8. Подарок ко дню рождения

По дороге из Европы в Аргентину Кенет задержался в двух странах Южной Америки, чтобы встретиться с четырьмя добровольцами – местными жителями, вызвавшимися помочь нам. Все четверо свободно владели испанским языком и хорошо знали Аргентину и Буэнос-Айрес, так как частенько наведывались туда по делам.

Среди добровольных помощников Кенета была семейная чета: Давид Корнфельд – молодой преуспевающий архитектор и его жена Эда – психолог и лингвист. Кроме того – адвокат Лобинский, человек средних лет с широкими связями во всей Южной Америке. Четвертым был студент по имени Примо. Он учился на втором курсе инженерного факультета.

Кенет договорился с ним о встрече в аргентинской столице. По совету Кенета все четверо обзавелись удостоверениями личности с вымышленными именами.

Сам же он прибыл в Буэнос-Айрес вечером 29 февраля 1960 года и направился в гостиницу, где для него уже был забронирован номер. В номере он нашел телефонную книгу города и окрестностей и тут же стал искать интересующие его имена. Среди абонентов в Буэнос-Айресе он обнаружил Рикардо Клемента и Карлоса-Рикардо Клемента, но в списке абонентов округа, включавшего район Оливос, никакого Клемента не значилось.

Утром Кенет купил карту города и прилегающих населенных пунктов и стал выяснять, можно ли взять напрокат автомобиль. 3 марта он уже ехал в арендованной машине на встречу с Лобинским – в кафе. Лобинский рассказал, что доехал без приключений и расположился в отеле, который наметили заранее. Кенет спросил, можно ли, не вызывая излишнего любопытства, обратиться в частное сыскное бюро, чтобы разузнать подробности о тех или иных лицах. Лобинский ответил, что можно, особенно если он, как адвокат, объяснит, что разыскивает некоторых людей в связи с делом о наследстве. Сыскное бюро сохранит все в абсолютной тайне, если об этом попросить. Он у себя в стране не раз пользовался услугами частных сыщиков и, бывало, поручал доверенным лицам заказывать для него различные сведения в бюро в Буэнос-Айресе. Тогда они с Кенетом договорились, что адвокат свяжется с подходящим бюро и запросит: сведения о Рикардо Клементе и Карлосе-Рикардо Клементе; подробности о жильцах дома №4261 по улице Чакобуко в Оливосе; подтверждение факта, что в 1952 или 1953 году в Аргентину прибыла некая Вера Либель и с ней три сына.

Еще Лобинскому предстояло раздобыть телефонную книгу Буэнос-Айреса и района Оливос за 1952 год.

Затея удалась. В сыскном бюро заказ Лобинского не вызвал подозрений. Просьбу адвоката вести расследование быстро и тайно встретили с полным пониманием: ведь, согласно заявлению, речь шла о запутанном деле с наследством. А Лобинский еще дал понять, что его клиент не постоит за ценой, если итоги сыска удовлетворят его.

Тогда Кенет решил направить Лобинского в следующее бюро в другом районе города. Здесь надо было узнать все возможное о фирме «Фулднер» и компании «Капри», которые, по сообщению Бауэра, держали или держат Эйхмана-Клемента у себя на работе. Адвокату полагалось объяснить в бюро, что его клиент хочет предложить названным фирмам важный заказ, но сомневается в их солидности.

Затем Кенет встретился с Примо. Студента в городе знали многие, поэтому в целях конспирации встречу назначили в ресторанчике, чья кухня нравилась Примо, но не его друзьям.

Наскоро пообедав, Кенет и Примо отправились в Оливос. Они проехали по улице Чакобуко, где Кенет без труда узнал дом №4261, знакомый ему по фотографиям и описаниям. Правда, к его удивлению, дом оказался больше и красивее, чем ему говорили. Они расспросили одного, другого прохожего и узнали, что в Оливосе по-прежнему живет много немцев. На стенах некоторых домов красовались свастики.

Машину поставили недалеко от нужного им дома. Следователь достал из кармана открытку и попросил Примо написать по-испански: «Привет от Хорхе». Адресована она была мифическому сеньору Педро, который якобы жил в доме №4263 по улице Чакобуко (такого дома на улице не было). Отправителем значился некий Дагусто, что напоминало фамилию Дагуто (помните, на его имя был записан один из электросчетчиков в доме №4261).

Примо с открыткой в руке зашагал по улице, якобы высматривая указанный адрес. Вскоре он вернулся и доложил результаты. Местная девчонка сказала, что никакой Дагуто на их улице не живет. Примо зашел во двор дома №4261 и увидел, что одна из квартир пустует, а во второй работают маляры. Жильцы, видимо, сменились. Если Эйхман и жил там, то съехал. А раз так, то можно смело расспрашивать маляров – вероятность наткнуться на кого-то из Эйхманов была исключена.

Расспросы покажутся и вовсе обычными, если изобразить некоторое негодование по поводу исчезновения нужного человека. Кенет вспомнил, что 3 марта – день рождения Николаса Эйхмана, и если в этот день разыскивать племянника, чтобы вручить ему подарок, то это не вызовет подозрений.

Кенет купил зажигалку и отправился на встречу с Корнфельдами. Он попросил Эду красиво упаковать зажигалку и написать на обертке: «Моему другу Нику в день рождения», «Ник Клемент, улица Чакобуко, 4261, Оливос».

Эда должна была снять на один день номер в какой-нибудь большой гостинице, посмотреть, кто там из посыльных выглядит посмышленее, и поручить ему доставить зажигалку по указанному адресу. Кенет подробно объяснил Эде, что она должна говорить посыльному и как сделать, чтобы он вернулся с нужными сведениями.

Эда отправилась в один из крупных отелей города, сняла номер и спустилась в холл. При виде красивой молодой женщины, никому и в голову не пришло бы, что она участвует в охоте за военным преступником, имя которого облетело весь мир. Эда же разглядывала посыльных, пока не приметила одного, показавшегося ей проворнее и умнее других. Она подозвала его.

– Чем могу служить, сеньора?

– Как тебя зовут?

– Педро, сеньора.

Эда еще раз оглядела его.

– Ты, видимо, хорошо знаешь город, не так ли?

– О, да!

– Тогда я дам тебе небольшое поручение.

– Я в вашем распоряжении, сеньора!

– Ммм... Дело, видишь ли, деликатное, я бы хотела чтоб ты сохранил его в полной тайне. Наверно, мальчик в твоем возрасте уже знает, что есть деликатные обстоятельства, когда молчание – золото. Надеюсь, ты выполнишь мою просьбу в точности, а потом расскажешь, как все было, не упустив ни одной подробности. Но помни, все это – личная тайна! Прошу тебя, помни!

– Вы можете полагаться на меня, сеньора!

– Ты можешь отправиться сейчас же?

– Конечно!

– Тогда слушай. Вот пакетик. Его надо передать сеньору, которого зовут Николас Клемент. Имя и адрес написаны на пакете. Это подарок. Ты должен отдать его только в руки сеньору Николасу! Если не найдешь его – возможно, что его не окажется дома или адрес перепутан, – то постарайся узнать поточнее, куда я могу отправить мой подарок. Но сам не ходи по новому адресу, если Николас действительно переехал. Об этом я позабочусь сама. Но прошу еще раз: полная тайна! Никто не должен знать, кто тебя послал и откуда. Если спросят, говори, что один из твоих друзей, который работает в другом отеле, передал пакет вчера и попросил доставить, так как он сам не может сегодня отлучиться. Ты меня понял?

– О да, сеньора!

В глазах мальчика зажегся огонь любопытства. Еще бы, теперь он причастен к романтической тайне, в которой ему отведена важная роль. Может быть, у него в руках счастье этой красивой сеньоры!

– Полагайтесь на меня, сеньора, – сказал он. – Я уже бегу.

– Возьми же деньги на дорогу.

Деньги еще больше подогрели энтузиазм мальчика. И он помчался выполнять поручение.

Педро без труда нашел улицу Чакобуко и дом №4261. Он тщетно искал звонок. Когда же и на крик никто не отозвался, мальчик вошел во двор, а затем в дом. Двери и окна были отворены, в комнатах работали маляры. Педро прошел через квартиру внутрь дома и увидел в одной из комнат неприбранную постель, одежду. Справа от этой комнаты была кухня, где тоже на столе лежали остатки еды. Кухня, ванная и комната-спальня смотрели окнами во двор. Педро разглядел еще одну комнатушку, совсем уже маленькую, и в ней – старика.

Мальчик вышел во двор. В дальнем конце участка стоял второй, неоштукатуренный дом. Мужчина лет тридцати и женщина занимались уборкой. Мальчик подошел к ним, размахивая пакетом, и спросил:

– Клементы живут тут?

– Клементы? А Клемент... – сказал мужчина, несколько неуверенно.

– Здесь, здесь! – твердо сказала женщина.

– Клемент, немец, что ли? – поинтересовался мужчина.

– Не знаю, – ответил Педро.

– У него три больших сына и еще один маленький?

– Я о нем ничего не знаю, – сказал Педро. – Я должен передать подарок. Где его можно найти?

– Они тут раньше жили. Не знаю точно, когда они уехали: дней пятнадцать-двадцать тому назад.

– А куда они переехали?

– Понятия не имею. Но господин там, в комнатке, знает.

Педро вернулся в дом и прошел по коридору. В комнатке он увидел старика в одежде, испачканной красками.

– У меня есть пакет для господина, чье имя написано тут, – сказал мальчик.

– Ему нужен адрес того, кто жил тут раньше! – крикнули со двора.

– А, того немца! – равнодушно сказал старик.

– Ага. Не может ли сеньор сказать мне, куда они переехали, я должен вручить господину Николасу подарок.

– Они перебрались в Сан-Фернандо. Это все, что я знаю. Боюсь, ты не найдешь дорогу, да и точный адрес мне неизвестен. Туда едут автобусом №60. Но стой-ка, сын его работает тут, поблизости!

Старик повернулся к молодому человеку, который стоял, слушая разговор:

– Может быть, вы могли бы пойти с ним и показать, где это?

– Хорошо, пойдем, – согласился тот.

Они вышли на улицу, молодой человек проводил Педро до угла и объяснил, как найти мастерскую, где работает сын немца. Мальчик неуверенно переспросил, и мужчина решился пойти с ним. Они перешли одну улицу, другую и повернули в сторону одноэтажного здания. У тротуара стоял мотороллер.

– Видишь эту машину? Она принадлежит молодому немцу. У него очень светлые волосы.

Во дворе мастерской, куда они завернули, работали два молодых человека в комбинезонах. Вокруг было довольно многолюдно. Тут в коридоре показался парень восемнадцати-двадцати лет с типично немецким лицом и светлыми волосами. Провожатый Педро позвал его и подал руку:

– Привет! Вот этот молодой человек хочет поговорить с твоим отцом.

– У меня пакет для сеньора, чье имя тут написано, – сказал Педро и показал подарок. – Мне сказали, что он больше здесь не живет. Может, вы мне скажете, как найти его и передать подарок?

– Мы сменили квартиру, – ответил блондин.

– А куда вы переехали?

– Это называется Дон-Торквато.

– Я, наверно, могу передать вам этот пакет, но не знаю, довольна ли будет та сеньора... Мне сказали, чтобы я передал лично в руки.

– А кто тебя послал?

– Я точно не знаю. Моему товарищу дал его человек из отеля, где мой друг работает. Но у него не было времени, и он попросил меня выполнить поручение. Честно говоря, это было еще вчера, но я не мог прийти.

– Все же я хочу знать, кто тебя послал! – настаивал блондин.

– Оставь его в покое! – вмешался провожатый. – Ему дали пакет и попросили вручить. Он пришел на вашу старую квартиру, а я сказал, что вы переехали и что ты работаешь поблизости. Мне кажется, ты можешь взять пакет.

– Так-то оно так, но, кто же его послал?

Педро показал пальцем на пакет:

– Может, там все написано?

– Может, и так, – согласился блондин.

– А я думаю, что мне надо вручить пакет и письмо только тому, кому велели, – сказал Педро. – Дайте мне адрес.

– Нет. Там, где мы живем, на домах нет номеров. А потом...

– Может быть, вы мне скажете, где вы живете, чтобы я попал туда?

– Видишь ли, в районе Дон-Торквато улицы не имеют названий, – сказал провожатый.

– Ну, хорошо. Вот вам пакет.

– Если что, ты всегда сможешь найти меня здесь! – уверил блондин.

– Ладно. До свидания.

Когда они вышли из мастерской, Педро заметил номер дома: 2865. Очень грязный мотороллер был марки «Ламбретта-спорт 150».

Педро поблагодарил своего провожатого и поспешил в отель. Он не был уверен, что поступил правильно, вручив пакетик блондину, но соседи же подтвердили, что он – сын Клемента. В общем-то, он отступил от указаний сеньоры, ведь она просила его вручить пакет и письмо лично Николасу, а если его не окажется на месте, то следовало разузнать новый адрес и вернуть подарок вручительнице. Но молодая женщина не рассердилась на Педро. После того, как он рассказал ей о своей поездке к Клементам, она успокоила его: все сделал правильно. Она внимательно выслушала все подробности и даже записала кое-что. Затем спросила, не запомнил ли Педро, как зовут того блондина. Мальчик задумался и сказал, что слышал, как рабочие в мастерской несколько раз звали его, кажется, Дито или Тито, а может, Титер.

Сеньора хорошо заплатила мальчику за труды. Ha другой день Эда уехала из отеля.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру