Тору, и многие, многие другие.

В одно такое утро, когда слуга внес в комнату поднос с завтраком для Раби, дверь слегка приоткрылась. Какой-то юноша заглянул в комнату, но после минутного колебания снова закрыл дверь. Раби' узнал молодого человека. Его звали Леви. За несколько дней до этого Раби отправил его в соседний город, чтобы читать народу Тору. Раби хотел, чтобы юноша стал в этом городе учителем Торы и судьей. Что же так скоро привело его назад?

— Что случилось, Леви? — спросил Раби.

- Большое несчастье, - отвечал Леви упавшим голосом. - Я один виноват в этом, — честно добавил он. — Целый город собрался, чтобы встретить меня. Они построили трибуну, и я поднялся на нее. Потом мне задали три вопроса о законах Торы. Я не мог ответить ни на один из них. Мне задали три других вопроса. И снова я не смог ответить. Тогда я понял, что со мной случилось несчастье. И вот сегодня утром я поднялся чуть свет и направился к тебе.

— Ты не сказал мне, о чем тебя спрашивали, - заметил Раби.

Леви повторил вопросы.

— И на эти вопросы ты не можешь ответить? — удивился Раби.

- Ну, конечно же, могу! - воскликнул Леви и тут же дал ряд блестящих ответов.

- Так почему же ты не мог сказать народу того, что сказал мне сейчас? — спросил Раби.

- Вот этого-то я и не могу понять! - сказал юноша. - Я сидел на возвышении, мое сердце преисполнилось гордости. И вдруг вся Тора как будто скрылась от меня. Я не мог вспомнить ни слова.

— А, вот в чем дело! — сказал Раби. — Теперь я понимаю. Это гордость ввела тебя в беду. Возвращайся в город, держи себя скромно, думай о Торе, а не о себе, и слова польются сами собой.

Юноша поблагодарил Раби и вышел. Раби обернулся к слуге:

— Теперь давай сюда мой... Но его прервал привратник:

— Господин мой, какой-то человек хочет видеть тебя. Он говорит, что это очень важно.

— Пусть войдет, - сказал Раби.

Дверь открылась, и в комнату вошел тучный, богато одетый человек. Он пришел жаловаться на бедного соседа. В то время был год "шмита", седьмой год, когда, по закону Торы, положено дать отдых земле Израиля и нельзя ни пахать, ни возделывать ее.

— Я своими глазами видел, как мой сосед подстригает деревья и срывает плоды, — сказал богач.

От возмущения у богача дрожал голос.

— А у этого человека была другая пища? - спросил Раби.

— Нет, Раби, но закон...

— А что бы ты сделал, если бы ты сам и твоя семья голодали? — спросил Раби. — Мы должны позаботиться о том, чтобы изменить этот закон.

Богач ушел, и Раби снова обернулся к слуге.

— Мой завтрак, — сказал он.

Но тут снова вошел привратник. Вслед за ним в комнату вошел старый друг раби Йегуды-ганаси, известный знаток Торы.

Раби радостно приветствовал друга.

— Мир тебе! — сказал он. — Что привело тебя сюда в такую рань?

— Очень срочное дело, — отвечал гость. - Я еду в Кейсарию, к римскому губернатору. Поля обложили таким налогом, что народ просто не в состоянии его уплатить. Когда люди жаловались, сборщики налогов говорили: "Скажите спасибо, что налог взимают только с полей. Бели бы Рим мог, он брал бы с вас налог за воздух, которым вы дышите".

— Раби, — продолжал посетитель, — у тебя есть друзья среди римлян. Может быть, ты дашь мне письмо для губернатора?

— Останься позавтракать со мной, — сказал Раби, -и мы обсудим этот вопрос.

— Можешь подавать на стол, - сказал он слуге. Но слуга устал дожидаться хозяина и уснул.

— Сладок сон труженика,- сказал Раби своему гостю. - У нас же нет времени для сна.

ДОБРОТА РАБИ

Сохранилось много рассказов о мудрости Раби и о его необыкновенной доброте.

Как-то раз ученики обедали в доме Раби. На стол были поданы вареные телячьи языки. Часть языков удалась на славу - мягкие и нежные, некоторые были жесткими. Ученики, конечно же, предпочли мягкие языки, а жесткие остались нетронутыми.

- Как видите, - сказал Раби, - вы все предпочли мягкие языки, так как они лучше. То же самое и с нашими собственными языками - мы должны стараться, чтобы и наши языки были мягкими и добрыми.

Много лет страдал Раби от мучительной болезни. Собственные страдания помогли ему лучше понимать и чувствовать страдания своих ближних и всех живых существ вообще.

- Отец, - как-то сказала ему его дочь, - ты такой справедливый и добрый человек. За что же тебе причитаются такие страдания?

На это Раби ей ответил:

— Я знаю, за что я наказан моими страданиями. Как-то раз я видел, как вели теленка на убой. Теленку удалось вырваться. Он подбежал ко мне и спрятал голову в складках моей одежды. Я же, вместо того, чтобы защитить, оттолкнул его и сказал: "Иди, ибо для этого ты создан". Поэтому я не заслуживаю жалости, ибо и сам я не сжалился над Б-жьим творением.

Как-то Раби увидел, как служанка выгоняет маленьких щенков, забравшихся в дом. Она кричала на них и пинала их метлой.

— Не причиняй им вреда, — попросил Раби. — Ведь написано в Торе: "Милосердие Б-га на всех творениях Его".

С этого дня болезнь Раби прошла, боли больше не возвращались. Его маленькая дочь была уверена, что выздоровление Раби наступило потому, что он сжалился над щенками — Б-жьими творениями.

ЗАКОН ПИСЬМЕННЫЙ И УСТНЫЙ

Будучи еще ребенком, раби Йегуда заучивал наизусть: "Моше получил Тору на Синае, он передал ее Йегошуа, Йегошуа — старейшинам, старейшины — пророкам, пророки - Эзре и мудрецам Великого Собрания". Законы и комментарии к ним, которые заучивал Йегуда, он узнал от своих учителей, его же учителя услышали их из уст раби Акивы, раби Акива слышал их от раби Элиэ-зера и раби Йегошуа, а те в свою очередь получили их от рабана Йоханана бен Закая, который получил их от Ги-леля и Шамая. А кроме всех вышеназванных мудрецов было еще множество их учеников, которые впоследствии становились великими учеными. Все они передавали Учение из поколения в поколение.

"Поистине велика сила Торы! - думал раби Йегуда-ганаси. — Чтобы сохранить Тору для будущих поколений, рабан Йоханан бен Закай бежал из осажденного Иерусалима, раби Акива пожертвовал своей жизнью, раби Йегуда бен Бава погиб от римских стрел, чтобы его ученики успели скрыться и передать свои знания другим. И я, благодаря их геройству, получил возможность учить Тору. Я должен в точности запомнить каждое слово Торы, каждый закон, каждое объяснение".

Всю свою жизнь раби Йегуда-ганаси вынашивал мысль о том, что он должен собрать все законы и записать их. Теперь он почувствовал, что в состоянии претворить свою мечту в жизнь.

И он принялся за работу. Законов и комментариев было большое множество. Те, что были записаны в Торе, назывались Письменным Законом. Те, что передавались мудрецами из поколения в поколение, назывались Устным Законом.

КАК БЫЛА ЗАПИСАНА МИШНА

Раби Йегуда-ганаси собрал знатоков и толкователей Торы со всей страны. Он попросил их записать все многочисленные законы и толкования, которые они получили от своих учителей. Кроме того, они должны были дать и свои толкования по поводу разных законов. Дни и ночи напролет они проводили в дискуссиях и спорах.

Раби с одинаковым уважением прислушивался к мнению стариков и к мнению способных молодых учеников. Он постоянно поощрял молодых людей свободно высказывать свои мысли.

Однажды один из уважаемых раввинов сказал Раби:

— Я не считаю, что мы должны принимать во внимание высказывания этих юношей. Это все равно, что есть незрелый виноград или пить молодое вино.

На что Раби ответил:

— Не суди по кувшину о его содержании. И в новом кувшине можно хранить старое вино, а в старом кувшине иногда может не оказаться и молодого.

Бывало, что собравшиеся не соглашались с мнением Раби. И хотя он отстаивал свою точку зрения, последнее слово он всегда оставлял за большинством.

После всех обсуждений были отобраны самые важные законы и Раби сгруппировал их в соответствующие разделы: законы о субботе и праздниках, законы о браке, законы о земледелии и другие — всего шесть разделов. Затем он записал их простым и ясным языком, доступным для всех. Этот труд получил название "Мишна". Мишна — самая важная из еврейских книг после Пятикнижия.

ПАМЯТНИК ПРАВЕДНИКУ

Раби начал работу по составлению Мишны в городе Бейт-Шеарим. Позднее из-за слабого здоровья Раби поселился в городе Ципори, расположенном в горах Галилеи. Там он провел последние годы своей жизни. Там он завершил свою работу над Мишной. Всю свою жизнь он был окружен любовью народа и уважением. Поэтому, когда он умирал, приходили люди, молились и плакали.

Когда-то отец раби Йегуды-ганаси сказал: "Праведникам не нужно сооружать памятники. Их деяния - им памятник".

Могила Раби находится в городе Бейт-Шеарим, раскинутом на склонах горы Кармель. Если же ты захочешь увидеть его памятник — зайди в синагогу в любой стране и попроси Мишну.

Главный редактор издательства "Шамир"

Г.Брановер

Административный директор "Шамира" Заведующий издательством "Шамир" Литературный редактор Технический редактор

Б.Шиф П.Гиль Ф.Брановер А.Резницкий

Editor-in-Chief of "SHAMIR" Publishing House H.Branover

Director of "SHAMIR" B.Shif

Publishing Manager of "SHAMIR" P.Gil

Literary Editor F.Branover

Technical Editor A.Reznitsky

"S H A MI R"

THE ASSOCIATION OF RELIGIOUS

SCIENTISTS AND PROFESSIONALS

FROM THE SOVIET UNION AND EASTERN EUROPE

6 David Yellin Street, P.O.B. 5749, Jerusalem Tel. 02-385702

ISBN 965-310-019-X Printed in Israel

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру