Эрец Исраэль

Этот раздел нашей книги — особый. Он распадается на две неравные по значению части. Первая — это ответы Ребе на письма евреев, которые спрашивают, как им мудрее и ловчее уехать из нашей усыпанной конфетными бумажками, окурками и отстреляными гильзами Святой земли в сытую, спокойную (так было недавно) Америку. Или, напротив, — как подняться из страны кредитных карточек в Эрец Исраэль, которую Всевышний обещал Аврааму, Ицхаку и Яакову и всему их потомству.

Вторая часть — это пропитанные болью души праведника письма Ребе евреям, где говорится, как отстоять эту землю от врага. Или от израильских политиков — что, в принципе, одно и то же. Голос Ребе становится суров, мы чувствуем, как главу нашего поколения ломает от боли.

Мы могли бы ему сказать: мы столько лет мечтали и молились об этой земле, что могли бы еще немного помечтать и помолиться. Пусть придет Мошиах и наведет порядок в Эрец. И тогда уж мы тут как тут... И Ребе отвечает:

— Для Мошиаха нужно проложить дорогу. Скорее в путь!

Освобожденные перестройкой, подгоняемые ее анархией и голодом, евреи устремились в Эрец из всех своих житомиров и таганрогов. Опустившись на постоянное место жительства, с каждым днем они все лучше понимают, как нелегко удержаться на этой земле, сколько врагов ее окружают — включая тех, что свили гнездо в твоей собственной душе.

Как сделать эту землю безопасной, как сделать ее благословенной — Ребе объясняет...

Отправляясь в Эрец Исраэль, нужно обещать себе особо тщательно соблюдать Тору и ее заповеди. Находясь там, вы похожи на человека, которого впустили во дворец монарха. Конечно, соблюдать Его приказы необходимо повсюду, но особенно нужно стараться, находясь во дворце.

Клятва Авраама

1.

Чтобы похоронить жену свою, Сару, Авраам, отец наш, купил у хеттейцев пещеру Махпела. Во время продажи они сказали ему: "Мы знаем, что Всевышний отдаст эту землю тебе и твоему потомству. Поклянись, что, когда сыновья Израиля придут сюда, они не будут силой захватывать город, где живет одно из наших племен, евусейцы. И если твои потомки захотят приобрести там земли — то только с их согласия..."

Авраам согласился и дал клятву. Она была записана на медных таблицах, стоявших в одной из башен города евусейцев. Этот город потом стал называться Иерусалимом.

Когда воины Егошуа бин-Нуна ворвались в Канаан, чтобы превратить эту страну в землю Израиля, то они не стали осаждать Иерусалим — из-за клятвы, данной Авраамом.

Согласно договору, который заключил Авраам с сыновьями Хета, приобрести земли в Иерусалиме можно было только с согласия евусейцев, тогдашних жителей. А они отказались его дать. Поэтому народ-войско, перед которым не мог устоять ни один город и ни одно царство, обошел Иерусалим стороной. Хотя ни для кого, кроме сыновей Израиля, этот город не обладал такой притягательной силой.

Они знали, что здесь, на горе Мория, на месте будущего жертвенника был создан Адам, первый человек. Здесь он приносил Всевышнему жертвы. Здесь в будущем должны были построить Храм.

Как же Авраам мог дать такую странную клятву? Ведь еще до того, как наш предок заключил договор с сыновьями Хета, Всевышний сказал, что эту землю "тебе Я дам и твоему потомству..." Это не только обещание — это и приказ овладеть Святой землей и сердцем ее — Иерусалимом.

Однако давнишний договор и странная клятва держали перед евреями закрытыми ворота святого города.

2.

Прошло немало времени. Царь Давид встал во главе еврейского народа. Всевышний в пророчестве открыл ему, что наступает время, когда нужно построить Храм. Давид отправился в Иерусалим. Но евусейцы отказались впустить его в город, ссылаясь на договор с Авраамом, записанный на медных таблицах. Тогда Давид дал приказ штурмовать город и объявил, что тот, кто первый ворвется на его стены и сбросит вниз, медные таблицы, в награду получит власть над всем войском. Иоав бен Цруя исполнил его приказ. Таблицы полетели вниз, евреи вошли в город.

Продолжение истории с клятвой Авраама вызывает не меньше вопросов, чем ее начало. Если в договор закралась ошибка, то почему его так строго соблюдали воины Егошуа? Если договор отвечал истине, то как Давид решился нарушить его, отдав приказ о штурме? И разве клятва Авраама перестала существовать от того, что таблицы с ее текстом упали со стены?

Став хозяином города, царь Давид совершает еще один необычный шаг. Он за деньги покупает у евусейцев землю, на которой будет построен Храм. Хотя мог бы взять все задаром, по праву победителя. Число загадок множится...

3.

Ключ к разгадке состоит в том, что одной и той же страной можно овладеть дважды. Существует "кибуш клали", общий захват, когда царь становится владыкой данной земли, может собирать с жителей налоги, призывать их в войско и т.д. Есть еще "кибуш прати", частный захват, когда каждая еврейская семья получает участок земли, строит на нем дом, сажает виноградник, словом, обживает это место, делает его своим.

Авраам, отец наш, взял на себя две эти роли. Как глава будущего народа он получил от Всевышнего обещание, что Эрец Исраэль станет еврейским царством. Как отец каждого еврея Авраам путешествовал по Святой земле, чтобы с помощью своей необычайной духовной силы приобрести здесь удел для каждой еврейской семьи, которая в будущем должна поселиться здесь.

Теперь для нас более понятно звучат слова Всевышнего, обращенные к Аврааму: "Встань и обойди эту землю вдоль и поперек..." Тем, что в Эрец Исраэль, в Хевроне, будет похоронена его жена и он сам, Авраам как бы ставит печать на несомненном праве каждого еврея иметь владение в Эрец Исраэль.

Обещав сыновьям Хета, что евреи не будут силой захватывать землю Иерусалима, Авраам не отменяет "кибуш клали" — общую власть евреев над Эрец Исраэль. Сохраняется также право монарха распоряжаться каждым участком земли, если это нужно для общих интересов еврейского народа.

4.

Три письма отправил Егошуа бин-Нун жителям земли Канаан, прежде чем войти туда со своим войском. В первом говорилось, что те, кто захотят бежать, могут это сделать — он не будет выставлять заслоны на их пути. Во втором было написано, что все, кто желает, могут заключить с евреями мир. Для этого они должны начать соблюдать "семь заповедей сыновей Ноаха", и в том числе ту из них, которая запрещает идолопоклонство. Они обязаны признать власть евреев на Святой земле и выполнять их приказы. В третьем письме сообщалось о том, что евреи готовы к бою...

Мы учим отсюда, что, при некоторых условиях, неевреи могут проживать в Эрец Исраэль. Это относилось и к евусейцам, укрепившимся в Иерусалиме. Из-за клятвы, данной Аврааму, Егошуа обошел их земли стороной. Но Давида, нашего повелителя, не остановили закрытые ворота. Он пришел к стенам Иерусалима из-за дела, которое было жизненно важным для всех евреев — подготовить место для строительства Храма. Евусейцы ошиблись, думая, что имеют право преградить дорогу главе евреев. Они неверно понимали обещание, данное Авраамом. То, что у нееврея есть возможность владеть домом и участком в Эрец Исраэль, не отменяет общей власти нашего повелителя над этой землей. Поэтому, захватив Иерусалим, Давид приказал сбросить вниз таблицы со словами этого обещания — в знак того, что их смысл был понят евусейцами превратно.

Почему же он, победитель, стал за деньги покупать у евусейцев земли Иерусалима, а не прогнал их прочь? Давид поступил так, чтобы ни на волосок не отступить от клятвы, данной Авраамом. И тем самым показал, что евреи умеют держать слово...

Виза Творца

Вы пишете, что собираетесь переехать в Эрец Исраэль, Такой переезд называется подъемом, "алиёй", а место где вы хотите поселиться, все люди, в том числе неевреи, называют Святой землей. Такой поездке должна предшествовать серьезная подготовка, которая включает духовный подъем и "хорошие решения" о том, как изменится ваше поведение на Святой земле.

Прежде чем приехать в другое государство, в большинстве случаев требуется виза. Когда вы едете в Эрец, вам прежде всего нужна виза Творца, Который обещал эту землю потомкам Авраама, Ицхака и Яакова. Все сказанное выше о жизни на Святой земле, еще в большей степени относится к самой поездке туда. Ваше путешествие должно проходить без нарушений Галахи и указаний нашей Торы[1]...

Еврейский свет

Хорошо бы, чтобы вы объяснили своему знакомому, что Земля Израиля и народ Израиля не похожи на другие земли и народы. Законы разных стран разнятся, а у нас есть один закон на все времена — закон Торы. На него должны мы опереться, а не плясать под музыку других народов. Наоборот, народы мира должны тянуться к еврейскому свету.

Так должны вести себя евреи, живущие за границей, и уж тем более те, кто собирается поселиться на Святой земле. Им нужно строить свою жизнь в соответствии с духом Торы и искать опору в том, на что опирается она.

Кэмп-Дэвид, Лагерь Давида

Эти слова Ребе произнес в конце 70-х, во время переговоров в Кэмп-Дэвиде и визита египетского президента Салата в Израиль.

Шум для галочки

Я ХОЧУ сказать тем, кто будет принимать участие в переговорах с гоем, который приехал сегодня в Эрец Исраэль: не надо волноваться, если он предъявит какие-то дополнительные требования, которых вы не ждали. Так уж ведется на переговорах — сперва просят побольше, чтоб было о чем поторговаться. И еще: он будет предъявлять "требования" других арабских государств. Сперва они вообще не хотели, чтобы он ехал в Израиль, и оказали на него сильнейшее давление. Чтобы их успокоить, он объявил, что будет представлять на переговорах интересы всего арабского лагеря. На самом деле его волнуют только интересы собственной страны. Более того, он совсем не хочет, чтобы эти страны усилились — от этого его престиж только уменьшится. Особенно это относится к его заботе о "правах палестинцев". Поскольку они оказывают давление на все страны, он тоже считает себя обязанным сказать что-то в их защиту, но лишь для проформы. Те, кто ведет с ним беседу, должны твердо заявить, что не уступят ни одного камня и ни одного куста в Еуде и Шомроне, так как это связано с нашими жизненными интересами.

Гой, который сидит с ними за столом переговоров, не очень огорчится и даже будет рад услышать это. Единственное, что он действительно хочет, это получить обратно Синай. По этому вопросу необходимо посоветоваться с военными: какие участки Синайского полуострова жизненно необходимы для обороны Израиля, а какие нет. По поводу последних можно вести переговоры...

США и СССР тоже на нас "давят". Однако эти страны вряд ли будут счастливы, узнав, что какие-то части Святой земли могут быть переданы Сирии, Иордании или Ливану — им-то от этого нет никакой прибыли. Более того: чем сильнее станут указанные государства, тем меньше внимания они будут обращать на Америку или Россию. Поэтому весь шум, который поднимают американцы и русские, он для галочки. То же относится к их заботе о палестинцах...

Бней-Брак и Тель-Авив

Принцип "ни камня и ни куста" из Еуды и Шомрона должен стать стержнем переговоров. Любая территориальная уступка ставит в опасность евреев, живущих в Иерусалиме, Бней-Браке, Хедере, Хайфе, Тель-Авиве и Кфар-Хабаде. И надо не только знать это, но и громко заявить, что мы не собираемся подвергать ни малейшей опасности 600 тысяч еврейских душ, которые вышли из Египта, получили Тору на Синае и чьи потомки заселяют сейчас Святую землю.

Когда гои услышат наше твердое слово, что "дело уже сделано" и что потомки Яакова заселяют сейчас все концы и углы Святой земли, то они не слишком огорчатся и проинформируют о том палестинцев, дабы те перестали морочить голову понапрасну. Палестинцы услышат: "Это не в нашей власти..." Кроме слов нужны еще и дела. Чтобы уменьшить опасность для всех евреев, живущих в Эрец Исраэль, необходимо заселить всю территорию Еуды и Шомрона — и если не в один час, то, во всяком случае, не откладывая до завтра.

Камни вместе с сердцем

Баал-Шем-Тов учил, что любая вещь, которую мы встречаем в мире, является указанием, как служить Творцу. Это относится и к месту, где ведутся переговоры о возможности передачи арабам части Святой земли, куски Еуды и Шомрона. Оно называется Кэмп-Дэвид, Лагерь Давида...

Любой еврей, который когда-либо слышал о Давиде, нашем повелителе, знает, как дорожил он каждой пядью Святой земли, как отчаянно дрался, чтобы не допустить врага в ее пределы. Когда Давид вышел на бой с Гальятом, этот великан был вооружен до зубов, а у его противника — только праща да камни. Но Давид метал их вместе со своим еврейским сердцем, и попал великану прямо в лоб, и тот "рухнул головою в землю..." Тогдашние палестинцы могли приписать победу над их богатырем удаче, ловкости или какому-то другому природному свойству. Но Давид, выходя на бой, знал, что он дерется за "Всевышнего, Б-га воинств". И поэтому он не производил сравнительный анализ вооружения, не говорил о "государственных процессах". Но люди, приехавшие в Кэмп-Дэвид на переговоры из Израиля, забыли, что сказал Бешт, забыли, что находятся в "лагере Давида", забыли, что еврей по природе своей умеет не только смотреть и слушать, но также помнить, думать и делать выводы...

Опасный символ

Несчастный и вредный договор, который они готовы подписать, становится хуже в семьдесят раз, когда речь заходит о требовании повесить иорданский или какой-то другой флаг на Храмовой горе, в самом святом месте для евреев. Недалекие умники рассуждают: "Подумаешь, флаг... В конце концов, это лишь символический шаг". Да, флаг — это символ, но весьма опасный. Глядя на него, наши враги получат дополнительный заряд нахальства, чтобы требовать новых и новых уступок, и неизвестно, как далеко они зайдут... Уступка тянет за собой уступку. Сначала повесят флаг, а потом потребуют разделить Иерусалим... Надо помнить: Святой город полностью принадлежит евреям. Сначала этим местом владел праведный Ноах и его сын Шем, потом он уступил его Аврааму, а потом, в последующих поколениях, Давид захватил Иерусалим, удалив оттуда евусейцев и купив предварительно у одного из них место, где должен был стоять наш Храм. Об этом написано в Танахе, который народы мира тоже умеют раскрыть и прочесть.

Вера в невозможное

Сторонники раздела Святой земли обвиняют нас, ревнителей ее единства, в ненужном мистицизме, а себя подают как обладателей здравого смысла. Все наоборот. Те, кто говорит "ни камня, ни куста", руководствуются обычной житейской логикой: не селить врага рядом со своим домом. А вот сторонники лозунга "территории в обмен на мир" углубились в туман мистицизма. Они верят, что арабы вдруг полюбят Израиль, хотя опыт многих десятилетий говорит об обратном. Это мистика самая туманная и невероятная, какую только можно представить.

Когда Садат кричит, что не уступит ни пяди Синайского полуострова, никто не обвиняет его в мистике, хотя эта пустыня мало что значит для Египта. Но когда мы заявляем, что не отдадим землю, жизненно важную для безопасности Эрец Исраэль, нам говорят, что мы гоняем облака. Надо поставить точки над "1". Необходимо объявить суверенитет еврейского государства на всей площади Еуды и Шомрона. Тогда Кэмп-Дэвид действительно станет "лагерем Давида".

"Арабские израильтяне"?

По-моему, несправедливо и глупо назвать новое государство именем "Израиль". Если так, то тогда арабы или христиане, проживающие на этой территории, получают право именоваться "израильтянами".

Ошибка, родственная этой, заключается в точке зрения, согласно которой религия, как фактор, спасающий от ассимиляции, нужна только в странах рассеяния, а здесь, на родной земле, для нашего единства достаточно иметь общий язык, культуру и пр.

На мой взгляд, именно религия, "дат Моше", может спасти евреев в Израиле от ассимиляции. В галуте евреям угрожала опасность затеряться среди народов мира. А здесь народы мира, те же мусульмане, попав в число "израильтян" могут размыть и потопить еврейство. Ведь они говорят на иврите, ходят с евреями в одну и ту же школу, одежда, манеры — все схоже... Как учит нас история нашего Храма, его разрушители приходят изнутри...

Если у вас возникнут какие-либо мысли и замечание по поводу моего письма, буду рад познакомиться с ними.

Мир с арабами

ВСЕМ известно, что, начав дело, нужно постараться его закончить. Но люди не всегда представляют, насколько это важно, насколько велика их ответственность за плоды своих рук. Недаром говорят наши мудрецы: "Начал выполнять мицву — обязан ее завершить".

Это относится и к безопасности Эрец Исраэль, о которой сказано: "Всегда глаза Всевышнего следят за ней — от начала года и до конца его". Одна из самых острых проблем безопасности Израиля состоит в том, что, начав военную операцию, евреи НЕ ЗАКАНЧИВАЮТ ее. Победа, добытая ценой мужества и человеческих жертв, переходит в отступление. И тогда, больно и страшно это сказать, люди отдали свои жизни (мы рассуждаем в рамках житейской логики) НИ ЗА ЧТО. В этом виноваты не военные, а политики. Израильские политики стяжали славу крайним миролюбием в делах военных. Унижиться перед агрессором, вернуть ему плоды победы, которая досталась нелегко, обманывать своих сограждан, выдавая планомерный террор за выступление одиночек — вот их стиль.

Зато они проявляют большую воинственность, если речь идет о жизни евреев, жизни по Торе. Борьба с субботой, борьба с кашрутом, борьба с еврейским воспитанием — здесь их "смелости" нет границ.

Возможно, одно с другим связано. Если человек говорит "не знаю Б-га", если он утверждает "мы такие же, как все другие народы", то он сам себе готовит западню. Если еврей "такой, как все", значит, по сравнению с другими, он меньше и слабее всех. И, даже побеждая врага, он готов в любой миг упасть перед ним на колени и просить о милости.

Еврей по природе своей всегда ищет мира. Однако, повторяя до бесконечности слово "мир", не всегда можно его добиться. Примером служит печально известное Кэмп-Дэвидское соглашение, когда Израиль ни за что, ни про что вернул египтянам Синай, "позабыв", что получил этот полуостров, отражая нападение арабов, которые хотели стереть евреев с лица земли.

Жизнь "без Торы" ведет к тому, что даже обычный здравый смысл слабеет. Евреям, которые сели за стол переговоров с американцами и египтянами, и в голову не могло прийти, что они могут договориться о мире, НЕ ИДЯ НА УСТУПКИ. "Нас мало и мы слабы", — вот что сидело у них в голове. — "Поэтому нам нужен мир любой ценой..."

Они забыли, что арабы тоже нуждались в мире, и даже еще больше. Экономика Египта находилась в упадке, в стране начались беспорядки, тогдашний президент Египта опасался переворота. Ему любой ценой нужно было показать согражданам и всем другим странам, что он сумел добиться соглашения с сильным и опасным противником, каким был Израиль в глазах народов мира.

Другие мотивы, но та же задача стояла перед американским президентом. Он собирался баллотироваться на следующий срок и хотел поднять свой престиж, хотел показать, что оказался способен примирить давнишних противников.

Пример тому: Египет и Америка потребовали возвращения арабам Иерусалима, но когда евреи сказали твердое "нет", этот вопрос был снят с повестки. То же могло произойти и с Синаем. Египет требовал его назад, но совсем не собирался заселять или обрабатывать это огромное безлюдное пространство. Для Израиля Синай был щитом, который защищал средиземноморское побережье, Тель-Авив и другие города от удара с юга. И он отдал этот щит вместе с поселениями и дорогами, которые построили евреи, вместе с нефтяными скважинами, которые они начали разрабатывать.

Сумма еврейских убытков на Синае исчисляется в 17 биллионов долларов. В обмен на мир? Но мира не было. Не прошло и нескольких лет после Кэмп-Дэвида, как начался обстрел еврейских поселений на севере страны. Вы спросите, какая связь между Египтом и террористами из АШАФа? Дело в том, что, пока Израиль договаривается с одной арабской страной, за ним следят десять других. От того, насколько твердо ведут себя евреи сейчас, на этой границе, зависит безопасность страны в будущем и на других границах тоже.

Наблюдая за Кэмп-Дэвидом, злодеи из АШАФа сделали вывод: если евреи отступают, значит, они слабы, значит, можно напасть на них. Поэтому вслед за отдачей Синая на юге начались залпы "катюш" на севере. Израиль вынужден был начать операцию "Мир Галилее". Ее военный успех очевиден. Более того, те, кто непосредственно участвовали в боях, говорили, что Б-жественное вмешательство было несомненным. Не раз и не два враги бежали в страхе, не оказывая сопротивления. Но и эту операцию израильские политики не дали довести до конца. Прикрывая свое неверие и страх криками о мире, они заставили еврейских солдат отступить. Прошло немного времени, террористы вернулись, и обстрел еврейских поселений начался снова...

Иногда приходится слышать замечания, что евреи устали находиться в ожидании удара, что им нужен мир любой ценой. На это можно ответить, что ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ мира не добьешься. Его, как и любовь, нельзя получить в обмен на подачки. Его можно добиться, если доводить любое дело, в том числе и военные операции, до конца.

Если потом не отдавать врагу плоды победы.

Если не умолять его о мире, а стоять твердо, внушая соседям уважение и страх.

Тогда будет мир, даже если не будут заключать соглашений и подписывать договоры. Единственное условие: приказы военным должны отдавать нормальные люди, а не дураки и трусы. Тем, кто любит поговорить о гуманности, о жалости к другим народам, нужно напомнить: тот, кто щадит врага сейчас, провоцирует его на новые вылазки завтра. Не десятки и не сотни, а СОТНИ ТЫСЯЧ арабских жизней будут спасены, если мы разобьем врага наголову, если другие соседи научатся уважать нашу мощь и нашу твердость.

У всех народов, живущих на земле, есть "Целем", подобие Б-жье. Из уважения к нему еврей должен избегать войны и кровопролития. Но если он воюет, то не имеет права считать себя слабее всех. Как сказано: "Вот не дремлет и не спит СТРАЖ ИЗРАИЛЯ..."

И положить врагов перед тобою...

Ответ Ребе офицеру израильской армии, проживавшему в поселении Нэве-Маген.

"Ваше письмо было получено с большим опозданием, по причинам, которые от меня не зависели. Поэтому не знаю, осталось ли актуальной та проблема, о которой вы мне писали*. Во всяком случае, пусть будет Его воля, чтобы врачи, с которыми вы советовались, дали вам хороший совет и чтобы курс лечения прошел успешно. Мне будет приятно получить об этом известие, и благодарю заранее. То, что вы отвечаете за оборону Израиля, пусть будет вам в заслугу в этом и во всех других случаях.

Солдаты хороши, когда они здоровы — ив самом простом смысле этого слова, и в самом высоком. Тора говорит об этом прямо: "Всевышний, Б-г твой, будет пребывать в твоем лагере, чтобы спасать тебя и положить врагов твоих перед тобою - и пусть будет твой лагерь свят".

Да будет Его воля и благословение, чтобы мы услышали хорошие новости обо всем, что только что было сказано...

Уровень "сделано"

СКАЗАНО в нашей святой Торе, что Всевышний не сводит глаз со Святой земли от начала года и до его конца. Близость к Творцу ощущается в любой точке земного шара — и, во много раз больше, в Эрец Исраэль. Находятся такие, которые говорят, что не замечают этого. Они похожи на человека, который стоит в освещенном месте, но закрыл глаза, чтобы доказать, что здесь царит тьма. Понятно, что эта уловка ничего не меняет в реальном мире, и там, где свет — там светло. То же можно сказать об Эрец Исраэль — если глаза души какого-то человека не до конца раскрылись, это место все равно продолжает оставаться землей, с которой Всевышний не сводит глаз.

Как это сказывается на решениях и поступках еврея? Очень просто: чем больше близость к Творцу, тем больше сил у него, чтобы довести все добрые начинания до уровня "сделано" — даже если поначалу они казались невыполнимыми. Когда еврей живет на Святой земле, то можно воочию убедиться, что несбыточное исполняется, и ты не только не потерпел ущерб, но, напротив, получил помощь и стал сильнее...

Рассказ с продолжением

Ответственный матч

МИСТЕР Артур Гольдберг, посол Штатов в ООН, плакал, сидя у теле-визора. На экране еврейские солдаты целовали Стену Плача, отбитую у врага. Шестидневная война закончилась для евреев победой. Президент Насер, который победоносно врал своим союзникам в ходе военных действий, теперь пускал слезу, выступая перед толпой и порываясь подать в отставку. Израиль приобрел стратегически важные для него места: Синай, Го-ланские высоты и жизненно важную точку — сердце мира, место, где стоял Храм. Сидя рядом с послом, Иосеф Беркович вспомнил слова Ребе, сказанные на недавней встрече: "Когда все закончится благополучно, я хотел бы опять побеседовать с вами..." Все закончилось. Еврейский мир ликовал. Джо Беркович позвонил в секретариат "Севен севенти", и рав Ходаков сообщил, что через неделю он может прийти на "ехидут".

Дожидаясь в приемной, Иосеф думал о ходе будущей встречи. Наверное, Ребе будет улыбаться, что вполне оправданно, наверное, на его лице будет читаться выражение "ну, что я говорил?.." Иосеф предвкушал приятный обмен возвышенными мыслями.

Этого не случилось. Оказавшись в кабинете, Беркович был поражен серьезным и углубленным выражением лица главы ХАБАДа. Ребе сразу заговорил о том, что волновало его сейчас больше всего:

— Произошло великое событие в жизни нашего народа. Еврейский народ привык к чудесам, они сопровождают нас на протяжении всей нашей истории. Собственно, само существование евреев — это чудо. Но только несколько раз Всевышний совершал чудеса так, что весь мир знал о них и понимал, какой народ избран Б-гом. Так было во время Исхода из Египта и так случилось на прошлой неделе... Бывают периоды, когда Всевышний как будто прячет от нас свое лицо. Но бывают также времена, когда добро и чудеса льются на нас без счета, на глазах у всех. И это произошло неделю назад...

Иосеф слушал, затаив дыхание. Ребе продолжал:

— Всевышний создал этот мир и управляет им. На какой-то срок, очень долгий, он забрал у нас Святую землю и передал ее народам мира. Теперь Он забрал ее у них и вернул евреям. А чтобы никто не сомневался, что это не каприз судьбы, не случайность, Всевышний окружил свое вмешательство многими чудесами. Все враги Израиля замышляли уничтожить еврейский народ на Святой земле, и весь мир ждал, как мы можем спастись от беды. И что же? За предельно короткий срок враг был разбит, а части Эрец Исраэль, которые он удерживал, оказались в наших руках вместе с нашими святынями.

Тут Ребе нахмурился:

— Однако евреи обладают свободой воли, и поэтому сейчас нужно следить в оба... Во-первых, чтоб у них и мысли не мелькнуло, что они разбили врага благодаря военному искусству, "своими силами", без помощи Б-га. Ружья и танки — это маленький сосуд для очень большого чуда, которое совершил Творец. И еще... Я хорошо знаю наших евреев — в частности, тех, кто сейчас у власти. Я очень опасаюсь, что в ближайшее время они отправят в Вашингтон послов с предложением вернуть завоеванные земли кому угодно. Эти люди не понимают, что сами они ничего не завоевали. Всевышний путем больших чудес сделал им невероятный подарок — вернул им их собственную землю...

Тут Джо Беркович позволил себе вставить слово:

— Ребе, скажите, а какое я имею отношение к тому, что планируют израильтяне?

— Вы работаете в ООН. Вы наверняка встретитесь с израильским послом и другими их дипломатами. Кроме того, как я понимаю, вы свой человек в Госдепартаменте. Если в ходе переговоров израильтян с американцами вы почувствуете, что наши готовы поднять руки кверху, скажите им то, что вы слышали сейчас.

— Ребе, но я...

Ребе прочел мысли собеседника:

— Я вовсе не хочу, чтобы вы вели двойную игру, действуя вопреки интересам Соединенных Штатов. Но, во-первых, возврат врагу частей Эрец Исраэль совсем не отвечает интересам Америки. А во-вторых, как частное лицо, как еврей, вы вполне можете высказать свое мнение...

И вдруг Ребе заговорил совсем по-другому, взволнованно и горячо:

— А если люди спросят, откуда у меня такая уверенность? Откуда я знаю, что хорошо для Израиля, а что плохо? Расскажите им тогда историю про вашего племянника, которого родители накануне войны хотели вызвать из Святой земли в Штаты, и про то, что в этой комнате вы услышали: нечего беспокоиться! Тысячи и тысячи "бен-ёхид", моих единственных сыновей, могут уверенно обживать Эрец Исраэль. Свою уверенность я черпаю в том, что есть Творец, управляющий миром, и Он решил дать еврейскому народу удивительный подарок — их Святую землю. А когда Всевышний что-то дарит — эту вещь надо беречь, а не пытаться отделаться от нее при первой возможности...

Их беседа, при всей своей ядерной мощи, продолжалась всего десять минут. Иосеф Беркович исполнил просьбу Ребе и не раз оказывал услуги своей стране (не Америке), за что заслужил благодарность главы Любавич.

Потом он влюбился в молодую кибуцницу, служившую в израильском посольстве, женился на ней и стал гражданином небольшой, любимой, терзаемой всеми видами противоречий страны. Истинность слов Ребе и то, что бывает, когда идут им наперекор, он ощущает сейчас на собственной шкуре.

Тефиллин он надевает каждый день, чтобы помочь евреям, помочь себе.

"Всевышний, Б-г твой, будет пребывать в твоем лагере, чтобы спасать тебя и положить врагов твоих перед тобою — и пусть будет твой лагерь свят".

[1] Возможно, речь о том, чтобы не лететь рейсом, который отправляется в субботу, не есть в самолете некошерный обед и т.д.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .