"Поколение"

Эта статья написана в начале двадцатого века, как ответ на отход молодежи от еврейской традиции, и как попытка найти ответ на вопрос, что заставило их покинуть лоно традиции, и как можно вернуть их назад. В этой статье рав Кук формулирует основы своей концепции, в дальнейшем ставшей основной религиозного сионизма. Мне кажется, что статья ничуть не потеряла своей актуальности, и даже наоборот. (И.Р.)

Великую боль, подавляющую душу страшным отчаянием, и страх, находящийся в нашем поколении в сердце каждого, кто думает хотя бы немного, и способен размышлять о происходящем вокруг, особенно если он также способен воспринять тонкое и истинное чувство в своем сердце — невозможно описать и рассказать.

Мы стоим отверженные и разбитые, видя перед собой целое поколение — отцов и сыновей вместе целого народа — переворачивающееся в своих мучениях в жутких стенаниях и падающее в ущелья ада. И боль столь велика, что она отнимает от него также способность речи, оно не способно никоим образом даже описать свои страдания, ясным и понятным языком, что это, несомненно, сильно облегчило бы его страдания, и усладило бы в известной мере страдания его широкого сердца. Есть у него речь, но не для того, чтобы описать язвы своего сердца, чтобы облегчить свою боль, но — лишь для того, чтобы оскорблять и осмеивать и для злобы и проклятия. Страшное духовное и материальное несчастье, о ужас! затемнило наш мир, отняло сияние славы от нашей жизни, потускнели глаза наши и мы потеряли уважение к самим себе, и мы опустились в низкую пропасть презираемых народом людей, участью которых стали лишь оскорбления и проклятия, и любое движение гнева и негодования.

Если бы это, действительно, была бы наша истинная ценность, быть бессильными и бесславными — наверное, не так бы болело за это наше сердце, сердечная боль находится лишь тогда, когда господа ходят пешком по земле, подобно рабам, когда уважаемые и почитаемые оскорбляемы и обнищали и презираемы до такой степени, что они забывают о собственной славе и собственной ценности, «смотри Вс-вышний и взгляни, ибо я уподобилась пьяному»;

И вот, если бы действительно наше поколение было бы поколением дурным и испорченным, поколением, болезнь которого видна на нем — тогда мы бы еще принимали на себя с любовью презрение и оскорбление, поскольку мы не достойны более возвышенной жизни, «ляжем спать в стыде нашем, и покроет нас позор наш».

Но в чем мы можем найти себе утешение, когда мы проникнем в самую глубь внутреннего, морального и интеллектуального состояния поколения, мы, наоборот, увидим, что это отнюдь не низменное поколение, и даже не поколение истинно греховное.

Как среди отцов, так и среди детей находится масса добрых черт, тонкость чувства и возвышенные стремления, и тем не менее, мы видим, что мы лишились всего, кроме того, что мы наказаны вдвойне; кроме того, что нас преследуют до смерти, кроме того, что наша кровь проливается как вода, льющаяся на землю и мы не находим в наших душах никакого пути, в чем утешиться, даже самым малым утешением, за всю ту драгоценную и любимую кровь, кровь наших дорогих сынов и братьев.

Сердце становится твердым, подобно камню, мозг как будто бы наполняется свинцом, и мы не способны ни на что, кроме как волноваться, злиться, гневаться и ненавидеть. Ой, что же стало с нами, «дочь народа моего стала жестокой, подобно страусам в пустыне».

Кроме того, ненависть, окружающая нас от простого еврейского народа, внутреннее презрение и унижение, проглядывающее даже из сердец тех, кто качают головой при виде нашего разрушения, и говорят, что стоит пожалеть нас, они унизили наш дух до такой степени, что даже мы сами неспособны смотреть на себя иначе как в гневе, в подозрении и в унижении, как будто бы мы, и только мы — самые злые и грешные, глупые и темные из всех народов земли, о горе!

Руки опускаются, колени преклоняются, сердце полно страха и глаза ищут повсюду, может, есть где-то какая-то точка света, какая-то искра утешения, которая будет способна осветить и согреть, возвысить с ее помощью пламя огня святости. Но ничего не способны найти, отцы полны страха и отчаяния, а сыновья полны гнева и злобы, и не понимают язык друг друга. Каждый ограждается своими собственными несчастьями, каждый обвиняет своего товарища, и вешает меч лишь на его шею. А вернуть сердца одни к другим, и тем более — соединить вместе руки ради общей и важной деятельности — никто не ищет и никто не хочет, «перевернулись во мне боли мои, и я иду в горечи и в гневе духа моего, и рука Вс-вышнего сильна надо мной».

Стойте! Не склоняйтесь и не кричите, солнце справедливости восходит, и принесет излечение на крыльях своих, сотрет слезы с каждого лица, и дух радости вместо духа уныния наполнит каждое сердце нашего поколения, удивительного и странного поколения. Очень трудно найти подобное ему во всей нашей истории. Оно составлено из различных противоречий, тьма и свет перемешаны в нем. Оно низко и опущено, и также — высоко и возвышенно; оно целиком виновно, и также — целиком праведно. Мы обязаны постичь его характер, ради того, чтобы выйти ему на помощь.

Во все времена и во всех поколениях мы видим, что поколение, полное распущенности — эта распущенность проявляется во всей его морали во всех сторонах его жизни. Поколение, забывающее Б-га — это также поколение, восстающее против отца и матери, жрущее и пьянствующее. С древнейших времен, когда Израиль оставлял Вс-вышнего — это всегда сопровождалось распущенностью, развратом, вином и воровством. Здесь «женщины оплакивают тамуз», а тут — «каждый брат — обманщик, и каждый друг — сплетник» Эта линия проходит также через всю историю нашего народа в изгнании.

Сегодняшнее поколение — странно, с одной стороны, оно необузданно, но оно также высоко и возвышенно — если исключить отдельных грубиянов, которые взяли себе дух революции в качестве прикрытия, чтобы творить с его помощью грабеж и несправедливость и всякую мерзость — то мы найдем, что с одной стороны, «наглость возвысится», сын не стесняется отца, юнцы оскорбляют старцев, и с другой стороны — чувства милосердия, справедливости, суда и жалости все возрастают и усиливаются, стремление к научному познанию и идеалу все пробивается и усиливается. Значительная часть поколения не чувствует никакого уважения к тому, к чему оно было приучено, не потому, что темна его душа, не потому, что находится ниже той границы, на которой строится закон и суд, в обыденном народном сознании, но потому, что оно возвысилось до такого уровня, что по тому строю, к которому он был приучен до сих пор, смотреть на закон и суд, на традицию и веру вообще, на все чистое и святое, на всю великую вечную Б-жественную истину, заключенную в этих понятиях — из-за малости труда в изучении основ чувств и знания в ширине Торы — потускнело золото и изменилось драгоценное серебро — так, что ему кажется, что все это много ниже его ступени.

Он вырос и возвысился одномоментно, несчастья закалили его, обмыли его, дали ему сердце в дар, и мозг ищущий, стремящийся к открытию и парящий, и он не способен оставаться на ступени низменной. От его духа выросли у него крылья, и в вышину взлетает он, и там еще не дали ему желанное ему, Свыше — он уже возвысился над нижним Иерусалимом, пустынным и униженным до низин ада, а в высший Иерусалим он не может войти, ибо «Вс-вышний не зайдет в высший Иерусалим, пока не войдет сначала в нижний Иерусалим».

Давайте, приготовим ему путь, покажем ему, как войти в город, чтобы он мог найти вход. Сообщим ему, что он найдет то, что он ищет, именно в границах Израиля, «я держусь за него и не оставлю его» пока не «приведу его в дом матери моей и в комнату родительницы моей», «поведу тебя, приведу тебя в дом матери моей, которая научила меня, напою тебя душистым вином, соком моим виноградным». Не ограбим его от всего того света и всего того блага, всего того сияния и мощи, которые он приобрел, но еще добавим к ним, озарим их светом жизни, светом истины, сияющим из источника душ Израилевых, и сыны наши взглянут на него и озарятся.

Страшная болезнь поколения — ее основное место не находится в сердце, она не в эмоциях, не в стремлении к распущенности, не в руках, творящих несправедливость, и не в ногах, спешаших ко злу. Хотя все эти — тяжелые и опасные болезни. Но основа болезни поколения — мозг, сила мысли. На вершине всеохватывающей мысли, скрывается страшная болезнь, которая глубже любого привычного языка, и из-за нее люди не понимают языка друг друга, и все побочные случаи лишь добавляют и расширяют эту смертельную болезнь, и наши глаза смотрят, и не видят спасения. Даже без того, чтобы глубоко исследовать, мы видим, что причина всех болезней поколения — это лишь мысль, хотя большинство народа тянется за той или иной партией или движением, привлекаемая громкими лозунгами, или полагаясь на какой-либо признанный авторитет, и посредством легкомыслия. Но внутренняя причина, приводящая ко всему этому — это всеохватывающее движение мысли, нашедшей свое место в мозгу активно действующих сил, посредством того, что подвергает критическому анализу всю эмоциональную сферу, бывшую издавна в их сердцах, посредством привычки, воспитания и наследия в большей или в меньшей степени, и не нашедшей способа оправдать ее со всех ее сторон. Им кажется, что они нашли лишь темные стороны, эмоций лишенных разума, страха и испуганности, лишенных твердости сердца и жизненного мужества, и закипело их кровь внутри них. И поскольку они не нашли проложенного пути, как осветить светом разума свою эмоциональность, сохраненную с самых древних времен, и также наилучших для нашей нации, возвысить все ее частные детали до уровня разума, возвышающегося, ищущего и исследующего пути мира, стремящегося проложить себе путь в науке жизни, стоящей выше даже чем метафизическая возвышенность.

Поэтому он обратился к презрению и отрицанию, от боли сердечной и от душевной горечи, и от отсутствия смысла жизни многие из этих воинов присоединились к таким партиям, которые раньше были совершенно не известны, и неизвестно, к чему они прийдут, и отдают силы свои чужим.

Да сжалимся мы над этими несчастными, нашими сыновьями и братьями, тонущими в бушующем море духовных несчастий, которые тяжелее любой болезни и боли. Да протянем им слова добра, слова утешения, полные разума и источающие спокойствие и силу, посредством той же самой силы, которая увлекла его внутрь его состояния, потрясенного и разрушенного. Ибо что есть сила, приводящая в движение все изменения, происходящие внутри него, из-за которых мы столь терпим, если не литература? И, если литература столь воздействует на него, понятно, что лишь силой мысли, облаченной в нее, она действует. Хотя собрано в ней также много насмешки, и слов горячащих и лишь воспламеняющих, но тем не менее, если бы не было у нее мыслительной базы, невозможно, чтобы она сущестовала, и приобрела бы столь много сердец, чтобы разрушить и поглотить систематическим образом.

Когда поколение низко, когда его собственная мораль извращена; когда понятия природной справедливости и честности не развиты в нем как подобает — мысль не воздействует на него не в лучшую, ни в дурную сторону, или воздействует очень слабо. Но когда оно возвышается, поскольку оно ощущает внутри себя аристократичность и тонкость, сильнейшую наклонность постичь и измениться к лучшему, и внутреннее постижение многих путей и дорог жизни, даже если они не совершенны, тем не менее, оно жаждет мысли и логики, и вместе с тем — живого, свежего и ясного чувства справедливости.

(перевод будет продолжен, им ирце Гашем)

Оригинал есть на сайте «hebrewbooks.com» в сборнике עקבי צאן

(отсюда: http://kabbalah-live.ru/religioznyiy-sionizm/pokolenie-1/)

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру