Бемидбар

«Произведите исчисление... по семействам их»

 

С этой недельной главы начинают читать четвертую книгу Моисеева Пятикнижия. Своей тематикой данная книга резко отличается от предыдущей книги «Ваикра» (Левит). Если книга «Ваикра» охватывает всего лишь месячный период времени, но зато весьма богата заповедями, то книга «Бамидбар» при сравнительно малом числе упомянутых в ней божественных предписаний описывает жизнь в стане израильтян на протяжении почти всего их странствования в пустыне: от начала второго месяца второго года по выходе из Египта и до одиннадцатого месяца сорокового года их странствования. Недаром название «Бамидбар», означающее буквально «В пустыне», взятое из начального стиха первой главы, прочно укрепилось за этой книгой.

РАМБАМ, приступая к комментированию книги «Бамидбар», так описывает ее содержание: «Книга эта целиком посвящена временным предписаниям, данным им (израильтянам), когда они находились в пустыне, и чудесам, которые произошли с ними... Она рассказывает, как начал Он поражать мечом их врагов и как заповедал им о разделе земли. Но почти нет в этой книге заповедей для грядущих поколений...»

В талмудических источниках упоминается и другое название четвертой книги Пятикнижия – «Хумаш ха-пекудим», т. е. «Кни-«га исчислений». Ему соответствует обычно употребляемое в нееврейской литературе название «Книга чисел». Это имя обусловлено тем, что вся первая глава книги и два первых раздела второй посвящены исчислению сынов Израилевых, имевшему место через месяц после сооружения Мишкана (Скинии Завета). Об исчислении израильтян упоминалось в Торе и раньше: в главе «Ки Тиса» книги Исхода. Но исчисление, о котором повествуется в «Книге чисел», отличается от предыдущего главным образом тем, что в нем счет велся «по семействам их, по отчим домам их». По мнению Мидраша, такой метод пересчета евреев был ответом иноплеменникам. Мидраш говорит: «Когда евреи получили Тору, народы мира, завидуя им, заявили: чем евреи лучше других народов? Но Вс-вышний сказал: принесите-ка вашу родословную, как мои дети приносят». В те времена среди народов царили моральная распущенность и разврат, не только не порицаемые, но зачастую прямо поощряемые господствовавшим в ту пору язычеством. И только сыны Авраама, Ицхака и Яакова, храня верность традициям своих прародителей, строго охраняли в своей среде святость супружества и гнушались разврата. Поэтому только израильтянин мог тогда уверенно указать на свою принадлежность к тому или иному отчему роду, и поэтому только израильтяне смогли бы исполнить наказ о пересчете своих рядов «по семействам и по отчим родам «.

То, что евреи сохранили в своей среде высокую нравственность, будучи порабощенными в Египте и находясь под влиянием царивших в Египте нравов, рассматривается Мид-рашом как наивысшая заслуга, благодаря которой евреи удостоились принятия Б-жественного Закона. И этим Мидраш объясняет связь между началом «Книги чисел», повествующим о перечислении евреев по семействам и по отчим родам, и последним стихом книги «Ваикра»: «Вот заповеди, которые заповедовал Б-г Моше для сынов Израилевых на горе Синай».

Одно из колен Израилевых, колено Леви, было пересчитано отдельно от остальных.

В Мидраше рассказывается, что ангел, вступивший в единоборство с Лаковом, возвращавшимся из Месопотамии, предъявил патриарху обвинение в том, что он не выполнил обещания отделить для Б-га десятую часть из всего, что Вс-вышний даст ему. Этот обет, как рассказывается в главе «Ваейце», патриарх взял на себя, покидая Святую Землю. Признав правоту ангела, Яаков немедленно отделил десятую часть от своего имущества, но ангел настаивал, что обет распространяется и на самый великий дар, которым Б-г одарил его, на детей. Выбор Яакова пал на третьего сына. Так Леви и все его будущие отпрыски были посвящены Б-гу. Еще в юности Леви проявил себя как горячий, ревностный поборник нравственности. В тринадцать лет он вместе с братом своим Шимоном предпринял рискованную авантюру, с целью наказать жителей Шхема за поруганную честь своей сестры.

Предание гласит, что в Египте потомки Леви избежали порабощения. Они предавались служению Вс-вышнему и свято хранили завещанную патриархами веру в Единого Б-га, в которой наставляли и своих братьев из других колен.

Моше-рабейну, отец пророков, как и его брат первосвященник Аарон, были левитами.

Вначале участие в богослужениях было привилегией первородных сыновей. Однако после того, как в стане израильтян был сооружен идол золотого тельца, в изготовлении которого не участвовали одни лишь левиты, для совершения службы в Скинии Завета, а после и в Иерусалимском Храме было избрано колено Леви. Об этом говорит Вс-вышний в нынешней недельной главе. «А Я вот взял Себе левитов из среды сынов Израилевых вместо всякого первородного, разверзающего чрево, из сынов Израилевых; и будут Моими левиты». Из среды левитов был выделен род коэнов, то есть священнослужителей, ведущий свое начало от первосвященника Аарона. Коэны непосредственно участвовали в жертвоприношениях и избирали из своей среды первосвященника, который единственный имел право входить в Святая Святых. Остальные левиты охраняли Храм и участвовали в богослужениях в качестве певчих и музыкантов. Тексты некоторых песнопений, исполнявшихся в Храме левитами, вошли в сборник Псалмов Давида.

Вследствие того, что левиты были меньше заняты храмовой службой, чем коэны, а также меньше, чем коэны, выделялись специфическими предписаниями, многие из них с течением времени смешались с остальными евреями. Этим можно объяснить тот факт, что левиты среди евреев встречаются реже, чем коэны, несмотря на то, что последние представляют собой лишь один род в колене Леви. Часто левита можно определить по характерной фамилии: Левин, Левьев и т. п., а также Сегал. Левитам оказывают некоторые почести: при чтении Торы в синагоге сразу же за коэном к свитку Торы вызывают левита. А если в синагоге нет коэна, то левита вызывают первым.

Ритуал «пидьон хабен», т. е. выкуп первородного сына, не проводится, если один из родителей ребенка коэн или левит. Перед тем как благословить общину («Биркат коаним») – коэны омывают руки. В этом помогают им левиты в память о том, как они помогали коэнам в Храме. Если в тот момент левитов в синагоге не оказалось, то их заменяют первородные сыновья.

Вот, пожалуй, все, чем в нынешнее время левиты отличаются от остальных евреев. При Храме же их отличие было много заметней. Кроме того, что левиты служили в Храме и принимали от населения налог-десятину, колено Леви резко выделялось из всех других колен тем, что у него не было обособленного надела в земле Израиля. Остальные колена выделили из своих наделов 48 городов для проживания в них левитов. По этому поводу в Кодексе РАМБАМа (в заключительных параграфах раздела о шмите и юбилее) говорится следующее:

«Почему не удостоился Леви надела в Земле Израиля... вместе со своими братьями? Потому что он выдвинут для служения Б-гу. Чтобы служить Ему и учить народ Его путям праведным и законам справедливым, как сказано: «Будут учить они Твоим законам Яакова и Твоей Торе Израиля». Поэтому отстранены они от путей мирских: не участвую л в войне, как другие евреи, не наследуют и не приобретают сами для себя. Но они – воинство Вс-вышнего... и Он, благословенный, обеспечивает, как сказано: «Я – ваш удел и ваше наследие». Далее РАМБАМ говорит: «И не только одно колено Леви, но каждый человек из всех, пришедших в мир сей, чья душа соблаговолит и сознание уразумеет выдвинуться, чтобы стоять пред Б-гом, служить Ему и познавать Его и вести себя достойно... и сбросить с шеи своей иго житейской суеты... Этот человек освящается святейшей святостью, и будет Б-г его уделом и наследием навеки веков, и Он обеспечит его в мире сем всем необходимым, как удостоил Он коэнов и левитов. Ведь сказал Давид: «Б-г, удел мой и чаша моя, Ты поддержишь мой жребий».

«И говорит Б-г Моше в пустыне Синайской, в шатре соборном, в первый день второго месяца, во второй год по выходе из земли Египетской, так: произведите поголовное исчисление всей общины сынов Израиля по семействам их, по отчим домам их, по числу имен, всех мужчин поголовно».

Выдающийся комментатор ТАНАХа и Талмуда РАШИ начинает свое пояснение к «Книге чисел» следующими словами:

«Из любви к евреям Вс-вышний часто повелевает их пересчитывать. Когда евреи вышли из Египта, Он сосчитал их; когда много их пало после поклонения золотому тельцу, Он считал их. И сейчас, помещая среди них Свою обитель, Он вновь сосчитал их: в первый день месяца нисан был возведен шатер для богослужения, а в первый день месяца ияра Он повелел их сосчитать».

Эти слова комментатора в свою очередь требуют пояснения, которое мы находим в книгах более поздних еврейских мыслителей.

Вс-вышний повелел произвести исчисление Еврейского народа, хотя Ему, Всеведущему, нет в этом прямой нужды. Но при этом исчислении каждый еврей мог явственно ощутить, что он обладает чем-то делающим его равным с самым великим представителем его народа, потому что при его отсутствии общее число было бы меньше на единицу точно так же, как и при отсутствии величайшего мудреца.

Исчисление евреев происходило «по семействам», то есть сначала сосчитывались члены каждой отдельной семьи, а потом эти числа суммировались. Этим как бы подчеркивалось, что семья – основа народа. От состояния семьи зависит состояние всего общества. Основой же семьи, основой еврейского дома, по учению Торы, является женщина. Когда Вс-вышний велел Моше возвестить еврейскому народу о предстоящем принятии Торы, Он повелел обратиться сначала к «дому Яакова» и лишь затем «к сынам Израилевым». Под домом Яакова согласно комментариям мудрецов следует понимать женщин. Даруя Тору, Вс-вышний обращается прежде всего к женщинам, ибо от них зависит торжество принципов Торы в семье, а следовательно, во всем обществе. Огромное значение, придаваемое роли семейного очага Торой, видно уже из первых ее глав. О сотворении человека Тора говорит: «Мужчиной и женщиной Б-г создал их, и благословил их, и назвал ИХ имя Адам». Это значит, что, только объединившись в семью, мужчина и женщина получают право называться «Адам» – человек. До этого каждый из них, по выражению кабалистической книги «Зохар», является лишь «половиной организма». Талмуд говорит об этом еще более решительно: «Человек без жены – не человек».

Исходя из этого, можно понять, почему при исчислении еврейского народа сосчитывались только мужчины. Одновременно мы видим, что главную роль в общественной жизни народа согласно Торе должны выполнять мужчины. Причем это нельзя истолковывать как результат пренебрежительного отношения к женщине. Как дорожит Тора честью и независимостью женщины, видно хотя бы из законов о рабстве, которые мы находим во второй книге Пятикнижия: в них рабство женщины ограничивается несравненно больше, чем рабство мужчины. При рассмотрении дел в иудейском суде тяжбы женщин рассматривались вне очереди, чтобы максимально сократить им время этой не очень приятной процедуры. При раздаче милостыни бедным женщины также получали свою долю вне очереди. В Талмуде мы находим, например, следующие сентенции: «Пусть человек всегда остерегается обидеть жену», «Если жена твоя низкоросла, нагнись и выслушай ее слова», «Почитайте своих жен ', «Человек должен есть и пить меньше, чем может; одеваться и обуваться – насколько он может, а оказывать внимание жене и детям – больше, чем может».

Тора рассматривает семью как единое целое, в котором внутренняя жизнь дана в ведение женщине, тогда как большинство внешних связей надлежит вести мужчине. Поэтому мы часто видим, что в Торе записаны в мужском роде повелительные глаголы, содержащие предписания, касающиеся также и женщин. Мы видим это и на примере исчисления еврейского народа, когда исчислялись только мужчины, хотя цель этого исчисления касалась в равной мере и женщин.

Имена выходцев из Египта говорят о глубокой вере еврейского народа в Б-га, в то, что Он сохранит свой народ. Вот, например, несколько имен выходцев из Египта: Дъуэйл – знайте Б-га, Элишама – мой Б-г услышал, Элицур – мой Б-г – скала (защита), Цуришадай – моя скала Всемогущий, Амишадай – мой народ (надеется на) Всемогущего, Элиэзер – Б-г помог, Пдацур – выручи, скала (Б-г). В этих именах чувствуется надежда евреев на взаимопомощь: Аминадав – мой народ щедрый, Ахиэзер – брат в помощь, Ахисамах – брат – поддержка, опора; Амигуд – мой народ – сияние.

В недельной главе говорится об исчислении еврейского народа, поэтому всю книгу «Бамидбар» иногда называют «Книгой чисел».

Рассмотрим порядок, в котором располагались колена Израилевы. Он удивительный. В центре – Мишкан (Храм), вокруг – левиты. С востока – Моше, Аарон и его сыновья, после них колена Йегуды, Йисахара и Звулуна – всего 186.400 человек. Командует ими старший колена – Йегуда Нахшон, сын Аминадава (кстати, он первый вошел в Ям-суф). Во время похода восточный фланг идет первым.

Каждое из колен имело и свой флаг, цвет которого был таким же, как и цвет камня, на котором было выгравировано имя этого колена. Камень этот был нашит на одежду первосвященника. У колена Реувена – камень рубин, поэтому флаг его был красным, у колена Шимона – камень питда, поэтому флаг его был зеленым, и т. д.

В Мидраше Рабо говорится, что государства мира позаимствовали от евреев идею флага. С юга от переносного Храма шли левиты, потомки Кхата, за ними – колена Реувен, Шимон и Гад – всего 151.450 человек. Ими командовал старший колена Реувен Элицур, сын Шдеура. В походе эти колена шли вторыми за коленом Йегуды.

С запада – левиты, дети Гершона, затем – дети Рахели и колена Эфраим, Менаше, Биньямин. Ими командовал старший колена Эфраим Элишем, сын Амигуда. В походе они шли третьими. Всего с западной стороны находились 108.100 человек. С севера – левиты, дети Мрари, а за ними – колена Дан, Ашер и Нафтали. Всего 157.600 человек.

Ими командовал старший колена Дан Ахиэзер, сын Амишадая.

Книга «Бамидбар» начинается словами: «И говорил Б-г Моше в пустыне Синай». В Мидраше эти слова комментируются так: 'Тора дана из огня, из воды, в пустыне. Из огня, ибо сказано: «А гора Синай вся дымилась...» В пустыне, ибо сказано: «И говорил Б-г Моше в пустыне...»

Евреев, еще до того как они стали народом, отличала готовность идти на смерть ради исполнения воли Вс-вышнего. Сотни тысяч евреев шли на костры со словами: «Шма, Исраэль, А-до-най Элохейну, А-до-най эхад!» Первым, прокричавшим эти слова на пороге смерти, был человек по имени Авраам, которого за проповедь веры в единого Б-га правитель Вавилона Нимрод бросил в известковую печь. «Дела отцов – знак для детей».

Второе испытание – водой. Перед тем как расступились воды моря Ям-суф, Моше передал евреям повеление Б-га идти в морские воды. Первым, как мы уже говорили, вступил в воду предводитель колена Йегуда Нахшон, сын Аминадава. А за ним пошли все. Когда вода дошла людям до горла, море расступилось. Но это было кратковременным испытанием. Третье испытание – испытание пустыней. Весь народ, исполняя волю Вс-вышнего, уходит в кишащую змеями и скорпионами пустыню и живет там 40 лет. Эти три испытания показали, что не случайно Тора была дарована еврейскому народу. Вечное учение – вечному народу.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .