ПРЕДИСЛОВИЕ


НАУКА И РЕЛИГИЯ

С недавнего времени тема "наука и Библия" приобрела необычайную популярность. В Соединенных Штатах универ­ситеты предлагают более 1 ООО курсов лекций, где преподается официально признанный предмет "наука и религия", тогда как в шестидесятые годы студент едва ли сумел бы найти один такой курс. Журнал Newsweek вышел недавно с броским заго­ловком "Наука находит Бога"2 на обложке, другие ведущие периодические издания подхватили эту тему. Этот вновь воз­никший интерес к теме "наука и религия" не ограничивается популярной прессой. Престижный журнал Scientific American опубликовал в сентябрьском номере 1999 года статью "Ученые и религия в Америке". И это не единственная за по­следнее время публикация на тему религии в Scientific American, Годом раньше этот пользующийся широким чита­тельским спросом журнал опубликовал, под заголовком "Из­вестные ученые рассматривают доказательства существования Бога", обширный репортаж о Конференции на тему о науке и религии, которая состоялась в калифорнийском Университете Беркли, некогда считавшемся центром радикального атеистического мышления.

Что же произошло? Что вызвало этот внезапный интерес к вопросу о взаимодействии между наукой и религией? Почему мы вдруг узнаем, что среди самых уважаемых ученых мира немало людей глубоко религиозных?

Ответ, быть может, заключается в том, что, благодаря но­вейшим научным открытиям, нашим глазам открылась Все­ленная, которая оказалась устроена несравненно богаче и тоньше, чем мы представляли себе раньше. Естественно по­этому, что возникает потребность пересмотреть взаимосвязь науки и религии в свете новых научных открытий.

Хотя по профессии я ученый (физик-теоретик), опублико­вавший за последние три десятилетия более ста научных ста­тей в профессиональных изданиях, я посвятил также немало времени изучению вопроса о науке и Библии и написал на эту тему книгу, В Начале: Сотворение Мира и Наука. Эта книга была с интересом принята читателями, она переведена на де­вять языков и переиздавалась несколько десятков раз.

Помимо того, я часто читаю лекции о связи между наукой и Библией, причем аудитория бывает самая разнообразная, как религиозная, так и светская. Мне довелось встретить мно­жество умных, думающих людей, принадлежащих к самым разным социальным группам и профессиям и обладающих са­мыми разными взглядами, которые глубоко интересуются этой темой и жадно ищут дополнительных знаний. Это и побудило меня написать В Начале. Однако со временем я пришел к выводу, что столь обширная и столь важная тема требует еще одной книги.

Разумеется, в наши дни на тему "наука и религия" сущест­вует множество книг. Память немедленно подсказывает такие имена, как Айен Барбер, Артур Пикок и Джон Полкингхорн. Все эти серьезные работы, созданные авторами-христианами, написаны, естественно, в христианской традиции. Однако со­блюдающий традицию еврей хотел бы получить книгу о науке и религии, рассматривающую вопрос в духе традиционного иудаизма, написанную человеком, который сам является ве­рующим евреем. Важно также и то, что ученый, на практике занимающийся научными исследованиями, имеет возмож­ность писать о науке с полным знанием дела, точно и ясно. В книгах о науке и религии, написанных неучеными - равви­нами, журналистами, юристами - это качество нередко отсут­ствует.

Необходимо сказать несколько слов о тех немногих книгах о науке и религии, которые подходят к вопросу с точки зрения еврейской традиции. Все они, и по тону и по содержанию, вы­держаны в духе фундаментализма, почти креационизма. В ре­зультате, как правило, получается и плохая наука, и плохая теология.

Фундаменталистский подход к пониманию Творения от­нюдь не есть еврейский взгляд на вещи, как убедительно пока­зал Маймонид еще в 12 веке.4 Именно писания Маймонида и послужили путеводной звездой автору данной книги, и часто в ней цитируются.

Есть и еще серьезная причина, почему так настоятель­но требуется рассчитанная на широкого читателя книга о нау­ке и религии. В наши дни списки бестселлеров часто включа­ют в себя книги, написанные воинствующими атеистами; в трех из них имеются следующие высказывания: (1) "Добрый боженька, который любит нас, является, подобно Деду Мо­розу, детским мифом, в который взрослый человек в здравом уме и рассудке верить не может". (2) "Религия это отврати­тельная болезнь общества, и я считаю, что наука освобождает людей от всех и всяческих религий". (3) "Человеческое тще­славие дорожит абсурдным убеждением, будто бы род люд­ской есть нечто из ряда вон выходящее". Утверждениям этого рода, сделанным от имени науки, необходимо дать достойный отпор.

Научное познание и религиозные верования

Расширение объема знаний за последние несколько деся­тилетий произвело настоящую революцию во многих областях науки. Совершенно новые научные дисциплины, которые пол­века назад не существовали вообще, стали занимать централь­ное место в научной деятельности. К этим новым или обнов­ленным дисциплинам относится космология "большого взры­ва", эволюционная биология (прерывистое равновесие и тео­рия столкновений), квантовая теория (природа физической ре­альности), молекулярная биология (происхождение жизни), теория хаоса, исследование космического пространства, тео­рия сложности, фракталы, искусственный интеллект, внезем­ная жизнь, клонирование, геном человека, суперсимметрия, массовое вымирание видов, стволовые клетки, черные дыры, транссолнечные планеты, нейронные сети, генная технология, метрическая топология... Этот список можно продолжить. Вместо простого "часового механизма" Вселенной, в которой жили Ньютон, Галилей и Лаплас, перед нами предстала Все­ленная столь сложная и столь великолепная, что разум почти не в силах ее постигнуть.

Совершенно очевидно, что пришло время задаться вопро­сом: что означают все эти научные знания для человека, кото­рый верит в Бога? Задача данной книги и заключается в том, чтобы продемонстрировать глубочайшее воздействие совре­менной науки на религиозные верования. Мы увидим, что в двадцать первом веке вера в Бога и в истинность Торы отнюдь не требует отказа от рационального мышления. Как раз наоборот. Современная наука стала важным инструментом для понимания многих прежде неясных мест в Библии, спо­собствуя углублению веры человека в Бога.

В данной книге мы займемся рассмотрением самой сути религии, таких ее атрибутов, как вера и верования, молитва, чудесные явления, свободная воля, жизнь на других планетах, взаимодействие между Богом и миром, и постараемся пока­зать, как глубоко затрагивает все эти предметы прогресс со­временной науки.

Физический мир и Всевышний

На протяжении поколений люди задавались вопросом о взаимоотношении между физическим миром и Всевышним. Что можно узнать о Боге, созерцая Его мир? Столетия назад физический мир казался ученым полностью самодостаточным - его сравнивали с "часовым механизмом", чьи пружины, вин­тики и шестерни, действуя в полной гармонии друг с другом, объясняют все физические явления, не нуждаясь в существо­вании божества. Хотя сторонники такого взгляда на вещи го­ворили порой о "божественном Часовом Мастере", изначально создавшем Вселенную, однако Бог, успешно завершив свои труды по сотворению мира, сошел, казалось, со сцены, предо­ставив законам природы продолжать дело. Человек изобра­жался в виде простого скопления атомов, подчиняющихся тем же законам природы, что и камни и планеты. Ничего удиви­тельного, что Лаплас цинично подвергал сомнению саму необ­ходимость в гипотезе Бога.

Проблема обострилась еще больше, когда в 1859 году Чарлз Дарвин выдвинул свою теорию, гласившую, что все об­ширное многообразие животных и растений, наблюдаемое на­ми сегодня, последовательно развилось, в соответствии с принципами эволюции, из простейшей бактерии. Из этого, казалось, следовало, что у человека не только общее проис­хождение с крокодилом и тараканом, но что он, так же как и они, лишен всякой духовности. Короче говоря, религия ока­залась в осадном положении.

Все это радикально изменилось в двадцатом веке. Сегодня космологи, говоря о происхождении Вселенной, регулярно употребляют термин "сотворение"/ Во всех областях науки светские ученые отмечают, что в законах природы то и дело ощущается некий план, словно бы предусматривающий чело­века.6 Квантовая теория и теория хаоса установили невозмож­ность предсказания будущего. Археологи пишут о мгновен­ном возникновении цивилизации, "которую ничто не пред­вещало",7 и говорят о внезапной революции в культурном поведении человека."

Далеко идущие теологические последствия этих научных открытий трудно переоценить. Многие теологические дилем­мы, которые раньше казались неразрешимыми, полностью прояснились по мере того, как увеличивалось наше понимание закономерностей, управляющих физическим миром. Сложное и искусное строение этого мира, представшее перед нами в последние десятилетия, дает нам более ясное представление о системе взаимодействия между Богом и Его Вселенной.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Е. J. Larson and L. Witham, сентябрь 1999, Scientific American, стр. 79.

2. Передовая статья, 20 июля 1998, Newsweek Magazine.

3. "Science and Religion", август 1998, Scientific American, стр. 10-11.

4. Maimonides, Guide for the Perplexed, часть П, гл. 25.

5. См., например, J. Silk, 1989, The Big Bang (Freeman: New York), стр. 113.

6. G. Gale, декабрь 1981, Scientific American, стр. 114-122.

7. N. Eldredge, 1986, Time Frames (Simon and Schuster: New York), стр. 87.

8. G. H. Pelto and P. J. Pelto, 1979, The Cultural Dimensions of the Human Adventure (Macmillian: New York), стр. 93.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру