Глава 3. СЛУЖЕНИЕ Б-ГУ

СЛУЖЕНИЕ Б-ГУ

63

Погоня за пропитанием

На второе утверждение злого начала (оно состоит в том, что, поскольку невозможно исполнять требования Закона к чистоте языка во всех подробностях, лучше вообще не стараться делать это) следует отвечать так: «А позволил бы я себе поступить так же, если бы дело касалось моих торговых операций? Представь себе: вот мчусь я со всех ног, чтобы успеть заключить какую-нибудь сделку, которая принесет немного денег мне и моей семье. И налетаю на прохожего, а он вдруг говорит мне: «Что ты так несешься? Неужели ты думаешь, что сможешь стать самым богатым в мире, сравниться с таким-то и таким-то?» Ты бы сам на моем месте ответил ему: «Ну и что? Теперь я должен сидеть сложа руки и не могу зарабатывать себе на жизнь?»

И если даже в отношении дел этого бренного мира все так очевидно, что же сказать о тех делах, которые прямо касаются моей души? Предположим даже, что я не смогу исполнять требования чистоты языка во всех их подробностях и частностях, хотя это и позволило бы мне подняться на высочайшую ступень святости. (3oгap святой в главе Хукат говорит, что человек, хранящий свои уста и свой язык, удостаивается быть облаченным в Дух Святости — см. в первоисточнике. — Прим. сост.) Заслужит он также и вечного света, скрытого ради праведников, а этого света не могут представить себе ни ангелы, ни кто-либо другой, по словам мудрецов Талмуда. И рабейну Хананель приводит в одном месте рассказ рава Моше Кордоверо благословенной памяти, который увидел однажды во сне автора Шошан Содот, и каждый волос бороды его сиял, как факел. Этот великий праведник удостоился такого света за то, что всегда остерегался вести беседы о суетном (см. рассказ целиком в первоисточнике. — Прим. сост.) И что же, из-за этого я вообще не стану заботиться о том, чтобы вести лишь подобающие беседы и не оказаться, Б-же упаси, в «группе злоязычников» или в компании с иными злодеями, о которых сказали мудрецы Талмуда: «Эти люди не удостоятся видеть Лик Б-жественного Присутствия»?»

Именно это имел в виду царь Шломо, да пребудет он в мире, когда сказал в книге Когелет: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, — делай!» Он хотел научить нас, что, даже если человек подумает, что не сможет завершить исполнение заповеди так, как требуют все ее законы и подробности, все равно он должен сделать хотя бы то, что в его силах.

И то же самое сказали мудрецы Талмуда, разъясняя стих из Писания: «Тогда выделил Моше три города...» Что хотело Писание сообщить нам этим? А дело в том, что те три города-убежища, которые выделил Моше на восточном берегу Иордана, не могли исполнять своих функций, пока не выделены еще три города на западном берегу (их можно было выделить лишь после того, как евреи войдут в Землю Израиля и захватят ее. — Прим. пер.). И Моше-рабейну к этому моменту уже знал, что не войдет в Землю Израиля (поэтому заповедь выделения городов-убежищ не будет им завершена. — Прим. пер.). И тем не менее так сказал он себе: «Это неважно; что в моих силах исполнить, я исполню». Так объясняет этот стих в своем комментарии Раши.

И все, что мы здесь, с Б-жьей помощью, растолковали, содержится в одной фразе из Авот де-рабби Натан: «Не отдаляйся от меры, которой нет конца». Эта фраза имеет такое продолжение: «...и от работы, которой нет завершения», — и речь идет о работе изучения Торы, как доказывает притча, которой проиллюстрирована эта фраза (см. первоисточник).

Шмират га-Лашон, введение

64

Как поступает человек, отец которого не оставил ему в наследство денег?

Следует знать, что в этом стихе («Если станешь искать ее, как серебра...») содержится еще несколько важных вещей. Сейчас мы обсудим их, каждую в отдельности.

Есть люди, не старающиеся приобрести знаний в Торе, а обвиняющие в своем невежестве родителей: они, дескать, держали их в школе, лишь пока изучали Пятикнижие, и не дольше. Но ведь такое рассуждение совершенно неправильно! Если кому-то отец не оставил в наследство денег — что же, он теперь не будет сам стараться заработать?! То же самое и здесь. Отец, несомненно, обязан обучить своего сына Торе; но ведь и сын точно так же обязан сам изучать Тору!

Некоторые же находят другое оправдание себе: они говорят, что не могут учиться самостоятельно. Давайте посмотрим, нет ли и здесь подобия принятым способам заработка.

Как ведут себя люди, которым нужны деньги? Как известно, большинству нечего вложить в дело; тем не менее, когда где-то происходит ярмарка, каждый старается собрать хоть небольшой капитал — взяв в долг или объединившись с кем-то — и приезжает на эту ярмарку, чтобы хоть немного увеличить его. И причина, которая заставляет человека так поступать, очень проста. Он знает, что, если не будет стараться заработать, ему не на что будет жить.

В нашем случае — то же самое. Даже если человек не может учиться самостоятельно — что с того? В каждом городе можно найти кого-то, кто изучает Мишну, Законы или Предания. И уж тем более если в городе есть сложившиеся учебные группы — очевидно всякому, что обязан человек присоединиться к ним. Сделавший так заслужит для своей души вечную жизнь и вечный свет Торы. И даже если с первого раза он не сможет понять все, о чем говорится на уроке, пусть не падает духом: несомненно, пройдет какое-то время, и Б-г благословенный поможет ему и даст силу заниматься самостоятельно. (Я своими глазами видел людей, которые вначале были полными невеждами, а потом настолько продвинулись вперед, что были в состоянии за один раз изучить лист Талмуда. — Прим. сост.)

Даже если в его городе нет ни одной группы занимающихся Торой и наш совет ничем не поможет — все равно человек может приобрести себе заслугу изучения Торы. И снова это делается точно так же, как зарабатываются деньги.

Если у человека есть капитал, но нет никакого представления о том, как им распорядиться, что он станет делать? Несомненно, найдет того, кто разбирается в бизнесе, и отдаст ему свои деньги, чтобы тот пустил их в рост, а прибыль они поделят поровну. Так же и здесь: пусть человек постарается помочь изучающим Тору в своем городе или в других городах (ведь случается богатым людям покупать участки земли и далеко от дома), и будет у него удел в их Торе. И всем известна история Иссахара и Зевулуна (см., например, настоящее издание, глава 1, раздел 38, в конце. — Прим. пер.)

Есть люди, допускающие другую ошибку, относящуюся уже к области воспитания трепета пред Б-гом. Они не считают нужным изучать книги Мусара (книги, содержащие наставления на моральные темы, помогающие самовоспитанию, рассказывающие о том, как укрепить хорошие черты характера и избавиться от плохих. — Прим. пер.). Они говорят так: «Я уже давно знаю, что Святой, благословен Он, создал меня, что Он дает жизнь и пропитание мне самому и моей семье, — чему еще я должен учиться?» И в отношении изучения Торы этот человек также станет «довольствоваться малым». В чем здесь ошибка?

Если мы вспомним, как ведут себя люди, если дело касается денег, станет ясно, что природа человека никогда не позволяет ему удовольствоваться имеющимся: он всегда хочет приобрести еще и еще больше. По свидетельству Писания: «Любящий серебро не насытится серебром». Так же следует подходить и к приобретению трепета перед Б-гом: не должен человек оставаться все время на одной и той же ступени. Он должен всегда размышлять о возвышенности и славе Его, благословенного, чтобы трепет его перед Б-гом все усиливался. И об изучении Торы можно сказать то же самое.

Должен человек знать, что он в принципе не может удержаться на одной и той же ступени. Его злое начало сражается с ним каждый день, придумывая ежедневно новые уловки, стараясь соблазнить его (так говорят мудрецы Талмуда. — Прим. сост.). Поэтому человек постоянно изменяется. И если он побеждает в войне со злым началом, он становится все более святым, возвышаясь больше и больше.

И раскрыто нам уже в святых книгах, что означает видение праотца нашего Яакова: «Лестница, стоящая на земле, а концом своим достигающая небес». Это видение говорит о самой природе человека. По лестнице, как известно, можно либо спускаться, оказываясь все ниже, либо подниматься выше и выше. Поэтому человек постоянно должен собирать все свои силы ради достижения страха Б-жия и изучения Торы, чтобы подниматься ввысь, по велению Писания: «Путь жизни — вверх для мудреца...» И этим заслужит человек благо, и хорошо будет ему и в этом мире, и в будущем.

И еще одно требование содержится в том стихе, с которого мы начали: не прекращать усилий, получается что-нибудь или нет. Ведь как бывает с заработком? Если лавочник (или любой другой коммерсант. — Прим. сост.) стоял за прилавком весь день, но не наторговал даже на покрытие расходов, он не запрёт из-за этого свою лавку навсегда. Назавтра он снова придет туда в надежде, что Б-г благословенный поможет ему, и рано или поздно это действительно произойдет. Так же должно обстоять дело и в области Служения Б-гу благословенному, даже если человек увидит, что, хотя он начинал раз или два изучение книги Шаарей Тшува рабейну Ионы, или книги Ховот га-Левавот, или какой-то другой книги, трактующей о тех же вопросах, эти книги никакого влияния на него не оказали — не надо отчаиваться! Пусть обратится к этим книгам снова, в другой раз! Ведь если человек заболеет, очень часто бывает, что врач велит ему принимать то или иное лекарство несколько раз, и лишь тогда наступит исцеление. Разве не то же самое — с болезнями души, слишком прикипевшей к мирскому и суетному, так что теперь тернистый путь кажется ей прямой дорогой? Разве не потребуется принимать лекарство множество раз, прежде чем обретет душа свое прежнее здоровье? И сходную мысль услышал я однажды от имени одного очень большого мудреца. Он сказал так: «Если человек будет все время обсуждать различные проблемы, связанные с раскаянием, он может надеяться, что в какой-то момент это поможет его душе, и проснется в ней желание раскаяться. Если же он не будет даже говорить об этом, может оказаться так, что он проживет долгие годы, не раскаявшись».

Торат гa-Баит, 10

65

Проверка счетных книг

Еще одна чрезвычайно возвышенная мысль содержится в стихе «Если станешь искать ее, как серебра...». Если человек собирается приобрести товар, на котором можно заработать, он сначала тщательно все продумает и выяснит, принесет ему этот товар прибыль или же убыток, Б-же упаси. Если же случилось так, что человек понес убыток, он снова внимательно обдумает происшедшее, чтобы понять, почему так случилось. Может оказаться, что понимание причин откроет ему глаза на то, как исправить положение и компенсировать ущерб; и, уж во всяком случае, станет ясно, как избежать подобных неприятностей в будущем. То же самое относится к Служению Б-гу благословенному: человек должен скрупулезно обдумывать все свои действия, чтобы понять, какое начало побуждает к их совершению: злое или доброе. Если же случится, что злое начало обманет его, пусть задумается, как раскаянием исправить зло, которое он совершил; и, уж во всяком случае, должен он разобраться, как сделать так, чтобы больше злое начало никогда не смогло так обмануть его.

И вот что еще всем известно: деньги свои человек охраняет, как только может, лишь бы не пропали они. Так же должен он вести себя и в Служении Б-гу благословенному: тот небольшой капитал, который скопил он, то есть изученную Тору и исполненные заповеди, должен он хранить как зеницу ока, ни в коем случае не позволяя им потеряться. Всем ведь известно, что если человек не станет охранять свои уста от запрещенных речей (речь идет о злоязычии, сплетнях и обо всем остальном, о чем запрещено говорить. — Прим. пер.) и не будет все время подавлять желание побеседовать об этом, тогда вся его Тора и все его заповеди исчезнут, ибо ляжет на них дух нечистоты, и не будут они отныне стоить ломаного гроша; так говорят наши святые книги. И стоит прочесть, что написано об этом в книге «Забота о языке», раздел «Память», 7. (См. также, что написал Гаон из Вильно в комментарии на «Притчи», 13, 3: «...а раскрывающий уста — гибель ему».) Так что должен человек ощущать себя так, будто он — настоящий сторож. И сказал я себе: именно об этом говорит Писание словами: «Кто муж, желающий жизни (...) — храни язык свой от зла и уста свои — от речений лживых». Ведь на первый взгляд Писание должно было бы выразиться по-другому: «Пусть не произносит языком своим злого и устами своими — лжи». Но поистине подобно это человеку, у которого есть виноградник: даже если он сообщит многим, что просит не входить туда, нимало не поможет это, пока не наймет он сторожа, вся забота которого будет — сидеть и смотреть, чтобы в виноградник не проникли воры. Именно так дело обстоит с заботой о языке: пока человек не сделает себя настоящим сторожем, который постоянно следит за всеми произносимыми словами, бдит каждый раз, когда уста открываются, — ничто не поможет. Поэтому стих и говорит: «Храни язык свой...» И есть в Писании еще один стих, который также говорит: «Хранящий уста свои и язык свой...», — и подразумевается здесь то же самое: никогда нельзя человеку отвлечься ни на секунду, как только он раскрывает рот, чтобы с кем-нибудь поговорить.

Следует тебе еще знать, что на Святом языке слово «искать» имеет два значения. Одно из них — розыски какого-либо предмета. В этом смысле говорит Писание про царя Шауля, что он пошел «искать» потерявшихся ослиц. А второе значение этого слова — «желание», «страстное стремление» к чему-либо. В этом смысле использовано слово «искать» в стихе: «Одного просил я у Б-га, только этого буду я искать: сидеть мне в доме Б-жьем...» (В настоящем издании, глава 2, раздел 49, оно так и переведено: «желал». — ■ Прим. пер.) А раз так, то, когда Писание говорит: «Если станешь искать ее, как серебра...», совершенно ясно, что имеется в виду: человек должен страстно стремиться к Торе, заниматься ею с желанием и относиться к ней так, как относятся к деньгам.

А что это значит: «так, как относятся к деньгам»? Например, если человек найдет милость в глазах царя и даст тот ему право на один день зайти в царскую сокровищницу и взять там все, что захочет, будь то серебро или прочие драгоценности, — несомненно, человек проведет там, собирая богатства, весь день, с утра до вечера, и не оставит своего занятия ни на минуту! Так же и здесь: если у человека есть время для учебы — хотя бы даже несколько часов в середине дня (кроме того постоянного времени для занятий, которое он выделяет после каждой молитвы), — нет сомнений, что он обязан все это время учиться. Ведь о Торе сказано: «Дороже она, чем перлы, и все сокровища твои не сравнятся с ней». Именно поэтому Писание требует: «И говори о них (словах Торы. — Прим. пер.), сидя в доме твоем...»

И еще одна мысль содержится в стихе, который мы разбираем. Если человек выиграл в лотерею сто тысяч рублей серебром, как велика радость его! Точно так же должно быть огромно его ликование, когда Святой, благословен Он, помогает ему удостоиться завершить изучение какого-либо трактата Талмуда или Мишны. Всем ведь известны слова Зогар святого: «Тот, кто получил в удел один трактат, получил в удел один мир». И не только к изучению Торы относится этот стих, но и к трепету пред Б-гом. Что это значит? Если Святой, благословен Он, помог человеку задуматься о возвышенности Его, благословенного, а из-за этого возросли в сердце его любовь ко Вс-вышнему и трепет пред Ним — должен человек радоваться этому, как радуется нашедший огромное сокровище. А если, Б-же упаси, случилось наоборот и несколько дней человек провел без изучения Торы — он должен переживать из-за этого так, как страдает потерявший деньги.

И все это содержится в одном стихе: «Если будешь искать ее, как серебра (...), тогда поймешь трепет пред Б-гом и знание Г-спода найдешь». Это значит: если будет твое желание и стремление к страху Б-жьему и к Торе совершенно таким же, как любовь людей к деньгам, заставляющая их страдать, потеряв их, и радоваться, приобретя, — тогда удостоит тебя Б-г понять, как следует трепетать пред Ним, и даст Он тебе разум для понимания Торы, которая есть знание Г-спода.

И хотя еще очень много важного можно извлечь из этого уподобления трепета пред Б-гом стремлению к деньгам, я собираюсь быть кратким. Поэтому перечислю лишь несколько общих правил.

Каждый счет нужно проверять; когда человек проверяет счет, он стремится узнать, были прибыли и убытки подсчитаны правильно или нет. Точно так же обстоит дело со Служением Б-гу: всегда, когда человек хочет исследовать какое-нибудь свое деяние и узнать, было оно праведным или нет, пусть немедленно обращается к этому стиху. Пусть представит себе, так поступают купцы со своими деньгами, как он, или не так. Позволяют они себе лениться и бездельничать, как он, или не позволяют?! Если человек чувствует, что действует при своем Служении столь же расторопно, как купцы в своей торговле, счастлив удел его! Если же нет — нужно учиться быть сильнее.

Торат гa-Баит, 11

66

Кто понимает ценность долговых расписок?

Сказал царь Давид: «И стану беседовать о свидетельствах Твоих пред царями, и не устыжусь». Действительно, иногда случается, что боящегося небес, трепещущего перед Ними и занимающегося Торой высмеивают; но делающие это совершенно не понимают, что такое Тора, хотя в синагоге, когда поднимают Свиток Торы, эти люди произносят вместе со всеми: «Это — та Тора, которую положил Моше перед сыновьями Израиля, по слову Б-га, рукой Моше». Они не знают, в чем ее святость и что делает ее столь грозной. А раз так, то и на насмешки их можно не обращать внимания и, слыша их, не стоит падать духом.

Напоминает это историю про одного человека, который жил в деревне и был известен там как великий коммерсант, занимающийся поставками продовольствия для царской армии. Прослышали его соседи, что только что получил он от царя огромную сумму в уплату за свои товары, и упросили они его хоть показать им эти невероятные деньги. Они думали, что он сейчас вынесет им мешки, набитые золотом и серебром, а он согласился и вынес им вексель, который получил от правительства. Как же стали хохотать над ним! «Что же получается, эта бумажка и есть та плата, которую получил ты за годы тяжелой работы и за весь твой риск? А мы-то думали, что ты заработал кучу денег!» Подумали они, что он лишь притворялся купцом, а он ответил: «Эх вы, дикари дремучие! Да за четверть суммы, обозначенной в этой бумаге, я могу купить все деревни в округе!»

О чем говорит эта притча, ясно без объяснений. Все знают стих из Притч: «Дороже она, чем перлы, и все сокровища твои не сравнятся с ней». И сказали мудрецы Талмуда: «Все драгоценности, все жемчуга мира не сравнятся с одним лишь словом Торы». Тем более если человек удостоился изучить все шесть разделов Мишны или несколько трактатов Талмуда! (Известно высказывание Зогар святого: «Тот, кто получил в удел один трактат, получил в удел один мир». И кроме того, сколько сотен тысяч ангелов-защитников сотворены словами выученной им Торы! И еще известно, что каждое произнесенное слово Торы засчитывается как отдельная предписывающая заповедь — так пишет Гаон из Вильно, основываясь на Иерусалимском Талмуде. И эти ангелы будут теперь друзьями этого человека навечно.) В какой великой радости должен пребывать этот человек! И не может ему даже в голову прийти обращать внимание на насмешки.

Хомат гa-Дат, 6

67

Ущерб, причиненный войной

Главная причина, по которой человек покидает свою родину (и едет в нечестивую Америку. — Прим. пер.), не только в том, что ему самому этого хочется. В дополнение к собственному желанию его толкает зависть к товарищам, приезжающим оттуда с сотнями рублей, и «предвидит он благополучие себе в сердце своем», говоря, что и он так же разбогатеет, как они.

Об этом — одна притча. Некий человек увидел, как сын его бежит на поле боя, где можно собрать множество военной добычи, оставшейся от убитых. И спросил он его: «Зачем же ты бежишь туда? Ведь там сейчас воюют и находиться там очень опасно!» Сын ответил: «Но я видел вчера, как мои друзья пошли туда и принесли много всяческого добра!» И сказал ему отец: «Не смотри на эту добычу! Кто знает, останутся ли они вообще в живых! Кто-то получит стрелу в руку, кто-то — в ногу; кому-то стрела попадет в голову, а кому-то — в самое сердце!»

Понятно, о чем эта притча? Часто бывает, что ради огромных капиталов люди оскверняют субботу. А сколько раз из-за денег они не успевают помолиться, не накладывают тфиллин, не читают «Слушай, Израиль...», принимая на себя иго Царства небесного. Приходится им дружить с идолопоклонниками и есть их еду. В будущем же — кто знает, сколько времени придется им провести в аду за эти преступления? И даже когда очистятся они от этих преступлений (претерпев наказание за них полностью. — Прим. пер.), окажутся они стоящими на самой низкой ступени, ибо не приготовили они себе ни Торы, ни заповедей. А тогда — тысячу раз очевидно, как страшно будут они завидовать тем, кто шел по пути Б-га, хоть и провел все дни жизни своей в бедности.

И на все, о чем мы сказали, намекает стих из Писания, говорящий: «Пусть не завидует сердце твое грехам, а лишь трепету пред Б-гом весь день». Что это значит? Когда ты тщательно все обдумаешь, увидишь, что огромные капиталы, собранные распутниками, оплачены многими их грехами. Поэтому всякий, кто завидует их высокому положению и хотел бы сам достичь такого же, как будто завидует самим этим грехам, стремится к ним и мечтает: «Как бы мне сделать все то же самое и тоже накопить денег!»

Нефуцот Исраэль, 2

68

Пьяница в позорном положении

Известно, что злое начало обманывает человека, говоря ему: «Переезд не может повредить тебе. Тот, кто хочет быть евреем, сможет быть евреем и там; если же человек не хочет этого, Б-же упаси, его и здесь ничто не удержит». Но если задуматься над его словами, окажется, что «ответ можно найти там же, где и вопрос»: именно тот, кто хочет быть евреем, и подвергается опасности. Пройдет какое-то время — и желание его пропадет: ведь все время перед глазами его будут его соотечественники и друзья, которые здесь относились к Торе и заповедям как к важнейшему делу в жизни, а там стали лишь насмехаться над ними. Подумает он: «Неужели я — больший праведник, чем они?» — и постепенно начнет движение по их пути, пока не станет ему казаться, что этот путь — единственно правильный.

С чем можно сравнить это? С компанией пьяниц, которые отправились в кабак, и, когда совсем напились, некоторые из них в своем нечестивом и распутном веселье стали срывать с себя одежды и плясать голыми. Остальным это понравилось, и они сделали то же самое.

Совершенно так же происходит и здесь. В нашей стране человек, пока еще не опьянел и в своем уме, не может даже представить, как можно отнестись к самому себе с таким пренебрежением. Поэтому он думает, что уж ему-то никакое окружение не может повредить. Но на самом деле человек не может в точности предсказать, как поведет себя и что будет говорить, когда выпьет литр водки: он ведь сделается тогда поистине другим человеком с другим разумом! В нашем случае можно сказать то же самое. И чтобы читатели увидели, что сказанное — истинно и справедливо, вот на что должны они обратить внимание. Всем известно, что каждый праведный человек, попадая туда (в Америку начала XX века. — Прим. пер.), испытывает жестокие душевные терзания, когда видит, какой ущерб понесла вера множества людей, проклинает день, когда решил посмотреть на это собственными глазами, и надеется лишь на то, что Б-г поможет ему бежать оттуда. А уж что касается его детей — ясно ему, что ни в коем случае, Б-же упаси, не привезет он их туда, чтобы затерялись они среди идолопоклонников.

Но проходит некоторое время — и строй его мыслей совершенно меняется. Мало того, что сам он остается там жить, — они сыновей своих вызывает туда. Но что же привело к этому? Неужели заповеди Торы потеряли свою ценность, Б-же упаси? Тора ведь остается вечно, всегда, без каких бы то ни было изменений, ничуть не уменьшаясь, Б-же упаси! Просто сами эти люди упали столь низко, так как с течением времени обычаи этой страны изуродовали их души, и ничего они больше не стоят. И уже сказал мудрец Мишны: «Не верь себе до дня своей смерти: ведь Йоханан-первосвященник служил в этом сане восемьдесят лет, а в конце дней сделался сектантом!» И поэтому человеку следует избегать появляться в тех местах, где его праведность будет подвергнута испытанию. И царь Давид просил в молитве: «Направь сердце мое на свидетельства Твои, а не на выгоду и отклони взгляд мой от видений суетных...» Царь Давид просит Б-ra, чтобы Тот помог ему вообще не видеть ничего мирского, чтобы не пришлось ему бороться со своей природой.

И хотя можно и там найти нескольких человек, устоявших в своей праведности и вере, кто может обещать, что и ты удостоишься этого? Если увидит человек шаткий мостик, с которого на его глазах упали десятки человек и утонули, позволит ли он себе все же пойти по нему, полагаясь на то, что некоторые прошли по этому мосту и остались в живых? Здесь то же самое: мы ведь точно знаем, что многие и многие здесь, в нашей стране, были кошерными евреями, а там потонули в пучине! Поэтому очень-очень верным решением будет — пожалеть свою душу и отказаться ехать туда.

Что же следует из всего того, что мы написали? Человеку следует отказаться от переезда туда, где он может потерять свою душу, даже если он полагает, что сможет заработать там много денег.

Нефуцот Исраэль, 1

69

Властитель, ставший золотарем

Если мы задумаемся о своих делах и обычаях в Служении Б-гу, то увидим, что наши дела полностью противоречат нашим же словам. Ведь когда человек приходит в дом учения, он провозглашает перед Б-гом, что намеревается освятить Его Имя, подобно одному из вышних ангелов; когда же он оставляет дом учения и встречается с кем-то на улице — тут же «огненные языки из уст его изойдут», и выбросит он из головы всякое Служение Б-гу, и запачкает душу свою нарушением множества запретов; будут среди них и злоязычие, и сплетни, и споры, и насмешничество, а иногда — даже запреты грабежа и разбоя. Пройдет лишь несколько часов — и снова вернется он в дом учения, чтобы вознести полуденную молитву вместе со своими товарищами, и снова облачит душу свою в одеяния ангельской святости, говоря: «Освятим мы Имя Твое в этом мире, так же как освящают Его в высших небесах...» В двух словах: каждый день человек меняется: сначала выглядит как святой ангел, затем — как презренный человек, самый низкий из своего народа, а затем снова предстает пред Б-гом, представляясь одним из ангелов. Примет ли Б-г такое освящение Своего Имени как «благоухание угодное» (жертву в храме)?

Можно сравнить это с человеком, который удостоился прислуживать самому царю как один из главных министров его; а выйдя из тронного зала, нанялся в золотари. Когда царю стало известно об этом, разгневался он и так заявил этому человеку: «Своим поступком ты показал, что служение мне не стоит в твоих глазах ничего. Раз так — «сбрось украшение свое с себя» (то есть — я лишаю тебя данного тебе ранее права быть среди верных министров моих. — Прим. сост.); ты никогда больше не удостоишься права предстать предо мной!»

И на самом деле такое наше поведение возможно лишь потому, что мы не вдумываемся в величие почета и святости Святого, благословен Он, Г-спода небес и земли, дающего жизнь всякому Своему созданию словом Своим. Поэтому-то мы и не понимаем, сколь благ наш удел — удостоиться служить столь великому и грозному Царю. Лишь по этой причине может человек так поступить с собой: едва завершив Служение Царю почитаемому, перейти к бессмысленным занятиям, не дающим ничего ни душе, ни телу. Ведь если бы знал человек все это, не сбросил бы себя «с высокой крыши в глубокую яму», по слову Писания: «Омыла я ноги свои — как замараю их?»

И поистине, самое главное, что приводит ко всему этому, — постоянные хлопоты человека, который настолько погружается в них, что совершенно забывает, ради чего он послан сюда; все же его Слова — лишь приобретенная в юности привычка произносить: «Освятим....» и всю остальную молитву, совершенно не задумываясь, что он говорит и перед Кем предстоит. Но следует хоть немного подождать перед тем, как начинать молиться, чтобы успеть очистить сердце от всех забот и направить его к Вездесущему. Так говорит и Шулхан Арух, Орах Хаим, 93, 1.

Шем Олам, 11

70

Богач, который не нашел должности, соответствующей его положению

Сказано в Писании (Когелет, 9): «Наслаждайся жизнью с женой, которую ты любишь, все дни твоей суетной жизни под солнцем, ибо это — удел твой в жизни...» А затем сказано: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, делай, ибо нет ни деяния, ни счета, ни знания, ни мудрости в могиле, к которой ты идешь». Лучше всего объяснить порядок стихов с помощью притчи.

Жил некогда человек, который был очень богат и имел исключительные способности ко всякой сложной работе, проявлял успехи и в науке, и в постижении мудрости. И случилось так, что его положение перестало быть прочным, а затем начало ухудшаться, пока не стало ему нечего есть. И он сказал себе: «Отправлюсь-ка я путешествовать по стране. Вдруг да найдется у какого-нибудь богача место, соответствующее моим огромным познаниям в науках и во всякой мудрости! Нет сомнений, что платить он мне будет не меньше двадцати рублей в неделю!» Он пошел к богачам и стал интересоваться, не нужен ли им такой человек. «Нет», — отвечали ему. Так продолжалось несколько дней, пока деньги у него все не вышли и не увидел он, что дело уже идет о его жизни и смерти. Тогда решил он: «Находясь в таком отчаянном положении, не следует думать о величии. Поищу-ка я себе любую службу, какая подвернется!» Нашел он место, где платили четыре или пять рублей в неделю, и был очень этому рад.

Однажды встретил его один из старых знакомых и спросил: «Дорогой мой, что у тебя слышно?» Тот ответил ему: «Так и так, нашел я себе такое-то и такое-то место». Сказал ему знакомый: «Но это место не подобает тебе ни по мудрости твоей, ни по образованности! Ты мог бы получать и по двадцать рублей в неделю!» Сказал ему бывший богач: «Ах, брат! Я и сам хотел бы этого. Именно такого места искал я несколько дней, пока не оказался перед лицом голодной смерти. Если же я вернусь домой — я прекрасно знаю, каково мое нынешнее положение, и не могу рассчитывать даже на этот небольшой заработок. В такой трудной ситуации даже ничтожные деньги, которые Б-г помог мне получить, благо: ведь благодаря им я жив!»

То же самое и у нас. Есть три важные вещи, достойные всяческого уважения, которых человек должен искать и к которым стремиться, пока находится в этом мире. Вот они, в порядке убывания их ценности:

1. Изучение Торы — самое важное из всех дел человека, награда за которое больше, чем за любую другую заповедь, а наказание за пренебрежение им тяжелее, чем за любое другое преступление, как всем известно.

2. Раскаяние. Его также очень любит и ждет Б-г благословенный.

3. Поиск возможности исполнить заповедь или совершить доброе дело и стремление к ним. Это также достойно всяческого почитания, по слову Писания: «Тот, кто стремится к справедливости и милосердию, обретет жизнь, справедливость и почет».

Необходимо еще одно небольшое объяснение. В святых книгах говорится: слова «мудрость» и «знание», использованные в разбираемом здесь стихе, относятся к Торе, которая есть источник всякого знания и всякой мудрости; слово же «счет» говорит о раскаянии, которое возможно тогда, когда человек подсчитает свои дурные и добрые дела (так говорят мудрецы Талмуда в трактате Бава Батра, разъясняя стих: «Поэтому говорят властвующие: идите к подсчету» — см. в первоисточнике. — Прим. сост.). Теперь стихи станут совершенно понятными. В начале стих говорит: «Наслаждайся жизнью с женой, которую любишь». (Речь здесь идет о Торе, которая уподоблена жене, согласно объяснению мудрецов Талмуда. А слова «которую любишь» добавлены потому, что человек должен изучать те места из Торы, к которым лежит его сердце, как сказано в трактате Авода Зара, 19. — Прим. сост.) «Все дни твоей суетной жизни» означает, что ни одного дня не должен человек провести без изучения Торы: ведь это самое главное в жизни. А учеба приведет человека к раскаянию и побудит его совершать добрые дела. Ведь и просьба о помощи в раскаянии (из молитвы «Шмонэ Эсрэ») устроена именно таким образом: сначала просьба о помощи в изучении Торы и лишь затем: «...и приблизь нас, Царь наш, к Служению Себе»; ибо человек, далекий от Торы, не может не быть далеким от Служения Б-гу.

Высказав же это наставление, царь Шломо продолжает: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, — делай!» Это значит: иногда человек настолько погружен в свои заботы, что никоим образом не может отрешиться от них и направить свой разум на изучение Торы или на исследование своих деяний и подготовку к раскаянию. И может получиться так, что решит он: раз так, нет мне больше смысла искать возможности выполнить заповедь, ведь самого главного — Торы и раскаяния — я лишен! Именно на это отвечает стих словами: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, — делай!»

Почему же это так необходимо? Да потому, что в том месте, к которому ты идешь — в могиле, — не найдешь ты ничего: ни мудрости и знания, то есть Торы, ни счета, то есть раскаяния, когда человек подсчитывает и перебирает свои дела, ни деяния, то есть практического исполнения заповедей. Поэтому все, что ты можешь ухватить, пока находишься в этом мире, — ухвати.

Агават Хесед, 3, 4

71

Поиски холодной воды

И вот еще что случается с людьми, сведущими в Торе. Рассказывают про одного раввина, величайшего в своем поколении, что был у него ученик, служивший примером усердия в изучении Торы. Когда же он женился, оставил свои занятия полностью. И встретил его тот раввин и сказал ему: «Я действительно слыхал, уважаемый, что вы теперь обременены детьми; но ведь вы должны тем не менее установить постоянное время для ежедневного изучения Торы, как требуют мудрецы наши, а не прекращать учебы полностью! Прекрасно было бы, если бы вы приходили в дом учения и слушали предназначенный для всех урок, на котором разбирается глава из Мишны или лист из Талмуда». Молодой человек ответил: «Но ведь я привык учиться десять часов в день и за это время успевал изучить десять листов! Что для меня одна глава Мишны или один лист Талмуда? Когда я освобожусь от своих домашних обязанностей, снова стану заниматься Торой, как в прежние дни». Ответил ему на это раввин: «Кто знает, будет ли у тебя когда-нибудь свободное время? А чтобы ты понял, в каком положении ты находишься сейчас, расскажу тебе притчу.

Происходящее с тобой похоже на историю с одним человеком, который очень сильно заболел. Спросил он врача, что же с ним происходит, и тот прописал ему лекарство и предупредил, чтобы в течение целого года тот не ходил в баню, так как он очень слаб и она повредит ему. Прошло несколько месяцев, и так сильно захотелось ему в баню! Пошел он туда, провел там примерно час, и состояние его настолько ухудшилось, что он чуть не умер. А в той бане был бассейн с водой, не совсем ледяной, но и не такой уж теплой. И сказал себе этот человек: «Нужно мне собрать последние свои силы и добраться до этого бассейна: там станет мне не так жарко, и силы мои восстановятся». И вот добрался он до бассейна, смотрит — а тот закрыт! Совсем плохо стало ему, шла слабость уже до самого сердца: ведь в бане было ужасно жарко; выйти же на улицу он боялся из-за страшного мороза. И вот когда настали уже последние его минуты, выбежал один человек на улицу, принес кружку холодной воды и смочил ему грудь и лицо, чтобы не потерял он сознания. Так скажет ли этот человек: «Зачем это? Мне нужен именно бассейн, полный воды, чтобы по-настоящему охладиться, а не маленькая кружка!»? Ведь если жар так велик, что человек может умереть, даже капля холодной воды — огромное счастье.

И о нашем вопросе можно сказать то же самое. (Так сказал этот большой раввин молодому человеку. — Прим. сост.) Ведь на самом деле когда приговор человеку приводится в исполнение и адский огонь начинает жечь — если бы тогда могли мы принести полный бассейн воды, вылить его на этот огонь и потушить его — как хорошо было бы! (Тора, по словам мудрецов Талмуда благословенной памяти, уподоблена воде; и если человек изучает ее как следует, не теряя ни минуты, отвлекаясь лишь на безусловно необходимое, — Тора тушит этот огонь. — Прим. сост.) Но даже если нет у нас такой заслуги изучения Торы, которая могла бы сотворить полный бассейн, но есть хоть одна глава Мишны или лист Талмуда, смягчающие приговор и ослабляющие наказание, чтобы не так жег огонь, — эта капля разве не будет для человека огромной радостью?»

Услышал это наш юноша и принял на себя обязанность никогда в жизни не пропускать постоянного урока в доме учения. Если же у него оставалось еще свободное время, он повторял тот самый отрывок, что учили на уроке.

Все, что здесь сказано, содержится в высказывании царя Шломо: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, — делай...» И стоит прочесть, что написали мы об этом в книге Aгaвam Хесед, 49.

Шем Олам, 13

72

Слуга, который не выполнил распоряжений

Из-за многих грехов наших получается так, что мы читаем каждый день: «И люби Г-спода...», и не стараемся задуматься об этом, чтобы достичь любви к Б-гу; а просто произнося слова: «И люби...», мы, конечно, не выполняем этой требующей заповеди. Ведь просто прочтя слова: «И навяжи их (тфиллин. — Прим. пер.) в знак на руку твою...», нельзя выполнить заповедь наложения тфиллин! Злое начало же старается обмануть в этом человека.

И сложил я притчу об этом. Некий человек пришел к богачу и попросил принять его на работу помощником. Тот отказался, сказав, что пока ему не нужны помощники. Стал этот человек упрашивать его и не отставал, пока богач не согласился, но лишь при условии, что проситель окажется человеком надежным, служить будет как следует и из приказаний хозяина ничего не забудет. На этом они и порешили. И вот однажды нужно было хозяину уехать. Написал он новому слуге подробную инструкцию — что должен он сделать дома за те два или три дня, что богач будет отсутствовать. Отдал он ему список, потребовал прочесть его внимательно и отбыл. Вернувшись, призвал он слугу и спросил: «Сделал ли ты все, о чем я просил?» Тот ответил: «Да, разумеется: я читал письмо, что оставил мне уважаемый, утром и вечером!» Закричал на него хозяин: «Дурак же ты! Разве все, что от тебя требовалось, это прочесть бумагу? Я велел тебе сделать это лишь для того, чтобы ты точно знал, что надо сделать! Никто не сказал, что, прочтя эти слова, ты уже выполнил свои обязанности!»

Так же и здесь. Б-г благословенный повелел нам любить его и заповедал нам читать соответствующий отрывок от Торы, чтобы мы задумались об этом и достигли любви к Б-гу — а вовсе не для того, чтобы, читая этот отрывок, мы тем самым выполняли это повеление! Делающий так — такой же мудрец, как и слуга из нашей притчи.

Шем Олам, 12

73

В обычае продавца украшать свой товар

Хотя мы и много говорили об этом и разъяснили, обратившись к толкованиям мудрецов Талмуда, что человек в любом случае получает награду за сотворенное им добро, и сказали уже мудрецы наши благословенной памяти, что Святой, благословен Он, не лишает человека награды даже за хорошие слова, — тем не менее есть огромная разница между человеком, делающим добро по какой-то сторонней причине или ради исполнения заповеди. Только в последнем случае совершается великое изменение в высших мирах, к которому приводит исполнение заповеди. Мудрецы Талмуда говорят, что именно это имеет в виду стих: «Превыше небес милосердие Твое».

Причина этому в том, что мощь, заключенная в действии, зависит от способа его совершения. Если действие было совершено лишь в материальном мире, без мысленной направленности в духовный мир, то у него нет силы повлиять на что-либо в этом духовном мире. Тогда и милость Б-ra распространяется лишь в пределах этого, материального мира. И совсем другое дело — если человек намеревается исполнить заповедь. Тогда мощь его действия наполнена великой святостью, и влияние этой святости заметно в высших мирах, над небесами. И в святом Зогаре рассказывается о том, как проявляется во всех мирах та святость, что возникает из-за целостного и точного выполнения заповеди.

А значит — как было бы хорошо, если бы человек приучил себя, делая что-нибудь, основанное на Торе, например давая в долг (этим он исполняет заповедь: «Если деньги дашь ты в долг человеку из народа Моего...»), или поддерживая бедного, предоставляя ему работу для пропитания, или каким-то еще образом (а этим выполняется заповедь: «И когда обеднеет брат твой, и поколеблется рука его с тобой — поддержи его»), или вовремя уплачивая плату рабочему (этим человек выполняет заповедь: «В тот же день дай плату его»), или еще что-то в этом роде — такие вещи делаются постоянно, и основа их — в самых высших мирах, ибо это прямые требующие заповеди Торы, — как хорошо было бы, если бы во время исполнения этих заповедей имел он прямое намерение выполнить соответствующую заповедь! Только тогда выполнение заповеди может быть названо целостным.

Множество раз обдумывал я слова, которые произносим мы в молитве «Видуй»: «Отошли мы от заповедей Твоих и от законов Твоих благих, и не были равны нам». Это значит, что мы даже не приравняли Служение Б-ry благословенному к нашим будничным занятиям. Ведь как мы ведем наши дела в этом мире? Если человек хочет продать какую-то вещь, как будет он стараться украсить ее и придать ей привлекательность, чтобы соблазнить покупателя и заработать несколько серебряных монет. Даже если вещь не так уж хороша, все равно изо всех сил старается продавец, чтобы покупателю она понравилась. А уж если товар на самом деле очень хорош — например, если продают бесценный, ярко сияющий камень, — разве придет продавцу в голову заключать его в прочный чехол и скрывать его свет? Наоборот, станет он начищать этот камень изо всех сил, чтобы все видели, как он прекрасен. А как мы относимся к исполнению заповедей? А от них зависит сама святость человека и его вечная жизнь! (Писание говорит: «...чтобы помнили вы и исполняли все заповеди Мои, и были святыми Б-гу вашему», а также: «И храните правила Мои и законы Мои, которые станет исполнять человек и будет жив ими». — Прим. сост.) Множество есть деяний, более драгоценных и притягательных, чем золото, представляющих собой прямые заповеди из Торы (некоторые из них мы перечислили), которые можно совершать «во всякое время и во всякий час». А мы своими руками удешевляем прекрасный, великолепнейший товар: иногда пропущены некоторые специальные требования, предъявляющиеся к той именно заповеди, недостает намерения, так как в момент совершения действия человек не думал о том, что выполняет заповедь... Конечно, за такое деяние будет получена награда, как мы уже сказали; но все эти недочеты очень сильно снижают ценность исполненной заповеди. В торговле никогда не бывает, чтобы человек сам сбрасывал цену на свой товар, — наоборот, он будет стараться увеличить ее, насколько это возможно. Лишь потому это возможно, что мы из-за многих грехов наших вообще не считаем, что будущий мир стоит зарабатывать.

Поэтому — блажен муж, мудрый и разумный в своих деяниях, которые он сделал цельными: совершающий добрые дела потому, что они заповеданы Б-гом, и освящающий тем самым себя ради Б-га. Об этом говорит Писание: «Чтобы помнили вы и исполняли все заповеди Мои и были святыми Б-гу вашему» — то есть совершали бы действия лишь потому, что они заповеданы Б-гом.

Aгaeam Хесед, 2, 23

74

Боль разлуки

И знай также, что даже если сам человек удостоился встать «в месте святости Его», то есть на самых высших ступенях, в месте пребывания Б-жественного Присутствия, — даже в этом случае только та изученная им Тора и только те исполненные им заповеди получают право подняться с ним туда, которые были исполнены ради важности их самих. И хотя в святом Зогаре и сказано, что Тора, изученная не ради нее самой, также имеет силу защитить человека от наказания в аду (и из истории с Ахером, приведенной в Талмуде, можно сделать тот же вывод), — тем не менее подняться над небесами она не может, пока не выучена ради нее самой. И Талмуд говорит об этом прямо, как будет показано ниже.

И вот, читатель, я расскажу историю, из которой можно извлечь поучение по нашей теме. Один человек решил ехать в Святую Землю, взяв с собой своих сыновей и остальных домочадцев. Продал он свой дом и свое дело, которые были у него здесь, взял «сверток серебра своего в руку свою» и запасся всем, что может понадобиться в пути. И когда они добрались до порта, где стоял их корабль, капитан, ссылаясь на судового врача, сказал: «Я не имею права взять туда тебя с сыновьями». Тот заплакал, стал умолять его, но капитан объяснил: «Среди твоих сыновей есть такие, которые не могут перенести морского воздуха. И не думай, пожалуйста, что в другое время они смогут плыть по морю: их тело очень ослаблено, и морское путешествие противопоказано им навсегда. Так что придется тебе оставить половину сыновей здесь». И когда пришло им время прощаться — как описать рыдания и горе сыновей и их старого отца, который никогда уже не вернется из Святой Земли, и не увидеться им больше никогда.

И все это прямо касается нас. Известно, что есть дети телесные, а есть — духовные: это добрые дела. И как в этом мире вся любовь и вся радость человека — видеть сыновей своих, цветущих, как масличный сад, вокруг своего стола, так и вечное наслаждение человека в вышнем мире — в постоянном дружеском общении с ангелами, возникшими из его добрых дел. Они ведь по-настоящему близкие и любимые друзья его, и относится он к ним как к сыновьям.

То, что порождение праведников — их добрые дела, известно всем (так говорит Раши в главе «Hoax». — Прим. сост.), и стих говорит об этом намеком: «И человек — святыни его ему будут принадлежать». И если человек удостоится того, что его душе ничто не помешает вернуться прямо к Б-гу, в то место, откуда она была взята, — праведность ее будет предшествовать ей, по слову Писания: «И пойдет перед тобой праведность твоя». Ведь человек, пока жив, совершает многие тысячи добрых деяний, и из каждого возникает духовная сущность, как написано в святом Зогаре. Когда же срок его жизни истекает и дух возвращается к Б-гу, все эти сущности страстно хотят подняться вместе с душой ввысь. Но знай, что только такие деяния могут подняться ввысь, то есть над небесами, которые были сделаны во имя заповеди; у тех же, что были совершены по другим причинам, хватит силы лишь на то, чтобы подняться до небес. (Так говорится в трактате Псахим, 50: «Один стих говорит: «До небес милость Твоя», а другой — «Превыше небес милость Твоя». Здесь нет противоречия: один стих говорит о делающих ради заповеди, а другой — о делающих не ради заповеди». — Прим. сост.) И когда человек видит, что те многочисленные заслуги, которые он заработал в жизни, предшествуют ему, как сказано: «И пойдет перед тобой праведность твоя», — как велика его и их радость! Но она — лишь до небес. Когда же захотят они подняться вместе с душой дальше, над небесами — против воли придется им расстаться, ибо не будет у них сил для дальнейшего подъема. И как описать их горе, когда придется им разлучиться навсегда и никогда больше не увидеться! Ведь в трактате Шабат, 153, сказано, что в течение двенадцати месяцев душа поднимается и спускается обратно, но по истечении этого срока достигает Престола Славы Его и больше уже не попадает никогда. Поэтому пусть человек позаботится, чтобы, пока он еще жив, изучал Тору и исполнял заповеди в цельности (то есть во имя их. — Прим. пер.), и тогда будет он счастлив, и благо будет ему.

И в трактате Шабат, 31, приводится высказывание Реш-Лакиша и Равы о том, что человек должен стараться, чтобы вся Тора и все заповеди, которые человек скопит в этом мире, были бы окружены ореолом трепета пред небесами.

Торат гa-Баит, 8

75

Укус змеи

Из-за многих грехов наших некоторые люди, халатно относящиеся к Торе, не видят ничего страшного в том, чтобы попросить нееврея согреть им самовар в субботу. Как велико преступление это! Ведь даже если нееврей кипятит воду для себя самого, но еврей понимает, что тот собирался поделиться и с ним, — запрещено пить эту воду! Даже если еврей проследит за тем, чтобы нееврей воспользовался этой водой первым (так что будет казаться, что он готовил только для себя. — Прим. пер.), — раз вода была приготовлена для них обоих, ничего не поможет. Если еврей велел нееврею согреть самовар: он нарушил сначала запрет просить, а затем — запрет пить. И не важно, что просьба была высказана накануне (а не в саму субботу. — Прим. пер.). Все это объясняется в Шулхан Арухе, 276, 306.

И слышал я чудесную историю об этом, переданную от имени Магари Айзика из Субалька (благословенная память праведника). Он разъяснял высказывание мудрецов Талмуда: «Того, кто проламывает стену, ужалит змея». Он говорил, что речь идет о том, кто проламывает установленную мудрецами «ограду для Торы». Объясняется это высказывание вот как.

Если спросить у человека, нарушающего запрет мудрецов, почему он поступает так, он ответит: «А что я сделал? Я ведь не нарушил запрета Торы!» Но на самом деле он ошибался. Всякий раз, когда мудрецы Талмуда устанавливали новый запрет, они делали это потому, что видели своими зоркими глазами, что без такого запрета еврей придет в конце концов к нарушению запрета Торы. Поэтому-то и наказание этому человеку определено именно такое: укус змеи. Змея же кусает только за пятку, и даже если бы она откусила ее всю, то есть от щиколотки и ниже — жизнь человека не подверглась бы никакой опасности. Но мы прекрасно знаем, что от змеиного укуса человек умирает, яд доходит от пятки до самой головы.

Так же и здесь: начинается с нарушения запрета мудрецов, а кончается нарушением запрета Торы. То же самое видим мы и в нашем случае: те люди, которые нарушают запрет, данный мудрецами (которые запретили просить нееврея совершить действие, запрещенное еврею в субботу. — Прим. пер.), в конце концов приходят к нарушению запрета, за который полагается побиение камнями (то есть запрет Торы, связанный с субботой. — Прим. пер.). Начинают они с того, что говорят нееврею: «Приготовь самовар в сенях, а нам принеси сосуд для заварки и поставь на стол». С течением времени, когда они привыкают к этому, начинает им казаться, что вопрос решен: соблазняет их злое начало попросить нееврея поставить самовар на стол, а чайник для заварки они поставят на него сами. Сколько же запретов Торы при этом будет нарушено! Вначале, когда еврей поставит заварочный чайник сверху на самовар, он нарушит запрет «варить» и запрет «тушить», так как угольки в самоваре слегка пригаснут. (Сказали мудрецы Талмуда: «Тот, кто забирает масло из светильника, нарушает запрет «тушить», несмотря на то что свет ослабнет лишь чуть-чуть. — Прим. сост.) А после этого каждый раз, когда еврей будет снимать заварочный чайник с самовара, он будет нарушать запрет «зажигать», потому что из-за его действия угли станут разгораться. (И эта ситуация соответствует описанной в трактате Критот, 20: «Тот, кто ворошит угли, виновен в нарушении запрета «зажигать» и запрета «тушить», так как заставляет потухнуть верхние и загореться — нижние». — Прим. сост.) Человек, делающий это сознательно, считается «полным злодеем», его свидетельство и его клятва не принимаются, он отрезает душу от Земли Жизни, и имущество его в конце концов исчезает в наказание за это — так говорится в уже упомянутом трактате.

И даже если человек видит, что этот отвратительный обычай — просить нееврея ставить самовар в субботу — распространился среди многих, Б-же упаси его учиться их делам. Сказано в Писании: «Не иди за большинством, чтобы делать зло», и мудрецы объясняют этот стих так: «Не следуй дурному обычаю, даже если многие придерживаются его».

Шем Олам, 6

76

Купивший поддельные долговые расписки

Как слышал я от одного великого мудреца, в этом мире награда за исполнение заповедей не выплачивается потому, что этот мир не в состоянии вместить в себя стол, за которым должны воссесть исполняющие заповеди: ведь «лучше один час блаженства будущего мира, чем вся жизнь в мире этом». И стало мне непонятно:

если это так, как же понять стих Писания: «И платит ненавистникам Своим непосредственно, чтобы уничтожить его». (Этот стих означает, что ненавистникам награда за их праведные поступки выплачивается в этом мире; так объясняют этот стих Раши и перевод Онкелоса. — Прим. сост.) Как это возможно: ведь здесь не место расплаты?

Видимо, объяснить это можно притчей. Жил да был один обманщик, и соблазнил он некоего важного человека купить сотню поддельных векселей — а мошенник этот подделал царские векселя. Тот дал ему в уплату за все один настоящий вексель, и фальшивомонетчик закричал: «Как это так — я дал тебе сто векселей, а ты платишь мне одним?!» Тот ответил: «Дурак, разве похожи мои деньги на твои? Твои расписки ведь поддельные, а моя — настоящая». — «Ну и что? — возразил мошенник. — И то и другое — бумага». — «Глупец, невежда! — сказал покупатель. — Мой вексель я могу отнести в царское казначейство и разменять там на любые монеты, на какие захочу, и примут меня там с радостью; если же я принесу туда твои векселя — сразу поймут, что они поддельные и подпись царя на них фальшивая, и потребует царь тогда мою голову. Так что я смогу продать их лишь в самых подозрительных местах, и стоят они все поэтому копейки».

Совершенно то же самое происходит и в нашем случае. Когда народ Б-жий исполняет повеления Б-га, нет сомнений, что он делает это ради выполнения желания Б-га, Который потребовал этого от него; и, несомненно, каждая исполненная заповедь подписана Именем Б-га. Говорят мудрецы Талмуда (в Мидраш Рабба на книгу Рут), что, когда человек исполняет заповедь, пророк Элиягу записывает ее, а Царь Машиах и Святой, благословен Он, подписываются собственноручно, согласно стиху из Писания: «Тогда заговорили боящиеся Б-га друг с другом (...), и было записано в Книгу Памяти пред Ним...» (Своего рода намек на это содержится в Торе, где в нескольких местах при завершении описания заповеди сказано: «Я Б-г», и объясняются эти слова так: «Я Б-г, Который непременно даст награду»; а это и есть подпись, которую ставит царь на свои векселя.) Если человек появится в вышнем мире с такой долговой распиской, разумеется, по ней будет ему сразу и с большим почетом уплачена награда, о которой сказано: «Лучше один час блаженства в Будущем мире, чем вся жизнь этого мира». Такой вексель, конечно, не может быть оплачен в этом мире, как мы и говорили.

Если же человек — злодей, то исполненные им заповеди, разумеется, исполнены не ради них самих, а ради каких-то сторонних причин, например, чтобы его уважали; несомненно, что такая заповедь не подписана Именем Б-га, и такой вексель, попав в будущий мир, не будет стоить там ни гроша. Наоборот, вызовет он там гнев Святого, благословен Он.

Об этом говорится в трактате Авот: «Если «я» не за меня, то кто за меня?» Это означает: если выполненная мной заповедь выполнена не ради нее самой, то есть не подписана словом «я» из приведенного выше стиха Торы, — а слово «я» (согласно объяснению Раши в трактате Сукка, 45, есть одно из семидесяти двух Имен Б-га), то какой ангел сможет дать мне за ее выполнение хоть какое-нибудь благо?

И продолжает Мишна, и говорит: «А если я для себя, то что я?» Это значит: если Святой, благословен Он, оценивает лишь меня самого, не засчитывая мне заслугу моих отцов, — чего стоят мои дела?

Однако Вс-вышний благ и милостив и поэтому желает все равно выплатить награду даже за такую заповедь. Но раз она исполнена путем ложным и обманным, ее награда ограничена. Об этом и говорит Мидраш, требуя, чтобы человек старался взять с собой то, что он успел выучить, чтобы не опозориться перед Вышней свитой Б-га в час, когда скажут ему: «Встань и предъяви Писание, которое ты читал, и Мишну, которую ты повторял». Мишна имеет в виду, что, если человек занимался Торой, чтобы досадить кому-то или еще по какой-нибудь причине (кстати, если человек делал это без какой-то осознанной причины, все в порядке: «исполнение без осознанной причины» считается «исполнением во имя заповеди»), нет сомнения, что будет он устыжен и опозорен, когда предъявит в вышнем мире ничего не стоящий товар.

Шем Олам, 5


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .