ПРЕДИСЛОВИЕ РАБИ НАТАНА


Публикуется с разрешения издательства "Еврейская книга".

Купить в магазине издательства "Еврейская книга"


«То, что было, уже названо своим именем, и извест­но, что это человек» (Коэлет, 6:10). И вот перед нами учение святого человека, того, кто достоин дополнить образ человека, ибо в этом весь Человек. И не он ли это достославный и досточтимый господин и учитель наш, краса и слава и величие наше, незаменимый све­тильник чистоты и святости[1], потомок и внук благо­словенной памяти праведника великого Бааль Шем Това, раби Нахман. Да будет благословенна память праведника, чьими книгами, из тех, что уже вышли в свет, уже имели возможность насладиться сыны Из­раиля. Многие убеждаются и еще убедятся, а люди прямые, честные возрадуются, и правда в конце-концов восторжествует[2].

И вот мы держим в руках чудесные и вызывающие трепет истории, которые удостоились слышать из его благочестивых уст, кои соразмерил и изрядно изучил, и исправил, и дополнил вельми, и одел, и сокрыл понятия самые сущные и великие в стародавние исто­рии необычайным путем, непостижимым и чудесным. Ведь «это было прежде в Израиле при освобождении и выкупе»[3], когда хотели говорить о тайнах, сокрытых Господом, говорили путем иносказаний и загадок, и одевали «Тайное учение царя» во множество разнооб­разных одежд, как объясняется после истории «О сыне царя и сыне рабыни, которых поменяли»[4], в выска­зывании раби Нахмана, да будет благословенна память о нем, что в давние дни, когда хотели поведать друг другу Кабалу, изъяснялись именно таким языком, по­скольку до раби Шимона бар Йохая не говорили Каба­лу в открытую... [5]

Но в большинстве случаев после некоторых исто­рий приоткрывалось чуть-чуть, может, чуть меньше капли в море, то, к чему сводится та или иная вещь, в каких источниках говорится о той или иной вещи.

И вот до сей поры вещи эти сокрыты у нас, и многие могут справедливо попрекнуть нас в том - мно­гие из тех, что с нами, из наших друзей и единомыш­ленников, которые жаждали и готовы были всегда всей душой воспринять боговдохновенные речения, исходившие из уст раби, и в особенности эти, расска­занные им истории, которые пока еще не попали к ним кроме как в переписанных от руки экземплярах с многочисленными ошибками и изменениями, иска­жающими замысел. И потому, почитая их жажду (чи­тать книгу в неискаженном виде), владея уже деньгами, достаточными для того, чтобы, наконец, исполнить их чаяния, предоставляем их (истории) в печать. Ведь также и раби, да благословится память его, высказал свое мнение на этот счет, поскольку однажды сказал, что желает напечатать «Истории», и вот точно его слова, как это слышали несколько человек: «Мое наме­ренье напечатать «Истории»; и чтобы было наверху напечатано на святом языке, а внизу на идиш». И еще сказал: «Да и что может мир против этого сказать? Разве в любом случае эти истории не приятно расска­зывать?!..» Подобные ясные и определенные высказы­вания слышали из его уст, и это то, что прежде всего побудило нас предоставить их в печать. И если все же мы знали и не упустили из внимания, что многие восставали на него, - так ведь правда сама за себя говорит - и мы обязаны выполнить его волю, а уж Господь добро содеет. «Слушающий - услышит, отказывающий­ся - откажется!»[6] И если до сих пор, слава Богу, поль­зовались благословенной Его милостью и поддержкой, поскольку распространились святые его[7] сочинения среди святого народа, в любой общине и всем народе Израильском. И да будут речения его радовать и весе­лить душу им, и да будут им как мед на уста, и все вкусят и насладятся от благодати его. Как туком и елеем насытятся души их, и радостным гласом воспо­ют восхваления Творцу уста их[8].

И все больше тех, что с нами, нежели с теми, кто оспаривает истинное и очевидное, толкуя по своему произволу якобы о праведнике, впавшем в высокоме­рие и заносчивость, о которых он и не помышлял. Да и стоит ли нам продолжать рассказывать о такой вещи, ибо это тайны Господни, ведь «сколько миров разру­шено руками их», Да и в наши дни от того, что умно­жились и усилились раздоры между мудрецами и пра­ведниками. Но кто «сможет сделать после Царя сверх того, что уже сделано им!»[9] Также следует знать, что в наше намерение входило напечатать эти истории толь­ко для наших друзей и единомышленников, находив­ших отраду в тени его святости, жаждущих и стремя­щихся всей душой услышать святые речи. И все ж речения, напечатанные в книге, будто сказаны в боль­шом обществе. Но, с другой стороны, видели мы, что так или иначе уже начали они распространяться в мно­гочисленных списках, а между переписанным от руки и напечатанным уж нет никакой разницы. И также, ведь н е с самого начала в тайне сказаны, поскольку всякий, у кого только есть очи, узрит, и всякий, у кого только есть сердце, поймет, «ибо это не что-либо пус­тое (отдаленное) от нас!»[10]. «А если пустое оно - от вас!»[11] Ибо вещи эти стоят на высоте, высочайшей из высот. И мы ясно слышали из его святых уст, как сказал, что в каждое и каждое речение этих историй вложил особый смысл, и тот, кто изменит одно (толь­ко) речение этих историй из того, как оно было сказа­но, на свой лад, намного обеднит (всю) историю (це­ликом). И сказал, что эти истории - страшные и чудес­ные откровения, и есть в них пути (новые) и тайны сокровенные, и страшные глубины, и следовало бы их читать публично - выходить в синагоге и рассказывать одну их этих историй, потому что они - высочайшие и страшные откровения.

Также тот, кто чист сердцем и хорошо знает свя­щенные книги, и в особенности книги Зоар сочинения Ари[12], сможет чуть-чуть понять и уразуметь намеки в некоторых историях, если только отнесется к ним вдумчиво и внимательно. Также есть в них побуждаю­щее моралью чудесной и необычайной силой воздейст­вия во многих местах, понятных и доступных образованному[13], - ведь большинство людей, как и все, пробу­ждаются и сердцем тянутся к Богу - подлинно вернуть­ся к Богу, к истинности Его, обратиться к учению Его и служению Ему всегда и навсегда, отворотиться от всяческого суетства мира, как непременно увидит ви­дящий просвещенным взглядом своим, ежели только истинно присмотрится к ним.

Однако самый глубинный смысл этих историй очень далек от обыкновенного понимания людского, настоль­ко невероятно глубок - кому из нас дано постигнуть его?! И невозможно переоценить и восхвалить велико­лепие историй этих, ведь выше понимания нашего, сколько ни пытайся преувеличить в славословиях вели­чие и глубину, все равно преуменьшишь. Также и все, что сказано нами, это только чтобы пробудить сердца наших друзей ради того, чтобы не упустили из виду чудесное великолепие их, ведь когда что-то смотрится на большом расстоянии, - кажется как бы затушеван­ным и неясным, да и в какой мере вещи доходят через те немногие намеки, которые являл нам после каждой рассказанной истории. И даже если все же записана какая-то толика этих намеков, слышанных из его свя­тых уст, то любому образованному ясно, что нельзя сопоставить слышанное из уст самого мудреца и то же, но виденное в книге. Более того, обычно намеки вооб­ще невозможно понять, если не видеть телодвижений (говорящего), покачивания головы, знаков, передавае­мых глазами, протягиванием руки и подобных тому, через которые точно поймет тот, кто хоть чуть-чуть понимает и впечатлится виденным, и очи его издалека увидят величие Господа и величие святого учения Его, которое может быть одето в разнообразные одежды, как разъясняется во всех святых книгах.

Доселе доходят слова - немногочисленные, но со­держащие очень многое. Сердца наши содрогнутся от ужаса: где писец! где взвешивающий[14], откуда явится помощь нам?! Кто посочувствует нам?! Огонь пожирающий![15] Кто встанет на нашу сторону? - Вознесем сердца наши в молитве к Отцу Небесному[16]. Волей Его преисполнится наш дух! Тебе, Господи, вознесем души наши. Доселе милосердие Твое помогало нам. Помога­ло нам, поскольку лишь на Тебя полагались мы! «И да будет милость Господа Бога нашего на нас»[17], покуда не явит нам Учителя Праведности и не построит Храм святости и великолепия нашего, «взгляни на Цион, город праздничных собраний наших!»[18] Царя во (всей) красоте его увидят глаза твои[19] - в ближайшее время, в наши дни! Амен!

Не так ли сказанное составил и переписал «евший досыта и одевавшийся изрядно»[20] нижайший сказитель Натан, сын раби Нафтали Герца из Немирова.

Прежде чем приступил к рассказу первой истории, что в этой книге, сказал: «Во всех историях и сказках, что рассказывают в мире, есть в них много сокрытого, много высокого и непостижимого, но много и испорче­но в них, потому что также многого не достает в них. Кроме того, многое перепутали в них и не рассказыва­ют в нужном порядке. Ведь что получается?! Начало рассказывают в конце или наоборот, конец сначала и все, что из этого следует. Только действительно в исто­риях и сказках, что рассказывают в мире, скрыты вещи необычайно высокие. И Бааль Шем Тов, да благосло­вится память о праведнике, бывало, мог через расска­занную историю объединить обособившееся, когда ви­дел, что не действуют каналы, ведущие наверх, и невоз­можно исправить их воздействием молитвы, бывало, исправлял и объединял через рассказанную историю».

И вот еще что сказал раби по этому поводу, прежде чем приступил к рассказу истории, которой открывает­ся наша книга: «В пути рассказывал сказку, что всякий, кто ее слышал, задумывался».

И следует знать, что истории, которые рассказал раби, все до единой - это истории совершенно новые, никогда не слышанные в мире. Только он сам по себе рассказывал их из сердца своего и из своего святого знания в соответствии с вышним постижением, кото­рого достиг вдохновленный святым вдохновением Его[21]. И он изливал его в форме такой сказки. И потому сама такая сказка есть потрясающее душу отражение этого вышнего постижения, которое постиг и видел там, где только он видел. И то же самое, когда расска­зывал сказанную и пересказанную в мире историю, вкладывал в нее столько своего, менял и выправлял строй и порядок, пока не становилась она совсем дру­гой, начисто отличной от той, которую рассказывают в мире. Тем не менее почти не приводятся такие исто­рии в этой книге - разве что одна или две, а все остальные - совершенно новые, доселе не слышанные никем!

В то время, когда начал раби, да благословится па­мять о нем! заниматься ими, однажды так прямо и сказал: «Ну вот, и я уже начал рассказывать истории».

Подспудный смысл этих его слов был такой, будто он сказал: «Поскольку вижу, что не действуют на вас слова святых учений и бесед и подобных вещей, не побуждают вас вернуться к Богу...» Он, который стре­мился непрестанными усилиями всей своей жизни воз­вратить нас воистину к Господу, да благословится Имя Его, и когда стало ясно, что недейственны все другие способы, обратился к этим историям. И к этому же времени относится сказанное им в предыдущей его книге[22], начинающееся со слов: «Так начал раби Шимон и сказал:[23] «Время действо­вать ради Господа: они отвергли Ученье Твое!..» И там же в конце этой главы сказано немного о значении рассказываемых историй, что от воздействия таких историй, если только рассказываются истинным пра­ведником, пробуждаются ото сна люди, впавшие в ду­шевную дремоту, и способные так проспать все дни своей жизни.

И смотри дальше от сказанного: «...Есть истории ближайших лет и есть истории древних времен... » И дальше: «...Вчитайся внимательно, присмотрись и пой­мешь, в какие глубочайшие материи эти истории про­никают, и с какой святой целью это рассказано им. Ведь воистину есть в этих историях пробуждение вели­кое... И даже в соответствии с самым простым смыс­лом и пониманием их, не говоря уже о скрытом, по­скольку почти сплошь самые сокровенные и страшные тайны и бездны... Есть в них сила великая пробужде­ния всего к Творцу Всесущему и Благословенному».

Да будет так!

«Да будет вам ведомо и открыто, что каждое слово, написанное в этой святой книге, - это Святая Святых, в соответствии с тайнами Торы. Не следует думать, что это простые истории. Ибо они были рассказаны вели­ким цадиком раби Нахманом из Браслава, да будут его заслуги защитой нам. Он хотел научить нас, как слу­жить Богу. И да будет так, и да поймем мы великие тайны и нравственное учение этих историй. И тогда станем достойными евреями, какими должны быть. И пусть Всемогущий пошлет нам Машиаха, скорее, в на­ши дни. Амен!»




[1] Светильником святости (Буциина кдоша - арамейск.) по традиции, восходя­щей к книге Зоар, принято называть ее автора - раби Шимона бар Йохая. Раби Натан этим эпитетом намекает на опре­деленную духовную общность раби Нах­мана, автора Ликутей Моаран, и «Исто­рии с раби Шимоном бар Иохаем».

[2] Раби Натан, по всей вероятности, имеет в виду период непонимания, отчужденности и враждебного отно­шения к раби Нахману со стороны некоторых вождей хасидизма того вре­мени.

[3] Книга Рут (Руфь, 4:7).

[4] История 11

[5] См. конец ист. 11, с. 236.

[6] Ехезкель, гл. 3, с. 27 (перевод). Отказывающийся - т.е. отказывающийся внимать правде.

[7] Раби Нахмана.

[8] См. Теилим (Псалмы Давида, 62:3).

[9] См. Коэлет (Экклезиаст, 2:12).

[10] Дварим (Второзаконие, 32:47); и дальше: «ибо это жизнь наша».

[11] Иерусалимский Талмуд, «Пеа», ч. 1.

[12] Раби Ицхак Лурия Ашкенази (Ари) (1534-1572) - величайший кабалист, основатель новой системы в учении Ка­балы, принятой всеми последующими поколениями кабалистов на сегодняш­ний день; создатель так называемой «практической Кабалы», прямо или кос­венно оказавший влияние на всю по­следующую еврейскую историю.

[13] Раби Натан имеет в виду сторон­ников движения так называемого «Про­свещения», увлеченных достижениями европейской культуры и так или иначе порывающих в силу этого с еврейской традицией.

[14] Ср. Ешаяу (Исайя, 33:18). К сожа­лению, этот стих ни в одном из извест­ных нам русских переводов книги Ешаяу не только не соответствует тому смыс­лу, который вкладывает раби Натан, но и диаметрально противоположен. По­добно раби Натану объясняет это про­рочество Ешаяу (Исайи) замечательный комментатор Торы Мальбим.

[15] Ср. Ешаяу (Исайя, 33:14; 51:19).

[16] См. Эйха (Плач Иеремии).

[17] Теилим (псалом Давида, 90).

[18] Ешаяу (Исайя, 33:20).

[19] Ешаяу (Исайя, 33:17).

[20] Ешаяу (Исайя, 33:18).

[21] Ликутей Моаран, гл. 60.

[22] В подлиннике רוח הקודש - букв. «святым духом Его». Тем не менее все возможные понятия, соответствующие этому словосочетанию на русском языке, уж очень далеки от ивритского зна­чения и более уместно перевести так, как попытались мы.

[23] Раби Нахман приводит, комменти­рует и развивает цитату из книги Зоар, в которой раби Шимон бар Йохай

анализирует стих 119:126 из Теилим (Псалмы Давида) «Время действо­вать...».


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .