Шемот

«Отпусти сына Моего, чтобы он служил Мне»

 

В главе «Шемот» мы впервые встречаемся с великим Моисеем, Освободителем и Учителем, которого Маймонид называет «лучшим из всего рода человеческого».

Моисей родился 7-го адара 2368 года от сотворения мира (1392 г. до н. э.) у Амрама, правнука Яакова и его сына Леви (родоначальника рода левитов) и его жены Йохевед.

Это был самый жуткий период египетского рабства. Фараон тогда распорядился, чтобы все новорожденные мальчики были утоплены в реке. Три месяца мать укрывала ребенка в своем доме, но далее это становилось опасным. Она уложила младенца в деревянный ларь, обмазанный глиной и смолой, и опустила в воды Нила. Купавшаяся неподалеку фараонова дочь заметила плывущий по воде ларь, из которого доносился детский плач. По приказу принцессы ларь был выловлен и раскрыт. Поняв, что перед ней еврейский ребенок, милосердная дочь жестокого тирана сжалилась над ним и усыновила его, дав ему имя Моше, что значит «извлеченный из воды». (Иосиф Флавий в своем сочинении «Против Опиона», ч. 1, гл. 31 утверждает, что это имя состоит из двух египетских корней: «му» – вода и «ошис» – спасание.) Мальчик отказывался от молока египтянок, и приемной матери Моисея пришлось нанять для него еврейскую кормилицу. Ею оказалась настоящая мать Моисея Йохевед, от которой Моисей узнал, что он еврей.

«И было в те дни, и вырос Моисей, и вышел он к братьям своим, и увидел их страдания». Мидраш рассказывает, что, жаждая чем-нибудь облегчить участь своего народа, Моисей обратился к фараону с предложением дать евреям один день в неделю для отдыха. «Иначе, – убеждал он, – они долго не продержатся – и ты потеряешь незаменимых работников». Фараон согласился, и с тех пор евреи стали отдыхать в субботу.

Сорок лет своей жизни (по утв. Мидраша) провел Моисей в фараоновом дворце. Но как-то, вступившись за своего избиваемого собрата, Моисей убил жестокого египетского надзирателя. Узнав об этом, фараон рассвирепел и приказал казнить Моисея. Чудесным образом Моисею удалось бежать в Мидиан. Там он женился на Циппоре, дочери мидианского жреца Итро. В Мидиане Моисей провел еще сорок лет своей жизни, пока ему не явился Вс-вышний, поручивший ему вывести еврейский народ из египетского плена. «И скажешь ты фараону: так сказал Б-г: «Сын мой, первенец мой, Израиль. И Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он Мне служил».

Почему, зачем и за что на самой заре своего рождения еврейский народ должен был пережить ужасные мучения египетского рабства? В Мидраше приводится мнение, разделяемое также многими более поздними комментариями, что египетское рабство явилось наказанием за то, что большая часть сынов Израилевых, стремясь слиться с основным населением страны своего изгнания, изменила святым традициям, завещанным патриархами. Так, Мидраш Рабба говорит, что после смерти Иосифа в среде евреев перестали соблюдать заповедь обрезания. «Сказали они: будем, как египтяне»... и за это «обратил Вс-вышний любовь, которую питали к ним египтяне, в ненависть». Комментаторы указывают в этой связи на слова «и наполнилась ими земля», непосредственно предшествующие рассказу о решении фараона изнурять евреев непосильным трудом. По мнению комментаторов, здесь указывается как на основную причину страданий сынов Израилевых на то, что вопреки желанию патриарха Яакова многие из его потомков покинули землю Гошен и расселились по всему Египту. Они презирали стремление отцов обособиться от считавшейся в то время передовой египетской нации, они отрицали добровольное заточение в гетто и стремились во что бы то ни стало стать, «как все», превратиться в равноправных членов общества, с тем чтобы пользоваться всеми благами и льготами, которые имели граждане могущественного Египта. И ради этого они готовы были попрать даже священные традиции своего народа, которые к тому же не были в особом почете у египетских властей. Но в результате вышло наоборот. Из свободного нацменьшинства превратились в бесправных рабов. Вместо благ и льгот, за которые заплатили такой дорогой ценой, их уделом стали муки подневольного изнурительного труда.

Но не только кару усматривают в египетском плене наши мыслители. В муках рабства еврейский народ должен был закалиться и очиститься, чтобы суметь принять, а затем достойно выполнять миссию народа священнослужителей, которая была возложена на него при синайском откровении.

И поэтому в Писании египетский плен нередко сравнивается с железным горнилом, в котором дорогой металл очищается и закаливается.

Как, несомненно, положительное следствие египетского рабства можно рассматривать то, что оно научило евреев любить и уважать свободу: свободу физическую и духовную, личную свободу и свободу другого человека. И поэтому всякий раз, когда Тора говорит об уважительном отношении к ближнему, она напоминает: «Помни, что рабом был ты в земле египетской».

Среди заслуг, благодаря которым евреи удостоились освобождения из египетского рабства, было то, что они сохранили имена, данные им отцами и дедами.

В этом одно из объяснений принятого у евреев названия книги, которую начали читать на текущей неделе. Книга Исхода у евреев обычно называется книгой «Шемот», что означает «Имена». И начинается она перечислением имен сыновей патриарха Яакова, прибывших вместе с ним в Египет. Этим подчеркивается, что, сохранив имена, данные праотцами еврейского народа, евреи удостоились выйти из Египта.

Мы уже привыкли к тому, что мир полон противоречий. Вот и здесь. Сам избавитель евреев из египетского плена носил ведь имя, данное ему нееврейской приемной матерью.

Мы не имеем здесь в виду имя «Моисей», которым его обычно называют в русскоязычной литературе. Это всего лишь греческое искажение, имя-суррогат, которым его при жизни ни евреи, ни египтяне никогда не называли. Не умевшие произносить звук «ш», греки были вынуждены заменить его на «с».

Просветители Руси, монахи Кирилл и Мефодий, по этой причине вынуждены были в русский алфавит, построенный на основе греческого, включить для обозначения звука «ш» еврейский знак «шин». Однако исправить греческие искажения библейских названий они так и не додумались.

И нельзя сказать, что иного имени у Моше не было. Ведь до того, как опустить в речные воды, родители в течение трех месяцев прятали его дома. И наверное, в течение этого времени как-то его называли. Тем более что у евреев принято давать мальчику имя при обрезании, т. е. на восьмой день от рождения.

Мидраш («Ваикра Рабба» 1:3) говорит, что у Моисея было даже не одно, а целых десять хороших еврейских имен. Но во всей Торе он назван именем, которое дала ему фараонова дочь. Этим была она вознаграждена за свое доброе сердце («Шемот Рабба» 1:26).

Добавим, что согласно Мидрашу сама египетская принцесса, усыновившая Моисея, позже приняла иудаизм и вышла замуж за Калева из колена Иегуды. Ей было дано красивое еврейское имя Батья, что означает «дочь Б-жья».

Итак, избавитель еврейского народа получил от египтянки имя Моше, «ибо из воды я извлекла его». Здесь употреблен редко встречающийся в ТАНАХе ивритский глагол со значением «извлекать», имеющий корень «мош».

Впрочем, с каких пор египетские принцессы стали говорить на иврите? Да еще пользоваться словами, которые сами евреи почти не употребляют!

До вавилонского столпотворения все люди говорили на святом языке, на котором сам Б-г разговаривал с Адамом и Евой. После прихода Машиаха этот язык опять станет международным языком (поэтому наиболее предприимчивые изучают его уже сейчас). Но в промежутке между этими событиями это – исключительно еврейский язык, и в древнем Египте на нем не говорили. Нельзя также утверждать, что древнеегипетский язык был похож на древнееврейский. Мы знаем из предыдущих глав, что Иосиф, скрывавший до поры до времени свое происхождение, говорил с братьями через переводчика.

Ибн-Эзра[1] пишет, что на самом деле Батья дала Моисею исконно египетское имя, которое на ее родном языке означало «извлеченный из воды». Комментатор ссылается на книгу «Труд земной», которая была переведена с египетского языка: в ней избавитель евреев наречен именем «Мониус». В Торе же это имя было переведено на еврейский язык и стало звучать «Моше».

Ибн-Эзра приводит еще одно возможное объяснение. Можно допустить, что египетская принцесса специально изучала еврейский язык или спросила у евреев, как перевести на иврит слово «извлеченный», чтобы этим словом назвать спасенного ею мальчика.

Она ведь поняла, что «он из еврейских детей. Она знала, как дороги евреям их национальные имена и при своем великодушии постаралась, чтобы спасенный ею ребенок получил еврейское имя.

Заметим, что имя «Моше» (форма «поэл») стоит в действительном залоге, а не в страдательном. Иными словами, оно должно означать не «извлеченный», а «извлекающий». Ибн-Эзра по этому поводу говорит, что вообще при образовании отглагольных существительных возможны искажения.

Иного мнения придерживается Овадия Сфорно[2] (1475 – 1550). Согласно его комментарию в этом имени было предсказано, что в будущем Моше вызволит, «извлечет» евреев из плена. И это вовсе не должно означать, что египтянка обладала пророческим даром. Известно, что имена даются людям свыше, а родители (в данном случае – приемная мать) лишь неосознанно следуют этим указаниям.

Первый руководитель евреев был совсем непохож на привычных нам вождей. В отличие от знакомых нам лидеров, которые любят и умеют ораторствовать, Моше вообще не умел произносить речи. Так, во всяком случае, он утверждал. К тому же он обладал дефектом речи, потому что в детстве обжег губы раскаленным углем.[3]

Но самое разительное отличие – он не стремился к власти.

Представьте себе, что кому-либо явился сам Вс-вышний и повелел идти и принять власть над многотысячной нацией. Просто пойти и властвовать. Без дорогостоящей предвыборной кампании, без изнуряющей конкурентной борьбы. Попробуйте найти того, кто бы отказался. А Моисей долго и упорно отказывался, пока не «возгорелся гнев Б-жий». При этом сам он выдвигал своего соперника: «Пошли того, кого Ты пошлешь».

Кого имел здесь в виду Моисей? РАШИ приводит два мнения. По одному мнению – своего брата Аарона, который к этому времени уже был Б-жьим пророком. По другому мнению Моисей не хотел взяться за вызволение евреев, потому что знал, что в будущем они опять окажутся в плену, пока не будут окончательно вызволены праведным Машиахом. Вот он и просил, чтобы Вс-вышний послал Машиаха уже сейчас.

Однако всему свой черед. В то время должен был появиться Моисей, чтобы вызволить евреев из Египта и дать им Тору. Изучая Тору и в течение тысячелетий исполняя ее заповеди, евреи должны были исправить мир, извлечь крупинки добра из поглотившего их зла. Этим они должны приготовить наступление эпохи, когда все смогут видеть воочию, что при всем разнообразии форм и законов Вселенной она полностью подчинена замыслу Единого Б-га. Лишь после этого явится Машиах.

А теперь опять вернемся к именам. Имя «Моше» по гематрии имеет числовое значение 345. Имя «Машиах» составляет число 358. Это число больше предыдущего на 13. 13 – это гематрия слова «эхад» – «единый» («Шма, Исраэль... А-до-най эхад!»). В дни Моше Вселенная еще не была внутренне готова к тому, чтобы в ней явственно ощущался Единый. Этого недоставало, чтобы вместо Моше явился Машиах.

«И умер Иосиф и все братья его». Оставшись без признанных руководителей, евреи стали активно участвовать в жизни приютившей их страны, используя для этого все свои природные способности. Их можно было видеть во всех отраслях хозяйства, по всей стране, на всех должностях – «и наполнилась ими земля». Вот тут-то забеспокоился правитель Египта: «Если случится война, то они присоединятся к врагам нашим и будут воевать с нами». Обычная картина – при всем усердии евреев на благо страны, в которой они родились, их лояльность всегда под сомнением. «Давайте подумаем, что делать с ними». Фараон и его советники были умными людьми. Им действительно удалось найти тот крючок, на который клюнуло большинство евреев. Слова «доблестный труд на благо родины» всегда действовали на эту нацию магически. Фараон объявил ударную стройку – укрепление городов Питом и Рамсес. Древнее предание рассказывает, что сам правитель взял форму для выделки кирпичей и встал в первом ряду строителей.

Фараон несомненно был лысым, как и все египтяне, которые наголо стригли головы. Он носил (приклеенную) узенькую бородку. Насчет картавости предание не говорит ничего. Но это уже мелочи. Главное – результат. Поглощенные производительным трудом, израильтяне просто не заметили, как на ударной стройке остались только они, египтяне же вдруг оказались в руководящих органах... с кнутом в руках.

Для египтян Нил был не просто рекой. Его разливы поили поля египтян и кормили их благодатным илом. Недаром одним из главнейших божеств в египетском пантеоне был Озирис, идентифицировавшийся с водами Нила; остальные боги были с ним в прямых или косвенных родственных связях. Таким образом «река» здесь – это государственная религия, идеология, ставящая превыше всего материальные блага. Фараон приказывает бросать каждого новорожденного в эту «реку», с рождения окружить его идеями, угодными фараону, чтобы ничего, кроме них, он не воспринимал. Для этого используются самые разнообразные методы. От детских песенок («Я на вишенке сижу») и картинок в детских книжках, до многократно повторяемого всеми средствами массовой информации, размноженного культурно-массовыми мероприятиями и произведениями искусства утверждения: «Нет ничего, кроме материи, и Маркс – пророк ее». Все материя. И вещество – материя, и поле, и энергия – материя. Материя – есть материя, и дух тоже материя. Любовь и ненависть, счастье и боль – все материя. Причем не та материя, о которой говорят другие, лживые ученые, а та, которая в трудах подлинно научных, единственно верных, исключительно прогрессивных... И подобно человеку, погруженному с головой в воду, ничего кроме этого он видеть не должен. Еврейство, евреи? Сейчас этого нет. Когда-то было... а может и не было.

Египетские власти создали специальные лагеря, чтобы оторвать мужчин от их семей и тем самым обречь еврейский народ на постепенное вымирание. В мидраше «Шемот раба» описывается, каким образом это было сделано: власти объявили по всей стране, что в интересах укрепления Египта необходимо завершить строительство целого ряда важных для государства объектов и все жители страны, воодушевленные патриотическим подъемом, должны посвятить этому один день, работая безвозмездно. В этом, так сказать, субботнике, должны были принять участие и сам фараон, и его министры. И действительно, фараон целый день таскал кирпичи с таким усердием, что никому бы и в голову не пришло отказаться от участия в работе под предлогом отсутствия привычки к тяжелому труду. В конце дня было объявлено, что работу завершить не удалось и придется потрудиться и на следующий день.

То же самое повторилось и назавтра; в конце концов власти назначили египетских бригадиров, под началом которых продолжали работать евреи. Затем евреям было сказано: «Вы живете далеко от места работы и тратите много времени и сил на дорогу. Государство идет вам навстречу и построит жилье рядом со стройкой». Таким образом евреев оторвали от жен и детей, причем семьи остались без средств к существованию. Затем последовал приказ акушеркам: «Когда будете принимать роды у евреек, наблюдайте... если это сын, умертвите его...», «...каждого новорожденного мальчика бросайте в реку».

Интересны предания о еврейских женщинах в Египте. Несмотря на все трудности, на все гонения, на то, что их мужья были на тяжелых работах и ничего не зарабатывали для семьи, еврейские женщины старались иметь детей, и побольше. Они ловили рыбу, которой было много в Египте, и приносили своим мужьям. Рожали они тайно, в полях. Известен только один-единственный случай, когда еврейка родила от египтянина, и то это было в результате насилия. Еврейские женщины в Египте были настоящими героинями, и благодаря им в то тяжелое время сохранился еврейский народ.



[1] Рабби Авраам Ибн-Эзра (1090-1164), зять р. Иегуды Гале-ви; комментатор ТАНАХа, поэт и исследователь грамматики иврита. Жил в Испании, много путешествовал.

[2] Рабби Овадия Сфорно - врач, философ и комментатор Торы. Жил в Италии. Написал ряд книг по философии, математике и грамматике иврита.

 

[3] Мидраш рассказывает, что фараон однажды игрался с маленьким приемным сыном своей дочери. Моисей приподнялся, сорвал с правителя корону и надел на себя. Мудрецы египетские усмотрели в этом стремление Моисея в будущем лишить фараона власти и предложили немедленно казнить его.

В то время среди советников фараона был мидианский жрец Итро, позже ставший тестем Моисея. Он посоветовал не торопиться с казнью: «Поставьте перед ребенком золото и раскаленные угли. Если он схватит золото, значит,его поступки осмысленные, если же потянется к углям, значит, он обычный ребенок и его действия ничего не значат».

Моисей потянулся было к драгоценному металлу, но ангел Гавриэль отвел его руку и подтолкнул к горящим углям. Моисей схватил уголек и, испугавшись, поднес его к губам.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .