16. Хамец и маца

ХАМЕЦ И МАЦА

Уничтожение хамеца • Не быть видимым, не находиться во владении • Поиски и аннулирование хамеца • Время поисков • Свеча для поисков • Благословение на поиски • Порядок поисков • После завершения поисков • Продажа хамеца • Хамец и связанные с ним запреты • Строгость запретов, связанных с хамецем • Очищение посуды • "Оберегаемая" и обычная маца • "Переночевавшая вода" • Маца ручной и машинной выпечки • Бобовые • Размоченная маца • Еще несколько слов о поисках хамеца • Чистота языка и чтение Агады • Еще несколько слов о чистоте языка

Уничтожение хамеца

Песах отличается от всех прочих праздников, поскольку заповеди, относящиеся к остальным праздникам, исполняются только во время самих праздников – не раньше и не позже. Но заповеди, относящиеся к Песаху, Тора определила так, что они накладывают на нас определенные обязательства и до, и после праздника.

Какая именно заповедь, относящаяся к Песах, должна быть исполнена до наступления праздника, а связанный с ней запрет действует и после его окончания? Это заповедь об уничтожении хамеца.

Даже если еврей выполнит все остальные пасхальные законы и предписания, принесет в Храме пасхальную жертву 14-го Нисана и съест свою долю ее с мацой и марором (горькими овощами), расскажет в пасхальную ночь об Исходе из Египта, благословит и прославит освобождение, не будет есть в Песах запрещенный хамец, воздержится от работы в первый и седьмой день праздника и так далее, – если он при этом не уничтожил весь имевшийся в его распоряжении хамец перед наступлением праздника, он наружил множество заповедей и предупреждений, содержащихся в Торе, и его ждет суровое наказание.

Более того, даже после окончания праздника хамец, переживший Песах, запрещен к какому-либо употреблению. Он должен быть уничтожен, чтобы кто-нибудь не воспользовался им по ошибке.

К уничтожению – биюр – хамеца приступают за тридцать дней до наступления праздника. Последнего срока для этого уничтожения нет и быть не может – "уцелевший" и переживший Песах хамец должен быть уничтожен, когда бы он ни был обнаружен. Однако основной, установленный мудрецами срок уничтожения хамеца, который обязывает каждого из нас – это конец дня 13-го Нисана. Еще точнее: за полчаса до появления звезд в ночь 14-го Нисана мы обязаны оставить любое занятие, любую работу, даже изучение Торы, и приступить к бдикат хамец – поиску хамеца в доме с тем, чтобы затем его уничтожить.

Не быть видимым, не находиться во владении

На хамец наложен в Песах особо суровый запрет. Запрещено не только есть его или использовать любым другим образом. Кроме того, Тора обязала нас уничтожить хамец, находящийся во владении всех евреев, – так, чтобы они вообще не видели его в своем доме, так, чтобы он не находился в их владении.

В Торе сказано: "Семь дней не должна находиться закваска в домах ваших" (Шмот, 12,19). Там же говорится: "Да не будет видно у тебя квасного, и да не будет видно у тебя закваски во всех пределах твоих" (Шмот, 13,7). Оба эти предупреждения – отдельные запретительные заповеди, обязывающие уничтожать хамец, – дополняют "позитивную" заповедь, сформулированную Торой: "В первый же день устраните закваску из домов ваших" (Шмот, 12,15). Таким образом, уничтожение хамеца предписано нам одной "позитивной" заповедью и двумя запретительными.

Таким образом, каждый еврей должен до полудня 14-го Нисана аннулировать весь хамец, находящийся в доме или просто ему принадлежащий (но находящийся в другом месте). Тот, кто не уничтожил хамец в своем доме или в любом другом месте, не выполнил "позитивную" заповедь Торы. Но это еще не все. Начиная с полудня 14-го Нисана и до конца праздника Песах тот, кто не ликвидирует и не уничтожает принадлежащий ему хамец, каждое мгновение не выполняет "позитивную" заповедь Торы об "устранении" хамеца и одновременно нарушает два запрета Торы: "да не будет видно у тебя закваски..." и "не должна находиться у тебя закваска".

Правда, большинство еврейских мудрецов считает, что нарушение этих запретов наступает позже, чем невыполнение заповеди об "устранении" хамеца: нарушение запретов начинается только после наступления праздника, то есть в ночь на 15-е Нисана, в то время, как "позитивная" заповедь должна быть исполнена до полудня 14-го Нисана, и тот, кто не ликвидирует хамец к этому моменту, виновен в нарушении "позитивной" заповеди.

Поиск и аннулирование хамеца

Заповедь Торы обязывает аннулировать хамец до того, как наступит момент, когда его запрещено есть. Этот срок определен словами Торы "В первый же день устраните закваску из домов ваших". Еврейская традиция установила, что этот "первый день"

– 14-е Нисана, названный так потому, что он непосредственно предшествует семи дням праздника Песах. Доказательство тому содержится в других словах Торы: "Не изливай при квасном кровь жертвы Моей" (Шмот, 34,25), означающих, что пасхальная жертва не может быть принесена до тех пор, пока хамец полностью не ликвидирован – а ведь она приносится после полудня 14-го Нисана!

Что называет Тора аннулированием хамеца? Аннулирование – это бесповоротное решение о полном отказе от хамеца, приравнивающее его к обычной пыли. Тот, кто принимает это решение, постановляет, что отныне в его владении вообще нет хамеца, а если он случайно и остался, то представляет собой простую пыль, не приносящую никакой пользы.

Наши мудрецы обязали нас искать хамец даже в самых сокрытых местах и щелях и ликвидировать весь хамец, найденный в своих владениях.

Они постановили также, что поиски хамеца – бдикат хамец – и аннулирование – битуль хамец – осуществляются вечером. Эти процедуры начинаются в самом конце дня 13-го Нисана и заканчиваются уже 14-го Нисана и производятся при свете свечи, – потому что по вечерам все люди возвращаются домой, а свет свечи благоприятствует поискам. Поэтому не назначают никаких встреч на послеполуденные часы 13-го Нисана, и даже выдающиеся раввины не выступают в это время в синагогах – из опасения, что выступление затянется и слушатели пропустят время поисков хамеца (Рамбам).

Как было указано выше, человек, мысленно аннулировавший весь принадлежащий ему хамец и приравнявший его к пыли, которая никому не принадлежит, выполнил тем самым позитивную заповедь об "устранении" хамеца и более не нарушает запреты "да не будет видно" и "да не будет находиться" – даже если хамец все еще физически находится в его доме. Дело в том, что запрет Торы "видеть" и "владеть" относится только к принадлежащему нам хамецу, поскольку именно так следует понимать слова "да не будет видно у тебя квасного" – то есть запрещено видеть свой хамец, но нет никакого запрета видеть чужой или никому не принадлежащий хамец. Но если это так, для чего мудрецы обязали нас специально разыскивать хамец даже в самых скрытых щелях?

На то существуют две причины. Первая состоит в том, что аннулирование хамеца, сознательный отказ от него совершается мысленно, а не физически. Оно должно носить абсолютный характер, характер абсолютного отказа. Однако разные люди мыслят по-разному и можно предположить, что некоторые из них отнесутся к мысленному аннулированию без достаточной серьезности, или их отказ от хамеца не будет абсолютным. Поэтому мудрецы и постановили, что мысленное аннулирование не будет признаваться действенным до тех пор, пока хамец не устранен физически.

Другая причина: в течение всего года мы непрерывно пользуемся хамецем и привыкаем к нему; в силу привычки мы можем забыть о запрете и воспользоваться аннулированным хамецем, если физически он будет находится в дни Песаха в нашем доме. Поэтому мы обязаны тщательнейшим образом искать хамец во всех своих владениях и ликвидировать его физически до того, как наступит момент, когда его запрещено будет есть.

Однако несмотря на то, что мудрецы обязали нас искать и устранять хамец из всех своих владений, они не освободили нас от обязанности аннулировать его. Поэтому после окончания поисков мы должны произвести аннулирование – на случай, если искали недостаточно тщательно, и в доме остался батон хлеба, из-за которого мы можем нарушить законы Песаха, или же, напротив, небольшое количество хамеца, о котором мы забыли и потому не уничтожили. Мы опасаемся, что хамец обнаружится в праздничную субботу или в йом-тов, когда мы не сможем его сжечь, или даже просто того, что, обнаружив его в хол гамоэд, мы не сразу его уничтожим и таким образом в течение какого-то времени будем нарушать заповеди "да не будет видно" и "да не будет находиться".

Хотя, как уже было отмечено, поиск и физическое уничтожение хамеца – постановление еврейских мудрецов, решивших не полагаться на мысленное аннулирование, которого, согласно Торе, обычно вполне достаточно, в некоторых случаях мы непосредственно по требованию Торы обязаны искать и уничтожать его, поскольку в этих случаях даже самого абсолютного аннулирования недостаточно. В каких именно случаях? Если мы по не зависящей от нас причине или просто по забывчивости не уничтожили хамец до полудня 14-го Нисана – потому что после этого момента мысленное аннулирование уже не действует.

Дело в том, что с этого момента хамец уже запрещен для какого бы то ни было использования и, таким образом, нам уже не принадлежит – поэтому мы уже не можем от него отказаться,' как не можем отказаться от чужой вещи. Точнее, хамец уже настолько не наш, что мы не можем его аннулировать, однако Тора считает его нашим настолько, что, сохраняя его, мы нарушаем заповеди "да не будет видно" и "да не будет находиться" – до тех пор, пока не уничтожим его физически. Поэтому в таком случае у нас нет другого способа "ликвидировать" хамец и прекратить нарушать заповеди, кроме как найти его и физически уничтожить.

Время поиска

Как уже было отмечено, наши мудрецы постановили, что поиск хамеца должен производиться в самом начале 14-го Нисана,

поскольку по вечерам люди находятся дома, а также потому, что необходимо искать хамец в дырках и щелях, что предпочтительно делать не при дневном свете, а при свете свечи. А поскольку днем свеча дает очень слабый свет, было решено производить эти поиски вечером. Поэтому поиски откладываются вплоть до момента появления звезд, и к ним не относится правило "праведники не откладывают исполнение заповедей" – их не начинают сразу же после захода солнца.

Однако сразу же после появления звезд необходимо приступить к поискам, потому что в это время дневной свет еще не полностью поблек; запрещено откладывать их на более позднее время.

Уже за полчаса до появления звезд, вскоре после захода солнца 13-го Нисана, следует закончить все дела и не приступать к новым вплоть до завершения поисков. Даже если на этот час назначен постоянный урок Торы, он должен быть отложен. Даже если человек приступил к изучению Торы или к работе раньше, в дозволенное время, он должен прервать то, чем занимается. Принято присоединяться к ранней вечерней молитве Маарив в синагоге из опасения, что в более поздний час там не соберется миньян, и завершать ее до начала поисков, исходя из общего правила: часто исполняемая заповедь предшествует редко исполняемой. Поскольку молитва совершается ежедневно, а поиски хамеца – раз в год, молитва в миньяне предшествует поискам. Однако тот, кто намеревается молиться в одиночестве, должен сначала произвести поиски хамеца, поскольку ежедневная молитва является привычной частью его жизни и нет опасения, что из-за поисков он забудет о ней.

Тот, кто по какой-либо причине не произвел поиски в установленное время, т.е. вечером 14-го Нисана, должен сделать это днем 14-го Нисана, однако и в этом случае искать хамец следует при свете свечи, а не при солнечном свете. Если комната, в которой происходят поиски, днем ярко освещена (например, если это веранда, имеющая только три стены), разрешается искать и при солнечном свете. Это же относится и к другим комнатам, имеющим большие окна и хороший доступ света. В таких комнатах территория, примыкающая к окнам, изучается при солнечном свете – однако лишь при условии, что все окна распахнуты настежь и не покрыты даже стеклом.

Тот, кто не произвел поиски днем 14-го Нисана вплоть до момента, когда уже запрещается есть хамец, то есть до полудня, должен произвести их позже, когда владение хамецем уже запрещено, или даже непосредственно праздничным вечером при свете свечи. Весь найденный хамец в таком случае должен быть уничтожен и аннулирован.

Тот, кто не произвел поиски до Песах или в Песах, должен сделать это после окончания праздника; весь хамец, оставшийся с предпасхального времени, должен быть сожжен или уничтожен другим способом, чтобы ни один человек не мог использовать его каким бы то ни было образом – поскольку любое использование хамеца, "пережившего" Песах, запрещено.

Тот, кто отправляется в далекое плавание или путешествие, не планируя вернуться до окончания праздника Песах и не оставив дома никого, кто мог бы произвести поиски хамеца, должен произвести их сам при свете свечи в вечер, предшествующий отъезду, – если этот отъезд состоится менее, чем за 30 дней до Песаха. Если отъезд происходит более, чем за 30 дней до Песаха, он не обязан искать хамец. Если он планирует вернуться до Песаха, то обязан произвести поиски хамеца даже если уезжает более, чем за 30 дней до начала праздника, поскольку существует опасение, что он вернется незадолго до его начала, и у него не будет времени произвести поиски. Если же он не планирует вернуться до конца праздника, то если он уезжает более, чем за 30 дней до него, он не обязан производить поиски – хотя по мнению некоторых законоучителей он все-таки обязан уничтожить хамец, о существовании которого в доме ему известно.

Тот, кто съезжает с квартиры менее, чем за 30 дней до Песаха, и не убежден, что в эту квартиру еще до Песаха вселится другой еврей, который произведет поиски хамеца, должен произвести их сам накануне отъезда.

Естественно спросить, почему поиски хамеца ограничены сроком в 30 дней до начала праздника? Галаха утверждает: "Уяснение законов Песаха начинается за 30 дней до праздника". Поэтому заповедь искать хамец обязывает нас именно с этого момента.

Если 14-е Нисана приходится на субботу, поиски хамеца сдвигаются на день раньше – на ранний вечер 13-го Нисана.

Свеча для поиска

Поиски хамеца производятся не при свете факела, а при свете одной-единственной маленькой свечи. Почему? Потому что невозможно ввести факел в узкую щель; кроме того, использование факела может стать причиной пожара, и тот, кто ищет хамец при его свете, будет более всего опасаться пожара и потому искать менее тщательно. Поэтому тот, кто все-таки искал хамец при свете факела, должен еще раз произвести поиски при свете свечи, но уже без благословения.

Поиски не производятся при свете сальной свечи, поскольку в таком случае ищущий боится капнуть салом на кашерную посуду (сало, скорее всего, некашерно), равно как и при свете жировой свечи – из-за опасения капнуть жиром на молочную посуду, или при свете масляного светильника – из-за опасения запачкать одежду. Это опасение может помешать произвести тщательные поиски (кроме того, невозможно подобраться с такими свечами к узким щелям и отверстиям).

Поэтому поиски следует осуществлять при свете восковой или парафиновой свечи, дающей яркий свет. Воск или парафин, капающий с такой свечи, не пачкает и не портит вещи. Однако тот, кто произвел поиски при свете сальной, жировой или масляной свечи, не должен начинать все сначала. Тот, у кого нет восковой или парафиновой свечи, должен производить поиски при помощи той свечи, которая у него есть – но ни в коем случае не при помощи факела.

Масляный светильник с несколькими фитилями приравнивается к факелу. Это же относится к двум восковым свечам, соединенным или даже слепленным вместе – поскольку у них два горящих фитиля, они приравниваются к факелу, поиски при свете которого не решают проблемы и не засчитываются (как уже было отмечено, их нужно произвести заново – но без благословения).

Благословение на поиски

Перед тем, как приступить к поискам хамеца, необходимо произнести благословение – точно так же, как перед исполнением большинства других заповедей. Многие перед этим совершают ритуальное омовение рук – нетилат ядаим.

Тот, кто приступил к поискам, забыв произнести благословение, произносит его во время поисков – вплоть до самого их окончания.

Вот какова формула благословения: "Благословен Ты, Г-сподь Б-г наш, царь Вселенной, который освятил нас своими заповедями и повелел уничтожать хамец".

Хотя в ходе поисков хамец еще не уничтожается – не только определенное его количество оставляется для утренней трапезы, но и обнаруженный в ходе поисков ненужный хамец откладывается для сжигания назавтра, – поиски считаются первым этапом уничтожения. Ведь сразу после окончания поисков хозяин аннулирует и объявляет никому не принадлежащим весь не обнаруженный хамец, находящийся во его владении. Это аннулирование и именуется "уничтожением" – поэтому и произносится упомянутое благословение на "уничтожение хамеца". Это благословение распространяется и на завтрашнее уничтожение – сожжение – хамеца, в ходе которого вновь аннулируется весь хамец, который, быть может, остался в его владении.

Почему перед поисками хамеца мы не произносим благословение Шегехеяну (произносимое тогда, когда мы исполняем заповедь первый раз в году)? Потому, что эти поиски – часть подготовки к празднику Песах, и мы ограничиваемся благословением Шегехеяну, произносимым перед Кидушем в праздничную ночь. Это благословение распространяется на все заповеди, связанные с подготовкой к празднику (Тур). Есть и другое объяснение: Шегехеяну произносится только перед исполнением заповедей, приносящих радость и физическое удовлетворение. Поиски хамеца к ним не относятся – ведь они связаны с материальными потерями – уничтожением найденного хамеца (Абудрагам).

Запрещено разговаривать на какую бы то ни было тему после произнесения благословения и до начала поисков – так как запрещается делать перерыв между благословением и началом исполнения заповеди. Тот, кто, в нарушение этого правила, заговорил после произнесения благословения и до начала поисков на тему, связанную с ними (то есть непосредственно с исполнением заповеди), не должен повторять благословение. Однако тот, кто заговорил на постороннюю тему, должен произнести благословение еще раз.

Следует остерегаться любых разговоров во время поисков. Однако тот, кто разговаривал во время поисков (даже на постороннюю тему), не должен повторять благословение.

Если в поисках участвуют несколько человек, они должны собраться вместе, выслушать произносимое главой семьи благословение и произнести Амен, рассматривая это благословение как произнесенное и за них. Соответственно, благословляющий должен иметь в виду, что он произносит благословение за всех присутствующих.

Так должно обстоять дело лехатхила – то есть изначально. Однако если некоторые из участвующие в поисках бедиавад – ввиду сложившихся обстоятельств – не слышали благословения, они не должны произносить его сами. Поскольку обязанность искать хамец возложена на хозяина дома, а прочие домочадцы свободны от этой заповеди в случае, если хозяин присутствует и исполняет ее, им не остается ничего другого, кроме как помогать ему.

Однако если сам хозяин дома не осуществляет поиски, а поручает их кому-то другому, тот становится его представителем, исполняющим заповедь, и обязан произнести благословение. Не имеет значение, живет представитель в этом доме или нет – в любом случае он представляет хозяина дома.

Тот, кому принадлежат много домов (или любых иных помещений, например, офисы или магазины), обязан осуществить поиски хамеца во всех них. Он произносит благословение в одном из домов, и оно распространяется на поиски во всех остальных. Если же он сам намеревается выполнить заповедь только в одном месте, а во все другие послать своих представителей, то он произносит благословение в их присутствии там, где собирается искать хамец сам, распространяя это благословение на их поиски в других домах, после чего представители расходятся каждый в тот дом, где им предстоит исполнить заповедь.

Когда бы ни производились поиски – в начале вечера 14-го Нисана, с опозданием, т.е. утром 14-го Нисана, после полудня этого дня или даже непосредственно в Песах, – перед их началом необходимо произнести благословение. Исключением является случай с человеком, отправляющимся в дальнее плавание или в далекое путешествие или съезжающим с квартиры, не будучи уверенным, что в нее вселится еврей, который произведет там поиски хамеца, менее, чем за 30 дней до Песаха. Как мы уже упоминали, он обязан произвести эти поиски перед отъездом – но без благословения. Не произносит его и тот, кто производит поиски хамеца уже после окончания праздника Песах.

Порядок поисков

Перед началом поисков приводят в порядок и тщательно убирают все места, в которых следует искать хамец. Даже если известно, что хамеца там нет, поиски все равно должны быть произведены.

Где следует искать? Везде, где есть хотя бы опасение, что кто-либо мог принести сюда хамец, в том числе и в комнатах, куда хамец обычно не вносят – поскольку его могли принести туда случайно. Поэтому должны быть обследованы все помещения в доме, даже чердаки – потому что иногда люди заходят сюда с куском хлеба в руках.

Дырки в стенах, расположенные очень высоко, так, что нет никакой возможности их использовать для какой-либо цели, обследовать не обязательно. Это же относится и к дыркам, расположенным слишком низко (и потому неудобно) – ниже, чем в трех тефахах (по мнению многих авторитетов – около 24 сантиметров) от пола. Однако если известно, что этими дырками (безразлично, низкими или высокими) все же пользовались, они должны быть обследованы. Если в доме есть маленькие дети, низкие дырки должны быть обследованы, поскольку дети могли занести туда хамец.

Верхняя часть шкафов, которую в наше время иногда используют, необходимо обследовать.

Хлев, в котором живут коровы, так же как и курятник, должны быть обследованы в случае, если в них вносили хамец в последние тридцать дней перед Песахом, несмотря на то, что этот хамец, по всей вероятности, был съеден животными – поскольку возможное (но не вполне достоверное) уничтожение вполне достоверного хамеца не освобождает нас от обязанности произвести поиски. Однако если хамец не вносился туда в последние тридцать дней, нет необходимости обследовать эти помещения, поскольку в таком случае у нас есть сразу два смягчающих обстоятельства: во-первых, животные или птицы могли съесть этот хамец, во-вторых, даже если он остался цел, он мог заплесневеть и стать негодным до такой степени, что от него отказалась бы собака (это критерий непригодности хамеца) – и в таком случае нет необходимости его уничтожать.

Тот, кто в ходе поисков в хлеве или курятнике обнаружил хамец и решил скормить его животным, должен наблюдать за ними до тех пор, пока они съедят его полностью, и проследить, чтобы они не выбросили часть хамеца в укромное место, где он мог бы пролежать до начала праздника Песах – ведь в таком случае хозяин нарушил бы запреты Торы.

Синагоги и ешивы должны быть обследованы. Служитель, следящий за ними, обследует их и произносит благословение на поиски, однако он не произносит формулу аннулирования после завершения поисков, так как не является владельцем помещения и не может аннулировать хамец, который никогда ему не принадлежал.

Хамец, заваленный землей или камнями, считается уничтоженным и должен быть только аннулирован в случае, если высота слоя земли или камней над ним – более трех тефахов. Но если этот слой тоньше, необходимо разгрести его и уничтожить хамец.

Необходимо обследовать пространство под шкафами, кроватями и всеми другими предметами в доме, поскольку под ними случайно может оказаться хамец.

То место в доме, которое было выделено для хамеца, проданного нееврею (или для хамеца, который будет продан ему наутро), нет необходимости обследовать.

Необходимо вывернуть и тщательно проверить все карманы на своей одежде и одежде детей, поскольку иногда хамец попадает в карманы. Однако эту проверку следует проводить позже, утром 14-го Нисана, после последней трапезы, в ходе которой едят хамец, из опасения, что он может попасть в карман после вечерней проверки. Существует точка зрения, согласно которой карманы должны быть проверены дважды – сначала во время общих поисков хамеца вечером 14-го Нисана, а потом еще раз утром, перед уничтожением остатков хамеца.

Не следует стирать одежду с крахмалом, содержащим хамец, в последние тридцать дней перед Песахом.

Следует помнить, что заповедью является поиск хамеца, а не его обнаружение. Поэтому тот, кто искал его в соответствии с правилами и ничего не нашел, выполнил заповедь. Несмотря на это, существует обычай раскладывать куски хамеца в различных местах в доме и собирать их в процессе поисков. Необходимо следить за тем, чтобы "подложенный" хамец был твердым и не крошился, и чтобы его раскладывали в местах, где он не попадет в руки детей, которые могут перенести его в любое другое место. Необходимо тщательно пересчитать раскладываемые куски хамеца, чтобы быть уверенным, что в ходе поисков все они были подобраны. По мнению великого Ари, следует разложить десять кусков хамеца.

Принято использовать в ходе поисков нож или перо, которые можно ввести в любую дыру или щель.

После завершения поисков

Сразу после завершения поисков производится аннулирование всего необнаруженного хамеца, оставшегося во владении хозяина дома. Он произносит следующую формулу: "Весь хамец и вся закваска, находящиеся в моем владении, которые я не разглядел и не уничтожил и о которых я ничего не знаю, – да будут они аннулированы и станут никому не принадлежащими, как прах земной". Некоторые повторяют эту формулу трижды.

Тот, кто производил поиски хамеца как представитель хозяина дома, произносит эту формулу в третьем лице: "Весь хамец и вся закваска, находящиеся во владении такого-то – и т.д." Жена, производящая поиски по поручению мужа, говорит "во владении моего мужа". Все это потому, что представитель назначается лишь для исполнения заповеди, однако право собственности в любом случае сохраняется исключительно за владельцем, так что если в итоге в доме в Песах останется хамец, именно хозяин нарушает заповеди "да не будет видно" и "да не будет находиться". Поскольку согласно еврейскому закону право собственности принадлежит мужу, именно муж, а не жена может оказаться нарушителем заповеди, стало быть, она может аннулировать хамец только от его имени.

Хамец, найденный в ходе поисков, равно как и хамец, оставленный для утренней трапезы, сохраняется в надежном месте, куда не могут добраться дети, равно как и нежелательные гости – крысы, мыши и другие животные, которые могут оказаться в доме. Остатки этого хамеца сжигаются утром 14-го Нисана не позже конца пятого солнечного часа (т.е. пяти двенадцатых солнечного дня).

Упомянутый пятый солнечный час – это не пять часов утра или дня, к которым мы привыкли в обиходе. Солнечный час – это одна двенадцатая солнечного дня, поэтому он может составлять меньше 60 минут в год, когда солнечный день 14-е Нисана продолжается менее 12 обычных часов. Крайний срок сжигания хамеца можно установить только если известно время восхода и захода солнца е этот день. Для того, чтобы не пропустить этот срок и не нарушить таким образом важный запрет, рекомендуется заблаговременно справиться в календаре и проделать необходимые вычисления.

Несмотря на то, что, как уже отмечалось, хамец аннулируется сразу после завершения поисков, необходимо снова аннулировать его после сжигания остатков хамеца, то есть в конце пятого солнечного часа 14-го Нисана. Ведь первое аннулирование относилось только к необнаруженному и неизвестному хамецу, но не распространялось на хамец, оставленный на утро. Однако можно предположить, что какая-то часть его не была съедена или уничтожена и, не аннулированная, сохранилась в укромном месте, где и обнаружится в Песах. В таком случае окажется, что хозяин нарушил заповеди "да не будет видно" и "да не будет находиться". Поэтому наши мудрецы обязали нас аннулировать хамец во второй раз.

Формула второго аннулирования аналогична формуле первого с одним важным отличием. Аннулирующий произносит: "Весь хамец и вся закваска, находящиеся в моем владении, которые я разглядел или не разглядел, которые я уничтожил или не уничтожил, о которых я знаю или не знаю – да будут они аннулированы и станут никому не принадлежащими, как прах земной", – ведь на этот раз аннулируется весь хамец, который может оказаться в его владении.

Второе аннулирование хамеца производится после сжигания его остатков – поскольку это сжигание представляет собой отдельную заповедь.

Тот, кто по ошибке или иной не зависящей от него причине не произвел поиски хамеца и его аннулирование вплоть до начала шестого солнечного часа 14-го Нисана, должен немедленно произвести эти поиски и уничтожить найденный хамец, однако уже не должен аннулировать его. Дело в том, что с начала шестого часа хамец уже запрещен для какого-либо использования и поэтому (как уже отмечалось) уже не полностью принадлежит своему владельцу. Поэтому он уже просто не может его аннулировать, так как никто не может отказаться от того, что не является его собственностью.

Правильно поступает тот, кто тщательно полощет рот после последней хамецной трапезы утром 14-го Нисана.

Продажа хамеца

Тот, кто владеет большим количеством хамеца и не хочет уничтожать его перед Песах, поскольку понес бы в таком случае значительные убытки, может продать его нееврею, составив соответствующий документ о продаже, и оставить хамец в доме. В таком случае он не нарушает заповеди "да не будет видно" и "да не будет находиться", поскольку находящийся в его владении хамец принадлежит нееврею. Однако он должен собрать весь этот хамец в строго определенном хранилище и передать это хранилище нееврею с тем, чтобы оно принадлежало ему до тех пор, пока он не заберет приобретенный им хамец после завершения Песаха. Это должно быть укромное и четко определенное место, чтобы никто из домочадцев не мог по ошибке войти туда и забрать часть хамеца.

Договор о продаже хамеца должен включать следующие условия:

1. Продавец уступает покупателю весь свой хамец по установленной цене;

2. Продавец получает определенный задаток (денежный или иной) и с этого момента хамец становится собственностью покупателя;

3. Покупатель обязуется прийти к продавцу на исходе Песаха, заплатить остаток оговоренной суммы и вступить во владение хамецем;

4. Стороны соглашаются, что если покупатель не выполнит предыдущее условие, то есть не придет к покупателю на исходе Песаха и не заплатит остаток полной цены, хамец в определенный час вновь переходит в собственность продавца.

Запрещается аннулировать заключенную сделку изначально.

Тот, кто совершает такую продажу, не нарушает заповеди Торы, так как его бывший хамец в течение всего праздника находится во владении нееврея.

Хотя, в принципе, совершенно ясно, что нееврей не выполнит третий пункт договора, то есть не явится на исходе праздника, не заплатит остаток оговоренной суммы и не заберет хамец, продавец должен в момент продажи искренне рассматривать его как окончательную, реальную и необратимую.

Ведь все купли-продажи завершаются не иначе, как в сознании человека, и приобретенные предметы переходят из собственности одного человека в собственность другого после того, как они мысленно одобряют эту перемену. Другими словами, человек перестает быть владельцем проданной вещи лишь после того, как решает для себя, что с этого момента она принадлежит другому. Если же сделка сопровождалась реальным действием – вручением денег, передачей проданного предмета новому владельцу и т.д., – то это действие в дополнение к мысленному одобрению сделки создает законченную и полную операцию купли-продажи.

В случае, если продажа хамеца нееврею совершается с выполнением всех этих условий, Тора рассматривает ее как полностью совершившуюся, и продавец-еврей, в доме которого находится этот хамец в Песах, не нарушает заповеди. Поэтому если, например, проданные виды хамеца подорожают и покупатель-нееврей придет в указанный срок для того, чтобы завершить сделку, еврей должен выполнить все ее условия, если же он воспротивится этому – покупатель имеет право отнять купленный хамец по закону Торы.

Продажу хамеца нееврею можно осуществить при посредстве специально назначенного представителя. В наше время принято продавать весь свой хамец представителю бейт-дина (еврейского суда) – каждый, имеющий хамец для продажи, является в бейт-дин и передает ему права на хамец и на место, в котором он собран, с тем, чтобы бейт-дин продал хамец всей общины нееврею на условиях, которые сам установит. Такая сделка является абсолютно законной согласно законам Торы о купле-продаже.

Уничтожению или продаже подлежит только видимый глазу хамец. Хамец, впитанный посудой, не продается. Посуду, стенки которой содержат хамец, достаточно тщательно вымыть и сложить в специально отведенном месте до конца праздника.

В некоторых общинах принято рассматривать вопрос о ха-мецной посуде более строго и также продавать ее нееврею. В таком случае продают не саму посуду, а только хамец, который содержат ее стенки – дабы избежать необходимости окунать посуду в микву после праздника, как приобретенную у нееврея.

Продажу хамеца нееврею можно совершить до тех пор, пока этим хамецем разрешено пользоваться еврею, то есть до конца пятого солнечного часа 14-го Нисана. Тот, кто пропустил этот час, уже не может продать свой хамец, поскольку он больше ему не принадлежит. Более того, если он и попытается осуществить такую сделку после конца пятого солнечного часа, она не будет иметь силу. В таком случае он должен уничтожить весь свой хамец, даже если это приведет к большим убыткам – нет никакого другого способа предотвратить нарушение заповедей.

Хамец и связанные с ним запреты

Что такое хамец? Тот, кто смешал с водой муку, произведенную из одного из пяти основных видов злаков, и не испек полученное таким образом тесто в течение установленного времени, – создал хамец согласно определению Торы. О каких пяти видах злаков идет речь? О хита (пшенице), кусемет (полбе), сеора (ячмене), шиболет-шуалъ (овсе) и шифон (ржи). Следует помнить, что кусемет – вид пшеницы, а шиболет-шуаль и шифон – виды ячменя.

Наши мудрецы установили, что время, необходимое, чтобы тесто превратилось в хамец, составляет 18 минут, если тесто замешано обычным образом. Если в течение 18 минут после того, как в муку была добавлена вода, они стояли без дела (то есть не подвергались обработке), перед нами бесспорный хамец. Время замешивания теста и прочих рабочих процедур в счет 18 минут не идет. Однако если в ходе кулинарных процедур тесто нагрелось, его не оставляют даже на самое короткое время – если не хотят, чтобы оно превратилось в хамец.

Однако тесто, замешанное не на воде, а на фруктовых соках, или даже на воде при условии, что оно было положено в печь до того, как истекли установленные 18 минут, хамецем не становится. Тем не менее, запрещается замешивать тесто в Песах даже таким образом, поскольку существует опасение, что в него попадет хоть немного воды, или же по какой-либо причине произойдет задержка, тесто не попадет в печь вовремя и таким образом превратится в хамец, а его хозяин нарушит заповеди Торы.

Запрещается не только есть хамец в Песах, но и пить его размоченным в любой жидкости. Запрещен он и для любого иного употребления. Обнаруженный в Песах хамец должен быть сожжен или полностью уничтожен каким-нибудь другим способом.

Любое, даже сколь угодно малое количество хамеца запрещено в Песах. Более того, запрещена любая его примесь: даже если ничтожно малое количество его смешается в Песах с тысячу (или в миллион) раз большим количеством разрешенного вещества, хамец не аннулируется, и вся смесь окажется запрещенной. Однако, если некоторое количество хамеца смешается с иным веществом до Песаха, то есть в то время, когда хамец разрешен к употреблению, он аннулируется, если объем иного вещества в 60 раз превосходит объем хамеца. В таком случае эта смесь разрешена к использованию в Песах при условии, что хамец "растворился" в разрешенном веществе и стал невидимым и неразличимым.

Запрещено употреблять в пищу хамец начиная с полудня (то есть с седьмого солнечного часа) 14-го Нисана. Тот, кто делает это (даже до наступления Песаха), преступает заповедь Торы, в которой сказано: "Не ешьте при этом квасного" (Дварим, 16,3). Это значит, что хамец запрещен уже тогда, когда приносится пасхальная жертва.

Еврейская традиция формулирует этот запрет так: запрет накладывается на хамец с того момента, когда можно приносить пасхальную жертву, то есть с полудня (начала седьмого солнечного часа) 14-го Нисана. Но это еще не все. Наши мудрецы запретили есть хамец с начала шестого часа для того, чтобы никто не мог по ошибке затянуть трапезу и нарушить запрет Торы. Поэтому уже с начала шестого часа запрещено не только есть хамец, но и использовать его каким бы то ни было образом – в течение шестого часа из-за постановления мудрецов, а затем – из-за запрета Торы. На пятый солнечный час наложено более слабое ограничение: в него уже не едят хамец, но еще можно использовать его иным образом. Это ограничение введено потому, что в облачный день можно спутать пятый час с шестым. Таким образом еврейский закон разрешает есть хамец 14-го Нисана лишь до конца четвертого солнечного часа, а в течение пятого часа его нельзя есть, но можно использовать для других нужд (Рамбам}.

Мы уже подчеркивали, что речь идет не об обычных часах, состоящих из 60 минут, а о солнечных часах, продолжительность которых зависит от длины солнечного дня.

Тот, кто преднамеренно съедает кезайит хамеца в Песах – начиная с вечера 15-го Нисана и до конца дня 21-го Нисана, – подлежит тягчайшему наказанию – карету (духовному смертному приговору, вынесенному Небесами – исключению души провинившегося из еврейской общины). Об этом прямо сказано в Торе: "Всякий, кто будет есть квасное, душа та истреблена будет из среды Израиля" (Шмот, 12,15).

Хамец, "переживший" Песах во владении еврея, запрещен к любому использования навсегда. Этот "штраф" наложен нашими мудрецами на тех, кто нарушил заповеди Торы "да не будет видно" и "да не будет находиться". Он накладывается и на тех, кто оставил неуничтоженный или непроданный хамец по ошибке или по не зависящим от него причинам – чтобы никому не пришло в голову оставить в своем владении хамец в Песах для того, чтобы воспользоваться им после праздника.

Строгость запретов, связанных с хамецем

Как мы уже знаем, Тора наложила на хамец в Песах более суровый запрет, нежели на все другие запрещенные продукты.

Она наложила на него особые запреты "да не будет видно" и "да не будет находиться", запретила не только есть хамец, но и использовать его любым другим способом, а того, кто ест его в Песах, наказывает каретом. Кроме того, наши мудрецы наложили запрет на любое, сколь угодно малое количество или долю хамеца (не распространяющийся на другие запрещенные продукты). Поэтому еврейский народ, трепетно исполняющий заповеди, наложил на себя дополнительные запреты в Песах для того, чтобы избежать любого намека или подозрения на хамец.

Не следует пренебрегать дополнительными запретами, связанными с законами праздника Песах, которые накладывает на себя та или иная еврейская община, даже если эти запреты не относятся непосредственно к запрещенному Торой хамецу, поскольку еврейский обычай – это неотъемлемая часть Торы. Даже если кто-то наложит лично на себя особые ограничения, связанные с Песах, к этому следует относиться с уважением. Необходимо позволить таким людям исполнять свои обычаи, даже если вытекающие из них ограничения весьма далеки от того, чтобы предотвратить реальное нарушение заповеди.

Несмотря на то, что наши мудрецы заповедали нам любовь к ближнему, как самое высокое человеческое качество, и учат, что нет благословения тому, кто лишает своего ближнего малейшей радости, в Песах многие замечательные люди ведут себя как бы вразрез с этими правилами. Они устраивают каждый для себя отдельные трапезы, едят отдельно друг от друга и даже не обмениваются посудой – несмотря на то, что все они Б-гобоязненные люди, тщательно исполняющие заповеди. Наши мудрецы постановили, что не следует осуждать тех, кто ведет себя таким образом в Песех, ибо они поступают так не из высокомерия. Почему наши мудрецы столь снисходительны? Из-за особой строгости запретов, связанных с законами праздника Песах.

Великий Ари писал, что каждому, кому удастся избежать наималейшего нарушения, связанного с ничтожнейшим количеством или долей хамеца в Песах, Небеса обещают, что он избежит и всех других грехов в течение всего года.

Очищение посуды

Посуда, которой мы пользуемся в течение года, запрещена для использования в Песах, так как она впитала некоторое количество хамеца. Этот хамец неизбежно будет "выплеснут" наружу, если мы станем пользоваться этой посудой в Песах. Разумеется, речь идет об очень небольшом количестве хамеца, но ведь в Песах запрещены любая его доля и любое его количество!

Каким образом можно очистить эту посуду, чтобы ею можно было пользоваться в Песах? Погрузив ее в кипящую воду. Конкретно: вначале посуду чисто моют, отскребают без остатка всю ржавчину и грязь, обращая особое внимание на ушки и ручки, на стыках которых часто скапливается хамец и откуда его очень трудно вычистить, затем ее погружают на короткое время в котел с кипящей водой в том момент, когда эта вода полна пузырей, выделяющихся при кипении, так, чтобы она покрывала погруженные предметы целиком. После того, как их извлекают из котла, ими можно пользоваться в Песах. Это и есть очищение – Гаг'ала.

Посуду, полезной частью которой является их внутренняя часть – кастрюли, котлы и т.д. – может быть очищена таким образом: вначале ее тщательно моют и отскребают, затем до самых краев наполняют кипящей водой и опускают в воду раскаленные добела куски железа или камни. Поскольку температура раскаленного железа или камня гораздо выше 100 градусов, в воде начинается внутреннее кипение, и она, кипя, переливается через край. После этого посудой можно пользоваться в Песах, так как весь хамец, который мог быть выделен ею при использовании в Песах, уже был "выплеснут" при кипении.

После Гаг'алы принято полоскать очищенную посуду холодной водой.

Кипящая вода, при помощи которой очищают посуду, должна быть чистой. Если в одном котле очищается раз за разом большое количество посуды, так что вода становится мутной, ее необходимо заменить.

Посуда, которая должна быть очищена для употребления в Песах, равно как и котел, в котором производится очищение, не должна входить в соприкосновение с хамецем в течение двадцати четырех часов до этого очищения.

Гаг'алу следует произвести до полудня 14-го Нисана. Тот, кому необходимо сделать это после полудня, должен обратиться за помощью к знатоку Торы.

Если в котле одновременно очищаются несколько предметов, они должны лежать свободно, не прижимаясь друг к другу, чтобы кипящая вода могла очистить одновременно всю их поверхность. По той же причине не следует крепко сжимать щипцами предмет, опускаемый в котел – вода должна свободно касаться его поверхности.

Существуют разногласия по вопросу о том, меняет ли Га-г'ала, совершенная для того, чтобы очищенной посудой можно было пользоваться в Песах, исходное предназначение посуды, то есть можно ли использовать очищенную таким образом молочную посуду в ходе мясной трапезы и наоборот. Многие авторитеты считают, что Гаг 'ала не может изменить назначения посуды, однако другие полагают, что это относится только к очищению, произведенному для иных целей в течение всего года, в то время, как пасхальная Гаг'ала может менять назначение посуды с мясного на молочную и наоборот.

Все вышесказанное относится лишь к металлической, но не глиняной или фарфоровой посуде – эта посуда не может быть очищена при посредстве Гаг'алы.

Стеклянная посуда с гладкими стенками очищается иначе: ее достаточно погрузить перед Песах на три дня в воду, меняя ее каждые 24 часа.

Посуду, сделанную из нескольких частей, которая нельзя разобрать для того, чтобы как следует очистить, мясорубки, чайники и кувшины с узким горлышком, в которое нельзя просунуть руку и которые поэтому не могут быть как следует очищены, предметы, имеющие вмятины и трещины, которые нельзя очистить, а также решета, плетеные корзины и т.д. – все эти предметы нельзя сделать пригодными для использования в Песах при помощи Гаг'алы. Их можно очистить только при помощи сложного прокаливания на огне, производимого под руководством знатока Торы. Очищение ступки и других предметов, соприкасавшихся с пряностями и другими острыми продуктами, также можно производить только под руководством знатока Торы.

Сковорода и другие предметы, в которых продукты жарятся или пекутся на огне без воды, а также крышки примусов и печей не могут быть очищены при помощи Гаг'алы. Необходимо сильно накалить их на открытом огне – так, чтобы они покраснели от жара. В любом случае, рекомендуется посоветоваться со знатоком Торы, поскольку законы прокаливания, относящиеся к разным предметам, различны.

Запрещается ставить в Песах горячую кастрюлю или тарелку с горячей пищей на печь или горелку или даже на кухонный или обеденный стол, используемые в течение всего года, если на них не установлены предварительно специальные металлические или деревянные листы. Однако если на стол ставятся в течение года только тарелки, а не кастрюли, достаточно расстелить на нем листы картона и покрыть их скатертью.

"Оберегаемая" и обычная маца

Любая маца, предназначаемая для еды в Песах, должна быть приготовлена так, чтобы исключить любую возможность сквашивания или контакта с хамецем. Мацу, приготовленную без того, чтобы были приняты тщательнейшие меры против сквашивания, категорически запрещено есть в течение всех дней праздника Песах. Кроме того, существует отдельная заповедь, смысл которой – сбережение мацы, изготовляемой для исполнения заповеди, обязывающей есть мацу во время Пасхального Седера. Эта заповедь предписана Торой, где сказано: "Оберегайте мацу". Поэтому большинство еврейских авторитетов считают, что мицва – заповедь, обязывающая съесть установленное количество мацы во время Седера, может быть исполнена только если съедается специальная "оберегаемая" маца, маца шмура, в ходе изготовления которой была исполнена заповедь "сбережения".

Каким образом оберегают мацу, предназначенную для исполнения заповеди в Песах? Прежде всего, оберегают зерна пшеницы, из которой будет изготовлена маца, от любого контакта с водой и вообще от увлажнения. Эти зерна должны быть целыми и чистыми, ни в коем случае не потрескавшимися или переросшими. Жернова и другие предметы, при помощи которых толчется зерно, мешки, в которых мука хранится и переносится в пекарню, должны быть чистыми и сухими. Следят за тем, чтобы мацу не пекли из свежеизготовленной муки в самый день помола, так как только что смолотая мука теплее обычней и быстрее сквашивается в процессе изготовления теста. Следят и за тем, чтобы тесто не месилось ни рядом с горящей печью, ни у открытого окна, через которое может проникнуть солнечный свет, нагреть тесто и привести к его быстрому сквашиванию. Как мы скоро увидим, для изготовления такой мацы годится не всякая вода.

Внимательно обследуются все инструменты и механизмы, используемые для изготовления мацы, начиная с просеивания муки и вплоть до извлечения готовой мацы из печи, – весь процесс должен идти гладко и без малейшей задержки. Все они постоянно и тщательно очищаются – ведь на них не должно оставаться ни малейшего кусочка теста от предыдущей партии! Это только часть предосторожностей, принимаемых при изготовлении мацы, которая послужит для исполнения заповеди.

Чем отличается обычная маца от той, которую мы называем "оберегаемой"? При изготовлении обычной мацы предосторожности начинают приниматься с момента изготовления муки, в то время как "оберегаемой" мацой называется только та, в отношение которой специальные предосторожности принимаются с момента сбора урожая.

Источник этого различия – в разногласиях между величайшими еврейскими авторитетами по вопросу о том, с какого момента изготовления мацы необходимо принимать меры предосторожности. Большинство авторитетов считает, что достаточно принимать эти меры, начиная с момента изготовления муки и до конца изготовления мацы, и маца, произведенная таким образом, годится для исполнения заповеди. Их мнение и стало Галахой – законом для Израиля. Однако целый ряд выдающихся мудрецов полагают, что для того, чтобы выполнить заповедь, обязывающую съесть определенное количество мацы во время Седера, необходимо принимать специальные меры предосторожности с момента сбора урожая зерна, из которого будет изготовлена маца. Поэтому те, кто исполняет заповеди с особым рвением, – а в Песах с особой строгостью их исполняют очень и очень многие, – считают необходимым посчитаться и с мнением меньшинства мудрецов и едят только "оберегаемую" мацу, то есть испеченную из зерна, взятого под контроль сразу же после жатвы, и уж во всяком случае, стараются есть только такую мацу в ночь Седера (а вне Эрец Исраэль, страны Израиля – и во вторую ночь Седера), так как в эту ночь мы исполняем позитивную заповедь Торы – заповедь, обязывающую нас съесть определенное количество мацы, – и произносим особое благословение. Поэтому принято наделять всех участвующих в Седере "оберегаемой мацой", так, чтобы каждый получил по крайней мере кезайит такой мацы и мог произнести благословение. Дело в том, что заповедь обязывает съесть только один первый кезайит, что мы и делаем в ходе Седера. Тора не обязывает нас есть мацу сверх этого количества, так что мы едим ее в остальные дни Песаха исключительно по собственному желанию.

Вот как производится "сбережение" начиная с момента сбора урожая.

Выходят в поле прежде, чем колосья станут сухими, и скашивают их еще немного зелеными. Почему? Потому, что после того, как колосья высохнут и побелеют, они уже не вытягивают влагу из почвы, и если теперь пойдет дождь, он может способствовать процессу сквашивания еще не собранного зерна. Собранные колосья складывают на крытом гумне, чтобы они просохли, а затем молотят их. После этого тщательнейшим образом перебирают зерно и выбрасывают каждое треснувшее или переросшее зернышко. Перебранное зерно бережно хранят вплоть до помола.

"Переночевавшая вода"

Тесто, предназначенное для изготовления мацы – как простой, так и "оберегаемой" – замешивается только на "переночевавшей воде" (майим шелану), то есть на воде, зачерпнутой в реке или источнике и отстоявшей в сосуде по крайней мере целую ночь (12 часов). Дело в том, что вода, только что зачерпнутая в реке, источнике или колодце, может нести в себе тепло и, тем самым, ускорить сквашивание.

Принято зачерпывать воду на исходе дня, между заходом солнца и появлением звезд. В сефардских общинах принято делать это незадолго до захода солнца. Эту воду процеживают и наполняют ею плотно закрытые бочки, хранящиеся в прохладном месте недалеко от пекарни. В этих бочках вода хранится всю ночь перед началом выпечки мацы при условии, что эта ночь продолжается не менее 12 часов. Если ночь слишком коротка, воду оставляют в бочках еще на некоторое время, чтобы от момента зачерпывания прошли полные 12 часов. После этого на этой воде замешивают тесто для мацы.

Разрешается за один прием набирать воду сразу на несколько дней выпечки мацы.

Зачерпывая воду, следует произнести слова: "Для исполнения заповеди о маце".

Принято зачерпывать майим шелану в чистую и красивую посуду, чтобы украсить исполнение заповеди. Поэтому же эту работу не поручают нееврею. Существует обычай использовать для этого новые глиняные сосуды, а не старые, уже бывшие в употреблении, даже если они использовались только в Песах.

Маца ручной и машинной выпечки

Мацу, которую Тора обязала нас есть в Песах, во все времена изготавливали, строго соблюдая все законы и установления и тщательно ее оберегая, только одним способом – высококвалифицированным ручным трудом на всех этапах, начиная с замешивания теста и кончая выпечкой мацы в печи.

Примерно 130 лет назад была изобретена первая машина для выпечки мацы. Почти вся работа по новой технологии осуществляется машиной, и человеческие руки в ней практически не участвуют. С самого начала мнения еврейских авторитетов разделились: некоторые из них разрешили машинную выпечку мацы, некоторые запретили. И те, и другие привели серьезные аргументы в пользу своего мнения.

Те, кто разрешили машинную выпечку, отметили чрезвычайно высокое качество выпеченной машиной мацы. Кроме того, машина работает очень быстро, не просрочивая время, и таким образом гарантируется, что тесто не будет сквашено и не превратится в хамец. В этом отношении машина превосходит человека. Единственное, что от нас требуется, – это тщательно следить за чистотой всех деталей машины, на которых не должен остаться даже самый маленький кусочек теста от предыдущей партии мацы.

Те, кто запретили машинную выпечку, основывают свое мнение на том, что изготовление мацы, начиная с момента замешивания теста и до конца выпечки, должно сопровождаться намерением исполнить заповедь, а к машине, разумеется, это требование неприменимо.

Еще один аргумент в пользу запрета: поскольку машина состоит из множества деталей и до многих из них (прежде всего, до пространства между колесиками) трудно добраться, весьма затруднительно полностью очистить ее от остатков теста предыдущей партии, что может привести к появлению хамеца.

Кроме того, поскольку колесики и другие движущиеся части машины сделаны из железа, они нагреваются в ходе работы и это тепло может привести к сквашиванию небольшого количества теста.

Кроме того, еврейская традиция, установившая 18-минутный промежуток времени, как максимально допустимый между началом изготовлением теста и его выпечкой, имела в виду ручную выпечку. Не вполне очевидно, что этот промежуток был бы равен 18 минутам и для машинной технологии. Одного только опасения, что "машинный" промежуток времени может оказаться короче "ручного", достаточно, чтобы отнестись к машинной выпечке с подозрением.

Дополнительный аргумент против машинной выпечки относится к обычаю нанимать на работу по изготовлению мацы бедняков, с нетерпением ожидающих наступления очередного сезона ее выпечки. Множество бедных семей зарабатывают себе на жизнь этой работой в течение многих недель, когда это их основной источник дохода. На этот заработок они покупают все, что необходимо для праздника. Переход на машинную выпечку мацы лишает многие бедные семьи источника дохода.

Авторитеты, разрешившие машинную выпечку, нашли достойные ответы на трудные вопросы, поставленные их оппонентами. В итоге устойчивое большинство еврейских авторитетов склонилось в пользу машинной выпечки, которая в наше время разрешена во всех еврейских общинах, так что выпеченную машиной мацу не только едят в Песах, но и исполняют при ее посредстве заповедь.

Несмотря на это, и сегодня многие евреи, стремящиеся с особой тщательностью выполнять заповеди, обязательно съедают во время Седера кезайит мацы, выпеченной вручную, и именно на него произносят благословение "и повелел есть мацу". Некоторые идут дальше и в течение всех дней праздника Песах едят только такую мацу.

В любом случае, необходимо приобретать пасхальную мацу, произведенную только на фабрике, где за работой наблюдают знатоки Торы и еврейского закона, а бейт-дин следит за соблюдением всех предосторожностей, включая самые отдаленные, так что там нет ни малейшего подозрения на хамец.

Бобовые

Во всех ашкеназских общинах существует обычай дополнительно к упомянутым пяти видам злаков запрещать к употреблению в Песах рис, кукурузу, просо, все виды бобовых культур, фисташки и другие семечковые. Дело в том, что из семян большинства этих растений принято изготовлять муку и печь из нее различные печения. Если разрешить употребление этих печений в пищу в дни Песаха, непосвященный наблюдатель может решить, что это хамец, и таким образом станет с пренебрежением относиться к запретам на употребление хамеца в Песах. Поэтому мудрецы решили запретить использование в Песах семян всех этих растений. Этот запрет был принят всеми ашкеназскими общинами и соблюдается по сей день. Им разрешается пренебречь только при величайшей необходимости, или если этого требует состояние больного, и только после консультации со знатоком Торы.

Сефардские общины не приняли этот запрет, однако и там пользуются упомянутыми культурами с осторожностью, принимают меры, чтобы они не смешивались с другими, запрещенными, перебирают их зерна и очищают их перед Песахом от любой запрещенной примеси. В любом случае, соленые семена подсолнечника запрещены к употреблению в Песах, поскольку в соль, используемую для их обработки, часто добавляют муку.

Размоченная маца

Среди людей, с особой тщательностью соблюдающих заповеди Торы, распространен обычай в течение всех семи дней Песаха не размачивать мацу в воде или супе, но есть ее только сухой. Этот запрет не распространяется на молоко или натуральный фруктовый сок, в который не добавлялась вода. Вне пределов Эрец Исраэль, где Песах продолжается восемь дней, разрешается размачивать мацу в воде или супе в восьмой день Песаха.

Многие знатоки Торы пытались найти объяснение этому обычаю, однако их поиски не увенчались успехом. В самом деле, хорошо выпеченная маца уже не может быть сквашена и превращена в хамец, даже если вымочить ее во всех водах мира. Несмотря на это обстоятельство, все, кто исполняет этот обычай, относятся к нему с большой строгостью и даже запрещают пользоваться в Песах посудой, в которой вымачивалась маца!

Этот обычай принадлежит к числу прочих освященных традицией обычаев, исполняемых многими евреями, и тот, кто унаследовал его от родителей или начал следовать ему самостоятельно, уже не может от него отказаться. Если же по какой-либо причине он более не в состоянии его исполнять, необходимо испросить разрешение у знатока Торы. Ведь любой обычай, исполняемый религиозными евреями, является как бы частью Торы, даже если мы не можем его объяснить.

Рассказывают, что один еврейский праведник поручил своему ученику, выдающемуся знатоку Торы, поискать в бескрайнем море еврейского закона обоснование обычая, запрещающего размачивать мацу в воде. Через некоторое время ученик сообщил учителю, что ничего не нашел. "Вот видишь, – заметил учитель, – насколько значителен этот обычай – он не нуждается даже в обосновании!"

Раабан в 73-й главе своей книги, посвященной законам Песаха, упоминает обычай не размачивать мацу в ночь Седера – не потому, что она может стать хамецем, а просто потому, что моченая маца имеет иной вкус, нежели сухая. Между тем, заповедь Торы обязывает нас есть определенное количество мацы в ночь Седера. Следует исполнять заповедь, съедая кезайит сухой мацы с ее естественным вкусом, ибо размоченная маца имеет особый вкус, смешанный вкус мацы и жидкости.

Еще несколько слов о поисках хамеца

Первая Мишна Трактата Псахим учит: "С наступлением 14-го Нисана ищут хамец при свете свечи". Мы уже говорили, что хотя в некоторых случаях поиски хамеца происходят раньше или позже вечера 14-го Нисана, именно это время – между заходом солнца 13-го и выходом звезд 14-го Нисана – более всего связано с законами и обычаями этих поисков – бдикат хамец.

Кроме уже известных нам законов и обычаев, исполнение которых – залог существования еврейского народа, наши мудрецы рассказали множество важных и удивительных вещей, связанных с пасхальными заповедями.

Вот некоторые из поднятых ими тем:

В чем корень запрета хамеца в Песах, в чем суть различия между хамецем и мацой?

Почему Тора предупредила: "Не изливай при квасном кровь жертвы Моей?"

Что скрывается за установлением времени поисков хамеца на исходе 13-го Нисана?

Почему нужно припрятывать десять кусков хамеца перед началом поисков?

В чем состоит связь между поисками хамеца в установленный час и чистотой языка?

Вот как отвечают на эти вопросы великие еврейские мудрецы.

Хамец и маца

Еврейский закон запрещает к употреблению любое, сколь угодно ничтожное количество хамеца и любую примесь хамеца, поскольку отличие между хамецем и мацой и само по себе ничтожно. Из одних и тех же муки и воды в одной и той же печи выпекаются и хамец, и маца. Их отличает только небольшое отличие во вкусе, вызванное ничтожной задержкой перед помещением в печь. Эта задержка, даже непреднамеренная, приводит к самопроизвольному сквашиванию, самопроизвольному качественному изменению материала. Тесто становится пышнее, занимает больший, чем ранее, объем. Что же привело к этому изменению? То, что человек на какое-то время оторвался от работы и предоставил тесто самому себе. Промедление и превратило его в хамец, придало ему особый, "заквашенный" вкус, увеличило его объем – все это ненамеренно, самопроизвольно. Иное дело маца – в ней нет ничего произвольного, но только то, что вложил в нее человек, ее изготовивший. И вкус, и вид, и объем мацы – все в точности соответствует намерению работника.

Ни из чего квасного и ни из какого меда не воскуряйте Г-споду

Хамец и все квасное тесно связаны с такими понятиями, как гордыня и заносчивость. Поэтому и запрещено любое их количество – ведь любая примесь заносчивости наносит человеку непоправимый ущерб. Мед (и другие сладкие продукты) связаны с вожделением, поэтому и запрещено замешивать мацу на фруктовых соках, как сказано в Торе: "Никакое хлебное приношение, которое приносите Г-споду, не должно быть сделано из квасного, ибо ни из какой заквасы и ни из какого меду не должны вы воскурять огнепалимую жертву Г-споду" (Ваикра, 2,11).

Всмотримся в написание слов

Точно так же, как лишь ничтожная, неосязаемая задержка, не требующая никакого действия, создает различие между хамецем и мацой, лишь невесомая черточка неустановленного размера отличает эти слова при написании – без учета перестановки букв. Вся разница между словами хамец – חמץ – и "маца" – מצה – это отличие между буквами ח и ה . Буква ה имеет слева небольшое окошечко. Закрой его – и она превратится в ח.

В том и заключается отличие Святого языка, на котором написана Тора, от всех прочих, что все слова этого языка, более того – все буквы любого из этих слов подобраны не случайно и не в результате соглашения между людьми, но установлены самим Всевышним в Его безмерной мудрости. Все названия, установленные Всевышним, набор, начертание и порядок букв, их составляющих, исполнены смысла и тесно связаны с внутренним смыслом называемых предметов и их Небесными корнями. Некоторые из этих связей известны нам, остальные станут известны только в конце времен.

Истребление хамеца – избавление от "казни первенцев"

Мы уже упоминали о том, что хамец символизирует "злое начало" в человеке, а поиски и уничтожение хамеца – борьбу со злым началом. Хамец привлекательнее мацы, он выглядит красивее и значительнее ее. Точно так же "злое начало" – оно влечет человека к радостям этого мира, делает их привлекательными для него, более значительными, чем они являются на самом деле. Заповедь Торы обязывает нас истребить хамец полностью. Когда Израиль впервые получил эту заповедь в Египте, она спасла его от страшных бед, от опасности, которая нависла над всей этой страной и над ним.

Грехи Египта, переполнившие чашу весов, состояли прежде всего в упоении богатством и властью. По существу, египтяне поклонялись богатству и силе. Они обожествляли свой мелкий скот, приплод которого приносил богатство своим хозяевам. Вот как они представляли самих себя: "Паро, царь Египта, большой крокодил, лежащий среди рек его, сказавший: "Мне принадлежит река моя, и я сам сотворил себя"" (Йехезкель, 29,3). Египтяне считали себя народом господ, и все остальные народы должны были склониться перед ними и служить им. Внутри египетского народа была установлена жесткая иерархия. Всякий, кто по какой-либо причине возвышался над другими, немедленно становился их господином. Иерархия распространялась и на египетские семьи – в каждой из них были низшие и высшие уже потому, что в них были первенцы и младшие дети. Даже сын рабыни, вращающий мельничные жернова, стремился поработить того, кто находился ниже его на общественной лестнице, чтобы господствовать над ним. Поэтому даже рабы, влачившие самое жалкое существование в Египте, просили у своих господ не свободы для себя, а права поработить еще более слабых. Египет был страной, наполненной злобным высокомерием, нечистым властолюбием, непомерной заносчивостью до такой степени, что его царь от имени своих подданных произнес следующие слова: "Кто такой Г-сподь, чтобы я послушал Его голоса?" (Шмот, 5,2)

Царю Египта легче было допустить гибель своего народа и всей страны от многочисленных обрушенных на них ударов, нежели отказаться от части своей власти и отпустить своих рабов на свободу. Тот, кто сказал: "Мне принадлежит река моя, и я сам сотворил себя", – разве может он признать над собой чью-либо власть?

Когда Всевышний приступил к наказанию гордых египтян и решил унизить их в глазах всех других народов, чтобы, как сказано в Торе, "узнал Египет, что Я – Г-сподь", чтобы каждый, кто останется в живых, сказал: "Г-сподь – справедлив, и нет другого", посланный Им ангел-мститель входил в один дом за другим, и повсюду, где находился хоть один человек, властвовавший над другими – а они были в каждом доме, где находился хотя бы один первенец – поднимался его меч и гибли люди. В этот день были наказаны ложная гордость, заносчивость, жажда власти. Они были истреблены и каждому стало ясно, что Всевышний является единственным господином Вселенной.

В этот день первенцы Израиля и все его руководители были в большой опасности, ибо ангел-мститель мог поразить и их – ведь и к ним могла пристать египетская скверна, не миновавшая, как мы знаем, всех остальных рабов, живших в Египте. Быть может, нашлись и среди них мужчины, женщины или семейства, утверждавшие, что они значительнее других. Ангел-мститель неизбежно должен был поразить их, чтобы восстановить в полной мере единственное настоящее царство – Царство Всевышнего.

Именно тогда Всевышний обратился к Моше и Агарону и повелел им передать Его слова всему Израилю с тем, чтобы каждый дом и каждое семейство взяли себе ягненка, принесли его в жертву, помазали его кровью дверные притолоки и затем, в ту самую ночь, ели его жареное мясо (по обычаю рабов того времени) вместе с мацой (обычная пища батраков) и горькими овощами – марором – так, как принято у людей, находящихся в беде.

Таким образом весь еврейский народ, хотя и находящийся еще в Египте среди скверны и нечистоты, ясно показал, что уже очистился от них. В доказательство он зарезал идола этой нечистой страны и помазал его кровью притолоки своих домов, уничтожил в них символ заносчивости, – хамец – и теперь вся его пища – начиная с мяса ягненка, зарезанного после того, как с него было снято проклятие идолопоклонства, включая испеченную в спешке мацу и заканчивая марором, который едят сокрушенные душой люди, – соответствует заповеди "Не изливай при квасном кровь жертвы Моей". Ведь пасхальная жертва и хамец сущностно несовместимы, в то время, как пасхальная жертва, маца и марор составляют неразделимое целое, как бы говорящее: мы свободные люди, избавившиеся от власти египетского царя, мы служим только Царю Вселенной.

В Торе говорится: "Я пройду в эту ночь по земле египетской и поражу всякого первенца в земле египетской... И будет та кровь для вас знаком на домах... И пройду мимо вас, и не будет среди вас язвы губительной, когда Я буду поражать землю Египетскую" (Шмот, 12,12).

Таким образом, уничтожение хамеца, принесение пасхальной жертвы и помазание ее кровью дверных притолок защитили евреев от казней в Египте. Во все времена уничтожение хамеца – великая заповедь, исполняя которую мы вновь свидетельствуем, что Всевышний – единственный Властелин, единственный носитель величия, единственный, кто поддерживает существование мира и питает нас со Своего стола, вознаграждая нас за наши старания в этом мире.

Время поисков хамеца – наступление совершеннолетия

В книге Каванот, написанной рабби Хаимом Виталем, содержится следующее сравнение: тринадцать первых дней месяца Нисана подобны тринадцати первым годам жизни человека, по завершению которых он становится бар-мицва – совершеннолетним. Первый вечер 14-го года жизни, когда еврей становится бар-мицва, – это в некотором смысле вечер поисков хамеца, так как именно тогда в юношу вселяется доброе начало, и он берет на свои плечи бремя заповедей. Теперь он в состоянии противостоять дурному началу, обнаружить его источник и подавить его.

Нет на земле праведника, который никогда не грешит

Как мы уже знаем, поиски хамеца сравниваются с борьбой человека против злого начала в нем самом, источник которого должен быть точно так же найден и истреблен. Только таким образом может человек порвать путы, надетые на него злым началом, и стать столь же свободным, как его предки, вышедшие из Египта. Именно поэтому принято подкладывать куски хамеца перед началом поисков – дабы подчеркнуть, что даже тот, кто уже очистился от греха, не должен кичиться этим, не должен повторять: я избавился от скверны и могу более не думать об очищении. Нет, как и в случае с хамецем (который мы специально подкладываем), нет никакого сомнения в том, что что-нибудь да найдется. Ведь сказано: "Нет на земле праведника, который творил бы благо и не погрешил бы" (Когелет, 7,20). Тот, кто уверен, что уже исправил в себе все, что подлежит исправлению, скорее всего, еще не начал по-настоящему служить Всевышнему.

Одни против других

Но почему принято подкладывать именно десять кусков ха- • меца! Знатоки Каббалы говорят, что Всевышний создал десять различных воплощений святости разного уровня, и против них – десять олицетворений нечистоты, одно превосходящее другое. Когда человек приступает к очищению от хамеца, Тора как бы говорит ему: "Знай, что хамец – не единое целое, существует множество его видов, поэтому ты должен набраться мужества и терпения и очиститься от всех его разновидностей, так, чтобы не осталось вокруг тебя ни крошки, ни самой ничтожной примеси любого из десяти его видов – ничего!"

Чистота языка и чтение Пасхальной Агады

В течение всего года действует правило: "Делай много, говори мало". По делам, а не по речам оценивает нас Всевышний.

Но в Песах мы получаем заповедь: "Рассказывай!", и закон, утверждающий, что "чем больше рассказываем мы об Исходе из Египта" – тем лучше. Более того, наши мудрецы говорят, что вся сущность праздника заключается в рассказе и беседе об Исходе. Намек на это содержится в самом слове Песах פסח: – оно как бы состоит из двух слов: – פה-סח "говорящие уста".

Слова Торы: "Не ешь при этом квасного, семь дней ешь с ним мацу, хлеб бедности" (Дварим, 16,3), наши мудрецы также комментируют сходным образом. "Хлеб бедности" – это хлеб, над которым отвечают на многие вопросы, хлеб, в честь которого читается полный Г аллель, о котором рассказывается Агада (Раши). Действительно, звучание и написание этих слов на Святом языке оправдывают такое толкование.

Как объяснить это противоречие? Почему именно в Песах мы получаем заповедь: "Рассказывай!"

Мы не имеем права праздновать Песах до тех пор, пока хамец находится в наших владениях. В том числе – в душе и в сердце.

Пока хамец пребывает внутри нас, мы стараемся казаться лучше, чем на самом деле, заносимся и чванимся, на языке у нас иное, нежели на сердце. Пока мы не избавимся от хамеца, закон запрещает нам совершать заповеди, связанные с Песахом. Мы должны говорить как можно меньше – ведь наши дети с полным правом могут не поверить нашим словам, почувствовав, что они не вполне соответствуют действительности. Мы не должны громко славить Всевышнего – ведь Он может разгневаться, услышав неразумные слова. Недаром в Торе сказано: "Ни из какой заквасы и ни из какого меда не должны вы воскурять огнепалимую жертву Г-споду" (Ваикра, 2,11). Ведь хамец делает с нашим сердцем то же, что и с тестом – раздувает его, делает его заносчивым и неискренним.

Тот, кто хочет достойно выполнить заповедь Пасхального Рассказа, восславить Всевышнего и обратиться в Нему, должен истребить весь хамец прежде всего в своем сердце, очистить сердце и уста от любого обмана, от любой непорядочности. Тогда сын воспримет его рассказ, а Всевышний услышит его молитву и восхваления. Тогда уста его произнесут то, что будет на сердце, тогда и можно будет исполнить заповедь: "Чем больше будем мы рассказывать – тем лучше".

Теперь мы ясно понимаем, что поиски хамеца вечером 14-го Нисана – это абсолютно необходимое условие Пасхального Рассказа, произносимого вечером следующего дня. Недаром мы едим мацу не только 15-го Нисана, в день праздника, но все семь дней, когда читается полный Галлелъ – славословие Всевышнему.

Еще несколько слов о поисках хамеца и чистоте языка

Связь между поисками хамеца и чистотой сердца и языка, без которых невозможны Пасхальный Рассказ и чтение Галлеля, обнаруживается непосредственно в начале Трактата Талмуда Псахим.

Гемара Псахим начинается с обсуждения слов автора первой Мишны этого Трактата: "При свете 14-го Нисана производят поиски хамеца при свете свечи" (в других местах мы переводим эти слова иначе, в соответствии с заключением Гемары: "Вечером 14-го Нисана и т.д." – однако в данном случае необходим именно буквальный перевод). Мудрецы Талмуда начинают чрезвычайно длинное – необычно длинное для весьма сжатого стиля Талмуда – обсуждение первых слов Мишны: что означают слова "При свете 14-го Нисана"? Двое мудрецов комментируют эти слова и, на первый взгляд, кажется, что их комментарии противоречат друг другу. Талмуд поначалу принимает гипотезу о том, что эти мудрецы расходятся во мнениях, и приводит четырнадцать аргументов и возражений, проясняющих вопрос. Семь первых из них основываются на цитатах из Танаха, семь последних цитируют Мишну и Барайту. Между этими группами цитат есть принципиальное различие: все цитаты из Танаха, за исключением четвертой по счету, указывают, что слово "свет" должно относиться к дневному времени (вспомним, что именно в четвертый день Творения были созданы небесные светила), в то время как четвертая цитата указывает на обратное – что слово "свет" означает "ночь"; в то же время шесть из семи цитат из Мишны и Барайты указывают, что слово "свет" означает "ночь", а одна – опять же, четвертая по счету, – по-видимому, указывает на обратное – что "свет" означает "день".

Эти многочисленные аргументы и контраргументы на первый взгляд кажутся излишними уже потому, что многие из них лишь подтверждают то, что уже ясно установлено ранее. Для чего же Талмуд умножает избыточные доказательства – занятие, абсолютно ему не свойственное?

В конце концов Талмуд выясняет, что между мнениями мудрецов нет никакого противоречия – оба они считали, что слово "свет" относится к ночному времени. Противоречие возникло из-за того, что они, как выходцы из разных мест, пользовались разными терминами, и ученики поняли их неправильно и по-разному.

Спрашивается, зачем мудрецы-составители Талмуда поместили эту, на первый взгляд, излишнюю дискуссию, в священный и бесконечно экономный текст Гемары! В течение столетий столько чернил и бумаги было истрачено на переписку текста этой дискуссии, обсуждающей, как мы уже знаем, вообще не существующую проблему! Столько прилежных учеников во всех поколениях изучали эту дискуссию, посвященную выяснению смысла одного-единственного слова Мишны – при том, что она не оказывает никакого влияния на итоговый вывод Гемары! Ради чего?

Этот фрагмент Талмуда демонстрирует нам величайшее значение чистоты языка. В самом деле, только тот, чей язык так же чист, как язык составителя этой Мишны, посвященной подготовке к Песаху и поискам хамеца, только тот, кто уже готов к Пасхальному Рассказу и прославлению Всевышнего, – только он может выбрать слово "свет" для обозначения ночи. Потому-то чистейшие слова этого мудреца столь важны для его учеников, что они готовы устроить целую дискуссию, чтобы выяснить значение единственного его слова, – ведь этот мудрец уже уничтожил весь свой хамец. Только те уста, которые избавились от хамеца, которые произносят лишь то, что на душе и на сердце, чьи слова – "маца", удостаиваются столь полного отклика на свои слова. Эти слова слышны и Всевышнему, и простым смертным – даже если последние не полностью их понимают. Все они – часть святой Торы, драгоценнейшая часть мудрости, подаренной нам Всевышним.

Таким образом эта талмудическая дискуссия связывает поиски физического хамеца с поисками духовного хамеца, оскверняющего сердце и уста. Эти поиски открывают дорогу к выполнению заповеди о Пасхальном Рассказе. Потому-то и нашли мудрецы место в Талмуде для этой длинной дискуссии, и не случайно сразу за ней Гемара обсуждает вопрос о свойствах и качествах человеческой речи, о присущей ей глубине и иных качествах, равно как и определяет, какая речь является недостойной, а какая грубой, какая обычной, а какая достойной и чистой, что такое краткая речь, красивая речь и что такое язык мудрецов. Там же обсуждаются и другие качества речи: она выдает самые сокрытые человеческие тайны, предрекает, кем человек станет в будущем, вскрывает его корни и происхождение на десять поколений и т.д. Все это – введение к обсуждению законов поисков хамеца перед Песах. Поэтому наши мудрецы и начали Трактат Псахим с дискуссии о слове "свет" и лишь затем перешли непосредственно к Галахе.

Зная все это, разве может человек оставить запущенной свою речь и не проверить каждое свое слово так же тщательно, как свой дом перед Песах – каждый потаенный уголок речи. Необычайно велико значение поисков "при свете 14-го Нисана", совершаемых для того, чтобы наутро наши уста были чисты, и можно было приступить к выполнению заповедей, связанных с пасхальной жертвой и мацой. Мы уже переводили слово "Песах" как "говорящие уста", а слово "маца" – как "хлеб, над которым отвечают на многие вопросы", и чем больше будет при этом рассказано – тем лучше. Почему? Потому, что все, что рассказывается в этот час, будет услышано, а хвала, возданная Всевышнему, дойдет до Его трона.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру