69. Ревность Шаула и преданность Ионатана

69. РЕВНОСТЬ ШАУЛА И ПРЕДАННОСТЬ ИОНАТАНА

ДАВИД – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

Шаул никогда не забывал обращенных к нему последних слов Шемуэля. Все указывало на то, что наследником его престола будет Давид. И тут случилось нечто, вызвавшее еще большую ревность Шаула и увеличившее его недоверие к Давиду. Когда оба они возвращались в Геву после погони за Пелиштимлянами и их разгрома, вышли женщины из своих шатров встречать героев плясками под торжествующие звуки тимпанов и кимвалов. Они играли и пели, восклицая: «Шаул победил тысячи, а Давид десятки тысяч!». Шаул не скрывал свое чувство обиды, и при бурных вспышках ревности пытался даже лишить Давида жизни. Однажды, когда Давид, как обычно, играл перед Шаулом на арфе, царь бросил копье, целясь ему в голову, чтобы убить его. Давид дважды счастливо уклонился от удара и поспешил оставить царя. Боясь молодого героя и не смея, все же, напасть на него, ибо он видел, что Б-жья благодать на нем, Шаул удалил его из своего дома и назначил начальником военного отряда в тысячу человек, надеясь, что с Давидом покончат опасности войны.

РЕВНОСТЬ ШАУЛА ВОЗРАСТАЕТ

Но опасения Шаула росли по мере того, как военные успехи Давида множились и становились все более блестящими, и постепенно ревность царя превратилась в ненависть. Она стала столь яростной и необузданной, что он опять решил убить Давида, и только благодаря активному вмешательству Ионатана Шаул отказался от этого намерения и даже был склонен помириться со своим зятем. Но дружественные отношения не были долговечными. Вновь разразилась война с Пелиштимлянами. Давид показал себя и на этот раз мужественным, и ему сопутствовал успех, как всегда. Это усилило ревность царя до такой степени, что он вновь, в припадке неукротимой ярости, попытался убить Давида. Давид был об этом предупрежден и решил найти убежище в собственном доме своем. Однако и здесь преследовали его царские слуги, которым было приказано предотвратить возможность бегства Давида. Жена Давида Михал, боясь за жизнь мужа, помогла ему бежать через окно и таким образом избежать верной смерти. Давид бежал к Шемуэлю в Наиот. Но здесь он оставался недолго.

ТАЙНЫЙ СОЮЗ МЕЖДУ ДАВИДОМ И ИОНАТАНОМ

Давид тайно вернулся в Геву и явился к Ионатану с жалобой, в которой отразилось его глубокое отчаяние: «Что сделал я, в чем вина моя, чем согрешил я перед отцом твоим, что он ищет души моей?». Ионатан пытался успокоить его, но безуспешно, ибо Давид хорошо знал, что Шаул сделает все, что в его силах, чтобы лишить его жизни. Ионатан решил удостовериться в намерениях своего отца. На другой день, а это было первым днем новолуния (Рош-Ходеш), царь, по обычаю, обедал вместе с его придворными. Давид, как обычно, должен был быть за столом, но решил на этот раз отсутствовать под предлогом нахождения в Бейт-Лехеме якобы на семейном празднике жертвоприношения. Если бы эта причина удовлетворила Шаула, то это было бы благоприятным признаком для Давида, а если такое объяснение причины отсутствия Давида рассердит царя, то это будет означать, что жизнь Давида в опасности. Ионатан попросил Давида спрятаться на поле вблизи камня Эзел. Туда он явится к нему после трапезы и здесь он ему даст знать при помощи заранее обусловленного знака, может ли он явиться к Шаулу или он должен бежать. В этот момент тревоги и переживаний оба друга возобновили свои клятвы во взаимной верности и дружбе.

ТРАПЕЗА НОВОЛУНИЯ

За праздничным столом, за которым восседали помимо Ионатана также Авнер, командующий армией, и другие высокие сановники, пустовало место Давида. Царь подумал, что его, вероятно, задержало что нибудь очень важное. Но, когда это место оказалось незанятым также и на следующий день, он спросил Ионатана: «Почему сын Ишая не пришел к обеду ни вчера, ни сегодня?». В ответ на это Ионатан упомянул о годичном жертвоприношении, торжественно празднуемом в семье Ишая в Бейт-Лехеме. Тогда вдруг охватил Шаула приступ дикой ярости; он обрушился с неукротимым неистовством на невинного Ионатана и на его друга. Он приказал своему сыну немедленно доставить к нему Давида, чтобы казнить его. Ионатан встал со стола в гневе и печали.

ДАВИД И ИОНАТАН

На следующее утро Ионатан в сопровождении своего слуги, несшего его стрелы, вышел в поле якобы для упражнения в стрельбе. Приблизившись к камню Эзел, тайному убежищу Давида, он попросил слугу остановиться и следить в какую сторону полетят выпущенные им стрелы. Когда стрела вылетела из лука, Ионатан воскликнул: «Смотри, стрела впереди тебя». Для Давида эти слова, согласно уговору, означали: «Твоя жизь в опасности». Слуга подобрал стрелы своего господина и был затем отослан обратно в город. Когда он исчез из виду, Давид вышел из своего убежища, и друзья встретились. Долго они молчали, горько плача в объятиях друг друга; их горе было слишком глубоким, чтобы выразить его словами. Наконец, Ионатан заговорил: «Иди с миром, сказал он, а в чем клялись мы оба именем Превечного, говоря: «Превечный да будет между мною и между тобою и между семенем моим и семенем твоим», то да будет на веки». Итак, они разошлись: – Давид, чтобы бежать и слоняться по миру бездомным, а Ионатан, – чтобы вернуться в столицу и в царский дворец, чувствуя себя так, как будто он сам ушел в изгнание.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .