История Акивы

АКИВА И РАХЕЛЬ

В молодости раби Акива был бедным безграмотным пастухом. У его хозяина была прелестная дочь по имени Рахель. Акива полюбил Рахель и она отвечала ему взаимностью. Когда Акива попросил Рахель выйти за него замуж, она ответила:

— Я согласна, но прежде ты должен обещать мне, что пойдешь учиться и станешь знатоком Торы.

Акива обещал.

Когда отец Рахели узнал, что его дочь хочет выйти за­муж за безграмотного пастуха, он страшно разгневался.

— Если ты станешь женой этого невежды, ты больше мне не дочь. И я не желаю, чтобы ты оставалась в моем доме.

Несмотря на отцовский гнев, Рахель вышла замуж за Акиву. Они поселились в маленькой бедной хижине. Куча соломы на полу служила им постелью.

Стараясь выполнить обещание, данное Рахели, Акива просиживал ночи напролет, согнувшись над грифельной доской при свете дымящейся лучины. Он начал учиться с алфавита. Трудно было Акиве сосредоточиться на буквах: во-первых, он был уже не очень молод, а во-вторых, он целый день пас овец и нередко засыпал от усталости. К тому времени, когда родился их первый сын, Акива забросил учебу. Мальчик подрастал и часто, подражая отцу, играл в пастуха. Глядя на мальчика, Рахель с го­речью думала: "Неужели и сын мой вырастет невеждой, как его отец?"

Однажды, проходя мимо ручья, струящегося по скале, Акива обратил внимание на глубокую борозду в скале, прорезанную струями воды. И он подумал: "Если струи воды способны проточить камень, то не может быть, чтобы ежедневное учение не оставило следа в моей голо­ве".

В тот же день он возобновил свои занятия. На сей раз он приступил к занятиям вместе с сыном. Глядя на них, Рахель была несказанно счастлива.

Чем больше Акива учился, тем труднее было ему понять, почему он этого не делал раньше. За несколько недель учения он далеко опередил своего сына.

Вскоре Рахель поняла, что ее муж наделен большими способностями и ему нужны учителя, чтобы лучше постичь всю мудрость Торы. И она стала убеждать мужа отправиться в Явнэ, где находятся самые выдающиеся знатоки Торы.

— Кто же будет кормить тебя и детей? — не соглашался Акива. На этот вопрос Рахель не нашла ответа.

Однажды она стояла на берегу тихого пруда и гляделась в свое отражение. Шаль соскользнула с ее головы и волосы рассыпались по плечам. У нее были прелестные волосы: длинные, густые, отливающие золотистым блеском. Акива называл волосы Рахели короной ее красоты. И тут ей в голову пришла мысль. В окрестности часто появлялся торговец, предлагавший купить женские волосы. И она решила продать свои волосы, чтобы на вырученные деньги жить, пока Акива будет учиться. Она наполнила кувшин водой и отправилась домой, сняла со стены большие ножницы, которыми Акива стриг овец, и отрезала ими свои волосы. Накинув на голову шаль, она поспешила на поиски бродячего торговца.

Дети уже спали, когда Акива вернулся домой, в темноте он не заметил, что Рахель состригла волосы. Рахель высыпала на стол кучу сверкающих монет.

— Акива, — сказала она. — Теперь ты можешь отправиться в Явнэ.

Акива уставился на жену в полном недоумении.

- Неужели ты решилась попросить о помощи у отца? - с горечью спросил он.

— Конечно же нет, — поспешила Рахель успокоить мужа. — Мне бы моя гордость никогда не позволила сделать такое. Просто приходил бродячий торговец, предложил купить волосы, и я продала свои. Не смотри на меня так, Акива. Волосы отрастут, зато насколько ничтожна корона красоты перед величием короны.

— Что ты будешь делать, когда деньги кончатся? Ведь невозможно изучить Тору ни за месяц, ни за год.

- Я молода и здорова и я могу работать. Ты обещал стать знатоком Торы, так иди же и не возвращайся, пока не выполнишь своего обещания.

Через несколько дней Акива отправился в Явнэ.

ПАСТУХ СТАНОВИТСЯ УЧЕНЫМ

Учителями Акивы в Явнэ были известные раввины, ученики рабана Йоханана бен Закая: раби Элиэзер бен Гурканос и раби Йегошуа бен Хананья.

Раби Йегошуа состарился, он по-прежнему был беден, зарабатывая себе на жизнь производством игл. Но бедность не влияла на его настроение. Его прекрасные глаза по-прежнему выдавали живой ум и часто в них появлялся озорной блеск. Он был известен не только среди евреев, даже римляне восхищались его острым умом.

— Никто, кроме тебя, учитель, не способен найти мгновенный ответ на любой, самый трудный вопрос, — говорили ему часто его ученики.

— Это не совсем так. Я вам расскажу историю, из которой вы узнаете, что я не один, что есть и другие. Однажды я встретил маленькую девочку, которая несла в руках блюдо, прикрытое салфеткой. "Что у тебя на блюде?" — спросил я девочку. И она ответила: "Если бы моя мать хотела, чтобы ты знал, что на блюде, она не покрыла бы ее салфеткой".

И раби Йегошуа от души рассмеялся.

Раби Йегошуа всячески помогал Акиве, увидев в нем способного ученика.

Однажды раби Йегошуа рассказал своим ученикам о нескольких изречениях своего учителя рабана Йоханана, которые он не мог понять. Акива вызвался их растолковать, после чего раби Йегошуа сказал:

— Вы еще будете свидетелями того, как мой ученик превзойдет своих учителей.

Прошло много лет, пока Акива смог вернуться домой. Подойдя к двери, он услышал разговор:

— Твой муж бросил тебя, - говорила соседка. - Попроси раввинов, чтобы они потребовали его возвращения.

Тут послышался тихий, но твердый ответ Рахели:

— Мой муж отправился учить Тору. Он обещал мне не возвращаться, пока не станет великим ученым. Если бы

он сейчас пришел домой, не выполнив своего обещания, я бы снова отправила его учиться и не позволила бы ему вернуться, пока он не станет великим учителем.

Тогда Акива понял, что если он зайдет в дом, то разлука будет еще тяжелее. И он, не входя в дом, отправился назад, чтобы стать тем, кем хотела его видеть Рахель.

РАХЕЛЬ ВОЗНАГРАЖДЕНА

Многие годы Рахель не имела известий о своем муже. Но вот однажды до нее дошла новость, что в их деревню должен прибыть великий мудрец в сопровождении многих своих учеников. Она надеялась через них узнать что-либо о своем муже. Она присоединилась к народу, собравшемуся встретить мудрецов. К своему удивлению она узнала в мудреце своего мужа Акиву. Радостный крик вырвался у Рахели и она принялась пробиваться сквозь толпу народа к Акиве. Когда ученики заметили, что какая-то женщина неистово пробивается к их учителю, они попытались удержать ее. Но раби Акива остановил учеников:

— Всем, чего я достиг и чему я научил вас, я обязан этой женщине, - сказал он, - это моя любимая жена Рахель.

Один из посетителей раби Акивы был отец Рахели. Он не знал, что знаменитый ученый - его зять. Он пришел к раби за советом.

— Раби, - сказал он. — Много лет назад моя дочь вышла замуж за бедного безграмотного пастуха вопреки моей воле. Я дал обет, что никогда не прощу ей этого. Теперь я раскаиваюсь в данном мною обете, я хочу помириться с дочерью и быть вместе с нею и моими внуками.

Раби Акива сказал:

— Сначала ответь мне, что послужило причиной твоего обета — бедность этого человека или его невежественность.

— Конечно же, его невежественность. Ведь он не знал ни алфавита и ни одной, даже простой, молитвы.

— В таком случае я освобождаю тебя от твоего обета, ибо твой зять стал большим знатоком Торы.

После чего он признался изумленному старику, что он и есть Акива, его зять. На радостях отец Рахели бросился целовать руки раби Акиве, а затем поспешил в маленькую хижину, чтобы обнять свою дочь.

— Я отдам вам половину своего состояния, чтобы раби Акива мог все свое время посвящать учению, — сказал он.

Наконец-то Рахель была вознаграждена за долгие годы ожидания. Она, ее любимый муж и их дети жили в покое и достатке.

У раби Акивы и Рахели родились еще сын и дочь. Однажды кто-то задал вопрос:

- Кого по-настоящему можно считать богатым? Другой ответил:

- Того, у кого есть множество виноградников и множество слуг, чтобы прислуживать ему.

Третий сказал:

— Того, кто довольствуется тем, что имеет. Раби Акива же сказал так:

— Того, у кого хорошая жена.

МУДРЕЦ, УЧИТЕЛЬ, СУДЬЯ

Раби Акива стал членом Сангедрина. Он был также судьей и учителем. У него была своя академия и многие жаждали стать его учениками. Многие известные и уважаемые знатоки Торы прислушивались к его советам, воздавали ему огромные почести. Но раби Акива не возгордился. Часто, допрашивая обвиняемого, он говорил ему:

— Помни, что ты стоишь не перед Акивой сыном Йосефа, а перед Всевышним, благословен Он!

И теперь раби Акиве приходилось часто и надолго оставлять семью. Он разъезжал по стране, собирая пожертвования в пользу бедных. Иногда он отправлялся и за пределы страны. Но не трудности пути беспокоили раби Акиву. Его волновало тяжелое положение его народа, который изнемогал под гнетом римских правителей. И он надеялся, что придет время, когда римский император откажется от жестокости по отношению к евреям. Он понимал, что должен терпеливо ждать и учить терпению других.

НАРУШЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ

Тяжело было народу из-за нищеты и огромных налогов, которыми его облагали римские власти. Но больше всего народ тосковал по своему святому Храму. Он не

терял надежды, что когда-нибудь Храм будет восстановлен.

Как-то раби Акива в сопровождении своих учеников направился в Иерусалим, чтобы помолиться на Храмовой горе, среди развалин Храма. В это время из руин выбежала лисица. Мудрецы залились слезами, а раби Акива улыбнулся.

- Чему ты улыбаешься? - спросили его мудрецы.

- А о чем вы плачете? - вопросом на вопрос ответил им раби Акива.

— Мы плачем о том, что своими глазами увидели, как сбываются слова пророков: "Гора Сион в запустении. Лисы гуляют по ней".

— Вот и я улыбаюсь по этому же поводу, — сказал раби Акива. — Ведь если сбылись несчастья, о которых предсказывали пророки, значит сбудутся и их добрые предсказания!

И мудрецы в ответ сказали:

- О, Акива, как умеешь ты успокоить нас.

Вскоре в Сангедрин пришла весть, что римский император собирается позволить евреям восстановить Храм. Евреи ликовали, они больше не думали о нищете и налогах, все их мысли были направлены на скорое спасение. Они стекались к развалинам Храма, чтобы расчистить место от мусора и камней.

- Когда придет разрешение на постройку Храма, место уже будет готово, — говорили они.

Но время шло, а разрешения не было. Беспокойство охватило народ:

- Зачем нам дожидаться милости Рима? Мы можем освободить Иерусалим от римлян и построить Храм.

Раби Акива пытался сдерживать нетерпеливость людей:

- Погодите еще немного, может быть, мы получим в конце концов долгожданное разрешение от императора.

Но самому раби Акиве все труднее и труднее было ждать. Ему было уже почти восемьдесят лет. Его любимая жена Рахель умерла, умер и его старший сын. С беспокойством думал он - доживет ли до того дня, когда сможет своими глазами увидеть восстановленный Храм.

Но вот император умер, так и не дав разрешения, и его сменил новый император, который любил строить. Он объявил однажды, что собирается посетить Иерусалим. Народ с надеждой ожидал визита императора.

Когда император поднялся на Храмовую гору и увидел разрушенный город, он пообещал, что Иерусалим будет отстроен заново и новый Храм будет воздвигнут на месте прежнего.

Не успел народ порадоваться этой вести, как на него обрушился страшный удар:

— Новый город будет не еврейским, а римским и в новом Храме будет поставлен алтарь в честь римского бога — Юпитера.

Евреи решили поднять восстание против Рима.

Теперь уже раби Акива не пытался отговаривать взбунтовавшийся народ. Во главе восстания встал Шимон из города Козиба. К нему стекались люди со всех концов страны, предлагая помощь. Шимон обучал их военному искусству. Как-то раби Акива пришел к повстанцам. Там он увидел Шимона из Козибы. Это был человек огромного роста, не ведающий страха, исполненный веры и безгранично преданный своему народу. Его молодые воины во многом были похожи на своего вождя. И раби Акиве вспомнился стих из Библии:

— Звезда (Кохба) взойдет над Израилем.

Тогда он возложил руки на голову Шимона и благословил его:

— Не Шимоном из Козибы ты будешь зваться, а "Бар Кохбой" — Сыном звезды.

В ДНИ ОПАСНОСТИ

Когда началось восстание, римский император послал на его подавление своего самого лучшего полководца.

Воины Бар-Кохбы сражались с беспредельным мужеством. Никогда еще римлянам не приходилось иметь дело с таким упорным и решительным противником. Почти два года боролись отряды Бар-Кохбы против римлян. Основные силы Бар-Кохбы расположились в крепости Бей-тар, куда приходили повстанцы по потайному ходу. Предатель открыл римлянам вход в крепость. Когда римляне ворвались в нее, евреи отказались сдаться. Они предпочли умереть сражаясь, чем стать рабами. Все защитники Бейтара погибли. Вместе со своими воинами погиб и Шимон Бар-Кохба.

Вскоре после этого новая беда обрушилась на евреев. Император объявил гонения на еврейскую религию.

— Религия дает силы этому упрямому народу, — заявил он. И он запретил евреям соблюдать законы Торы, изучать ее и обучать Торе других. За нарушение императорского указа карали смертью.

Мудрецы Торы собрались на тайный совет в городе Лоде. Они собрались темной ночью в заброшенном подвале. Обсуждался вопрос:

- Следует ли рисковать жизнью ради изучения Торы? Были раввины, что считали:

— В такое опасное время достаточно соблюдать законы Торы, а ее изучение нужно отменить.

Но раби Акива возразил:

- Изучение важнее всего. Без него люди вскоре забудут законы Торы, а кроме того, чтобы соблюдать заповеди, нужно не только знать их, но и понимать их смысл. Б-г завещал нам: "Не оставляйте Тору Мою". Как же можем мы прекратить ее изучение?

Раввины согласились с раби Акивой и было решено ни при каких условиях не прекращать учение и обучать других.

СМЕРТЬ РАБИ АКИВЫ

Римляне закрыли все еврейские академии. За каждым домом, где жили раввины, велось неусыпное наблюдение. Но евреи находили разные пути, как ускользнуть от надзора. Они изучали Тору, просто прогуливаясь по улицам. В гуляющем старике с юношей трудно было заподозрить изучающих Тору. Часто группы молодых людей делали вид, что отправляются в лес на охоту. Снаряженные луками и стрелами, они забирались глубоко в лес и там занимались учением. Наиболее строгая слежка была установлена за раби Акивой. Но он не прекращал обучать своих учеников. Передавая им свои знания, он подготовил немало раввинов, учителей и судей.

Как-то раз к раби Акиве пришел еврей по имени Папос. Папос был одним из тех, кто считал неразумным рисковать жизнью ради учения.

- Акива, - сказал он, - ты же знаешь, что, обучая Торе, ты подвергаешь свою жизнь опасности. Как не боишься ты римлян, ведь они следят за тобой больше, чем за всеми другими?

На что раби Акива ответил ему притчей:

- Как-то раз лиса прогуливалась вдоль ручья. Вдруг она заметила, что на дне ручья мечутся рыбы в панике.

"Чем вы так напуганы?" — спросила их лиса. "Мы прослышали, что люди раскинули сети по всему ручью и нам скоро придет конец". "Зачем же вы жметесь ко дну! Поднимитесь на берег и продолжайте жить в мире и покое", — предложила лиса. "Видно, напрасно считают, что лиса — самая мудрая из всех зверей, — сказали рыбы. — Разве тебе не известно, что вода — наша стихия, какие бы опасности ни грозили нам в воде, на суше мы погибнем гораздо быстрее".

Закончив притчу, раби Акива сказал:

— Тора для еврея все равно, что вода для рыбы. Если нам трудно жить, соблюдая ее законы, то без Торы мы наверняка погибнем.

Вскоре раби Акиву арестовали. Его заключили в темницу, а затем приговорили к смерти. Смерть раби Акивы была мучительной. Несмотря на страшные пытки, он не произнес ни единого слова, которого добивались от него его мучители. Он улыбался, губы его шевелились в беззвучной молитве. Он умер со словами:

- Слушай, Израиль: Г-сподь - Б-г наш, Г-сподь один! Глубоко скорбел народ, оплакивая кончину раби Акивы. Но их утешала мысль, что не зря погиб раби Акива. Он оставил после себя множество учеников, способных продолжать его дело.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру