Глава 1

 

1

 Несмотря на то, что несовершеннолетний свободен от обязательного соблюдения всех заповедей, да и отец обязан приучать его к их исполнению лишь по установлению законоучителей, а не согласно Писаной Торе[1], на отце, тем не менее, лежит обязанность обучать своего несовершеннолетнего сына Торе согласно завету Писаной Торы (несмотря на то, что сам несовершеннолетний не обязан), ибо сказано: «Учите им (словам Торы) сыновей своих говорить ими...»[2].

С какого же возраста отец должен обучать сына Торе? Сразу, как только ребенок начинает говорить, отец заучивает с ним: «Тору завещал нам Моисей...»[3], а также первый стих из главы «Слушай Израиль»[4]. Затем понемногу, вплоть до пятилетнего возраста, с ним разучивают наизусть другие стихи. Это значит, что на пятом году жизни ребенка начинают постепенно обучать чтению Торы дома, пока ему не исполнится шесть или семь лет. Но еще до этого, на четвертом году жизни, отец обучает сына буквам, чтобы он приобрел навыки чтения Торы, когда ему пойдет пятый год. А когда мальчику исполнится 6 или 7 лет – в зависимости от здоровья и крепости ребенка – отец отводит его к детскому учителю на целый день учиться читать Тору вплоть до того времени, когда он овладеет чтением всей Писаной Торы, включая книги Пророков и Писания (Кетувим), – таким образом, что до десятилетнего возраста он прочитывает весь Танах много раз.

Во времена, когда Святой язык был разговорным для большинства народа и ребенок, начиная говорить, общался со своим отцом по древнееврейски, – не было необходимости объяснять детям значение слов. Учить надо было только чтению с гласной пунктуацией[5], кантиляционными знаками[6], а также чтению слов, отличающихся от написанного[7], потому что пунктуация и кантиляция не писались в те времена, так же как и в свитках Торы сегодня. Пунктуация и кантиляция всего Писания заучивались наизусть, и на протяжении пяти лет с детьми занимались изучением всего Писания множество раз. Затем пять лет посвящали изучению и запоминанию Мишны, т.е. выведенных законов без толкований, а последующие пять лет изучению Талмуда.

Изучение Талмуда включает в себя: краткое ознакомление со смыслом Галахи с выведением законов из Писаной Торы посредством «тринадцати методов»; изучение других толкований ученых или устных традиций законов, полученных Моисеем на Синае; а также законов, вытекающих из логического умозаключения, или с установлениями законоучителей, сделанными с целью создания «ограды»[8] вокруг слов Торы.

Все остальные годы – по мере своих умственных способностей и возможностей – человек посвящает диалектике[9] Талмуда,проблемам и их решениям, с тем, чтобы дойти до самой глубины понятий и толкований, чтобы уметь выводить один случай из другого, открывать новые законоположения и новые толкования Писания. В этом смысле и следует понимать изречение мудрецов: «в сорок лет человек достигает понимания»[10].

В Талмуд входят также поучения мудрецов и их притчи, которые основаны на стихах Танаха или выведены из них. Эти поучения называются Агадой.

2

Всем детским учителям разрешается брать плату, несмотря на то, что обучать Торе за плату нельзя. Сказано: «А мне повелел Б-г в то время обучать вас уставам и законам»[11]. – «Как я без платы, так и вы без платы»[12]. Однако, малолетние дети должны находится под надзором, чтобы не уходили на улицу и не занимались бездельем, а за это можно брать плату.

Если же у кого-либо есть свое ремесло или профессия и он оставляет работу, приносящую доход, чтобы учить других, то в таком случае можно брать плату даже со взрослых, хотя те не нуждаются в присмотре, ибо эта плата является лишь возмещением за вынужденное отвлечение от своей основной работы. Оплата разрешается даже, если учитель преподает Тору только часть дня, а остальное время отдает своему ремеслу или заработку.

Если же он обучает целый день и кроме того не занимается никаким ремеслом или предпринимательством, то тогда можно учителю брать плату, даже если у него совсем нет своего ремесла, так как если бы он не преподавал, ему бы пришлось заняться каким-нибудь делом, чтобы прокормить самого себя и свою семью. Когда же он обучает других целый день, не занимаясь промыслом и не имея других источников дохода, то плата, которую получает учитель, тем более является явным и очевидным возмещением за то, что он лишает себя заработка.

3

Плата детским учителям в древности должна была – по установлению Талмуда – выдаваться из казны общины за всех детей города, как из богатых, так и из бедных семей[13]. Однако в настоящее время в наших странах[14] принято, что каждый, кто в состоянии, платит за обучение своего сына. Если же кто-либо не в состоянии платить, то общество обязано заплатить за него – согласно установлению законоучителей. Согласно закону, те, кто не в состоянии платить, имеют право обязать имущих внести в общинную казну сумму, необходимую для обучения их "детей. Более того, даже состоятельные родители могут обязать друг друга платить за своих детей за счет общинной казны, в которую вносят пожертвования также и те, у кого нет детей. По установлению талмудистов, в каждом городе – в большом или маленьком – должны быть детские учителя и плата за обучение всех детей города, как богатых, так и бедных, возлагается на всех членов общины города – даже бездетных – по средствам каждого в отдельности, как и при других благотворительных взносах.

Город, в котором нет детского учителя, подлежит херему (анафеме), так как «Вселенная сохраняется только благодаря безгрешному лепету младенцев в домах учителей».

В тех же общинах, где установление о выдаче платы за обучение из общинной казны не применяется, богатые и средние по достатку люди прощают друг другу свою долю[15]. Они, однако, обязаны платить за детей бедных вплоть до тринадцатилетнего возраста, ибо до этого возраста учеба их называется «безгрешным лепетом». Даже те, кто свободен от налогов, как, например, ученые, обязаны также жертвовать на образование детей соответственно их средствам, так же, как они обязаны жертвовать на пропитание нищих в городе, содержание которых возложено нг общину. В больших общинах специально существуют благо творительные группы, которые вносят плату за обучение Тор« детей бедняков. Там же, где нет такой группы, выплачивают из об щинной кассы. Законоучители говорят: «Будьте внимательнь к детям бедных – от них Тора будет исходить, ибо написано «Потечет вода из ведр его»[16]. Однако нельзя общину принуждав платить больше, чем за одного учителя на 25 детей. Если же те кто не в состоянии платить, хотят также научить своих детей Мишне и Гемаре, на что недостаточно одного или даже двух учителей на 25 детей, то они могут оплатить лишние расходы сами.

4

Если же кто-либо в состоянии платить, но не хочет нанять учителя своему сыну, суд принуждает его это сделать. Если же он не в городе, но у него есть собственность, то, если есть возможность сообщить заранее, ему сообщают, если же нет – то взимают из его имущества в его отсутствие и нанимают учителя для сына его точно так же, как выплачивают долг заимодавцу в отсутствие должника. Ибо, по закону Торы, отец обязан учить своего сына сам или же найти ему учителя, который обучил бы его всей Торе. Если же невозможно найти бесплатного учителя, то, если отец сам не может учить с ним или сам совершенно ничего не знает, он обязан по закону Торы нанять ему учителя за плату, который обучил бы его всей Торе Писаной и Устной, чтобы знать ее полностью. Вся Тора – это Танах, все установления Закона Торы вместе с толкованиями, которые разъясняют 613 заповедей Торы, их тонкости во всех деталях. Относительно деталей существуют расхождения во мнениях, но ведь «и те другие – живые слова Всемогущего»[17]. Сюда входят также те заповеди, которые теперь не имеют применения. Также следует изучать все наставления мудрецов, построенные на истолковании стихов, называемые Агадой. Как сказано: «Ибо если будете хранить весь завет сей...»[18] Мудрецы толкуют: не говори: «Я изучил законы, мне этого достаточно!» Сказано «весь завет» – изучай Агаду и толкования, т.е. Талмуд, объясняющий смысл законоположений Мишны и Берайты, источником которых являются толкования стихов Торы. Те же законоположения, которые не выводятся путем истолкования стихов Торы, являются устной традицией – «Законом, данным Моисею на Синае», или же выведены на основании логического умозаключения; но все это было дано Моисею на Синае, как и поучения Мудрецов, построенные на истолковании стихов Писания, называемые Агадой. Тем не менее, изучение Галахи должно предварять изучение Агады.

Ученые каббалы говорят, что каждая душа должна пройти множество перевоплощений до тех пор, пока она не выполнит все 613 заповедей в действиях, речи и мыслях. Речь и мысли – это изучение законов этих заповедей. Об этом говорят талмудисты, толкуя стих «Вот учение очистительной жертвы...»[19]: всякий, кто посвящает себя учению очистительной жертвы, подобен тому, кто вознес эту жертву.

Еще говорят ученые каббалы: каждая душа должна для своего усовершенствования заниматься ПаРДеСом[20] по мере того, сколько ей дано постичь и познать. И душа всякого, кто способен достигнуть большего, но по нерадивости изучил лишь немногое, вынуждена будет проходить телесную жизнь до тех пор, пока не постигнет и не познает всего, что способна познать в Торе, в изучении простого смысла законоположений Галахи, в познании намеков, гомилетических и эзотерических толкований. Ибо все, что способна постичь и познать душа в Торе, служит для ее усовершенствования. Невозможно душе исправиться или усовершенствоваться «в узле живых с Б-гом»[21], откуда «она иссечена»[22], без этого знания. Поэтому и говорят мудрецы: «Блажен, кто пришел сюда с Учением в руке своей»23 – тогда ему не придется проходить еще раз земную жизнь.

5

Не следует говорить: «Как можно изучить всю Устную Тору целиком? Ведь Тора не имеет ни конца ни предела, ибо написано: «Я видел предел всякого совершенства, но заповедь Твоя безмерно широка»[24]. И еще сказано: «Длиннее земли мера ее и шире моря»[25]. Потому что на самом деле законоположения, открытые нам и нашим потомкам имеют и предел и счет. Так же – и толкования Торы, открытые нам. Только Тора в своей сущности не имеет ни конца, ни предела даже буквальным толкованиям, скрытым в ней. Ведь и рабби Акива, который на каждом кончике букв Торы возводил целые горы законов[26], не дошел до предела ее толкований. Так же нет предела и глубине объяснений законов, разбору их смысла и выведению их посредством правил, по которым толкуется Тора. Как говорят талмудисты: «Человек должен сначала изучать, и лишь затем толковать»[27], т.е. вникать в глубину смысла Галахи, – как об этом подробнее будет идти речь ниже[28].

6

В наше время, когда вся Устная Тора записана, нет больше необходимости отцу нанимать учителя своему сыну, который обучил бы его всей Устной Торе. Учитель нужен лишь для того, чтобы научить сына хорошо разбираться в Талмуде, в большей части его текстов, в трудных темах и формулировках закона, ознакомить его с трудами большинства кодификаторов, ранних и поздних, а также подготовить к исследованию практического применения законов, с тем, чтобы он умел самостоятельно вникать, понимать и инструктировать других в любом практическом применении закона путем разбора согласно Талмуду и трудам кодификаторов, ранних и поздних. Тогда сын сам сможет изучить все остальные книги Талмуда и кодификаторов, и знать все законоположения Устной Торы, т.е. интерпретации 613 заповедей в деталях, их смысл и откуда они выводятся, как если бы его обучил преподаватель.

То же самое касается и всего Танаха и толкований Агады. Поэтому и не принято обучать ребенка всему Танаху, как это делалось во времена Талмуда. Его обучают только Пятикнижию, полагаясь на то, что он сам изучит остальной Танах, когда подрастет – в отличие от древнего времени, когда гласная пунктуация и кантиляционные знаки не записывались в свитках Танаха, а были известны только по устной традиции.

Тем не менее, необходимо изучить и повторить с учеником по множеству раз все те главы Торы, в которых написаны заповеди и законы, объясняемые Талмудом, а также те стихи, отдельные слова и буквы, по которым они постоянно интерпретируются в Талмуде.

Если, однако, сын не достиг этого уровня, т.е. он не может учить и понимать сам, без преподавателя, все законоположения Устной Торы и их смысл, или же он не хочет учить самостоятельно, то отец обязан нанять сыну учителя, который заставил бы его изучить хорошо всю Тору, Писаную и Устную, а также повторил бы ее с ним много раз, до тех пор, пока тот не запомнит и не будет знать хоть бы один раз все законоположения, изложенные в Устной Торе и их смысл. Меры принуждения, которые применяются для того, чтобы заставить сына изучить и познать всю Тору, также следуют из заповеди «Обучите им своих детей...», так как Писание говорит о малолетних, которых приходится принуждать.

Если, однако, после того, как сын изучил один раз все законоположения с объяснениями, он забыл их и не хочет самостоятельно повторять изученное, отец свободен от своей обязанности. Выучив с ним однажды всю Тору как положено, отец уже исполнил заповедь «Обучите им своих детей...».

Если сын, однако, способен заниматься Торой, но не учится, а у отца есть возможность заставить его учиться, он обязан, по заповеди пророков[29], принудить сына заниматься Торой, и, пока тот еще зависит от отца (то есть до 24-летнего возраста[30]) также наставлять его на путь нравственности и богобоязненности во всех его поступках. Как написано: «Наставляй юношу на пути его, когда он постареет – не сойдет с него»[31]. Здесь имеется в виду «путь», по которому он будет ходить всю свою жизнь. На него следует направить юношу в период между 16 и 24 годами, ибо до 16 лет он еще недостаточно сознателен, чтобы внимать назиданиям. Не следует также слишком отягощать его суровыми наказаниями и порицаниями. А после 24-летнего возраста может случиться, что сын не захочет слушаться.

7

Не только плата за обучение сына возложена на отца, но и все расходы по обучению, как, например, плата за пропитание сына, уходящего учиться в другой город, или обеспечение всех потребностей на время его пребывания там. И хотя по закону суд не может принудить отца платить за это как в связи с платой за обучение, – это тем не менее является очень благородным делом, вытекающим непосредственно из заповеди «Учите им сыновей своих...» Поэтому даже если отец сам не учил Тору и должен еще учиться сам, но не может одновременно поставлять пропитание и обеспечивать все другие потребности в обучении сына и учиться самому, – то если сын его смышлен и понимает то, что он изучает, лучше своего отца, приоритет в обучении за сыном, поскольку в учении сына отец тоже выполняет заповедь Торы, как и при собственной учебе, в добавление к тому, что сын смышленней и понимает изученное лучше.

Несмотря на это, даже в таком случае отец не должен сам полностью прекращать изучение Торы. Он должен выделять время для занятий по мере своих возможностей. И хотя этого времени не будет достаточно для исполнения заповеди об изучении Торы – изучения и познания всей Торы – зато, если он будет обеспечивать другого человека, понятливее и способнее себя, тот скорее сможет исполнить эту заповедь, как положено. Это, однако, нисколько не освобождает его от собственной обязанности изучения Торы. Ибо, если он может исполнить эту заповедь сам, не трудясь с целью обеспечить пропитанием и другим потребностям другого человека, – не сына – он должен скорее учиться сам. Кроме того, если сын не способнее отца, то его учение имеет приоритет над учением сына, хотя и то и другое является заповедью Торы. То, что заповедано человеку лично, стоит всегда на первом месте.

Если же сын понятливей и способней чем отец, и у него есть жена и дети, то, если отец может помочь сыну содержать их, чтобы они не были «жерновами на шее» у него, и он мог спокойно заниматься Торой, то это для отца является благородным делом.

Если отец не настолько богат, чтобы быть обязанным содержать сына, согласно закону о благотворительности[32], помощь эта может все равно быть засчитана как благотворительность, в том смысле, что отец может вычесть все расходы по обучению своих взрослых сыновей из суммы десятины или пятой доли доходов, если он не в состоянии давать больше[33]. Это, однако, не относится к плате за собственное обучение, как об этом будет говориться в законах о благотворительности.

Зато тот, кто не вычитывает этих расходов из десятины или пятой доли своих доходов, ничего не теряет, а, наоборот, выигрывает, в соответствии с тем что говорят законоучители: «Все необходимое человеку присуждается ему в период между Рош-Гашана и Йом-Кипуром», т.е. в этот период предопределяется, сколько суждено человеку заработать в данном году, чтобы он мог прокормить себя и свою семью. Поэтому человеку в своих расходах следует быть предусмотрительным и не быть чрезмерно расточительным, ибо Провидение не прибавит лишнего дохода на пропитание кроме того, что уже было предопределено. Исключением являются расходы на Субботу или праздники и расходы по обучению детей Торе. Если человек на все это тратит больше, чем предначертано, Провидение ему возмещает истраченное сразу же или через некоторое время.

8

Если отец не в состоянии нанять учителя своему сыну и сам тоже не может учить его, но отец отца ребенка имеет такую возможность – суд обязует деда нанять учителя своему внуку.

Оплата всех расходов, связанных с обучением внука – сына его сына – является в равной мере заветным делом для него, как и для самого отца. Потому что точно так же, как есть в Торе заповедь отцу обучать сына своего Торе, так есть и заповедь деду обучать сына своего сына, ибо сказано: «И поведай их сынам своим и сынам сынов твоих»[34]. Однако для внука, сына дочери его, и для правнука, сына сына его сына, он даже не обязан нанимать учителя, не говоря уже о других расходах по изучению Торы. Он может быть обязан лишь согласно закону о благотворительности: если дед или прадед состоятелен, чтобы жертвовать на обучение своих внуков, он обязан жертвовать, так как чем ближе родство, тем скорее человек обязан жертвовать в пользу бедного родственника – как это будет изложено в главе законов о благотворительности. Однако плата за обучение сына дочери или правнука его не взимается в его отсутствие, как об этом будет говориться там же.

Если, однако, дед может учить со своими внуками или правнуками сам, он обязан учить с ними. И не только со своими внуками и правнуками должен он заниматься. Заповедь обязывает каждого мудреца обучать Торе всех учащихся вообще, даже если они не его потомки. В стихе: «И затверди (слова эти) с сынами твоими»[35] под «сынами» – согласно устному преданию талмудистов – подразумеваются ученики вообще, необязательно дети, ибо в Танахе ученики часто называются «сынами», как например: «И вышли сыны пророков»[36], где подразумеваются «ученики пророков». Тем не менее, собственные дети и потомки имеют приоритет перед другими учениками.

9

Некоторые кодификаторы, однако, считают, что если человек не может сам учить сына своего сына, он не обязан нанимать ему учителя. Только в случае, когда он может учить с ним сам, но не хочет, он обязан нанять ему учителя, если сын его (отец ребенка) это сделать не в состоянии – ибо Тора обязует отца отца, как и самого отца, учить ребенка или позаботиться о том, чтобы найти ему учителя бесплатно или за деньги – и отводить ребенка в школу, если тот сам не хочет идти.

Обязанности по отношению к сыну дочери и правнуку, сыну сына его сына, заключаются лишь в том, что они имеют приоритет по сравнению с другими учениками, если имеются другие ученики. Однако, если он не обязан заниматься с другими учениками, потому что в городе есть люди ученее его или потому, что он еще не дошел до такого уровня, чтобы он мог заниматься с учениками, так как ему еще необходимо учиться самому, то он не обязан искать ему учителя так же, как он не обязан заботиться о сыне своего друга, не являющимся его потомком.

К тому же, если он и может учить других учеников и в городе нет более ученого человека, он не должен заставлять своего внука или правнука приходить к нему учиться, если тот не хочет сам, так же как он не должен принуждать других учеников учиться против их воли. Зато сына своего сына он обязан учить против его воли или отводить к учителю, как своего собственного сына.

Что касается заключения в вышеприведенном расхождении мнений кодификаторов, то правило таково: если спор касается заповеди Торы[37], то следуют более строгому мнению. Поэтому каждый человек, применительно к самому себе, должен следовать более строгому мнению. Однако суд не может обязать человека платить, когда вопрос о его ответственности является спорным.

10

Все учителя, даже те, кто учат детей Писанию и даже бесплатные учителя, должны учить со своими учениками целый день и часть ночи, чтобы привить им навыки учиться днем и ночью. Детей не следует отвлекать от учебы никогда, кроме кануна Субботы или праздника к концу дня и в сам праздник. В праздник заповедано доставлять детям радость предметами, которые у них вызывают радость, например, лакомствами и т.п., как об этом говорится в законах о праздниках. А в Субботу с ними не читают незнакомых текстов, потому что для них это является лишней нагрузкой. Но можно повторять главы, которые они уже читали в будни.

Детей нельзя отвлекать от учебы ради какого бы то ни было заветного дела, даже ради строительства Храма.

11

О детском учителе, который оставляет детей одних и выходит во время занятий или делает какую-нибудь другую работу во время учебы, или нерадиво учит с детьми, сказано: «Проклят, кто промысел Б-жий делает обманом»[38]. Поэтому назначать учителя следует только богобоязненного, а также бегло и правильно читающего. Если имеются два учителя, один из которых очень скрупулезно следит, чтобы ученики читали без ошибок и погрешностей и так же скрупулезно старается донести до детей смысл слов – в наше время, когда Писание учат вместе со смысловым переводом – но при этом он не читает с ними подолгу, потому что ленится; второй же читает с детьми подолгу, но не столь скрупулезно, назначить следует первого, так как он более скрупулезно следит за правильностью.

12

Не следует учителю ночью бодрствовать чрезмерно, чтобы не быть усталым днем во время уроков. Также не следует учителю ограничивать себя в пище и питье и, тем более, не следует поститься в целях самоистязания. Не следует также чрезмерно есть и пить, потому что это также отражается на качестве преподавания. Всякий, кто нарушает эти требования, лишается должности, его увольняют без предупреждения, ибо он уже предупрежден законом Торы.

13

Ребенка, который не хочет читать, учитель не должен жестоко избивать. Нельзя бить плетью или палкой. Разрешается наказывать только небольшим ремешком. Если же ученик и после наказания не начал заниматься, то пусть просто сидит со своими товарищами; оставаясь в их обществе, он, может быть, в конце концов приступит к учению. Если учитель бьет детей больше положенного, его увольняют, так как тем самым он преступает заповедь Торы, ибо он бьет, не имея права, а это все равно, что он избивает другого человека.

У кого нет жены, или жена его в другом городе, тот не должен учить детей, так как матери приводят их в школу, и он может подвергнуться соблазну. Когда его жена с ним в одном городе, у него как бы есть «хлеб в корзине» – если появится недобрая мысль и его одолеет соблазн, так что он не сможет освободиться от него, он сможет пойти к своей жене. Некоторые кодификаторы разрешают учительствовать тем, у кого жена в другом городе, поэтому не следует запрещать тем, кто в данном случае делает послабления.

14

Женщине не заповедано изучение Торы, ибо сказано: «Обучайте им ваших сыновей...»[39] – но не сказано «ваших дочерей». И точно так же, как не завещано женщине самой изучать Тору, так не завещано ей учить Торе своих детей. Она освобождена от платы за обучение своих детей и ее принуждают платить за обучение только в том случае, если она состоятельна, и только в качестве благотворительности. Тем не менее, если женщина помогает своему сыну или мужу лично или своим имуществом, чтобы они могли заниматься Торой, она имеет часть их награды, – а награда ее велика, ибо они исполняют, что им заповедано, благодаря ей. Иначе дело обстоит с женщиной, которая сама изучает Тору, она получает награду, но не такую как мужчина, ибо она делает то, что ей не заповедано.

И хотя женщина получает вознаграждение за изучение Торы, законоучители завещали отцу не учить свою дочь Торе, ибо большинство женщин не настроено учиться и они – в виду бедности знаний – используют слова Торы на пустые разговоры[40]. Если же отец обучает дочь Талмуду, то это все равно, что он учит ее лукавить.

Тем не менее, и женщины обязаны изучать законоположения, которые им необходимо знать, как, например, законы о менструации, окунании, солении мяса, запрете уединения и т.п., а также все заповеди, не связанные с определенным временем, и установления законоучителей, которые заповеданы им в такой же мере, как и мужчинам. В древности ученый по субботам объяснял наиболее применительные законы, необходимые каждому человеку, на языке понятном женщинам и простому народу.

[1] Постановления законоучителей Талмуда также имеют силу закона, но отличаются своим применением.

[2] Второзаконие, 11:19.

[3] Второзаконие, 33:4.

[4] Второзаконие, 6:4.

[5] В иврите гласные обозначаются специальными значками («некудот» – пунктуация), которые проставляются под или над согласными буквами. Написание этих значков необязательно и они проставляются только в специальных текстах (в изданиях Торы для изучения, молитвенниках и т.п.).

[6] Значки, направляющие интонацию при ритуальном чтении Торы.

[7] В Торе имеются отдельные слова, чтение которых отличается от написанного, согласно «массоре» (преданию). Например, вместо Тетраграмматона читается Имя, означающее «Господь».

[8] Установления законоучителей, преследующие цель предупредить несознательное нарушение запрета Торы.

[9] Слово «диалектика» в его устаревшем значении употреблено здесь для перевода понятия «пилпул» - талмудической дискуссии, состоящей из тезисов и антитезисов, в результате которых талмудисты приходят к окончательному заключению.

[10] Авот, 5.

[11] Второзаконие, 4:14.

[12] Выводится в Талмуде; см. Недарим, 37а.

[13] Талмуд, Бава Батра, 21 а.

[14] Россия, Польша и т.п.

[15] – И платят каждый за своего ребенка.

[16] Числа, 24:7. См. Талмуд, Недарим, 81а. Дети бедных более прилежно изучают Тору, потому что они по натуре своей скромны и у них нет семейного бизнеса, который отвлекал бы их от учебы. В качестве намека приводится стих «Потечет вода из ведр его...» «Вода» – это мудрость Торы; «мидальяв» – «из ведр его» значит также «из бедноты его».

[17] Иеремия, 23:36. Несмотря на расхождения, мнения различных ученых истинны и являются частью Торы – изучение их комментариев входит в заповедь изучения Торы.

[18] Второзаконие, 11:22.

[19] Левит, 30:18

[20] ПаРДеС (букв, «сад») - аббревиатура слов перуш, рэмез, деруш, сод, указывающих на четыре уровня истолкования Торы: экзегетика (простой смысл писания), намеки, гомилетика (красочное истолкование, агада) и эзотерическое учение (таинства Торы, каббала).

[21] Из 1-й кн. Самуила, 25:29: «...душа господина моего будет завязана в узле живых у Б-га Всемогущего твоего».

[22] Из Исайи, 51:1: «...взгляните на твердыню, из которой вы иссечены...» 2' Талмуд, Песахим, 50а.

[24] Псалмы, 119:96.

[25] Иов, 11:9.

[26] Талмуд, Менахот 296.

[27] Талмуд, Шаббат 63а.

[28] – В главе 2, пар. 1.

[29] Дивре каббала (букв.: «со слов предания») – специальный термин в Талмуде, обозначающий установления, вытекающие не из Торы (Пятикнижия), а из Пророков или Писаний. См. Талмудическую Энциклопедию, т. 7, стр. 106.

[30] Талмуд, Киддушин ЗОа.

[31] Притчи, 22:6.

[32] – Как богатый человек, который обязан помогать бедному.

[33] По закону следует отдавать долю доходов на благотворительные нужды. Размер этой доли не должен быть меньше десятой части и не больше пятой.

[34] Второзаконие, 4:9.

[35] Второзаконие, 6:7.

[36] 2-я кн. Царств, 6:7.

[37] – А не установления талмудистов.

[38] Иеремия, 48:10.

[39] Второзаконие, 11:19.

[40] В книге «Мемуаров» рабби Йосифа-Ицхака Шнеерсона (предыдущий Любавичский Рабби Н. Э. - 1880-1950), тем не менее, рассказывается о том, что в семьях каббалистов женщины усердно изучали Тору, вьщеляя время также для ежедневных занятий Талмудом. Это, однако, держалось в тайне.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .