Глава 3

 

1

Тот же, кто обладает быстрым умом и прекрасной памятью, и может изучить и запомнить всю Устную Тору, не должен жениться до тех пор, пока не изучит предварительно Устное учение целиком, т.е. все законоположения вместе с их краткими обоснованиями, что является разъяснением 613 заповедей, их условий и деталей, а также установления законоучителей. Затем, женившись, он, по мере своих возможностей, будет заниматься теорией и диалектикой Талмуда все остальные годы. Если же он женится раньше, то ему придется содержать жену и детей и тогда он не сможет заниматься Торой с полной отдачей, чтобы в итоге выучить и запомнить все законоположения с объяснениями всех 613 заповедей, составляющими основу Устного Учения. Поэтому ради этой учебы откладывается исполнение одной из главнейших заповедей – «плодитесь и размножайтесь»[1]. Однако, это все при условии, что страсти не одолевают такого человека и не мешают ему спокойно учиться, без грешных мыслей, а он хочет жениться лишь для того, чтобы выполнить заповедь «плодитесь и размножайтесь». В таком случае он освобождается от нее, ибо она откладывается ввиду исполнения заповеди изучения Торы, которая равноценна всем заповедям, взятым вместе. Когда говорится в законе, что следует отвлечься от изучения Торы ради исполнения заповеди, которая не может быть выполнена кем-нибудь другим, то имеется в виду только кратковременное отвлечение от занятий, но не отстранение от общего познания ее законов с толкованиями. Во времена Талмуда с десятилетнего возраста учили пять лет Мишну и пять лет Талмуд, поэтому при достижении двадцатилетнего возраста, если мужчина не женился, то преступал тем самым заповедь Торы «плодитесь и размножайтесь». Обязанность исполнения этой заповеди начинается с 18-летнего возраста. Поэтому, в случае женитьбы, молодой человек мог учиться еще 2-3 года без особых забот – до появления нескольких детей.

2

Тому, кто не может оставаться без жены, потому что страсти одолевают его и он не в состоянии сосредоточиться на занятиях, следует жениться, чтобы продолжать учебу не отвлекаясь, а затем изучать всю Устную Тору. Когда у него появятся дети и ему придется содержать большую семью, он не сможет заниматься Торой весь день, и в течение десяти лет изучить ее целиком и обстоятельно запомнить все законоположения с их краткими объяснениями. Говорят мудрецы: «Не тебе велено закончить всю работу, но ты же и не свободен отвлечься от нее». Следует изо дня в день увеличивать количество изученного, чтобы выучить и запомнить ее всю целиком. Если же не удастся сделать это в течение десяти лет, то пусть на это уйдет двадцать или более лет.

Человек обязан по Торе выделить значительное количество времени для учебы, например, полдня каждый день, вдобавок к ночным занятиям. Не следует заниматься ремеслом весь день или большую часть дня, ибо сказано: «И затверди их детям твоим и говори о них сидя в доме твоем, и идя дорогою...»[2]. Если сказано: «И затверди их...», то к чему написано: «говори о них»? Чтобы все твои речи были «о них», о Торе. Иными словами, пусть твоим основным делом будут они, слова Торы. В свете этого, изучение Торы должно быть постоянным занятием, а ремесло – второстепенным. И, если человек будет так поступать, у него появится возможность приблизиться хотя бы к знанию основного содержания Устного Учения: объяснению 613 заповедей, выведенным из них законам, условиям, деталям и уточнениям талмудистов.

Тот же, кто делает свое ремесло основным занятием, а Тору – временным, не сможет никогда прийти к совершенному знанию Устного Учения, ибо с течением времени изгладится из памяти то, что он учил ранее, и повторение ему не поможет в такой степени, как тому, кто считает Тору своим основным занятием. А если он будет повторять пройденное по многу раз, то у него не хватит времени для изучения нового материала в большом количестве и заучить его. В добавлении к этому, чтобы накопить знания и приобрести эрудицию во всей Устной Торе и чтобы не забывалось уже изученное – требуется помощь Всевышнего, а одного, даже многократного заучивания, – недостаточно. К примеру, есть люди, которые очень старательно трудятся, повторяя усвоенное очень много раз и, тем не менее, забывают. Всевышний же не помогает тому, кто делает ремесло своим постоянным занятием, а Тору – временным. Он посылает успех лишь тому, кто объявляет Тору своим основным делом, а ремесло – второстепенным, «возлагая на Б-га заботы свои»[3], ибо «нет преграды для Него сотворить спасение во многом или малом»[4]. Успех в деле не обязательно зависит от количества затраченного времени. Так говорят и мудрецы в Талмуде: «В прежних поколениях Тора была основным занятием, а ремесло – второстепенным. При этом сохранялось и то и другое. В последующих поколениях Тора стала временным занятием, а ремесло – постоянным. Но ни то, ни другое не имеет успеха»[5].

3

Поэтому всякий, кто по настоящему решился исполнить заповедь изучения Торы, должен зарабатывать ровно столько, сколько требует прожиточный минимум и отказаться от вожделений и бренных наслаждений. Говорят мудрецы: «Таков путь Торы: ешь хлеб с солью, воду пей мерою, на земле спи и страдальческой жизнью живи, трудясь в изучении Торы...»[6]. В таком случае человек не должен заботиться о благоденствии своей жены и детей больше, чем о своем собственном. А на все это определенно хватит непостоянного занятия ремеслом, когда Всевышний будет в помощь и пошлет ему успех, – уже не говоря о возможности сверхъестественных явлений. Поэтому и говорят талмудисты, что Гилель обвиняет бедных перед Небесным Судом в том, что они не изучают Тору как следует, ибо заняты целый день или большую часть его заработком на жизнь. Гилель же каждый день рубил дрова, зарабатывая полдинара; отдавая половину этого заработка сторожу академии, которая в те времена находилась в поле, а на оставшуюся половину он жил вместе со своими домочадцами. Эта сумма равнялась трем пундионам, а за каждый пундион в те времена можно было купить хлеб величиной примерно в шесть яиц. Этого заработка ему хватало на все домашние расходы, включая субботу и праздники. Разумеется, не всякому удается жить так, как жил Гилель, но человека судят по тому, стремился ли он жить по принципу Гилеля. Для тех, кто изучил всю Тору еще до женитьбы и помнит ее хорошо, изучение Торы по-прежнему остается главным занятием, а ремесло – второстепенным, чтобы постоянно повторяя изученное, углублять знания и выводить одно понятие из сущности другого по мере своих возможностей.

4

Все сказанное относится к одаренному человеку, который преуспевает в учении и подает надежды на то, что сможет в дальнейшем стать ученым и изучить всю Устную Тору, Талмуд и книги кодификаторов. Однако тот, кто не достиг такого уровня и не сможет постичь смысла законоположений и их оснований даже в практической части закона, затрачивая на учение большую часть времени, – не обязан вести страдальческий образ жизни и ограничивать часы своей работы для учения без ясного понимания сущности законов и их объяснений, так как он их все равно забудет. Такой человек может изучать законы из благочестия и из любви к Торе. Но по закону свою обязанность он выполняет тем, что в специально выделенные часы для изучения Торы днем и ночью, выучит и хорошо запомнит лишь то, что имеет практическое применение и поэтому является обязательным для всех. Сюда включаются те законоположения из Шулхан-Аруха, которые необходимо знать каждому человеку, изучение Агады и Мидраша или тех книг Муссара, которые основаны на толкованиях мудрецов Талмуда.

Все остальное время такому человеку следует заниматься предпринимательством, чтобы он мог материально поддерживать ученых, изучающих Тору днем и ночью и знающих досконально ее законоположения с их комментариями. Такая благодетельность вменяется в заслугу, и Тора, изученная учеными, считается его Торой, – как мудрецы истолковали стих «Радуйся Зевулун при выходе твоем, а Иссахар – в шатре своем»[7]. Занятие коммерческим делом дает возможность такому человеку также обеспечить своих детей всем необходимым, чтобы сыновья его могли посвящать себя Торе, а дочери – получить правильное воспитание, – как это обсуждается в главе «Законы о благотворительности».

Если же иногда у такого человека случается особая занятость по его делам, он может, в этом случае, ограничиться изучением небольшого отрывка, например, одной главы днем и одной главы вечером. Если же он занят настолько, что не может высвободить время для изучения даже одной главы, он должен, если нет другого выхода, исполнять обязанность изучения Торы «денно и нощно» чтением «Шма» утром и вечером[8]. Даже те, чьи способности позволяют сделать Тору их основным занятием, а ремесло – второстепенным, иногда могут исполнить обязанность изучения Торы «денно и нощно», изучая лишь одну главу утром и одну – вечером, если нет возможности освободиться от работы без ущерба. В очень трудной ситуации можно ограничиться чтением «Шма» утром и вечером.

То же относится и к человеку, который не может заниматься Торой из-за болезни или по глубокой старости. Он должен выделять часы для занятий днем и ночью по мере своих сил и возможностей. И, если ему трудно заниматься долго, то можно ограничиться чтением одной главы утром и одной вечером.

5

Все вышесказанное относится к человеку, который живет за счет собственного труда. Если же за него работают другие или же он находится на иждивении общественной кассы или индивидуальных благотворителей, то в таком случае ему следует заниматься Торой буквально «денно и нощно». В противном случае, согласно закону Торы, он своей обязанности не выполняет. Заповедь «Говори ими (словами Торы) сидя в доме своем и идя дорогою...»[9] относится к каждому еврею в равной степени. Ученые Талмуда объяснили смысл этой заповеди тем, что Тора должна быть главным и основным занятием еврея, а ремесло – мимоходным: в меру необходимости. Пустословие исключается вообще. Когда человек пустословит, он преступает положительное предписание Торы, ибо сказано: «Говори ими...» – т.е. пусть твоя речь будет в них, словах Торы, а не в пустых разговорах. О том, кто оставляет мало времени для изучения Торы, говорят мудрецы в Мидраше, что он как бы отвергает Тору. В этом духе истолкован стих «Время действовать для Б-га – они отвергли учение Твое»[10].

И даже нищий, обивающий пороги, обязан всю остальную часть дня и ночи заниматься Торой.

6

Тому, кто живет за счет собственного труда, а Тору учит лишь в установленные часы, разрешается заниматься работой или торговлей – как говорится в Торе: «И собирать будешь хлеб свой...»[11] – но не разрешается заниматься пустословием – ни говорить, ни слушать, ибо в любое время, когда человек не занят своим промыслом, он обязан учить Тору, если есть у него возможность, даже когда он находится в пути, как написано: «Говори ими... идя дорогою»[12].

Всякий же, кто может заниматься Торой, но не учит, о нем Писание говорит: «Слово Б-жье он унизил»[13].

А когда два человека сидят вместе и говорят не о Торе, то их совместное нахождение называется «сборищем шутов», как написано: «Блажен человек, который... не сидит в сборище шутов, а лишь к Учению Б-жьему стремление его»[14]. А бездельники, «сидящие по углам», упоминающиеся в Талмуде, – это простые люди, которые ничего не могут учить. Поэтому говорится, «пребывание в синагогах ам-гаарецов}5 исторгает человека из жизни»[16]. Не только пустословием нельзя заниматься, но даже мирскими науками, ибо сказано: «Говори ими...», – не примешивай к Торе других речей. Если же кто-либо, выучив всю Тору, скажет: «Я познал еврейскую мудрость, пойду-ка и изучу премудрости других народов», то ему следует вспомнить написанное: «Уставы Мои соблюдайте, чтобы ходить по ним...»[17] – нет у тебя права освободиться от них! Уже не говоря о том, что ученый Торы, который должен ей посвящать день и ночь, не может отвлечься от нее. Как говорят в Талмуде: «Пусть он найдет время, которое не относится ни ко дню, ни к ночи, и занимается ими (науками)»™. Тем не менее, иногда, в нерегулярном порядке, можно талмид-хахаму*[9]но не остальному люду – изучать другие науки[20], чтобы извлекать из них поучение, нужное для Торы, для богобоязненности или этических правил поведения. Однако это не должны быть книги еретиков, т.е. языческих философов, которые отрицали Провидение и пророчество. Такие книги нельзя читать даже иногда и нельзя из них извлекать поучений в этике или богобоязненности. Поэтому, когда слова их приводятся в еврейских книгах, надо быть с ними осторожным. Эти книги имели в виду мудрецы, говоря, что тот, кто читает «внешние книги», не имеет удела в грядущем мире. А мудрецы прежних поколений изучали их лишь для того, чтобы отвечать на них и укреплять нашу веру. Это было вызвано необходимостью того времени дать ответ языческим еретикам, которые вели диспуты с евреями.

[1] Бытие, 1:28.

[2] Второзаконие, 6:7.

[3] См. Псалмы, 55:23.

[4] См. 1-ю кн. Самуила, 14:6.

[5] Берахот 356.

[6] Авот 6, 4.

[7] Второзаконие, 33:18. Говорят мудрецы: Зевулун и Иссахар заключили между собой договор: Иссахар посвятит себя Торе, а Зевулун будет коммерсантом и своими богатствами содержать его, обладая участием в Торе Иссахара. Поэтому и написано: «Радуйся Зевулун при выходе твоем (на торговлю), а Иссахар – в шатре своем (изучая Тору)».

[8] Шма – отрывок из Второзакония 6:4, читаемый утром и вечером.

9 Второзаконие, 6:7.

[10] Псалмы, 119:126.

[11] Второзаконие, 11:14.

[12] Второзаконие, 6:7.

[13] Числа, 15:31.

[14] Псалмы, 1:1-2.

15 «Ам-гаарец» – (букв, «народ земли») – невежда, неуч в Торе, человек живущий «земной», бездуховной жизнью.

[16] Авот 3, 10.

[17] Левит, 18:4.

18 Талмуд, Менахот 996.

19 «Талмид-хахам» (букв, «ученик мудреца») – так называются ученые Торы. «Ученик мудреца» (а не просто «мудрец») указывает на скромность, которой должен обладать ученый, а также на преемственность Торы, идущей от учителя к ученику, начиная от Моисея, получившего ее от Б-га. /Прим, перев./

[20] В своей книге «Ликкуте Амарим» рабби Шнеур-Залман пишет, что «занятие науками народов-идолопоклонников оскверняет интеллектуальные силы божественной души» (ч. 1, гл. 8). (Дело в том, что в мирских науках реальность вселенной принимается, как сама собой разумеющаяся, а в Торе (Б-жественной науке) мир создан из Небытия и его реальность не абсолютна. Поэтому увлечение «внешними» науками умственных сил божественной души ведет к их осквернению.) Если, однако, изучение этих наук вызвано необходимостью использования их для Торы или превращения их в источник дохода, который позволит уделять больше внимания служению Б-гу, такое занятие ими оправдано. Этим объясняется почему Маймонид, Нахманид и их последователи занимались мирскими науками (там же). /Прим, перев./

 

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру