Хасидские истории (4)

Один из самых опытных и набожных резников пришел к раби Раяцу с просьбой:

– Раби, освободите меня от должности, я решил переменить профессию. На прошлой неделе я просматривал книгу «Гаканэ» (законы кашерного убоя скота). Так много тонкостей и сложных правил! Я боюсь, что не уберегусь и нарушу по ошибке одно из них. Лучше уж быть сапожником и спать спокойно.

– Что ж, будь сапожником. Но учти, что тогда евреям придется покупать мясо у резника, который не боится ошибиться и нарушить закон.

Так резник остался резником.

ПОСТИТЬСЯ ИЛИ НЕТ?

Однажды, во время тяжелой засухи, жители одного из местечек Польши объявили пост и день молитвы о дожде.

Проходя мимо дома раби Авроом-Гэшэля из Апты они с удивлением увидели, что цадик кушает и пьет.

На удивленные вопросы хасидов ребе ответил:

– Когда вы не едите и не пьете, вы не нуждаетесь в дожде и урожае. Ваша молитва остается неуслышаной. Но если Вс-вышний видит, что мы нуждаемся в еде и питье, наверняка смилостивится и даст дождь.

СОРЕВНОВАНИЕ

Раби Симха-Бунем из Пшисха говорил своим ученикам:

– Всем, что я знаю, я обязан городскому кузнецу. Когда я был молод, я жил на всем готовом и просыпался поздно утром. Так было до тех пор, пока поблизости от нашего дома не начал работать кузнец. Он будил меня утром и я садился за учебу. Однажды я подумал: «Если он просыпается так рано ради заработка, неужели я не проснусь раньше него ради изучения Торы». Назавтра я встал раньше. Кузнец рассердился: «Если богатый бездельник просыпается так рано, то...» Так мы и соревновались с ним, пока я не научился сидеть за книгами всю ночь.

НУ И ЧТО?

Раби Менахем-Мендл из Коцка учил своих хасидов ни от какого поношения не падать духом и ни от какой похвалы не впадать в гордыню. Его ученик раби Борух жил в Карпатских горах неподалеко от маленького местечка. Местные евреи почитали его и приносили ему еду. Однажды в местечке незамужняя женщина родила и указала на раби Боруха как на отца. Возмущенные горожане пришли к нему. Выслушав их обвинения, раби Борух пробормотал: «Так она сказала? Ну и что...»– повернулся и вошел в свою лачугу. С тех пор никто не вспоминал о нем, никто не носил ему в горы еду. Двадцать лет спустя женщина призналась, что родила не от отшельника, а от мужика. Смущенные горожане пришли просить прощения. «Вот как. Ну и что...» пробормотал раби Борух, возвращаясь в лачугу.

ВКУС И ЗАПАХ

В Ту-бишват (новый год деревьев) было принято устраивать большую трапезу с сушеными фруктами из Эрец-Исраэль. Особенно любили в холодных европейских странах экзотические боксэры – плоды стручкового дерева. На такой трапезе у раби Леви-Ицхака из Бердичева один из хасидов благословил боксэр – и, откусив от него, закатил глаза: «Вкус Эрец-Исраэль!». Ребе вздохул и указал на сугробы за окном:

– Да, только вкус... А в Эрэц-Исраэль у Ту-бишвата свой запах – за окном цветут деревья.

ПЕРЕСОЛИЛИ

Когда приехал раби Шломо из Карлина к Старому Ребе, все «при дворе» забегали, готовясь принимать дорого гостя.

На кухне тоже стояла суета. Так и вышло, что каждый, кто проходил мимо котла с чолнтом, посолил его. Блюдо вышло пересоленным и раби Шломо не мог его кушать. С удивлением, он обнаружил, что Старый Ребе съел все, что ему подали. Он решил, что тот заставил себя проглотить несъедобное варево, чтобы не смутить повара, но Ребе объяснил:

– С тех пор, как Магид открыл мне вкус Торы, я не чувствую вкус пищи.

КУДА НИ СТУПИШЬ

Однажды пришел к раби Цемах-Цедеку хасид, которому была не чужда гордыня. Ему было трудно принимать слова критики, которые то и дело бросали в его сторону другие хасиды.

– Раби! Я уже не могу входить в синагогу. Все топчут меня! Ответил ему раби:

– Каждый, кто входит в синагогу, наступает на тебя?! Может быть, все дело в том, что ты занимаешь слишком много места? Ты просто занял всю синагогу, где ни ступишь -ты.

ОТШЕЛЬНИК И СВЯТОЙ

Однажды рассказали раби Симхе-Бунему из Пршисха, что в Карпатских горах живет еврей-отшельник. Рассказчик назвал его святым.

– Святость человека не зависит от того, где он живет,– сказал раби. – Случается, что отшельник выглядывает из своей кельи, чтобы узнать, все ли заметили его святость. Случается, сидит в трактире еврей, вокруг пьют водку и дерут глотки, а он свят.

ВСЕ УЖЕ СКАЗАНО

Известны слова Старого Гебе: жить в ногу со временем, – помнить, что ответы на самые актуальные вопросы можно найти н недельной главе Торы и hафторе (главе из Пророков).

Однажды в ссылке в Алма-Ате раби Леви-Ицхак Шнеерсон читал hафтору. Когда он замолчал, община стала просить его сказать проповедь.

«Вэн ир волт гэвэн цугэhэрт гут ну ди вэртэр фун ди пафтойрэ, hoб их шойн гэзогг», – есои вы внимательно слушали глану, которую я читал, вы не нуждаетесь в проповеди – я все уже сказал.

ПИКУАХ НЕФЕШ

У хасидов заведено на исходе субботы пить чай и рассказывать истории о святом Беште. Однажды, когда у Люблинского цадика провожали субботу, вбежал в дом растрепанный еврей, размахивая руками. Увидев, что все слушают ребе, он уселся на край скамейки и стал ждать. Когда ребе закончил рассказ, еврей внезапно вскочил и закричал: «Гвалд! Пожар!» Оказалось, что он пришел предупредить хасидов и ребе о пожаре, но постеснялся прервать рассказ. «Почтение к Торе – большое дело!»– сказал ему ребе.– «Но забота о жизни евреев -стократ важнее. Здесь нет места промедлению: ведь каждый еврей –

КАК УЗНАЕМ?

Однажды сумасшедший забрался на вершину Масличной горы в Иерусалиме и стал трубить в огромный шофар. Люди решили, что сбывается пророчество и вот-вот появится Машиах, и в панике носились по улицам города. Сказал рабби Менахем-Мендел: «Евреи, остановитесь, не пришел еще Машиах: если бы пришел, не выглядел бы мир сегодня, как вчера и сто лет назад» Похожий случай был и в местечке Надразин. Сумасшедший поднялся на подводу посреди ярмарки и кричал: «Евреи, пришел Машиах! Все начали в панике бежать домой, дети разревелись. Сказал им рабби Яаков: «Не пришел еще Машиах: если бы пришел, не плакали бы еврейские дети»

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Говорил рабби Менахем-Мендл из Коцка:

– Я уверен, что если бы все мудрецы и праведники Израиля договорились между собой и назначили бы день, когда придет Мошиах, если бы одели праздничные одежды и вышли бы его встречать – неопозорил бы их Вс-вышний и послал бы им Мошиаха. Да только вот беда: сделать так, чтобы все мудрецы и праведники Израиля договорились о чем-нибудь между собой может только Мошиах!

ОСТРИЕ ИГЛЫ

О раскаянии («тшуве») сказано:

«Откройте Мне вход размером с острие иглы и Я открою вам вход, как врата Храма».

Говорил раби Менахсм-Мендл из Коцка:

– Шаг, который человек делает навстречу Вс-вышнему, может быть маленьким («с острие иглы»), но чтобы достичь результата – перерождения души – раскаяние должно быть искренним и болезненным, как укол иглы в самое сердце.

АЛЕФ-БЕТ

Раби Менахем-Мендл из Коцка однажды удивил учеников и хасидов. Приехали к нему на праздники два учителя: у одного ребе учился в хедере, у другого – в ешиве. Казалось бы, тому, кто учил его Талмуду, должен ребе оказать больший почет, чем тому, кто учил его алфавиту. Но на деле вышло наоборот. Удивленным ученикам ребе сказал: «Тот, кто учил меня премудростям Талмуда, передал мне знания, которые можно истолковать по разному, можно оспаривать. Меламед же научил меня безусловной истине: алеф есть алеф, бет есть бет.

ВЕСЕЛЬЕ И ДОЛГИ

Говорил раби Симха-Бунем из Пшисха:

– По настроению купца можно судить о годовом балансе его дела. Если печален – он в долгах. Если весел – ему должны и наверняка вернут. Вне торговли – наоборот. Если ты видишь человека в печали, желчного, вечно ворчащего, знай, что он считает, что Вс-вышний в долгах перед ним, недодал ему, слишком жесток с ним. А если весел человек – значит считает, что получил даже больше, чем ему полагается, Вс-вышний щедр и великодушен к нему. Потому и сказано: «Служите Вс-вышнему в веселье»»,– значит, не будьте неблагодарны.

НЕ МОЖЕМ ИНАЧЕ

Рассказывают об учителях хасидизма, учениках святого Баал-Шем-Това и великого Магида, что, читая главу «Бэхукотай», они повышали голос, произнося благословения и понижали его, читая проклятия. Спросили ученики у раби Леви-Ицхака из Бердичева:

– Новый ли это обычай, или он введен основателями хасидизма?

– По правде говоря, так заведено издавна во всех общинах Израиля. Но если раньше чтец специально повышал и понижал голос, то со времен Бешта мы просто не можем читать иначе.

КТО ГОДИТСЯ В ШОХЕТЫ?

Раби Рашаб рассылал лучших твоих учеников по городам и местечкам России, чтобы ни одна община не осталась без раввина и шохета. Один из лучших учеников однажды взмолился:

– Не могу я принять на себя такую ответственность: быть шохетом. ( лишком хорошо знаю, сколько трудных вопросов галахи приносит каждый будний день: кашерно – не кашерно. чисто – нечисто, можно – нельзя. Я боюсь ошибиться и ввести целую обшипу к грех.

Усмехнулся ребе Рашаб и спросил: – Что же ты предлагаешь? Назначить раввином того, кто не знает закона или того, кто не боится ошибиться?!

СТРАННЫЙ СОН

Раби Меир из Премышлян говорил: «Когда я был молод, не хотел я быть старостой, распределяющим милостыню, но однажды увидел такой сон: стоит очередь в рай. Первым подходит к вратам знаток Торы. Отодвигают его стражи в сторону: «Не спеши, надо проверить, не было ли твое занятие Торой фальшивым». Подходит цадик, говорят ему: «Повремени, надо проверить, не были ли твои молитвы фальшивыми». Подходит еврей, раздававший милостыню, говорят ему стражи: «Заходи, монеты твои не были фальшивыми и спасли людей от голода».

ПЛАКАТЬ ПО НОТАМ

Синагоги Германии славились отменным порядком, театральной эстетикой и профессиональным уровнем канторов. Да вот только злые языки поговаривали, что молитвы в Германии холодные, без души.

Однажды в дни слихот зашел берлинский еврей в неказистую синагогу в Польше и остался недоволен: молящиеся фальшивили, бормотали не влад, всхлипывали.

– Вам надо непременно обзавестись дирижером, солистом и хором, – посоветовал берлинец.

– А что, у вас в Берлине принято плакать по нотам?! – удивились польские евреи.

ГРЕХИ И СЛЕЗЫ

Раби Зуся из Аниполя вошел в синагогу накануне Иом-Кипура и застал всю общину в сборе. Люди стояли в тишине и готовились к молитве «Кол Нидрей», глаза их были полны слез.

– Г-споди! – произнес раби, подняв глаза, – если эти слезы не разорвали еще приговор на новый год, то слова молитвы, которые вот-вот польются из сердец и уст, наверняка заставят содрогнуться небеса. Но если бы евреи не грешили, не было бы и раскаяния, не было бы ни этих слез, ни этой молитвы. Прости же свой народ, ведь Ты видишь, что даже грехи его приносят в мир добро.

ИСЦЕЛЕНИЕ

Дочь раби Меира из Премышлян умирала от чахотки и врачи не давали ей больше одного дня. Дело было в Симхат-Тора и, как положено, раби плясал. Плакал, давился слезами, но «веселил -ся», как велит Тора. И вдруг остановился посреди зала, поднял красные глаза к небу и сказал:

– Г-споди! Ты велел трубить в шофар в Рош паШана – Меирка трубил. Сказал поститься в Йом-Ки-пур – я постигая. Сказал построить сукку и жить в ней – сделано . А теперь Ты велишь веселиться? Сказано в Талмуде, что надо радоваться беде, как радуются счастливому случаю, благодарить Тебя за зло и добро в равной мере. Так вот, у меня большая «радость» – дочь умирает. Сказано: нельзя смешивать две радости. Так чему же прикажешь радоваться – болезни дочери или празднику? !

ДЕЛО ДЕЛАТЬ

– Что ты делаешь перед утренней молитвой? – спросил ребе у одного хасида.

– Думаю о Вс-вышнем,– ответил хасид.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что этим хасид занят постоянными размышлениями на «высокие темы».

– Ты постоянно думаешь о Вс-вышнем, – сказал Ребе, – а когда же ты начнешь думать о себе?

Услышав эти слова, хасид упал в обморок.

Когда он пришел в себя, ребе сказал:

– Не нужно падать в обморок, нужно дело делать.

ХАСИД-ФОНАРЩИК

– Ребе, что такое хасид?

– Хасид – это фонарщик, он зажигает все фонари, встречающиеся у него на пути.

– А что, если фонарь находится в пустыне?

– Нужно пойти и зажечь его, безлюдность пустыни станет заметна.

– А что, если фонарь в море?

– Тогда нужно раздеться и прыгнуть в море и зажечь фонарь.

– Да, это хасид.

– Но Ребе, я не вижу фонарей.

– Это потому, что ты не фонарщик, – ответил Ребе.

– Как же стать фонарщиком?

– Прежде всего, нужно удалить зло из себя – и тогда ты увидишь фонарь, который нужно зажечь в другом.

ВОПРОС КАПИТАНА

Знаток Талмуда из Литвы пришел к рабби Менахем-Мендлу.

– Я могу ответить на любой вопрос в Талмуде, – хвастливо заявил он.

– Куда нам в Талмуде разбираться! Нам бы буквальный смысл слов Танаха (Библии) понять, – воскликнул раби Менахем-Мендл, – А вот на вопрос капитана тебе придется ответить, хочешь или не хочешь.

Талмудист не понял, о чем говорит ребе. «Дурачится»,-подумал он. Так они и разошлись, каждый своей дорогой.

И только подходя к Вильно вспомнил талмудист слова из Танаха, на которые намекнул ему ребе. Капитан корабля, на котором плыл пророк Иона, спросил его во время шторма: «Что ты спишь?! Встань и обратись к Вс-вышнему!

ПРАВЕДНИКИ И КАЛЕКИ

Сказано в книге псалмов царя Давида:

«Вс-вышний дает прозрение слепым, Вс-вышний распрямляет согбенных, Вс-вышний любит праведных».

С чего это праведники упомянуты среди калек?!

Говорил раби Симха-Бунем из Пшисха:

«Во-первых, подлинный праведник всегда с несчастными, больными, со всеми, кто нуждается в его помощи.

Во-вторых, не случайно здесь упомянуты именно слепые и согбенные: не таковы ли подлинные праведники – не видят грехов народа своего и склоняют голову перед Вс-вышним.

В-третьих, есть ли в мире больший калека, чем праведник, считающий себя праведником?!

НЕПОПУЛЯРНАЯ НАУКА

Привели к раби Цадоку из Люблина сына одного из его хасидов, студента университета.

Стал его ребе расспрашивать, ко всеобщему удивлению, о том, какие есть в университете факультеты. Студент называет, а ребе все переспрашивает: «А еще, а еще?» Студент припоминает еще, а ребе не отстает, спрашивает и спрашивает.

– Человек исследует в Б-жем мире все, что только можно вообразить: горы и то, что под ними, моря и то, что в них, тело человека и жизнь растений, животных и звезды, способы добычи и производства материалов. Только одно, видимо, ему неинтересно и неведомо: проявление Тво-1 рца в душе человека.

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ

К раби Моше из Кобрина пришел хасид, молодой человек, оставивший семью в поисках духовного совершенства. Спросил его ребе:

- Что ты у меня ищешь?

- Говорят, великое сокровище для хасида – разбитое сердце. Мое сердце не таково, этого и ищу я у ребе.

Вздохнул ребе и отвтетил:

- Иди домой, посмотри на жену и детей – брошенных, голодных, раздетых. Или сердце твое разобьется, или нет у тебя сердца вовсе.

А к ребе не за этим ходят, у меня просят радости и благословения.

ПРОРОК-ТРУБОЧИСТ

Хасид, известный своими мистическими фантазиями пришел к раби из Кобрина с известием:

– Я видел пророка Элияу!

– Да?!– спросил ребе,– Как он выглядел? Высокий?

– Да.

– С темным лицом?

– Да.

– С лестницей и веревкой? Да.

– В высокой шапке и сапогах?

– Да!

– Успокойся, братец. Ты видел трубочиста.

 

СКРОМНОСТЬ ГИЛЛЕЛЯ

Сказанов Талмуде: «Да будет всякий человек скромен, как Гиллель».

Спросили у раби Ехиел-Меира из Островца:

– Шуточное ли дело?! Великий Гиллель – пример для всех, но как можно потребовать от каждого быть подобным ему?!

Ответил раби:

– Да ведь не сказано, «да будет всякий человек мудр, как Гиллель» или «да будет всякий человек свят, как Гиллель». Если бы так, была правда с вами. Но если сказано «да будет всякий человек скромен, как Гиллель», нет места удивлению: если великий Гиллель не был гордецом, то тебе-то, чем гордиться?!

ДВАЖДЫ

Однажды в комнату р.Хаима из Цанза зашел нищий. Долго рассказывал он о своей прошлой жизни, о разорении и нынешних бедах, и по щекам ребе текли слезы. Молча он открыл ящик стола, вынул оттуда крупную купюру и отдал нищему. Простился с ним и остался в комнате один. Но несколько минут спустя выбежал на улицу и, догнав нищего, дал ему еще раз милостыню.

– Вс-вышний велел нам помогать нуждающимся. Я понял, что первую сумму денег я дал, чтобы унять свою сердечную боль и успокоить совесть. Но этим я помог себе, стало быть, не исполнил заповедь. Поэтому только вторая сумма может считаться милостыней.

 

В 1843 году в Петербурге проходила Всероссийская конференция раввинов, обсуждавшая дальнейшую судьбу еврейских учебных заведении: Государь Император требовал немедленных «прогрессивных» реформ, которые вывели бы еврейство из «состояния дикости». В ходе конференции третий Любавичскпй ребе Цемах Цедек решительно выступал против реформ и был арестован.

– Не усматриваете ли вы в своих действиях бунта против царя? – спросил следователь.

– Бунтующий против царя земною рискует жизнью в этом мире, а тот, кто пренебрегает волей Царя царей царствующих. Вс-вышнего, рискует жизнью души своей. Что же я, по-вашему, должен предпочесть?

ПРАВЕДНИК В ТУМАНЕ

Сказал рабби Давид-Моше из Чорткова:

– Вс-вышний говорит Моше: «Вот, Я подхожу к тебе в густом облаке, чтобы слышал народ, как говорю Я с тобой». Праведника всегда подстерегает опасность подняться слишком высоко и оторваться от своего поколения. Поэтому окружает его Вс-вышний густым облаком страданий и тем связывает его с миром, и только бла годаря этому слышат и понимают люди его слова. Но и в страданиях видит праведник только Вс-вышнего, как сказано: «И вошел Моше в туман, где Б-г».

 

*

Сказано: «Почет гонится за тем, кто от него убегает».

Спросили ученики у рабби Дувидла из Тольна:

– Билъам сказал Балаку, что не ищет почета, почему же почет не «погнался» за ним? Как сказал царь Балак: «Хотел я тебя почтить, да не дал мне Вс-вышний».

Ответ рабби Дувидл:

– Верно сказали мудрецы: почет и в самом деле гонится только за тем, кто от него убегает. Но тот, кто убегает от сланы «понарошку», подобно Билъаму, со временем обнаруживает, что и слана гонится за ним не всерьез.

РАЗБАВЛЕННАЯ ПРАВДА

Жил-был молочник. Каждый день он принимал из рук жены ведра со свеженадоенным молоком... разбавлял его водой и разносил по домам соседей. Разбавлять начали молочники еще до поколения его деда. Из поколения в поколение пили горожане разбавленное молоко. Но однажды наш молочник раскаялся и решил больше не разбавлять. Назавтра все покупатели напали на него и стали жаловаться на непривычный вкус молока. Пошел молочник к рабби Менахем-Мендлу из Коцка:

– Таков наш мир, – успокоил его тот, -людей веками привыкали ко вкусу лжи. Они забыли вкус правды и с отвращением выплевывают ее, как твои покупатели – настоящее молоко.

 

«Хатам Софер» – раввин Братиславы относился с изрядным скепсисом к иллюзии, что сильными аргументами можно переубедить убежденного. Он рассказывал: два еврея увидели ночью темный силуэт на заборе.

– Ворона, – сказал один.

– Кошка, – возразил другой.

– Бросим в нее камень, – предложил первый. – Полетит – значит ворона. Побежит – значит кошка.

Так и сделали. Полетела.

– Я же говорил: ворона, – подытожил спор первый.

– Если бы не видел своими глазами, – пробормотал второй, – ни за что не поверил бы, что кошки умеют летать.

НЕТУ ТАКОГО СЛОВА: НЕТУ

Молодой хасид пришел к Гурскому ребе с жалобой на отца: он и его семья голодают, а отец не помогает им. Вызвал ребе к себе отца, а тот говорит: «А что я могу сделать?! У меня самого ничего нет!»

Ответил ему ребе: когда евреи требовали мяса, Моше сказал Вс-вышнему: «Разве я вынашивал и рожал их?! Откуда возьму для них мясо?!» Спрашивается, почему он заговорил о родах и отцовстве? Если у него объективно нет мяса, какое имеет значение, родил он евреев или нет?! Из слов Моше, говорю я тебе, мы учим очень важную вещь: настоящий отец не может сказать сыну: «Нету!» Тот, кто родил, должен прокормить – во что бы то ни стало.

ТШУВА

Чтобы совершить тшуву, надо в совершенстве знать Закон. Ибо как можно исправить кривое, не зная как выглядит прямое?!

р.Нахман из Бреслева, «Ликутей Моаран»

*

Даже еврей, по уши погрязший в грехах, может совершить тшуву. При одном-единственном условии: если перестанет лгать самому себе.

р.Симха-Бунем из Пршисха

*

Настоящая тшува – когда человек не только не грешит, но и не помнит, что когда-то грешил.

«Цидкат цадик»

*

Праведник не должен любить себя.

Кающийся не может любить себя.

Злодей за что будет любить себя?!

Себя не должен любить никто, ближнего же должен любить каждый.

«Хозэ» из Люблина.

 

ПЧЕЛЫ

Раби Пинхас из Корица сказал одному хасиду:

– Знаешь, я не понимал раньше, почему в Талмуде сказано, что душ гордецов переселяются после смерти в пчел. Вот я и думал всё: а почему именно в пчел? Но вот с годами я насмотрелся на гордецов: «Это же я -писатель! Это же я – ученый, Это же я – раввин!»,– для них так важно, чтобы их заметили, узнали в лицо. А еще я с одами наслушался пчелиного жужжания и начал различать, что они жужжат: «Это ж-ж-ж-ж-ж-же я – писатель! Это жж-ж-ж-ж-ж-же я – ученый, Это жж-ж-ж-ж-ж-же я – раввин!» – но никто не узнает вчерашних знаменитостей в летучих жужжалках!

ПЕРЬЯ ПО ВЕТРУ

Некий хасид грешил злословием болтал языком, порочил людей.

Когда он осознал свою вину, он попросил у ребе рецепт искупления.

Ребе велел ему вынести из дома несколько подушек, распороть их и пустить перья по ветру.

Требование было несколько странным, но легким. Выполнив его, провинившийся вновь пришел к ребе.

– А теперь, – сказал ребе, – пойди и собери все перья. Я верю, что ты искренен в своем желании искупить свою вину. Но исправить то, что сделали твои слова, так же трудно, как собрать пущенные по ветру перья...

О НОВЫХ ИЗОБРЕТЕНИЯХ

– Учиться можно, глядя на любую вещь, – говорил Садигорский рабби своим хасидам.

– Чему же учит нас, – спросил один хасид с сомнением, – железная дорога?

– Опоздав на миг, можно упустить все.

– А телеграф?

– Каждое слово на счету.

– А телефон?

Там слышат, все что мы говорим здесь.

– А аэроплан?

– Не только птицы могут летать.

– А автомобиль?

– Возница может обойтись без лошадей, а лошади без возницы обойтись не могут.

ПОЧЕСТИ

Когда Аптский реббе, рабби Авраам-Йешуа-Эшэль, учитель тысяч хасидов, выезжал в соседние города и местечки, за его коляской шли толпы народа, на каждом перекрестке ждали сотни евреев, чтобы увидеть лицо праведника.

– Почему они оказывают мне все эти почести? В чем провинился я перед Вс-вышним? – с горечью спросил он однажды сына, ехавшего вместе с ним.

– Успокойся, эти люди не оказывают тебе никаких почестей, отец мой и учитель, они пришли посмотреть на меня, – утешил его Ицхак-Меир.

– Почему же они хотят видеть тебя, – спросил рабби, уже улыбаясь.

– Как?! Ведь я же сын праведника из Апты!

И возьмут Мне пожертвование...

Почему глава «Трума» (пожертвование, поднятие) следует после главы «Мишпатим» (законы)? Потому что пожертвования на храм приносят только из имущества, нажитого по закону.

Наворованное никогда не превратится в труму, никогда не поднимется.

Золото, серебро и медь...

Вс-вышний дает еврею материальное, чтобы он сделал из материального духовное.

Поэтому пожертвование называется «трума» от глагола «поднять» – из материального в духовное. Монетка, поданная нищему, превращается из кусочка металла в спасенную жизнь.

 

*

«И сбросили они, золотые кольца... и сделал это тельцом литым».

Таков выбор: или абсолютная власть Вс-вышнего, или абсолютная власть золота.

р. Натан из Бреслева

«Помилуй народ этот, а нет – сотри и меня из Твоей Книги!»

Нет в этих словах ни преувеличенного благородства, ни рисовки: все именно так и есть. Если народ грешит, весь его грех возлагается на главу народа. Он и в самом деле виноват и достоин быть стертым из Книги.

Так, во всяком случае, должны думать о себе лидеры Израиля.

р. Исраэль Баал-Шем-Тов.

 

*

В книге «Мишлэй» наш царь Шломо говорит: «От Вс-вышнего – шаги героя, а человек – что поймет в своем пути?»

Гершеле, шут при дворе раби Боруха, шел однажды с тфилин в синагогу. Городовой остановил его:

«Куда?».

Ответил Гершеле:

«Не знаю». Привел его городовой в участок и говорит: «Все вы никогда ни слова правды не скажете. Говоришь, «не знаю», а ведь у тебя же в руке – молитвенные принадлежности для того, чтобы идти в синагогу!»

Ответил Гершеле: «Это правда, что я собирался в синагогу, но никогда не знаешь, куда придешь в конце концов, вот и я – пришел не туда, куда собирался».

*

Сказали однажды в присутствии раби Раяца:

– Каждый еврей подобен букве в свитке Торы. Если одна буква повреждена или стерлась какая-нибудь ее часть, то, чтобы восстановить святость всего свитка, нужно подправить букву.

– Нет, – сказал Раби, – каждый еврей подобен букве, выгравированной на драгоценном камне. Такая буква не может повредиться, стереться или потускнеть, как буква, написанная чернилами на пергаменте.

Камень может запачкаться, углубления в нем могут заполниться пылью так, что буква будет совершенно не видна, но стоит дунуть на нее или промыть камень под проточной водой – и буква на камне засияет как новенькая, без щербинки и повреж-

 

ТРУДНО БЫТЬ БОГАТЫМ

Говорил раби Симха-Бунем из Пшисха:

- Тот, кто не имеет средств на пропитание – я знаю откуда черпает жизнь – из веры во Вс-вышнего. Но откуда черпает жизнь тот, кто живет в изобилии – не приложу ума!

Когда Вс-вышний проклял змея, Он сказал: «Прах будешь есть все дни жизни...» Разве это проклятие?! Каждый был бы рад питаться тем, что в изобилии можно найти без труда. Но, на самом деле, нет проклятия больше этого: Вс-вышний дает тебе пропитание в изобилии на всю жизнь. И словно говорит: с тобой Я разобрался, иди, ешь, и не попадайся мне больше на глаза.

*

По улице маленького еврейского местечка идут отец и сын. Отец наставляет ребенка:

«Ты уже большой мальчик, скоро пять лет. Два года уже учишься, а прилежания в тебе мало. Меламед жалуется, что ты все ворон считаешь на уроках. Ну что из тебя выйдет? На кого ты будешь похож? На гоя ты будешь похож! Невежей и хамом будешь!..»

И отец озирается по сторонам в поисках наглядного примера. А в это время по улице проезжает карета, запряженная шестеркой лошадей, а в карете – генерал. Этого-то отцу и нужно: «Посмотри на этого гоя! Если не будешь учиться – • станешь как он!»

НЕ ПОМОГЛО

Некий еврей вычитал в святых книгах, что тот, кто воздержится от пустословия в течении сорока дней, удостоится святого духа.

Молчал он сорок дней, но ничего особенного не почувствовал.

Поехал к раби Исраэлю в Ружин, чтобы тот объяснил ему, в чем тут дело. А тот, вместо ответа, повел молчальника на конюшню:

– Смотри, эта лошадь не сорок дней, а с самого рождения своего не говорила пустых слов. У нее тоже ничего не вышло, святой дух не посетил и ее.

О, ВРЕМЕНА...

«Спроси отца твоего, он скажет, спроси стариков, они поведают».

Рабби Моше-Ицхак из Кельма комментирует кажущуюся избыточность этого текста:

«В старые времена было достаточно спросить отца, каждый знал Тору и мог ответить на вопросы детей. Но в нашем поколении случается, что сын знает Тору в большей степени, чем отец (хотя, впрочем, оба не знают почти ничего). И тогда отец должен послать сына со всеми вопросами, которые мучают того к старикам, изучающим Тору. Таким образом, стих надо читать иначе: «Спроси отца твоего, он скажет: «Спроси стариков, они поведают».

*

Сумасшедший бежал по базару в Бердичеве с криком:

– Машиах пришел, Машиах пришел!

Когда он пробегал под окнами дома р. Леви-Ицхака, всполошились его хасиды:

– Как узнаем, правда ли в его устах? Ведь говорит Рамбам: «нет различия между...» временами обычными и днями Машиаха, кроме тирании гоев. Сколько времени пройдет, пока узнаем, пала ли тирания?!

Прислушался раби Леви-Ицхак к голосам вокруг и промолвил:

– Не пришел Машиах. Дети плачут. Когда придет Избавитель, не будут плакать дети Израиля.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .