17. Дома и автомобили

В Буэнос-Айресе авангардная группа в первую очередь занялась поиском квартир, где можно было бы укрыть арестованного, расселить участников операции, разместить их багаж и оборудование. По плану этим должен был заниматься Ицхак Нешер, но в утренние часы помогали и все остальные, поскольку наблюдать за домом Клемента имело смысл только после обеда и по вечерам.

В посреднических конторах получили списки домов и квартир, которые сдавали или продавали в районе между Буэнос-Айресом и Сан-Фернандо. Кроме того, день за днем изучали объявления в газетах на английском и немецком языках, рассудив, что хозяин виллы, желающий сдать ее в аренду, поместит объявление прежде всего в газете для иностранцев. Ицхак Нешер пользовался такси, но вскоре решили нанять для него автомобиль.

27 апреля Эуд, Кенет и Менаше поехали осматривать дом примерно в 150 километрах от Буэнос-Айреса. По описанию посредника, это было как раз то, что нужно. Но прибыв на место, парни были разочарованы.

Ицхак тоже не нашел ничего путного в тот день: как правило, владельцы хотели не сдать, а подороже продать свои дома. Те же дома, которые предназначались для аренды, никак нам не подходили. Мешало еще одно обстоятельство: многие дома сдавали в аренду вместе с садовником, или со сторожем, или с домработницей. Когда же наши пытались отделаться от прислуги, это вызывало недовольство, а то и подозрения.

Прошло всего несколько дней – и стало ясно, что именно жилищная проблема, которую мы рассчитывали легко решить, грозит сорвать всю операцию.

Что же касается слежки за Клементом, то ее результаты радовали. 27 апреля Кенет, Эуд и Эзра приехали в 18:45 на то место, где планировалось похищение. Надо было отыскать точку, откуда можно незаметно вести наблюдение. Машину оставили достаточно далеко в стороне, чтобы не будить любопытство местных жителей. Наблюдательным пунктом выбрали железнодорожную насыпь в семидесяти метрах от дома Клемента, которая поднималась здесь на пять метров. Линия была двухколейная, и в часы пик поезда пробегали каждые две-три минуты. Между путями и домом Клемента, параллельно рельсам, тек ручей, впадавший в речку Реконквисту. Шоссе над речкой тоже шло по мосту.

Оперативники устроились на насыпи и стали наблюдать за домом в бинокль. Требовалось установить, приходит ли Клемент домой в определенное время, один или с провожатым, много ли прохожих бывает здесь в вечерние часы и много ли машин.

В 19:40 они увидели Клемента – он вышел из автобуса №203, прибывшего из Сан-Фернандо, чтобы продолжить путь в сторону Банкалери. Клемент вышел напротив киоска, примерно в ста семидесяти метрах от дома, и двинулся по шоссе №202, по той стороне, на которой стоял его дом. Клемент держал фонарь с белым и красным стеклами. Он зажигал его всякий раз, когда по шоссе проезжала машина. Наконец, он свернул на улицу Гарибальди, но не сразу вошел в дом, а сперва обошел вокруг него и только потом отпер дверь.

Наши парни были убеждены, что он специально осматривает дом, опасаясь засады. Потом уже выяснилось, что делал он это совсем по другой причине – просто любил проверять, как подрастают цветы и зелень во дворе.

В тот же вечер в Израиль ушли сведения относительно оборудования, необходимого машинам, которые будут участвовать в операции захвата.

28 апреля Эуд, Эзра и Ицхак отправились нанимать машины. Потом купили рабочую одежду и отправились на разведку в порт.

Подстраховывая план вывозки Эйхмана самолетом, они должны были выяснить шансы на успех в морском порту: можно ли тайно провести кого-либо через порт и поднять на борт судна, бросившего якорь вдали от причалов.

В тот день сумели исследовать порт совсем бегло, но стало ясно, что придется много раз наведываться сюда, если обстоятельства заставят воспользоваться морским путем.

К вечеру они снова были в Сан-Фернандо. Кенет с Эудом поднялись на железнодорожную насыпь, а Эзра остался о машине. Автомобиль, оставленный без присмотра, не только вызовет подозрения, но вполне может стать добычей для воров. Сидеть на насыпи было совсем нелегко: поезда то и дело проносились мимо, оглушая и обдавая пылью. Зато местность была видна как на ладони. В 19:40 прибыл рейсовый автобус №203 и остановился напротив киоска. Дозорные вздохнули с облегчением: Клемент появился вовремя и продолжил путь по шоссе, посвечивая фонариком. Этот человек явно трясся над своей жизнью: как только слышал шум автомобиля, тут же зажигал фонарь. Он отправил на тот свет миллионы людей, но собственную жизнь берег!

Как и раньше, Клемент свернул на улицу Гарибальди, осмотрел двор своего дома и отпер дверь.

Итак, Клемент возвращается каждый день в одно и то же время с работы, места которой наши оперативники не знали. Маршрут автобуса начинался возле железнодорожной станции Сан-Фернандо. Похоже, Эйхман ехал автобусом до станции, потом поездом на работу, а домой – в обратном порядке. Но все же, откуда он возвращается? Решили узнать это завтра.

Усталые и замызганные вернулись парни в Буэнос-Айрес. Ицхак сообщил, что нашел несколько домов, которые стоит посмотреть. Решили сделать это завтра до обеда.

Эуд и Ицхак осмотрели два дома в районе Сан-Изидоро, которые вполне устроили бы нас, но цену хозяева заломили непомерную и настаивали, чтобы дома были арендованы на срок не меньше года. Переговоры зашли в тупик.

Кенет и Эзра тоже ничего подходящего не нашли. Они присмотрели два дома, но их не хотели сдавать в аренду. Как ни пытались убедить владельцев, что сдать дома иностранцам, приехавшим в Аргентину на пару месяцев, – это выгодно, ничего не вышло. Владельцы желали только продать дома.

В 16:00 Эуд, Кенет и Эзра оставили поиски и занялись Клементом. Кенет остался на вокзале Сан-Фернандо, а двое снова взобрались на насыпь. Но счастье им изменило: кто-то из прохожих с удивлением начал разглядывать людей, лежащих между путями. Пришлось оттуда уходить. Поехали назад по шоссе №202. Когда машина поравнялась с улицей Гарибальди, увидели Клемента. Он сходил с автобуса №203, часы показывали 19:40.

Кенету повезло чуть больше, он увидел автобус №203 и в нем человека, похожего на Клемента, но тот не садился в автобус на вокзале. Кенет узнал, что конечная остановка находится на другой станции, где Клемент, видимо, и пересаживается в поезд.

30 апреля пришлось на субботу. Наши люди до обеда отдыхали, и вполне заслуженно: с того часа, как они приземлились в Аргентине после утомительного полета, им приходилось без перерывов что-то делать и куда-то спешить: до обеда искать жилье для тайника, а по вечерам наблюдать за домом Клемента. Позиция же для наблюдения была неудобна и опасна. А тут еще пошли дожди. Час-другой под открытым небом на железнодорожной насыпи – и одежда промокала до нитки, а сверху покрывалась черной грязью. Спать ложились поздно, потому что ночью обсуждали план действий на другой день.

В субботу после обеда группа отправилась в район предстоящей операции – изучать пути объезда, поскольку главные магистрали были запружены и многократно пересекались с железнодорожными путями.

Участники разведки условились встретиться в определенном месте на улице Нуево де Хулио. Но Эуд, прибывший туда первым, понял, что допущена ошибка. Не успел он пройтись туда-сюда по тротуару, как подошел полицейский и потребовал предъявить документы. Оказалось, что Эуд прогуливался перед зданием посольства ФРГ. К счастью, Эуд издалека заметил Кенета и Эзру и успел их предупредить.

Дорогу изучали несколько часов, запоминая разные пути от места похищения к центру города. Они убедились, что есть боковые и объездные пути, почти не занятые транспортом, причем в случае тревоги силы безопасности вряд ли стали бы перекрывать движение по этим улицам.

В тот день и назавтра – 1 мая – за домом Клемента не наблюдали: из-за дождей насыпь сделалась крайне опасной и группа искала дополнительные пункты наблюдения.

В 11:30 они прошли неподалеку от дома Клемента и увидели его копающимся в саду. Но они шли быстро, чтобы не привлекать к себе внимания, поэтому не успели хорошенько разглядеть его.

В тот день, 1 мая, я прибыл в Буэнос-Айрес. Незадолго до заката самолет приблизился к Асисе – аэропорту аргентинской столицы. Когда видишь с высоты птичьего полета огромный город, раскинувшийся на берегу океана, омываемый реками, похожими на моря, понимаешь, отчего Буэнос-Айрес называют блестящим, как Париж и Вена, и деловым, как Нью-Йорк и Чикаго. Испанские завоеватели Америки были очарованы здешними местами и назвали новый город сложно и поэтично: «Град пресвятой Марии, повелительницы свежих ветров».

У меня, как вы понимаете, потом уже не было времени отдать должное прекрасным паркам и красивым аллеям города, осмотреть роскошные дворцы, где расположены правительственные учреждения, и гигантский порт.

Выходя из здания аэропорта, я заметил Эуда, но он и виду не подал, что мы знакомы. Эуд должен был встретиться со мной в условленном месте на другой день, но, наверное, он хотел ускорить разговор и пришел встречать меня. И точно – Эуд сел в тот же автобус, что и я.

Возле отеля мы обменялись несколькими словами. Я зарегистрировался у портье и поднялся в номер. Эуд последовал за мной. Он вкратце доложил о наблюдениях за Клементом, тайниках и прочих делах группы. Мы договорились о скорой встрече в кафе недалеко от отеля, и я едва успел побриться и принять душ.

Из кафе мы поехали в «Бастион» – в то время единственную квартиру, которую сумели приобрести. Все были в сборе. Мы обсудили успехи и неудачи группы и пришли к выводу, что Клемент работает где-то на постоянном месте и возвращается домой в одно и то же время. По моей оценке, условия в районе его жилья подходили для бесшумной «работы».

Что касается поисков дома для тайника, я посоветовал не слишком привередничать в отношении места и планировки домов, которые нам предложат, и не пугаться высоких цен. Главное, чтобы они могли быть надежными тайниками.

Были проблемы и с арендой машин. В этом деле Аргентина отставала от стран Европы и США. Цены были жуткие: американская машина стоила 15 000 долларов! А чтобы взять такую машину напрокат, следовало оставить в залог 5000 долларов. К тому же техническое состояние машин, сдаваемых в аренду, было отвратительным: стертые скаты, разряженные аккумуляторы, дверцы, как правило, не запирались. Выбор был крайне скуден. Требовалось все время менять модели машин, чтобы не примелькаться. Ничего другого не оставалось, как справляться самим со всеми трудностями.

Я сообщил группе о приготовлениях, завершенных в Израиле, о том, что подмога уже в пути и спецсамолет прибывает 11 мая. Значит, Эйхмана надо брать не позже 10-го, так как самолет вылетит в Израиль 13-го или 14-го, и нам необходимы несколько дней на случай непредвиденных осложнений.

Мы договорились о порядке встреч и о системе контактов. Поддерживать связь между группой и мной поручили Менаше.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру