177. Талмуд

177. ТАЛМУД

ТАЛМУД БАВЛИ

Талмуд Бавли – это мастерски составленный, систематизированный и тщательно отредактированный и откорректированный компендиум, созданный рав Аши, его учениками и преемниками в вавилонских академиях. Вавилонский Талмуд обычно называют просто Талмуд. Оба Талмуда–Иерушалми и Бавли – состоят из Мишны и ее комментария – Гемары. Гемара – это тщательно разработанный комментарий к тексту Мишны и к относящимся к ней компиляциям Устного Учения, таким как Тосефта, Мехилта, Сифра и Сифри. Каждая Мишна сопровождается острой полемикой и трактовкой законов и правил, содержащихся в ней. Это алахическая, или законодательная, часть Гемары. Воодушевляющие, этические и философские учения, выведенные из алахот или связанные с ними, известны под названием аггады. Язык Талмуда Бавли – арамейский и иврит со смесью греческих, персидских, сирийских и латинских выражений.

Каждый из монументальных томов, или фолиантов, Талмуда – масехтот – излагает отдельную группу законов, содержащихся в соответствующем разделе Мишны. Он трактует о вековых дискуссиях, развернувшихся в попытке полностью понять, проанализировать и объяснить каждую деталь содержащихся в Мишне алахот. Талмуд нельзя просто читать, его надо изучать. Нужно целиком отдаться его изучению, сосредоточиться и размышлять над прочитанным, если желают уловить глубину и все богатство мысли, заключенной здесь. Имеются точные правила толкования и комментирования Талмуда. Никакое мнение не может быть высказано произвольно. Оно должно быть основано на Б-жественном законе, который вечен и, следовательно, всегда современен и применим в любое время. Самое острое и логическое мышление не имеет цены и не приемлемо, если оно противоречит библейскому тексту или принятому Преданию Устного Учения – Алаха леМоше миСинай. Этим Талмуд отличается от любого законодательного, этического, философского или теологического труда мировой литературы.

Талмуд сохраняет свое значение для каждого поколения и любого времени; нужно только приложить усилия, чтобы открыть его сокровища, изучая его язык, терминологию и основные правила разбора его текста. Талмуд в упрощенном виде может быть понятен даже детям, и в то же время имеет великое смысловое значение для крупнейшего ученого в соответствии с его интеллектом. Отсюда знаменитое изречение: «Нельзя приравнить того, кто повторяет отрывок из Талмуда сто раз, к тому, кто повторяет его сто один раз». Ибо в Талмуде заложены неисчерпаемая глубина и сила, а потому, даже изучив какой либо его отрывок сто раз, можно извлечь из него еще и еще много мудрости и знания. По своему содержанию Талмуд энциклопедичен. Навряд ли найдется такая сторона человеческой жизни, человеческого опыта, знания или мысли, которая не затронута в Талмуде. Факты и информация по медицине, юриспруденции, естественным наукам, астрономии и математике приводятся в Талмуде в связи с соответствующим ходом дискуссии.

Благодаря тому, что Гемара вначале изучалась устно, запоминалась и устно же передавалась от учителя к учащемуся, ее содержание расположено так, чтобы облегчить такое запоминание. И даже после того, как Талмуд был уже записан, его первоначальный вид был сохранен. Имя, место, условия, в каких велась дискуссия по какому либо закону, являются часто точками отправления для другой, иногда явно не относящейся сюда области знания. Хотя это может представлять трудности при изучении Гемары, оно тем не менее разворачивает перед читателем широкую панораму постоянно меняющихся стимулирующих, глубоких идей. Прямо и косвенно это формирует душевный характер и все мировозрение еврея как индивидуума, как ответственного члена еврейского народа, а также как члена всей человеческой расы. Это побуждает даже начинающего еще только изучать Талмуд следовать указаниям Талмуда в поисках прекрасного и справедливого. Талмуд посвящен задаче осуществить великие идеи Торы на всех фазах человеческой жизни при любых обстоятельствах. Поэтому Талмуд был и остался неисчерпаемым духовным резервуаром, обеспечивающим средства для бессмертного существования еврейского народа как нации с высшими моральными и этическими устоями, с самым высоким чувством справедливости и социальной ответственности, далеко превосходящими таковые во всем мире.

У нас имеются только 37 из первоначальных шестидесяти масехтот Талмуда. Гемара имеется на следующие масехты Мишны:

Раздел

Гемара

I. Зераим:

Берахот

II. Моед:

Шаббат, Эйрувин, Песахим, Шекалим, Иома, Сукка, Бейца, Рош-Ашана, Та-анит, Мегилла, Моед-Катан, Хагига.

III. Нашим:

йевамот, Кетубот, Недарим, Назир, Сота, Гиттин, Киддушин.

IV. Незикин:

Баба-Камма, Баба-Мециа, Баба-Бат-ра, Санедрин, Маккот, Шевуот, Авода-Зара, Орайот.

V. Кадашим:

Зевахим, Менахот, Хулин, Бехорот, Эрахин, Темура, Керитут, Меила, Тамид.

VI. Таарот:

Нида.

Возможно, что в течение веков, прошедших от завершения Талмуда до первого его печатного издания около пятисот лет тому назад в Венеции, часть трактатов была утеряна. В связи с необходимостью выполнить трудоемкую работу по переписке Талмуда от руки, полные комплекты всего Талмуда были редкостью. Кроме того, вследствие многочисленных случаев преследования и блуждания по странам из одного континента в другой, выпавших на долю еврейского народа в течение последних тысячелетий, тоже могла быть потеряна некоторая часть Талмуда. Однако оставшиеся тридцать семь масехтот Талмуда представляют собой такую огромную сокровищницу знания, что только крупный ученый может одолеть и справиться со всем ее богатством.

Все печатные издания Гемары, выпущенные знаменитой типографией в Европе, а затем недавно в США и в Израиле, поместили текст самой Гемары в центре листа крупным шрифтом. С обеих сторон текста Гемары помещены: внутри – комментарии Раши, рабби Шеломо бен Ицхаки, а на наружном поле – комментарии и замечания Тосафот. Последний труд содержит комментарии и мнения внуков и учеников Раши и других ученых одиннадцатого и двенадцатого веков из германских и французских ешивот. К этим классическим комментаторам были затем добавлены замечания еще многих других комментаторов как на полях листов, так и отдельно в конце трактатов; число таких комментаторов в новейших изданиях – более ста.

В тех случаях, когда имеются расхождения между решениями в области Предания и алахот Талмуда Бавли и Талмуда Иерушалми, мы обычно придерживаемся первого, потому что два века дополнительных дискуссий и разработок в вавилонских академиях имели место уже после завершения Иерусалимского Талмуда; поэтому Вавилонский Талмуд принят как окончательный авторитетный документ.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру