70. Давид в изгнании

70. ДАВИД В ИЗГНАНИИ

ДАВИД В ГОРОДЕ НОВЕ

Давид бежал на юг к Иеудейским горам, его родине.

Он нуждался в пище и оружии. Этого он доставал в городе Нове, расположенном на полпути между Гевой и Бейт-Лехемом. В то время Нов был святым местом благодаря нахождению в нем Скинии и большого числа священников. После разрушения Шило, святым городом стал Нов. Ослабевший, почти теряя сознание от долгого пути бегства, Давид явился к священнику Ахимелеху, который хорошо знал его, как военачальника, друга и зятя царя. Давид попросил у Ахимелеха хлеба. Затем он попросил снабдить его мечом, но так как такого не оказалось, за исключением меча, отобранного самим Давидом у великана Голията, и который с тех пор хранился в Скинии, то Давид забрал его и быстро удалился. Все, что Давид делал в Нове, было подробно записано Доэгом Эдомитом, предательство которого вскоре обнаружилось.

ДАВИД В ГАТЕ

По-видимому, Давид действительно оказался в очень тяжелом положении, ибо никакого другого выхода для себя он не видел, как только бегство в Гат, столицу злейших его врагов – Пелиштимлян, с тем самым мечом на боку, который он отобрал у их поверженного в прах героя. Он надеялся, что его там не узнают и дадут возможность оставаться там, как несчастному чужестранцу. Но надежда эта не оправдалась; слуги Ахиша, царя Гата, сказали их властелину: «Не это ли Давид, царь той страны? Не ему ли пели в хороводах, и говорили: Шаул поразил тысячи, а Давид – десятки тысяч?». Когда Давид услышал это, он очень испугался. Чтобы спастись, он вынужден был притвориться безумным, и таким образом ему удалось бежать в целости из города.

ДАВИД В АДУЛЛАМЕ

Тогда Давид подался на восток и искал убежище в пещерах Адуллама в Иеудее, между Бейт-Лехемом и Хевроном. Это было безопасное убежище. Туда явились к нему его братья и весь дом отца его. Но его уединенное укрытие вскоре стало известным в народе, и к нему начали стекаться многие, бывшие в несчастьи, или в долгах, или имевшие другие причины быть недовольными царством Шаула. Они пристали к нему, потому что они доверяли его мужеству и мудрости и верили, что он их вызволит из нужды и защитит от преследований. Таким образом собралось вокруг него четыреста человек, над которыми он был командиром как военачальник в изгнании. Затем Давид ушел в Мицпу, город в земле Моавитской, и упросил царя предоставить убежище его отцу и матери, пока его собственная судьба была столь туманной и полной опасности. Языческий монарх согласился. Тогда Давид, по совету пророка Гада, который был искренне привязан к нему, пошел со своими людьми в лес Харет в Иеудее.

ПРЕДАТЕЛЬ ДОЭГ

Между тем Шаул нетерпеливо ожидал вестей о Давиде, о передвижениях которого он ничего не знал. Однажды он сидел с копьем в руке под дубом в Геве, окруженный своими министрами и советниками, когда выступил вперед Доэг Эдомит и рассказал, что он видел Давида в Нове и что священник Ахимелех охотно снабдил его хлебом и мечом Голията. Гнев Шаула возгорелся от этого рассказа; он сразу же послал за Ахимелехом и всеми священниками города Нова. Они явились по его приказу и были жестоко поруганы за их поведение как пособники беглеца Давида. Ахимелех ответил спокойно и искренне: «Кто из всех рабов твоих верен, как Давид? Он и зять царя, и исполнитель повелений твоих, и почетен в доме твоем». Но Шаул в неистовстве приказал немедленно казнить священников. Для выполнения такого нечестивого, преступного приказания не нашлось ни одного еврея. Один только Доэг Эдомит согласился выполнить ужасный приказ царя. В этот день были убиты Ахимелех и все восемьдесят пять невинных священников. Спасся только один сын Ахимелеха – Эвятар, который бежал к Давиду, был сердечно им принят и остался с беглецом, разделяя с ним жизнь в опасностях и скитании.

ДАВИД СПАСАЕТ ГОРОД КЕИЛА

Вскоре затем Давид предпринял поход против Пелиштимлян, расхищавших гумна города Кеилы, в Иеудее. Он яростно напал на Пелиштимлян и отогнал их с большими для них потерями. После того, как Давид спас таким образом Кеилу своим бесстрашным, геройским подвигом, его собственная жизнь оказалась в опасности по вине неблагодарных горожан. Когда Шаул узнал о том, что было сделано Давидом, и что он все еще находится в окруженной городской стеной Кеиле, он решил, что ему представился наконец удобный случай окружить город и захватить Давида, и он выступил к городу. Но Давид, узнав об этом и не доверяя жителям города, которые наверное передали бы его в руки царя, спешно оставил город и бежал со своими людьми – всего шестьсот человек – в пустынные земли южнее Хеврона, где пустыни Зиф и Маон являли собой удобные места укрытия и убежища. Когда Шаул узнал, что Давид бежал из Кеилы, он отменил задуманный поход.

ДАВИД И ИОНАТАН ВСТРЕЧАЮТСЯ ВНОВЬ

В пустыне Зиф состоялась последняя тайная встреча Ионатана с Давидом. Ионатан явился к Давиду, полный к нему любви и заботы, и «укрепил его упование на Б-га». «Не бойся, сказал он, ибо не найдет тебя рука отца моего Шаула, и ты будешь царствовать над Исраелем, а я буду вторым по тебе, и Шаул, отец мой, знает это». В этой уединенной пустыне Зиф, изгнанник и царский сын возобновили свой давний завет дружбы и распрощались навсегда.

ДАВИД В ЗИФЕ

Находясь в пустыне Зиф, Давид чуть было не попал в руки Шаула, ибо несколько проживающих поблизости человек явились в Геву и открыли Шаулу место укрытия Давида. Когда Давид узнал о приближении Шаула, он оставил Зиф и пошел искать убежище в более отдаленной пустыне Маон. Шаул преследовал его, обнаружил его местопребывание и, наверное, захватил бы его и всех его людей, если бы внезапная тревога, вызванная нашествием Пелиштимлян, не заставила Шаула спешно вернуться. Но Давид все же ушел в Эйн-Геди, к востоку от Хеврона, где он надеялся найти надежные укрепления среди скалистых утесов на берегу Мертвого моря. Когда Шаул вернулся из своей карательной экспедиции над разбойничьими Пелиштимлянами, он возобновил свои преследования Давида с еще большим пылом. Он взял с собою три тысячи человек и с этими войсками прочесывал горы, разыскивая Давида на каждой горе и в каждой пещере.

ДАВИД ЩАДИТ ЖИЗНЬ ШАУЛА

Однажды, во время этой отчаянной погони, Шаул попал в руки Давида. Утомленный царь зашел в одну из пещер, чтобы отдохнуть немного. В это самое время в пещере находился спрятавшийся там Давид и люди его отряда. Теперь Шаул был целиком в руках Давида, и его люди стали уверять его, что на этот раз само Провидение предоставило ему случай отделаться от своего преследователя и обеспечить свою безопасность навсегда. Но Давид отверг это предложение и, тихо приблизившись к Шаулу, обрезал край его мантии. И тут же раскаялся даже в этом своем поступке, который может быть истолкован, как отсутствие должного уважения к помазаннику Б-жьему. Он терпеливо дождался ухода Шаула из пещеры, и затем, следуя за ним на некотором расстоянии, приветствовал царя с величайшим уважением. Трогательной была сцена между несчастным царем и объектом его ненависти, вызванной необузданной и беспричинной ревностью; с одной стороны, Давид, вежливый и покорный, и с другой стороны, Шаул, полный скорби и покаяния, уверившийся теперь лишний раз насколько сын Ишаев выше и благороднее его самого. «Ты правее меня .сказал Шаул, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом». Они дружески попрощались. Шаул вернулся в свою резиденцию в Геве, а Давид – к своим людям среди мрачных скал.

СМЕРТЬ ШЕМУЭЛЯ

Примерно в это время умер Шемуэль в Раме, на своей родине, где он последние годы жил в уединении. Однако, и в эти годы он оставался ведущей силой своего времени. Его смерть горько и искренне оплакивала вся страна. Останки его были похоронены в Раме, куда стеклось много народу со всех концов страны, чтобы отдать последний долг своему великому духовному вождю.

ДАВИД И НАВАЛ

Давид был все еще царем-скитальцем, когда он искал убежище в пустыне Маон. Недалеко оттуда в Кармеле жил весьма богатый человек по имени Навал, овцы и козы которого, пасшиеся на пастбищах вокруг, охранялись Давидом и его людьми. Навал был скрягой, неотесанным грубиянином и бессердечным глупцом. Зато жена его Авигаиль была и красива, и щедра, и умна. Было время стрижки овец, и в хозяйстве Навала было празднично и весело. Поэтому Давид послал в Кармель десять своих соратников просить для себя немного провизии взамен неоднократно оказанных пастухам Навала услуг. Но неблагодарный Навал грубо, с ругательствами, отказал им в этом.

Давид тут же двинулся к дому Навала в сопровождении четырехсот своих людей. Но кто-то из слуг Навала предупредил свою госпожу Авигаиль об опасности, угрожающей всему ее дому, из-за глубости и глупости ее мужа. Когда Давид подходил к горе Кармель, он увидел караван вьючных ослов, который медленно петлил, продвигаясь ему навстречу. Ослы были нагружены множеством хлеба, мяса, и вина, сушеных зерен, связок изюма и смоков. Затем появилась сама Авигаиль. Как только она заметила Давида, она сошла с осла и покорно поклонилась ему.

Только мудрость и великодушие Авигаиль спасли Навала и все его хозяйство от гибели, и Давид был ей признателен за то, что она предупредила возможность кровопролития с его стороны. Он принял дары и отпустил ее с благодарностью. На следующее утро, после ночи, проведенной Навалом в весельи и попойке, Авигаиль рассказала ему об ее встрече с Давидом и как она отвратила неминуемую гибель всего его дома. Навал оцепенел от ужаса, от которого он не мог уже придти в себя, и через десять дней умер. Вскоре после этого Давид попросил руки Авигаиль и получил ее согласие. Она стала его женой и последовала за ним в его горное убежище.

ДАВИД ОПЯТЬ ЩАДИТ ЖИЗНЬ ШАУЛА

Шаул продолжал преследовать изгнанника Давида, который прятался теперь между холмами Хахилы, в восточной части пустыни.

Была ночь, и царские войска расположились лагерем в долине под Хахилой, когда Давид, внимательно следивший за их продвижением, появился из своего укрытия. Шаул спал в траншее, копье его было воткнуто в землю у изголовья и сосуд с водою находился рядом. Его воины, во главе с Авнером, расположились вокруг него. Все глубоко спали и всюду была полная тишина. Еще раз жизнь самого большого врага Давида была в его руках. Он сошел с холма в сопровождении мужественного и бесстрашного Авишая, брата Иоава, и очутился во вражеском лагере. Авишай подстрекал Давида рассчитаться сейчас с царем. Но и на этот раз уважение Давида к помазаннику Б-жьему спасла Шаула от верной гибели. «Не убивай его, ответил Давид, ибо кто, подняв руку на помазанника Превечного, останется ненаказанным?». Он только тихо взял и унес с собою копье и сосуд с водою.

Давид поднялся на соседний холм и оттуда громко позвал Авнера. Его голос был хорошо слышен внизу в долине и дошел до лагеря Шаула. Давид огласил воздух едкими словами упрека по адресу командующего армией, который так небрежно и безответственно нес службу охраны особы своего царя. «Как жив Превечный, заключил Давид, ты достоин смерти за то, что не бережешь господина твоего, помазанника Б-жьего. Посмотри, где копье царя и сосуд с водою, что были у изголовья его?». Шаул узнал голос Давида. Его совесть заговорила в нем и на миг заглушила его неистовую ревность. Он получил обратно свое копье и попрощался с Давидом словами: «Благословен ты, сын мой Давид, и дело сделаешь и все одолеешь». Больше они уже не встретились.

ДАВИД В ЦИКЛАГЕ

Уставший от постоянных скитаний и бегства, Давид решил оставить земли Иеудеи и уйти в страну Пелиштим, где его враг, вероятно, не будет его преследовать. Таким образом, он ушел на запад вместе со своими шестьюстами испытанными, отборными соратниками и явился к Ахишу, царю Гата. Этот властелин принял его любезно, и не только разрешил ему проживать в Гате, но отдал ему и его отряду город Циклаг для жительства.

Из Циклага Давид вел усиленную войну против Амалейкитов. До Ахиша дошли смутные слухи об этих похождениях Давида. Но Давиду удалось заверить Ахиша, что его оружие направлено против своих же сородичей, и тем самым он якобы воюет за Ахиша не меньше, чем за себя. Таким образом, дружеское расположение Ахиша к Давиду все больше укреплялось.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .