Канун Песах

8.

БЕДИКАТ – ХАМЕЦ (СЦЕНА В КАНУН ПАСХИ)

ПРИМЕРНО за неделю до Пасхи, в доме царит осадное положение. Перед Праздником Пасхи все в доме подвергаются исключительной чистке. Но в ночь перед Седером все приготовления должны быть более или менее закончены. Мир и чистота царят в каждом уголке дома.

Кухня тоже подверглась полным изменениям. В сторону была убрана вся посуда и серебро, которыми пользовались в течение всего года, кроме необходимых вещей, для последнего обеда и завтрака перед Пасхой. Только один угол в доме остался еще Хомецдик, но весь остальной дом был объявлен «очищенным», чтобы дети не занесли туда корочек Хамеца.

Это было в последнюю ночь перед ночью Седера и отец пришел домой раньше из синагоги. Он тотчас же занялся приготовлениями для Бедикат Хамец (поиски Хамеца). «Обмундирование» для Бедикат Хамеца состояло из сделанной из воска свечи, деревянной ложки, нескольких гусиных перьев (которыми пользовались, как щеткой), кусочком бумаги и бечевки. Затем отец заботливо отрезал десять кусочков хлебной корки. Теперь всё было готово.

Во время этих приготовлений я с большим интересом наблюдал за отцом и никак не мог дождатся, когда до меня дойдет очередь – нести зажженную свечу перед отцом и помогать ему в поисках Хамеца.

После размещения десяти кусочков хлебной корки в разных частях дома, отец предложил мне зажечь свечу. Вся семья собралась вокруг нас, чтобы выслушать благословения отца до начала поисков Хамеца. После этого отец и я принялись обыскивать одну комнату за другой. Входя в каждую комнату, поиски производились при свете свечи, которую я держал в руках. Это были очень внимательные и серьезные поиски. Отец искал повсюду, но ничего не мог обнаружить кроме тех нескольких кусочков хлеба, которые он сам предварительно положил, так как чистка дома была очень основательной. Отец собрал хлебные крошки в деревянную ложку, досконально чистя место гусиными перьями, чтобы быть уверенным, что больше никаких крошек не осталось. Эта процедура имела место во всех комнатах дома.

Когда поиски были закончены, отец осторожно подсчитал кусочки Хамеца, чтобы быть уверенным, что все десять были здесь и ни одна не пропала; затем он завернул деревянную ложку ib бумагу, и завязал ее веревочкой. Хамец подлежал сожжению на следующее утро до 12 часов дня.

Во время всей этой процедуры отец не произнес ни одного слова. Вид его был очень серьезный и он был погружен в поиски. Когда поиски были закончены, он сделал короткое заявление о том, что всё квашенное тесто или Хамец, которому удалось избежать уничтожения является пылью земли, не представляет никакой ценности и никому не принадлежит. Бедикат Хамец был теперь закончен.

Затем отец приказал мне напомнить ему завтра утром о том, чтобы уничтожить Хамец и я сделал себе в голове отметку.

После этого отец стал очень добродушным, усадил меня около себя и спросил, знаю ли я уже «Четыре Вопроса».

– Конечно, отец, ответил я. Только в этом году я собираюсь задать несколько дополнительных вопросов.

Мой отец выглядел очень довольным. – Начинай вопросы, он сказал, я их внимательно слушаю.

– Хорошо. Прежде всего расскажи мне что-нибудь об этом Бедикат Хамец. Почему ты занимаешься поиском Хамеца, когда ты знаешь так же хорошо, как я, что ты ничего не найдешь кроме тех кусков хлебной корки, которые ты сам положил до поисков?

– Я очень рад, что ты задал мне этот вопрос и это действительно очень хороший вопрос. Теперь ты уже большой мальчик и я надеюсь, что ты поймешь то, что я тебе расскажу. Ты должен был заметить, что дома мы делаем ряд вещей. Происходит это потому, что мы Евреи и мы обязаны жить согласно указаниям Г-спода, которые Он нам дал в Святой Торе. Ты заметил, например, что мы моем руки перед каждой едой и молимся до и после еды. Между тем мы моем наши руки не потому, что они не чистые. На самом деле мы должны перед мытьем убедиться в том, что руки наши совершенно чистые и моем мы их только во исполнение приказа Г-споднего. Тоже самое относится и к Хамецу в последнюю ночь перед Пасхой, даже если дом в это время уже полностью Пасхальный (Песахдик). Смысл этого заключается в том, что каждая заповедь, которую мы должны соблюдать, делится, если можно так выразиться, на две части. Сперва мы должны исполнить ее и затем мы должны попытаться понять ее специальное значение или важность этой заповеди. В самом деле, мы должны рассматривать каждую заповедь, как состоящую из тела и души. Когда мы выполняем заповедь это касается ее «тела»; когда мы думаем о ее значении и о том, чему она нас учит, мы даем ей также и «душу».

«Поговорим теперь о заповедях Бедикат Хамец. Первой вещью заповеди является, конечно, то, что мы только что выполнили – поиски Хамеца, которые как-то или где-либо остались нами незамеченными. Затем следует окончательная проверка. Это является заповедью, которую мы выполняем обычным путем, произнося молитву до того, как мы к ней приступаем.

«Одновременно, заповедь напоминает нам о производстве других «поисков» за другого вида Хамеца. Местом этих поисков является наше собственное сердце, а Хамецом является каждая плохая привычка, засевшая в нашем сердце. Гнев, тщеславие, лесть, зависть, лицемерие и другие плохие черты являются «Хамецом» наших сердец. И это является моментом для производства внимательных поисков в наших сердцах в целях искоренения и уничтожения этого нежелательного Хамеца из наших сердец, дабы наши сердца стали свободными, чистыми для чистосердечного служения Г-споду».

«Это значит, отец, что Пасха – праздник Свободы, не означает только свободу от рабства и угнетения жестоким народом, но также освобождением от наших плохих привычек?»

«Совершенно верно. Ты объяснил это очень хорошо, ответил отец, а теперь мы должны пойти и приступить к нашему последнему хамецдикерому обеду».

9.

МЕХИРАТ ХАМЕЦ (ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ)

В. «Какая цитата в Торе касается наказания за еду Хамеца на Пасху?»

О. «Кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, душа та истреблена будет из среды Израиля». (Исход, 12 : 15).

В. «Какой другой тяжелый грех влечет за собою подобное наказание?»

О. «Есть на Иом Киппур является таким же большим грехом, как есть Хамец на Пасху».

В. «Относится ли Заповедь о том, чтобы не есть ничего квасного только к одному хлебу?»

О. «Нет. Всё то, что имеет смесь с квасным запрещено есть подобно хлебу».

В. «Что делаеют Евреи, чтобы подготовить свои дома к Пасхе?»

О. «Сперва, в доме производится основательная чистка, полы моются и полируются и кухонная плита делается кошерной».

В. «Что мы понимаем под «кошерной» плитой? О. «Это значит, что плита нагревается до такой степени, что если мы подносим к ней кусочек бумаги, то она немедленно сгорает. Решетка плиты и другие железные части плиты нагреваются до тех пор, пока они накалены до красного. В некоторых еврейских домах после этого на плиту кладутся специальные металлические прокладки, чтобы кастрюли и горшки не дотрагивались до плиты».

В. «Что мы делаем с нашим серебром, горшками и кастрюлями, которыми пользуемся круглый год?»

О. «Некоторые вещи из серебра, часть горшков и кастрюль могут быть сделаны «.кошерными», но это обычно берет столько времени, что у большинства хозяйств имеется специальный набор кухонных принадлежностей и серебра или ножей и вилок, которыми пользуются только во время Пасхальной недели».

В. «Запрещено только есть и пить нечто квасное на Пасху?»

О. «Нет. Тора требует, чтобы ничего квасного не было видно и не находилось в доме, на складе ил>и в другом еврейском имуществе во время Пасхи».

В. «Будет ли поэтому правильным, если Еврей положит в одно место все употребляемые им круглый год Ха-мецдике вещи?»

О. «Нет. Это будет неправильно, потому что пока он остается собственником этих вещей, он нарушает закон Торы».

В. «В таком случае, что мы должны делать, чтобы избавиться от наших Хамецдике вещей?»

О. «Единственный выход из положения – продать их».

В. «Но что делать, если нельзя найти покупателя? Кроме того, представьте себе собственника лавки, что же он должен продать лавку и потерять ее?»

О. «И в этих случаях имеется выход из трудного положения. Обычно, раввин общины или синагоги имеет своего клиента, не-Еврея, которому он продает Хамец членов своей синагоги каждый год. После Пасхи он покупает его обратно, давая маленькую прибыль своему клиенту и все собственники получают свои вещи обратно в нетронутом виде».

В. «Должны ли мы отправить наши Хамецдике вещи раввину или покупателю?»

О. «Нет. Это не необходимо. Всё, что нужно сделать это инвентарь вещей и уполномочить раввина в качестве «комиссионера» продать вещи не-Еврею. Одновременно, место, где эти вещи складываются, сдается покупателю, так что Хамец становится полностью собственностью не-Еврея».

В. «Нужен ли договор о продаже?»

О. «Да, такой договор необходим, но совершенно не нужно каждому продающему Хамец Еврею заключать отдельный договор с покупателем. Потому что раввин вырабатывает текст соглашения о продаже, в котором указываются подлежащие продаже вещи и место, где Хамец будет храниться».

В. «Необходимо ли торговцу колониальными товарами закрыть свою лавку на Пасху?»

О. «Ему не нужно закрывать свою лавку на Пасху при условии, если Хамец стоит в стороне и к нему не притрагиваются. В этом случае он может продавать другие вещи, которые не являются Хамецдике и собственником которых он является».

В. «Что происходит с тем еврейским торговцем колониальными товарами, который не успевает продать свой Хамец до Пасхи?»

О «Запрещено есть Хамец, оставшийся в собственности у Еврея во время Пасхи и им не может пользоваться его собственник или какой нибудь другой еврей и после Пасхи. Поэтому Еврею запрещено покупать что-либо Ха-мецдик у еврейского торговца колониальными товарами и после Пасхи, за исключением тех торговцев, о которых известно, что они продали свой Хамец через раввина перед Пасхой».

В. "Один последний вопрос. Когда должен быть продан Хамец?"

О. «В любое время перед Пасхой, однако, не позднее десяти часов утра в день перед Пасхой».

10. ПАСХА В СВЯТОМ ХРАМЕ

НА Пасху каждый Еврей должен был приносить пасхальное жертвоприношение в Храме в Иерусалиме. Поэтому из трех праздников – Пасхи, Шовуота и Суккота – на Пасху собиралось наибольшее число паломников. На этот 'Праздник в Иерусалиме собирались миллионы Евреев со всех концов Земли Израиля.

За месяц до Пасхи, все дороги, ведущие в Иерусалим исправлялись и все колодцы приводились в порядок, для облегчения паломникам их паломничества в Святой Город. Самые изысканные приготовления делались в Иерусалиме для приема паломников.

Необходимо при этом отметить, что несмотря на то, что приезжавшие определялись миллионами, для каждого было место в городе и никто не жаловался на неудобства. Радости и духовному пафосу населения не было границ.

Кульминационным пунктом являлся день кануна Пасхи, когда в послеобеденные часы приносился в жертву Пасхальный ягненок.

Каждая большая семья имела наготове ягненка, и в предшествующие жертвоприношению дни, она зорко следила за тем, чтобы с ягненком ничего не случилось, чтобы он никак не пострадал, потому что иначе его нельзя было бы принести в жертву. Маленькие семьи объединялись в группы и приносили совместно жертву, потому что всё мясо должно было быть съедено этой ночью и от него ничего не должно было остаться. Часто таких групп насчитывалось сотни тысяч, но тем не менее все пасхальные жертвоприношения совершались в течение одного послеобеда.

Процедура принесения Пасхальных жертвоприношений была следующей: Огромное большинство паломников было разделено на три смены и каждая из этих смен по очереди допускалась в большой двор Храма. Когда первая смена была впущена, за ней закрывались массивные ворота. По данному сигналу, который состоял в том, что три раза трубили в рожок, начиналось жертвоприношение. В нескольких ведущих к алтарю рядах стояли священники, державшие в руках золотые и серебряные миски. Те, кто держал золотые миски, стояли отдельными рядами, а те, кто держал серебряные миски стояли в других, так что они никогда не смешивались. Священник, стоявший у места, где жертвы убивались, немедленно после принесения жертвы наливал ее кровь в миску священника, стоявшего подле него. А этот священник, со своей стороны, передавал эту миску следующему в ряду и так далее, пока эта миска не доходила до алтаря и алтарь не орошался кровью. Миски были совершенно особого вида: дно у них было очень узкое так что их нельзя было поставить на землю, так как они сразу перевернулись бы, и священники поэтому должны были очень ловко и быстро передавать миску один другому, не проливая ни капли крови. Это делалось для того, чтобы кровь не успела свернуться. Быстрота и уменье священников в осуществлении этой задачи были совершенно поразительными. После окропления кровью некоторые части жертвы клались на алтарь.

Когда с первой сменой было покончено, немедленно впускалась вторая для принесения Пасхальных жертвоприношений и, затем, третья. Во время жертвоприношения, все присутствовавшие, предводимые Левитами, пели Псалмы благодарения. После этого все Пасхальные ягненки пеклись, потому что их варить было запрещено. Ночью объединившиеся семьи, принесшие вместе Пасхальное жертвоприношение, собирались в одном доме и праздновали «Седер» сообща примерно так же, как мы это делаем теперь, за исключением, конечно, того, что вместо «Зероа» (больше-берцовая кость), которую мы кладем на блюдо Седера в воспоминание Пасхального жертвоприношения, они клали части самого Пасхального ягненка.

Во время Пасхальных дней Иерусалим превращался в праздничный город и много не-Еевреев приходили из близких и далеких мест, чтобы быть свидетелями чудесного празднования Пасхи Евреями в Святом городе.

Ныне, празднуя Седер во всем мире и вспоминая те великие дни в нашей земле, когда Храм был в своем полном блеске, мы восклицаем в начале Седера: «В этом году мы находимся здесь, ко в будущем году да будем праздновать мы в земле Израильской», и мы заканчиваем Седер следующими словами: «В будущем году в Иерусалиме".


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .