641

Суббота «Ваехи»

15 тевета 5763 года

20/12/2002

ЙОСЕФ И БРАТЬЯ

У нас не принято говорить о грехах. Оставь зло и твори добро. Да и само понятие «грех» передается словом хет, которое точнее было бы перевести как промах. Человек не столько совершает преступление перед Всевышним (хотя и эта компонента немаловажна), сколько обделяет себя, стреляет мимо цели.

Поэтому Тора куда больше говорит об исправлении греха, нежели о наказании за него. Рамбам, описывая путь исправления различает четыре этапа:

1. Согрешивший осознает и признает свою неправоту.

2. Он испытывает чувство вины и раскаяния.

3. Он практически исправляет последствия, возмещая ущерб.

4. Снова оказавшись в ситуации, делающей грех возможным, он поступает иначе, чем прежде. Этот последний этап не только сложнее предыдущих, он и только он расставляет точки над «i», определяя, было ли раскаяние искренним и полным.

В этом более всего отличается еврейский подход от христианского («покайся - согреши - покайся», «не согрешишь - не покаешься»). Единственный критерий истинности раскаяния состоит в том, что, оказавшись у порога греха, человек не переступит его снова. Подход этот столь строг, что важно проверить, насколько прошлая ситуация, в которой человек согрешил, повторится в точности и грех не будет совершено вновь. К примеру, если развратник, раскаявшись, не возвращается больше к грехам прошлого, но не только в силу раскаяния, но и потому, что с физиологической точки зрения он уже не способен к этому - его раскаяние не может быть признано полным, во всяком случае, он не может пройти испытание четвертым этапом тшувы.

Почему Йосеф так жесток с братьями? Неужели он мстит за то, что они сделали с ним в юности? Разумеется, совершилось великое злодейство, но неужели праведник мстит?!

Йосеф провел братьев сквозь все этапы раскаяния, искусственно ставя их в ситуации «по Рамбаму». Самому ему этот длинный спектакль дался с немалым трудом, не раз он был готов сломаться и дать волю чувствам: "И Йосеф хотел плакать, и ушел он в другую комнату, и плакал там, и умыл лицо свое, и сдержался". И ему, и братьям было бы проще просто обняться и забыть о прошлом. Но забыть о прошлом, не исправив его, говорят психологи, значит увековечить прошлое, остаться в нем навсегда.

Йосеф последовательно ставит братьев в ситуации, в которых они проходят все четыре стадии раскаяния: вспоминают о своем грехе, и признают вину, страдают. Но как ввести их в четвертые врата?! Как вернуть их в тот страшный день, когда они едва не решили убить брата, бросили его в яму, продали в рабство? Как узнать, каким будет их поведение, если ситуация повторится?

И вот Йосеф вызывает в Египет Биньямина, сына Рахели, баловня Яакова. Он сажает младшенького за отдельный почетный стол и угощает лучшими яствами - проснется ли зависть братьев?

Он выставляет Биньямина в глазах братьев вором, врагом. Младший брат оказывается в рабстве «поделом». Бросят ли его братья в эти минуты?

И тут раздается львиный рык Иеуды. Братья не оставят Биньямина «в яме». Преступление не повторится никогда. Они готовы дать бой всемогущему правителю Египта. Только теперь Йосеф может плакать, не скрывая слез.

И еще одна тема не может остаться за полями истории и братьях: хороших любить немудрено. Надо научиться любить таких братьев, которых и любить-то не за что. Вредных, гордых, склочных. Одетых в пестрые рубахи, избалованных, несущих «ворованные» кубки в суме. Только в свете иррациональной братской любви можно увидеть, что никакие они не плохие, наши любимые братья.

ВАЕХИ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый m выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И жил Яаков на земле Египта семнадцать лет. И было лет его жизни сто сорок и семь лет. И близились дни Исраэля к смерти, и призвал он своего сына Йосефа, и сказал он ему: сделай мне милость, не хорони меня в Египте! И лягу я с моими отцами, похорони меня в их погребальнице!

И сказал Йосеф: сделаю по слову твоему. И привел он к отцу двух сынов своих, Менаше и Эфраима. И сказал Яаков Йосефу: Всемогущий явился мне в Лузе, на земле Кенаана, и благословил меня. А теперь, два твоих сына, рожденных на земле Египта, мои они: Эфраим и Менаше мне сыновья как Реувен и Шимон. И сказал: я благословлю их. А глаза Исраэля отяжелели от старости, не мог он видеть. И поцеловал их и обнял их. И протянул Исраэль правую руку свою и возложил на голову Эфраима (а он - младший), а левую руку на голову Менаше. И благословил он Йосефа и сказал: Б-г, пред Которым ходили мои отцы, Авраам и Ицхак, Б-г, Который меня ведет от начала до сего дня, Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благословит отроков! И наречется в них имя мое и имя моих отцов, Авраама и Ицхака! И как рыбы во множестве будут! И увидел Йосеф, что возложил его отец правую руку на голову Эфраима, и отвел он руку отца своего, говоря: Не так, ибо тот первенец, положи правую руку твою на его голову. И воспротивился его отец и сказал: знаю, сын мой, знаю. Также и он станет народом, и также он будет велик, но брат его младший будет больше его, и славой его потомства наполнятся все племена. И воззвал Яаков к своим сынам и сказал: соберитесь, и я поведаю вам, что случится с вами в будущем. Реувен, первенец мой ты, сила моя и начало мощи моей, верх достоинства и верх могущества. Превосходства ты не обретешь, ибо ты восшел на ложе отца твоего, тогда хулил ты над моим одром восшедшего. Шимон и Леви, братья, орудия злые - их мечи. С ними не единись, честь моя! Проклят их гнев, ибо могуч, и их ярость, ибо жестока она. Йеуда, тебя восхвалят братья твои! Молодой лев Йеуда, кто поднимет его! Не отойдет скипетр от Йеуды и стило Закона от потомков его, пока не придет Шило. Звулун на берегу морском жить будет, Иссахар - осел сильный, лежащий меж границ. Преклонил он плечо свое под ношу, и стал данником. Дан судить будет за свой народ. Гад, орда выступит от него, и он возвратится по сво-им следам. Ашер, тучен хлеб его, и он доставит яства царские. Нафтали - лань вольная. Милый сын Йосеф, милый сын в глазах моих. Всемогущий дарует тебе благословения небес свыше, благословение бездны внизу, благословения груди и утробы. Благословения твоего отца превзошли благословения отцов моих. Биньямин - волк терзающий, утром есть будет ловлю, а вечером разделит добычу. И заповедал Яаков: погребите меня при отцах моих, в пещере Махпела. Там погребли Авраама и Сару, Ицхака и Ривку, и там я погреб Лею. И скончался он и приобщился к своему народу. И несли его сыновья в Кенаан, и они погребли его в пещере Max-пела, которую купил Авраам. И боялись братья Йосефа, что после смерти отца, возненавидит их Йосеф и отомстит им. И послали к Йосефу сказать: отец заповедал перед смертью: прости преступление братьев твоих и их грех! И плакал Йосеф и сказал им: не страшитесь! Ибо разве вместо Б-га я? Вы замышляли против меня зло, а Б-г замыслил это к добру. И сказал Йосеф братьям: я умираю. Всевышний возведет вас из этой земли на землю, которую Он клялся отдать Аврааму, Ицха-ку и Яакову. Тогда вынесите мои кости отсюда. И умер Йосеф сто-десятилетним. И бальзамировали его и положили его в саркофаг в Египте.

ИГРА В ПРЯТКИ

Слово «мир» (олам) происходит от того же корня, что и «сокрытие», а проще говоря, «игра в прятки» (гээлем).

Один их хасидских учителей Польши так говорил об этом:

 - Однажды я увидел в дальнем углу двора плачущего малыша. «О чем ты плачешь?» - спросил я его. «Мы играли в прятки с друзьями. Я спрятался,а они меня не ищут», - ответил тот.

Так и Всевышний, «спрятавшийся» в этом мире, мире лжи и сокрытия — Ему горше всего от того, что люди Его не ищут.

Из книги «365 размышлений Ребе» Цви Фримана

Интеллект - последняя граница Б-жественности. В «Зогаре» сказано: «Мысль никак не может охватить Его». Б-жественность может водвориться даже там, где по определению Б-га быть не может. Разум должен стремиться к тому, чтобы понять все, что он способен понять и еще настойчивее пытаться познать то, чего познать не может.

***

Есть и такие, что приходят к двум богам.

Один бог - безличная, всеохватывающая, потусторонняя сила. В трудное время они взывают к другому, личному, богу, с которым у них весьма близкие отношения.

Истинная вера состоит в знании того, что эти два бога - Он Один. За всем существующим и даже дальше его стоит один и тот же Б-г. Он вне всего и во всем одновременно.

***

Веры недостаточно - нужно Доверие. Верующий может быть вором и убийцей. Доверие к Б-гу изменит вашу жизнь.

Американские деньги процветают потому, что на них написано «Мы доверяем Б-гу». Не просто «верим» - доверяем.

Деньги говорят вам и о своей цели. На них написано: «Е Pluribus Unum». Цель всех операций с деньгами - сделать из множества Единство, и если такова действительно ваша цель, то вы можете рассчитывать, что Единый Творец позаботится о ваших нуждах.

***

Иудаизм действует. 3300 лет мы проверяли это во всех возможных условиях. Как и почему он действует, в сущности, не так важно. Отказывается ли кто-нибудь от еды, потому что не измерил еще работу пищеварительного тракта?

В жизни мы никогда не ждем 100%-ной гарантии. Мы доверяем зубному врачу, считая его таковым, водителю такси, считая его таксистом, и вручаем им свое здоровье, свою жизнь на призрачном основании. Но когда речь заходит о простом хорошем деле, люди требуют доказательства того, что Б-г действительно хочет от них этого.

***

Я не принимаю вашего утверждения, будто вы не верите. Ибо если у вас на самом деле нет представления о Высшем существе, сознательно создавшем мир, откуда этот ваш протест, возмущение несправедливостью жизни? В субстанции Вселенной нет понятия нравственности, нет его ни у растений, ни у животных. Почему вас удивляет, что тот, кто больше и сильнее, пожирает своего слабого соседа?

Это вызвано только вашим внутренним убеждением, разделяемым всеми людьми: есть Судья, есть справедливость и несправедливость. Почему же существует и торжествует зло? Мы требуем объяснения: почему это так, а не так, как следовало бы?

Это само по себе и есть вера в Б-га.

ВЕРА

Р. А. Штейнзальц

Часть 2

Резкий скачок в развитии физики в первой половине двадцатого века по сравнению со второй половиной того же столетия, быстрые темпы развития биологии, биохимии и биофизики, датируемые тем же периодом; в последнее время вдруг заинтересовались (и не только в научных кругах) экологией; все мы помним взлет и падение интереса к космонавтике, утрату и последующее возрождение интереса к синтетической геометрии... Во многих книгах авторы пытались найти объяснение этим переменам и причинам их возникновения. При этом все рассуждения, вне зависимости от того, верны они или нет, не ставили под сомнение факт наличия перемен как таковых.

Периоды существования в согласии с верой сменялись периодами скептицизма или безразличия, а следовательно, не оставалось прежним и отношение к ней. Когда она в моде, ею легко проникнуться. По сути дела, в такое время нет необходимости в вере как таковой; в определенные эпохи и в определенных обществах людям запрещалось даже упоминать о вере в Б-га, ибо факт ее наличия считался столь очевидным, что обсуждению не подлежал. Неверие считалось признаком ненормальности. Кстати, еще совсем недавно советская карательная психиатрия ставила диагноз «шизофрения» лишь на основе «болезненного сомнения» в величии советской власти.

Обычно мы признаем требования общества, не замечая этого. Принимая их как должное, мы спешим с выводами и без тени сомнения соглашаемся с общеизвестными фактами и ежедневными реалиями. Однако когда дело доходит до Веры с большой буквы, все усложняется, ибо многие просто не в состоянии постичь ее.

Конец двадцатого века нельзя назвать эпохой Веры. В общем-то, мы верим, полностью или частично, в тысячи вещей (часть из которых - сущая чепуха), но утратили Веру в высоком смысле слова. Так сложилось, что мы живем в эпоху не рациональности и скептицизма, а, скорее, - легковерия и доверчивости.

Различие между двумя уровнями веры: верой в условную мудрость и Верой в Б-га - носит не психологический, а социальный характер. Человек, который утверждает, будто он ни во что не верит, делает неосторожное заявление. По-настоящему неверующий не смог бы ступить и шагу, ибо в основе каждого действия лежит множество вещей, принимаемых нами на веру.

Все традиционные религиозные конфессии проповедуют идеи, в которые люди должны верить; в то же время они предостерегают от ересей, которым верить не следует. Когда организованная религия вышла из моды, а наука, подменившая ее с девятнадцатого века, стала куда менее догматической и самоуверенной, это открыло широкую дорогу суеверию. Интеллектуалы, и в особенности псевдоинтеллектуалы, восприняли это не как несчастье, а, скорее, как естественное явление. Настоящий агностик всегда готов поверить в любое суеверие, ведь для него не существует ничего абсолютно невозможного, как нет разрешенных или запрещенных верований. Он открыт для любой идеи или теории, любого «изма», допуская любую возможность. Такая позиция не позволяет агностику верить во что-либо до конца, но он верит во все частично.

Однажды к одному из величайших физиков двадцатого века Нильсу Бору зашел посетитель. К своему огромному изумлению, он увидел подкову, повешенную у двери «на счастье». Спустя некоторое время между ними завязались дружеские отношения, и гость спросил профессора, верит ли тот в то, что подкова приносит счастье. Бор сказал: «Вовсе нет». На удивленный вопрос: «А зачем же она висит у двери?» - он ответил, что подкова помогает даже тем, кто в нее не верит.

Все мы знаем здравомыслящих, интеллигентных людей, которые не пойдут в синагогу, потому что существование Б-га не доказано. При этом они с энтузиазмом расскажут вам о паранормальных явлениях и экстрасенсах, лечатся при помощи кристаллов, стараются уберечься от злосчастной цифры 13, советуются с астрологом и изучают гороскопы. Конечно, не все образованные люди в наше время подвержены предрассудкам «нового поколения» - некоторые более консервативны: они твердо верят комментариям в «Нью-Йорк Тайм», психоанализу, полагаются на мудрость и вкус театрального обозревателя. Вера таких людей неиссякаема. Но это отнюдь не относится к вере в Б-га. Требуется определенное усилие, чтобы раскрыть Ему душу и разум. Современные общественные нормы во многом схожи с религией, ибо заставляют каждого из нас рассматривать все происходящее с определенной точки зрения и действовать строго соответствующим образом. Общество провозглашает: «Культурные люди этого не делают, так не говорят, в это не верят». Вспомните выражение «это не по-американски»*. Чтобы выпутаться из сетей общественного давления, человеку приходится применить всю свою способность сражаться, плыть против течения. Для этого нужны силы и решимость.

Несмотря на то, что способность верить у людей не стала меньше, существует глубочайшая пропасть между их верой во что угодно и верой в Б-га. Разница здесь скорее не в сфере рационального, а на уровне восприятия. Тысячи вещей, принимаемые на веру каждым из нас постоянно, не осознаются людьми как требующие веры - отношение к ним обусловлено «здравым смыслом» и «знаниями». По общему мнению, вера нужна там, где кончается знание или меняется норма общества и эпохи. Но Вера - это прорыв: в какой-то момент мы оказываемся перед необходимостью сделать вывод, не являющийся частью общепринятого и дающийся нелегко. Вера с большой буквы имеет гораздо более сложную природу, чем вера в окружающие нас повседневные реалии, и влечет за собой множество последствий, как мировоззренческих, так и практических. Ведь многое принимается нами на веру именно потому, что не воспринимается как важное и значительное. Например, если я спрошу, когда жил Александр Великий, то те, кто помнит историю, назовут приблизительные даты его жизни и смерти. Ни у кого не возникнет сомнений относительно того, существовал ли он на самом деле. Почему? Объяснение очень простое: есть предания и древние источники, которые, по мнению ученых, принадлежат к эпохе Александра Великого. Есть и косвенные подтверждения тому, что Александр Великий действительно существовал, но этот факт не столь уж и очевиден.

Тогда почему люди верят в существование Александра Великого? Причина лежит на поверхности: им все равно. Даже если такого человека и не было, а его кто-то придумал, от этого ничто не меняется, одним полумифическим персонажем больше, вот и все. Существовал он в действительности или нет, в нашей жизни это ничего не определит. Точно так же мы относимся к информации о площади Тихого океана или гареме султана. Вера в подобные вещи не имеет последствий, поэтому по большому счету неважно, верим ли мы в них. Настоящая, серьезная вера очень требовательна, она многое меняет в жизни человека, влияя на мировоззрение, поведение, моральные ценности, представление о добре и зле. Это не тот вид знания, от которого можно отказаться в любой момент. Признание существования Б-га имеет определяющее значение. До тех пор, пока люди не осознают, во что они верят, или пока ленятся быть последовательными в вере (а это относится почти ко всем), они позволяют себе делать что угодно, особо не задумываясь. Люди стараются поменьше думать, потому что так проще жить.

Принять принципы веры не составляет труда, сложнее потом смириться с последствиями этого решения. Можно провести некую аналогию. Есть состояния, существование которых для нас несомненно, хотя мы не можем подтвердить это на основе собственного опыта, и как только человек осознает их неизбежность для себя лично, он в корне меняет свою жизнь. Возьмем, например, смерть. Мы не можем узнать на собственном опыте, что это такое, вся информация о ней получена при наблюдении за другими, а это совсем иное дело. Мы живы и не приемлем мысль о том, что рано или поздно умрем. Когда же человек понимает, что смерть неизбежна (неважно, в каком возрасте такое понимание к нему приходит), его отношение к жизни становится иным: меняются планы, надежды, ожидания и приоритеты.

Окончание следует.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .